§ 52.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Из налогов специальных, рядом с такими, которые па-

дают на доходы от капитала, употребляемого в какое-либо торго-

вое или промышленное предприятие, т.е. на промысловую при-

быль, может быть выделен еще особый налог, падающий на от-

дельный процентный доход, который получается с ссудных ка-

питалов, т.е. помещаемых взаймы частных, общественных или

государственных, без всякого личного труда со стороны их вла-

дельца. Система налогов, преследующая все отрасли дохода,

должна коснуться и этого особого процентного дохода, ибо он,

подобно ренте от земли домов, по большей части составляет сво-

бодный от издержек добывания чистый доход.

Примеры налогов на денежный капитал встречаются с давнего

времени: он облагался в общем составе древнегерманской имущественной подати (Schoss) и французской taille personnelle еще в XVI и XVII

столетиях. Но особенно развился и получил себе надлежащее оправда-

ние этот налог лишь в последнее время, вместе с развитием денежного

капитала и процентного дохода. Как известно, все государства, а за ними

и различные общественные группы, начиная с первой половины XVIII в.

и по сие время отяготили свой бюджет громадными долгами и в виде

долговых обязательств выпустили множество ценных бумаг; последнее

время, наконец, создало акционерные компании, массу разнородных

банков; эти учреждения, конкурируя с государством в выпуске бумаг,

также наводнили всемирный рынок массой новых ценностей, дающих

доход. Благодаря этим причинам в настоящее время является новый,

мало известный прежде класс лиц, живущих процентным доходом от

капиталов, вложенных в различные государственные, общественные или

частные ценные бумаги, класс лиц, носящих название рентнеров или

рантье. Насколько этот класс значителен теперь даже в странах, сравни-

тельно бедных капиталами, как Россия, можно судить по следующему

расчету. Если предположить, что в России из всех разнородных ценных

государственных бумаг в руках русских находятся только те, которые

выпущены в кредитной валюте, то откажется, что внутренние займы в

кредитных рублях дают непогашенного долга около 2000 милл. р., затем

городской гипотечный кредит, в лице 11 городских гипотечных обществ,

выпустил в кредитной валюте бумаг на 600 милл. р., да 11 акционерных

земельных банков – около 300 милл. р.; так что лишь в кредитной валю-

те в России обращается более чем на три миллиарда рублей русских

ценных бумаг. Уже эта огромная, но, конечно, далеко не полная цифра

указывает на многочисленность класса рантье в нашей стране; само со-

бой понятно, что в государствах более богатых, с более развитой про-

мышленностью и с более живым обращением ценностей, как Франция,

Англия, класс этот еще многочисленнее. Нет сомнения, что класс этот

капиталистов, не занятых каким-либо промыслом или профессией, от-

нюдь нельзя считать бесполезным, ибо благодаря обеспеченным средст-

вам существования лица, к нему принадлежащие, могут посвящать, и

часто действительно посвящают, свои досуги более или менее плодо-

творному занятию науками и искусствами, но нельзя, с другой стороны,

отрицать, что этот класс в большинстве не имеет никакого определенно-

го занятия и куда бы он ни употреблял свое время, все равно не произво-

дит никакого труда для добывания своего дохода, кроме весьма неслож-

ной «операции стрижки купонов», как справедливо выражается проф.

Лебедев. И этот богатый, многочисленный и сравнительно бездеятель-

ный класс населения, при отсутствии общего подоходного налога, оста-

ется без всякого обложения, чем прямо нарушается основное требование

справедливости, чтобы никакая часть чистого дохода и никакой налого-

способный класс народа не освобождались от участия в государственных

тягостях. «Освобождение заимодавцев от подати с получаемых ими про-

центов есть незаслуженное снисхождение, тогда как вследствие этого на

других жителей ложится тем большее бремя» (Pay). Легко судить отсюда, что существование специального налога на доходы рантье в системах

налога, стремящихся к обложению отдельных источников дохода, следу-

ет признать безусловно справедливым, разумным и необходимым.

Доход с денежных капиталов является в двух различных

формах, влекущих за собой весьма различные последствия.

С одной стороны, капитал, предназначаемый для роста процен-

тов, может быть помещаем или в банк, как вклад под проценты,

или на текущий счет, или в различные процентные бумаги госу-

дарства, общественных учреждений, акционерных компаний,

товариществ и пр. С другой стороны, капитал может отдаваться

для той же цели – получения процентов – в ссуду частным лицам

под векселя, расписки, залог или честное слово для разных по-

требностей. Обыкновенно в публике, а точно так же в законода-

тельстве и науке оба эти вида процентного дохода смешиваются,

приравниваются; это уравнивание их наружно является справед-

ливым, ибо не все ли равно, помещены ли деньги в государствен-

ные бумаги, приносящие доход, или отданы какому-либо купцу,

который уплачивает за них тот же процент: в результате и в том,

и в другом случае с капитала без определенного занятия капита-

лист получает известный доход, и очевидно, что если подвергать

налогу тот доход, который получается им в форме купона от про-

центных бумаг, то справедливо обложить и тот, который получа-

ется вследствие отдачи частному лицу в ссуду. Однако на осно-

вании различных соображений необходимо высказаться против

такого соединения обоих видов дохода с денежного капитала в

один объект обложения; ибо они сильно отличаются друг от дру-

га как по самым свойствам своим, так и по способам их опреде-

ления и практическим последствиям, отсюда вытекающим. Раз-

личие это заключается в следующем:

