§ 53.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Являясь сравнительно новым и недостаточно развитым

и установившимся, как создание XIX в., налог на денежный ка-

питал вызывает вообще много споров и несогласий по поводу той

или иной детали его устройства и возражений против самой же-

лательности его существования. Одним из важнейших спорных

вопросов в этой форме обложения является вопрос, какие именно

процентные бумаги должны подлежать обложению, все или за

некоторыми исключениями? Все ценные бумаги, которые изо-

бражают собой долговые обязательства и дают определенный

доход на занятый капитал, подлежат этому налогу, будут ли они

выпущены государством, земствами, городами или каким-либо

законным путем, установленным коммерческим или иным обще-

ством (закладные листы, облигации, чеки на текущий счет, вклады в государственные и частные банки под проценты и т.п.). Но

рядом с этими бумагами, приносящими определенный известный

процент, существует еще один вид весьма распространенных,

очень часто весьма доходных бумаг – акции, представляющие

собой капитал, положенный в основание всякого промышленного

предприятия, которое принадлежит акционерной компании.

Спрашивается, дивиденды с этих акций подлежат или нет налогу

на денежный капитал? Существует целый ряд оснований, кото-

рые говорят, по-видимому, за справедливость привлечения диви-

дендов к рентному обложению. Так, проф. Лебедев утверждает,

что хотя дивиденд и есть доход от промышленного предприятия,

но для акционера это просто процент на капитал, помещенный в

акции, так как бóльшая часть акционеров не принимает никакого

участия в ходе предприятия, да и мало им интересуется. Кроме

этого справедливого мнения, можно еще указать на доходность

многих этих предприятий и сравнительно малое развитие повсю-

ду промыслового обложения. Тем не менее существуют еще бо-

лее убедительные основания против привлечения акционерного

дивиденда к уплате налогов на ренту; во-первых, нельзя на ука-

зать, как это и делает Леруа-Больё, на случайность самого факта

акционерной формы ведения предприятий и вытекающих отсюда

последствий. Представим себе два однородных промышленных

предприятия, из которых одно акционерное, а другое единолич-

ное; при обложении дивидендов налогом на денежный капитал

первое будет нести два налога: промысловый и рентный, второе

же – только один промысловый, что, очевидно, является вопию-

щей несправедливостью. Во-вторых, доход от акции отличается

известной рискованностью и неверностью, зависимостью от

большей или меньшей успешности хода акционерного предпри-

ятия: в то время как одни акции дают дивиденд в 16–18 %, акции

других однородных предприятий не дают ничего. Это обстоя-

тельство также требует большей пощады для дивидендов сравни-

тельно с доходами от процентных бумаг. В-третьих, против об-

ложения дивидендов рентным налогом можно выставить то, что

акция есть форма участия в промышленном предприятии, тогда

как процентные бумаги, дающие постоянный доход, исключают

всякую связь их владельца с тем производительным процессом,

который служит источником этого дохода; поэтому едва ли пра-

вильно облагать акции налогом на денежный капитал, исключая,

впрочем, тот случай, если дивиденды в данной стране не обложе-

ны достаточно промысловым налогом.

Перейдем далее к обсуждению тех возражений, которые де-

лаются вообще против налога на процентный доход. Эти возра-

жения суть принципиальные и практические.

Возражение принципиальное состоит в том, что класс рантье

и без отдельной подати косвенным образом подлежит налогу,

почему и несправедливо налагать на него новое бремя. Против-

ники налога на денежный капитал утверждают, что существова-

ние специальных налогов на земледелие и промышленность не-

вольно действует репрессивно на эти занятия и заставляет капи-

талы отливать от них и обращаться на другое употребление, на

помещение в ссуды и, следовательно, понижать процент. Если,

напр., высокий поземельный и промысловый налог заставит 1/10

долю всего капитала отлить от земледелия и промышленности, то

в соответствующем размере увеличится капитал, отдаваемый в

ссуды, и настолько же, вследствие усилившейся конкуренции,

упадет прибыль, даваемая им. Таким образом, специальные нало-

ги, падающие на другие объекты, тем не менее чувствуются заи-

модавцами. Против этой аргументации можно возразить сле-

дующее: во-первых, предприниматели не имеют непременного

побуждения покидать свои занятия с введением промыслового

налога, ибо иначе они потеряли бы не только свое занятие, но и

промысловую прибыль, а землевладельцы, если допустить, что

они стали бы продавать свои земли ввиду высокого налога, быст-

рым, единовременным сбытом земель понизили бы цену своих

имуществ. Следовательно, в этих условиях лежит задержка влия-

нию специальных налогов на отлив капиталов от своих прежних

назначений, чем выясняется несостоятельность приведенного

аргумента. Во-вторых, если бы и можно было признать справед-

ливость мнения, что владелец денежного капитала должен чувст-

вовать обложение иных объектов, то не следовало бы упускать из

виду, что специальное обложение капиталов, отдаваемых в ссуду,

заставило бы их отлить от этого занятия и обратиться на другое

употребление, конечным результатом чего было бы восстановле-

ние равновесия в доходности капиталов различного вида и назна-

чения1.

