§ 48.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 На практике произвести точное вычисление промысло-

вой прибыли представляет такие затруднения, которые не могут

идти в сравнение с другими налогами. Трудность промыслового

кадастра обусловливается многими разнообразными причинами:

доходность промысла зависит от многих местных и часто слу-

чайных обстоятельств еще в большей степени, нежели земледе-

лия; личные способности, различие размеров капитала даже в

одном и том же производстве и местности делают весьма разно-

образными получаемые промышленниками прибыли. Кроме того,

самые промыслы до крайности разнородны и разнохарактерны,

причем внешние признаки, по которым можно было бы прове-

рить показанную самим промышленником доходность или опре-

делить ее помимо его личного расспроса, чрезвычайно затрудни-

тельны, а часто и совсем неуловимы. Ввиду вех этих трудностей

от сравнительно точного кадастра, подобного, напр., поземельному или домовому, в промысловом налоге приходится отказать-

ся, и потому огромное большинство европейских законода-

тельств, покинувши мысль о нем, обратилось к такого рода прие-

мам, которые имеют своей задачей на основании внешних и

внутренних признаков различных промышленных предприятий

определить приблизительно промысловый доход, и притом не

каждого отдельного лица, а целого класса однородных промыш-

ленников; кадастр индивидуальный заменен кадастром группо-

вым. Подобный кадастр, основывающийся притом не на специ-

альном изучении точного экономического положения каждого

промышленника, а лишь на поверхностном ознакомлении с до-

ходностью различных видов промыслов по их общим признакам,

конечно, весьма несовершенен и поверхностен. Остановимся

подробнее на его устройстве и принципах такого кадастра.

В обыденной жизни в своих суждениях о богатстве или сте-

пени зажиточности какого-либо лица мы имеем обыкновение по

некоторым внешним фактам делать умозаключение о его матери-

альном положении. То же самое предполагается и относительно

устройства промыслового кадастра: за неимением возможности

точно высчитать чистый индивидуальный доход каждого про-

мышленника, о нем можно судить по известным внешним фак-

там, внешней обстановке промысла. Подобрать эти факты, от-

крыть тот масштаб, которым измеряется доходность промысла, и

составляет одну из важнейших задач финансовой науки и законо-

дательной практики. Раз эти факты найдены и проверены, оста-

нется разгруппировать их по известным классам и отдельные

промыслы подвести под эти классы, назначив соответствующие

оклады налога.

За основу берутся самые разнообразные признаки, способст-

вующие определению приблизительной выручки промысла; их

можно разделить на две категории: признаки внешние и внутрен-

ние.

Признаки внешние суть те, которые существуют помимо во-

ли и желания контрибуэнта; они могут быть названы также неиз-

меняемыми, постоянными. Для пользования этими признаками

должно руководиться некоторыми презумпциями как общими

правилами, действительные фактические исключения из которых

приходится уже игнорировать законодателю. Так, во-первых,

должно заметить, что известного рода промыслам соответствует

известная средняя величина промыслового дохода, или, что то

же, различные промыслы различаются степенью своей доходно-

сти. Есть такие промыслы, которые по самому характеру своему приносят весьма значительный доход, и наоборот, другие прино-

сят доход весьма ничтожный. Кому не известно, напр., что труд

банкира, совершенный в течение какого-нибудь часа, доставляет

иногда более, нежели самый усидчивый годичный труд какого-

нибудь сапожника или иного ремесленника. Можно возразить,

что это признак случайный, что разнообразие доходности промы-

слов во многом зависит не от их вида, а от счастья или ловкости

предпринимателя, но этим возражением выставленное положение

отнюдь не отвергается и лишь дает повод заключить, что пользо-

вание этим признаком требует осторожности. Ввиду общепри-

знанного значения различной доходности отдельных промыслов

первой задачей промыслового кадастра является разнесение их по

категориям соответственно доходности каждого; исполнение

этой задачи в виде классификации промыслов во всех действую-

щих законодательствах лежит в основании организации промы-

слового налога. Другим внешним, неизменяемым признаком,

также стоящим вне воли контрибуэнта, служит положение мест-

ности, в которой производится промысел. Близость или отдален-

ность промысла от торговых и населенных пунктов влияет на

обширность сбыта произведений, а известно, что сбыт составляет

главное условие получения промышленной прибыли. Достаточно

для доказательства этого положения привести несколько приме-

ров: продукты огородничества, легко подвергающиеся порче,

теряют всякое значение, если огород вдали от рынка, и сбывают-

ся по дешевой цене, давая предпринимателю ничтожный доход;