1. В первом случае, т.е. при доходе с процентных бумаг или

с вклада, внесенного в банк для роста процентов, капитал вполне

самостоятелен и доход от него никоим образом не может быть

смешиваем с доходом промысловым, ибо здесь полнейшее отсут-

ствие характерной особенности последнего – соединение капита-

ла с личным трудом. Напротив, во втором случае лицо, ссужаю-

щее деньги частным лицам, назовем ли мы его ростовщиком, или,

употребляя менее шокирующее выражение, просто заимодавцем,

или дисконтером, является обыкновенно промышленником, тор-

говцем деньгами; это занятие составляет постоянный труд его

жизни, и труд весьма немалый: ростовщик должен обладать мно-

гими чисто коммерческими способностями, должен тратить много времени и физического труда на бухгалтерию, на записи, на

точное и аккуратное ведение дел, так что, несомненно, здесь с

владением капиталом как источником дохода соединяется и

весьма значительная доля довольно сложного личного труда и

придает занятию ростовщика вполне характер промысла.

2. В первом случае, т.е. при взимании налога с процентных

бумаг или вкладов, со стороны плательщика не требуется ника-

ких объявлений, а со стороны фиска – никакого исследования

относительно величины процентного дохода отдельных лиц, ибо

государство прямо вычитает налог при приеме к уплате своих

купонов и возлагает обязанность производить такой же вычет

налога с купонов от частных процентных бумаг на учреждения,

их выпускающие; нет никаких хлопот по обложению, кроме не-

которого контроля за немногими банками и тому подобными уч-

реждениями и их вкладами. Во втором случае, т.е. при налоге на

проценты с капиталов, отданных в ссуду частным лицам, опреде-

ление податного объекта и взимание налога является крайне за-

труднительным. В самом деле, как определить, сколько капита-

лист роздал денег в частные руки, как быстро обращается его

капитал, сколько получает он с него дохода? Его личное показа-

ние может быть неправильным: прослеживать его книги является

делом весьма сложным и трудным, особенно у мелких ростовщи-

ков, у которых обороты совершаются весьма быстро; возложить

же обязанность платить налог с правом обратного его переложе-

ния на должника значило бы привести к утайкам податного дохо-

да путем соглашений между кредиторами и заимодавцами.

3. В первом случае переложение налога с заимодавца на

должника чрезвычайно затруднительно и может иметь место

лишь в исключительных случаях чрезмерной высоты налога; на-

против, при обложении дохода от ссуды капиталов частным ли-

цам такое переложение является общим правилом. Так, при гипо-

течном кредите в Австрии землевладельцам предоставлено вычи-

тать 5 % налога с тех денег, которые они заняли у частных лиц;

но, по словам фон Гока, эти 5 % налога обыкновенно всегда уп-

лачиваются землевладельцами, ибо они не имеют возможности

принудить кредиторов взять на себя этот налог, и заимодавцы

прямо при заключении займа оставляют у себя соответствующую

сумму.

4. В противоположность помещениям капитала первого ро-

да, при частных ссудах во многих случаях получение процентов и

возврат капитала гарантированы недостаточно. В самом деле,

когда капитал помещается в процентных бумагах не только государственных, но даже общественных и частных предприятий, там

по действующим законам принимаются все меры ради обеспече-

ния интересов кредиторов. Каждый владелец закладных листов

земельного банка, напр., знает, что по закону банк должен иметь

складочный капитал, обеспечивающий эти вклады, что за дейст-

виями банка есть надзор, не дающий ему возможности чересчур

спекулятивно относиться к своим операциям. Напротив, при от-

даче капиталов в ссуду частным лицам контроль немыслим,

обеспеченность также: лицо, занявшее деньги под вексель, часто

оказывается несостоятельным должником, и кредитор может по-

терять не только свой доход, но даже и самый капитал, особенно

в стране с неустановившейся коммерческой честностью. Поэтому

очень часто является даже вполне несправедливым требовать с

заимодавца налог с процентов, которые он, может быть, и вовсе

не получит.

5. Обложение налогом процентов с частных ссуд опасно,

ибо легко может повести к двойному обложению. Частные лица

занимают друг у друга в коммерческом мире для целей промыш-

ленных и торговых, т.е. помещают занятый капитал в производи-

тельное предприятие; поэтому наряду с налогом на процентный

доход этот капитал должен подвергнуться еще промысловому

обложению, тогда как капитал, вложенный в процентные бумаги,

будет нести лишь один рентный налог.

Вот те основания, по которым наиболее целесообразным яв-

ляется подчинить налогу с денежных капиталов лишь первый вид

их – процентные бумаги; частные же ссуды должны подлежать

или промысловому обложению, или усиленному гербовому сбору

как налогу, постигающему их во время их обращения и заключе-

ния самой кредитной сделки.