1 Лоренц Штейн также высказывается против налога на процентный доход, но на

другом основании – по его мнению, это будет двойным обложением одного и того

же дохода. Аргументация его такова: капитал, отданный в ссуду, явился результа-

том какой-нибудь промышленной деятельности, которая была обложена промы-

словым налогом, следовательно и капитал, который я даю в ссуду, есть лишь

остаток уже обложенного дохода. Не будь этого обложения, я, может быть, имел

бы не 100 р., а 140, и следовательно получил бы не 5 %, а 7 %; вот эта-то разница

Практические возражения сводятся к следующему: а) налог

на процентный доход может вытеснить денежный капитал из

страны, побудить его к переселению за границу; б) государство,

выпуская процентные бумаги, заключает своего рода сделку о

размере процента, установляя же налог на денежный капитал, оно

злоупотребляет своей властью и нарушает в свою пользу сделку,

уменьшая выговоренный доход на капитал, затраченный в его

заемные обязательства; в) финансовая политика в этом направле-

нии и может повредить кредиту, как государственному, так и об-

щественному, и в результате налог на процентные бумаги будет

переложен на должника, т.е. на само государство, которое учреж-

дает налог.

Возражения эти можно признать лишь отчасти и условно

справедливыми. а) Уйти за границу капитал будет иметь интерес,

не говоря уже о массе различных условий, ограничивающих са-

мую возможность его ухода, лишь в том случае, если внутри

страны определяется слишком высокий размер рентного обложе-

ния, а за границей подобный налог отсутствует; но такое явление

не имеет места в большинстве цивилизованных стран и, между

прочим, в России. б) Договор займа, заключенный государством

со своими доверителями, не препятствует обложению последних,

ибо государство не может освободить их от общих гражданских

обязанностей; а в отношении обязанности их платить налоги со-

вершенно безразлично, от кого бы они ни получали свои процен-

ты, точно так же, как, напр., собственник дома, отданного внаем

государству, не может освободиться от домовой подати (Рау).

в) Вред для кредита, переложение на должника и понижение кур-

са бумаг может иметь место опять-таки лишь при чрезмерном

обложении. Так, в Австрии в 1863 г. была произведена конверсия

и обязана тому, что мой капитал в процессе своего образования уплачивал все

налоги – и прямые, и косвенные, и подвергать этот чистый остаток еще раз обло-

жению – это значит дважды облагать один и тот же доход. Это возражение Ло-

ренца Штейна крайне странно: ведь развивая последовательно аргументацию

Штейна, мы должны были бы отказаться от подомового налога, промыслового,

так как капитал, облагаемый в этой своей форме, раз уже подвергался обложению

в процессе своего образования: так, деньги, которые я вложил в промышленное

предприятие, уже во время самого накопления их подвергались действию всей

налоговой системы. Таким образом, нам пришлось бы отказаться от всей системы

прямых налогов. Далее Лоренц Штейн говорит, что этот налог не достигает и

своей цели обложения нетрудового (arbeitsloses) дохода: обыкновенно он ложится

на должника, – но это возражение мы уже видели. Отвергая как самостоятельный

вид налог на процентный доход с капитала, Лоренц Штейн, однако, рекомендует

его включить в подоходный налог.

бумаг или редуцирование капитального долга и установлен налог

от 7 до 16 % на конвертированные и до 20 % на прочие бумаги; в

результате голландцы, владевшие ими в большом количестве,

стали сбывать их всеми мерами со своих рук, и курс сильно упал;

то же самое произошло в Италии в 1869 г. Но эти примеры вооб-

ще не весьма доказательны: во-первых, обложение здесь было

чересчур высоко и достигало размеров, почти немыслимых для

других налогов при правильной их организации, и, во-вторых,

здесь это обложение сопровождалось реформами в государствен-

ной кредитной системе, и только всему этому вместе надо припи-

сать этот чрезмерный упадок курса австрийских бумаг. Средний

же процент обложения, указываемый благоразумием и в настоя-

щее время принятый в Европе, не превосходит 3–5 % и, как ука-

зывает опыт, никогда не может оказать влияния на курс более,

чем на 1/4 % стоимости бумаг; несомненно, что разного рода дру-

гие соображения – прибыльность, надежность, безопасность до-

хода и пр. – имеют всегда гораздо более значения для кредито-

ров, чем такое ничтожное влияние налога на курс.