напротив, то же огородничество приносит значительные

выгоды, если оно имеет под рукой постоянный обширный рынок

для сбыта своих произведений. Банкир в столице, несомненно,

получит при равенстве прочих условий больше прибыли, чем

банкир в провинции; портной или сапожник, живущий на боль-

шой улице города, заработает больше, чем он мог бы заработать

живя в глухом переулке. Конечно, и этот внешний признак имеет

условное значение и исключения могут иметь место, но в общем

влияние его не подлежит сомнению; особенное значение имеет

он в некоторых специальных и свободных профессиях. Признак

этот, известный под именем географического коэффициента,

принимается во внимание во всех европейских законодательст-

вах; так, во Франции размеры налога прямо сообразуются с коли-

чеством населения места производства промысла, а в Пруссии в

старом налоге все города были разделены на четыре географиче-

ских округа по их населенности, богатству и торговому значе-

нию.

Кроме этих двух признаков внешних, общего характера, су-

ществуют еще признаки внутренние, частного, индивидуального

характера: возможно заключение о приблизительном доходе из-

вестного промышленника на основании приблизительного же

расчета его постоянного или оборотного капитала, вложенного в

его промысел. К постоянному капиталу относится самое здание,

занимаемое фабрикой, или торговое помещение, машины, их

сравнительная сила и пр. Поэтому на доходность промысла ука-

зывают размеры здания и те производительные механизмы, кото-

рыми действует заведение: чем более, напр., на фабрике паровой

силы, тем она более производит, чем обильнее река водой и более

поставов, тем мельница может более перемалывать хлеба. У из-

вестных финансистов Эскиру-Парьё и Гока к этой категории при-

знаков отнесены: стоимость здания или его наемная плата, коли-

чество паровых сил, веретен на прядильных фабриках, станков на

ткацких, чанов на винокуренных заводах, прессов, черпальных

машин; в библиотеке – количество журналов и книг, количество

и стоимость лошадей и экипажей у извозчика, количество тонн

вместимости судов и т.п. в транспортном предприятии. Вторым

внутренним признаком является величина оборотного капитала,

т.е. количество уничтожаемых или изменяемых запасов и количе-

ство помощников при производстве промысла. Сюда относится

исчисление всех употребляемых на производство материалов:

ржи и картофеля при винокурении, хлопка и шерсти на прядиль-

ных фабриках, пряжи – на ткацких, тряпья – на писчебумажных,

бумаги в типографии и пр.; сюда же относится и количество за-

трачиваемого топлива, и число рабочих, занятых в предприятии.

На основании всех этих признаков можно составить понятие о

величине оборотного капитала, а по этой последней можно су-

дить и о величине и доходности самого производства.

Таковы те признаки, на основании которых составляется

промысловый кадастр. В общих чертах устройство его довольно

однообразно и заключается в следующем: прежде всего различа-

ются промыслы, имеющие исключительно местное значение и

работающие для местного спроса, от тех, которые производят на

отдаленный сбыт, и устанавливается для обеих групп различная

высота окладов налога. Затем обе группы промыслов делятся на

виды соответственно первому указанному нами внешнему при-

знаку, т.е. по предполагаемой высоте доходности их. Кроме того,

первая группа, т.е. местные промыслы, наряду с делением на ви-

ды подвергается делению по разрядам местностей, т.е. сообразно

географическому коэффициенту, обыкновенно по числу населения или по другим признакам. Наконец, внутри всех этих подраз-

делений устанавливается еще новое деление на классы по объему

предприятия: по числу рабочих, машин, аппаратов и пр. Для всех

подразделений и классов устанавливаются различные оклады

налога соответственно предполагаемой для каждого из них высо-

ты промыслового дохода, и для производства обложения на прак-

тике остается уже только подвести каждое из существующих

промышленных предприятий, по указанным в кадастре призна-

кам, под тот или другой класс.

Само собой разумеется, что равномерного обложения чистых ин-

дивидуальных доходов промышленников таким схематическим спосо-

бом достигнуть невозможно, да это и не имеется, как было упомянуто

выше, в виду, но этот недостаток, кроме того, неизбежен при всяком

обложении не по действительной величине дохода, а лишь по известным

презумпциям относительное ее. Как средство для установления большей

индивидуализации обложения некоторые ученые, напр. Вагнер, реко-

мендуют соединение промыслового кадастра с репартиционной систе-

мой, т.е. распределение контингентированной суммы налога в данной

местности самими заинтересованными лицами, самими плательщиками,

которые, будучи более или менее близко знакомы с экономическим по-

ложением каждого из сотоварищей, сумеют-де установить и большее

соответствие между окладами налога и доходами. Нельзя, однако, не

заметить, что, установляя некоторую равномерность обложения в преде-

лах отдельных местностей, это средство неспособно уничтожить нерав-

номерность обложения между целыми местностями страны.