§ 50.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Обратимся теперь к истории и описанию русских про-

мысловых сборов.

До Петра I существовавшая у нас система промысловых

сборов и налогов отличалась сложностью, запутанностью и неоп-

ределенностью. Во-первых, промышленники были подведены

под общее посошное обложение; кроме того, в экстренных случа-

ях, большей частью на военные надобности, устанавливались и

различные чрезвычайные сборы. Эти сборы, назвавшиеся «запро-

сными деньгами», распределялись по сохам, по дворам, а еще

чаще взимались с имуществ промышленников, с «животов и

промыслов», составляя с них известный процент (пятая деньга,

десятая, двадцатая деньга). Царствование Петра Великого при-

несло, как известно, ряд новых налогов, и между прочим и на

промышленные классы. Благодаря его настойчивым усилиям

русская промышленность к концу его царствования приняла до-

вольно обширные размеры и послужила сравнительно хорошим

объектом обложения в форме разнородных и разнохарактерных

сборов с фабрик и заводов. При Петре же были установлены в

России гильдии и цехи, но прежде всего как полицейско-государ-

ственный, а не финансовый институт, ибо купцы платили вместе

с другими неслужилыми сословиями подушный налог (имевший,

впрочем, первоначально имущественный характер). Впрочем,

уже Петру принадлежит честь в первый раз задумать о произ-

водстве правильного промыслового кадастра. Для этой цели он

приказал произвести особую перепись городских жителей – куп-

цов, посадских и слободских людей; при этом должны были опи-

сываться не только их дворы и характер их промыслов и ремесел,

но даже и объем промыслов и наемная плата за помещение. Та-

ким образом, по-видимому, было намерение произвести промы-

словый кадастр, однохарактерный с теперешним французским, и

промысловый налог должен был установиться на основании при-

мерно внешних признаков, с одной стороны, и наемной платы за

помещение, с другой. Смерть не дала осуществиться всем этим

планам.

При преемниках Петра до 1775 г. существенно важных пе-

ремен в организации промысловых налогов не произошло, а

только в этом году были отменены все существовавшие до этого

времени частные промысловые сборы и подушная подать с куп-

цов, а на место их установлен впервые особый гильдейский сбор.

Гильдии, таким образом, получили фискальное значение. Купцы

размещались по трем гильдиям, причем в гильдию мог записы-

ваться всякий, имевший не менее 500 р. капитала; имевшие менее

причислялись к мещанам, платившим по-прежнему подушную

подать. Распределение купцов по гильдиям происходило смотря

по сумме объявленного ими капитала: к первой гильдии причис-

лялись те, которые объявили свой капитал более чем в 10 000 р.,

ко второй – обладавшие капиталом от 1000 до 10 000 р., к треть-

ей – от 500 до 1000 р. Объявление высшего капитала предостав-

лялось на совесть каждого, почему никаких доносов на утайку

имущества не принималось. Самый налог был определен в разме-

ре 1 % с объявленного по совести капитала. Через 10 лет, т.е.

в 1785 г., произошло более точное определение прав торгового

класса посредством издания так называемого «Городового Поло-

жения»; этим же законодательным актом были повышены разме-

ры объявляемых капиталов, но оклад налога остался тот же са-

мый.

Наиболее важные узаконения о промысловом налоге отно-

сятся к 1863 и 1865 гг., которые до выхода в свет закона 8 июня

1898 г. (см. стр. 241) и составляли наше действующее законода-

тельство о так называемых пошлинах за право торговли и промы-

слов. К этим узаконениям присоединился в 1885 г. весьма важ-

ный законодательный акт – «правила об обложении торговых и

промышленных предприятий добавочным сбором».

Важнейшую часть всей нашей системы промыслового обло-

жения составляли так называемые пошлины (правильнее «нало-

ги») за право торговли и промыслов, к рассмотрению которых мы

прежде всего и обратимся.

Все торгово-промышленные действия по действовавшему

вполне до 1 января 1899 г. законодательству разделялись на две

категории: 1) на производимые без платежа пошлин и 2) на про-

изводимые с платежом пошлин.

К первой категории относятся следующие действия: 1) торг хлебов

во всяком виде, льном, пенькой и другими земными произрастаниями

всякого рода, скотом, птицей и всякими жизненными припасами, шер-

стью, волосом, пухом, щетиной, невыделанными шкурами, лесом, дро-

вами и др. лесными произведениями, топливом всякого рода, строитель-

ными материалами с возов, судов и лодок, на рынках, площадях и при-

станях, но не из складов, дворов, амбаров и лавок; 2) разносная продажа

съестных припасов, фруктов и лакомств, старого крестьянского платья,

крестьянских изделий и т.п. предметов; 3) размен денег с ларей и столов;

4) торговля всякими товарами на ярмарках (продолжающихся не более

семи дней) и на установленных торгах; 5) строение, починка и содержа-

ние речных, озерных и морских судов всякого рода (кроме содержания

пароходов, служащих для перевозки грузов и пассажиров); 6) содержа-

ние лошадей для обывательских станций и вообще извозный промысел

(не включая, однако, сюда содержания извозчичьих заведений для лег-

ковой и ломовой езды, конторы или заведения для транспортировки кла-

дей и пассажиров); 7) приготовление машин и аппаратов для фабрик, а

также земледельческих орудий, химических составов и красильных ве-

ществ; 8) содержание учебных, гигиенических и лечебных заведений, а

также библиотек для чтения повсеместно и книжных магазинов, за ис-

ключением обеих столиц; 9) производство ремесла в качестве хозяина, с

помощью одних только членов своего семейства, а также при одном

наемном работнике и пр.

Совре-

менная

система

русского

промы-

слового

обложения

1. Пошли-

ны за пра-

во торгов-

ли и про-

мыслов

Для всех торгово-промышленных действий, не освобожден-

ных законом от налога (неправильно у нас называемого «пошли-

ной»), предприниматели обязаны были ежегодно брать особые

свидетельства и билеты с определенной платой в пользу казны за

те и другие.

Свидетельства бывают двух родов: купеческие, или гиль-

дейские, и просто промысловые. Гильдейское свидетельство ука-

зывает на принадлежность данного лица к известному званию

или сословию, т.е. плательщик, кроме права на торговлю или

промысел, приобретает вместе с ним известные права и преиму-

щества, присвоенные купеческому званию. Свидетельства же

промысловые имеют исключительно фискальное значение, как и

французский патентный сбор, и уплата пошлины за них никаки-

ми иными, кроме права на торгово-промышленное действие, по-

следствиями не сопровождается.

Гильдий с 1865 г. осталось две. Из них к первой принадле-

жит, согласно предположению закона, оптовая торговля, как рус-

скими, так и иностранными товарами; сюда же относятся, т.е.

обязаны выбирать свидетельства первой гильдии, некоторые

промыслы, отличающиеся особой доходностью, как банкирские,

комиссионерские, страховые, транспортные и т.п. предприятия.

Плата за свидетельства первой гильдии однообразная – 565 р. для

всех местностей России. Ко второй гильдии относятся лица, по-

лучающие право на розничную торговлю, и владельцы фабрик и

заводов с числом рабочих более 16 человек; плата за свидетель-

ство этой гильдии варьирует по пяти классам местностей (гео-

графический коэффициент) в размере от 40 до 120 р.

Промысловые свидетельства выдаются: 1) на содержание

фабричных, заводских и ремесленных заведений, действующих

ручной работой, без применения водяной или паровой силы, из-

возчичьих заведений и мелких подрядных предприятий, с числом

рабочих, не превышающем 16, трех разрядов: первого (от 2 до

4 рабочих) – за плату от 3 до 10 р. (по пяти классам местностей),

второго (от 5 до 9 рабочих) – за плату от 7 до 20 р., и третьего

(от 10 до 16 рабочих) – за плату от 10 до 30 р.; 2) на мелочной

торг – с платой от 10 до 30 р., 3) на развозный торг – 16 р., 4) на

разносный торг – 6 р. и 5) торговым приказчикам – 35 р. – перво-

го класса и 6 р. – второго класса.

Вторая форма пошлин за право торговли и промыслов вы-

ражалась в обязательном взятии билета на каждое отдельное тор-

говое или промышленное заведение; всякий, берущий купеческое

свидетельство, тем самым обязан взять за установленную плату

по крайней мере один билет на торговое или промышленное за-

ведение; количество выбираемых билетов пропорционально. По

одному свидетельству первой гильдии при этом нельзя получить

более 10 билетов; по свидетельству второй – более пяти, и по

свидетельству на мелочной торг – более одного билета, так что,

если действительное количество заведений превышает эти числа,

то необходимо брать второй раз свидетельство. Плата за билеты

разнообразится, смотря по местности: при свидетельстве первой

гильдии она колеблется между 20 и 55 р., второй – между 10 и

35 р., при свидетельстве на мелочной торг – между 2 и 10 р. При-

вилегированная промышленность: аптеки, фотографии, типогра-

фии и литографии – обложена только этим видом налога; содер-

жатели их берут только билеты по второй гильдии на промыш-

ленное заведение, но не обязаны брать ни купеческих, ни промы-

словых свидетельств.

За этим общим очерком первой части прежнего русского

промыслового обложения сделаем относительно ее несколько

критических замечаний и затем перейдем к другой новейшей по

происхождению части.

1) Промысловый налог, по свидетельству 1-й гильдии, пред-

ставляет твердую фиксированную цифру, для всех равную и, сле-

довательно, не принимающую совсем во внимание имуществен-

ную способность плательщика; очевидно, что нельзя не назвать

такой способ обложения крайне грубым и несовершенным. Во

второй гильдии есть уже маленькая вариация: цифра налога раз-

нообразится, смотря по местности; но различие это чересчур об-

щего свойства: доход торговца зависит не от одного местонахож-

дения его предприятия, но и от массы других условий, оставляе-

мых без внимания. Если мы обратимся затем к билетному сбору,

то на первый взгляд может показаться, что здесь есть как бы

стремление к пропорциональности, ибо на каждое торговое или

промышленное заведение нужен особый билет. Но дело в том,

что число заведений отнюдь еще не определяет размеров оборота

и цифры доходности предприятия; одно крупное заведение может

приносить доход в сто, в тысячу раз больше, чем десять мелких.

Для более равномерного обложения необходимо было бы обра-

тить внимание (как это и сделал закон 8 июня 1898 г.) и на другие

признаки, напр. на наемную плату за помещение. Существовав-

шая же система билетных сборов, особенно благодаря указанной

выше зависимости числа выдаваемых билетов от разряда свиде-

тельства, вела часто к тому, что чем промышленник богаче, тем

меньше платил он налога, т.е. незаслуженно крупные капитали-

сты поощрялись на счет мелких.

Вообще про эту часть нашего промыслового обложения

можно сказать, что она далеко не имела законченной правильной

организации и во многом уступала хотя тому же, тоже весьма

несовершенному, французскому droit fixe в смысле равномерно-

сти налога. Крупные предприятия пользовались незаслуженными

привилегиями, не оправдываемыми ни фискальными, ни эконо-

мическими, ни политическими соображениями. Так, все кредит-

ные учреждения, банки акционерные, а равно поземельные, об-

щественные и взаимного кредита, каковы бы ни были их оборо-

ты, раз капитал их превышает 50 000 р., все одинаково платили за

свидетельство первой гильдии (при капитале от 10 до 50 тыс. – за

свидетельство второй гильдии, ниже 10 тыс. – за свидетельство

на мелочной торг). Притом законом 1884 г. под общее, хотя и

несколько меньшее обложение подведены даже такие кредитные

предприятия, которые заслуживали бы возможного поощрения и

даже совершенного освобождения от налога, т.е. опять поощрял-

ся крупный капитал и задерживалось развитие мелких сбереже-

ний и мелкой промышленности; именно по закону 1884 г. ссудо-

сберегательные товарищества и сберегательные кассы, основан-

ные на начале взаимной помощи, которые особенно должны бы-

ли бы поощряться в нашем отечестве как стране, весьма бедной

капиталами, платили за свидетельство 1-й гильдии, если их капи-

тал превышает 100 тыс., 2-й гильдии – при капитале от 20 до

100 тыс., на мелочной торг – при капитале от 5 до 20 тыс. р. и за

билет на мелочной торг – при капитале не свыше 5 тыс. р. Права

на торговлю товариществами или торговыми домами довольно

запутаны, но, в сущности, невысоко обложены: каждый из ком-

паньонов брал свидетельство первой или второй гильдии. Право

подрядов и поставки ограничено было известными размерами по

свидетельствам, именно: по промысловым – до 5000 р., 2-й гиль-

дии – 30 000 р., 1-й гильдии – на всякую сумму.