§ 54.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

Прежде чем перейти от налогов реальных, падающих

на отдельные источники дохода, к налогу общеподоходному, мы

должны еще остановиться на чистейшей форме субъективного

обложения, на так называемых личных налогах, являющихся

обыкновенно хронологически предшествующими подоходным.

Под именем личного налога разумеется такая подать, которая

взимается на основании лишь личных качеств контрибуэнта, без

обращения внимания на то, владеет ли лицо каким-либо имуще-

ством или нет. Простейшей формой такого налога является по-

душная, или поголовная подать, взимаемая в равных размерах со

всех подданных. Нет надобности критиковать этот налог: доста-

точно припомнить общие принципы обложения, чтобы признать

его несостоятельным: лицо как таковое, без всякой связи с имуществом, не может служить объектом налога. Положим, каждое

лицо владеет каким-нибудь имуществом, и только это обстоя-

тельство, конечно, и обусловливает самую возможность сущест-

вования поголовного налога, но, тем не менее, не сообразуясь

совершенно с действительным имущественным положением пла-

тельщика, такой налог, т.е. личный – в форме поголовного, явля-

ется заслуживающим некоторого оправдания только на перво-

бытных ступенях культуры, при отсутствии резких имуществен-

ных различий, а в наше время представляется вопиющей неспра-

ведливостью и анахронизмом, вследствие чего уже и не встреча-

ется в Европе. С ростом культуры и потребностей государства,

как и все другие налоги, личная форма обложения получает мо-

гучую тенденцию перейти в подоходную. Промежуточной стади-

ей на этом пути служит обложение населения не однообразным

окладом налога, а подразделение поданных на классы сначала по

сословиям и по общественному положению, а потом по внешним

признакам имущественной зажиточности и назначение различ-

ных окладов для отдельных классов. Очевидно, что в этом случае

личный налог – в форме классного или поразрядного – уже пред-

ставляет собой нечто иное, чем поголовный, гораздо более со-

вершенное, и приближается к налогу подоходному.

Нет сомнения, что по самому своему свойству, по крайней

простоте своего устройства, личный, как поголовный, налог дол-

жен был встречаться в самой глубокой древности, и действитель-

но, это едва ли не самая древнейшая форма обложения: она суще-

ствовала в Китае за 12 веков до Р. Х., у евреев, в Вавилоне, в

Персии, Греции, Риме (tributum in capita). Одинаково часто пого-

ловный налог применяется и в средние века в Англии, Германии,

Франции и вообще повсеместно, хотя по общему правилу как

чрезвычайная мера, а не как постоянный источник государствен-

ного дохода. Почему этот налог был так распространен на на-

чальных ступенях человеческой культуры, разгадать не трудно.

Прежде всего это явление обусловливалось крайней простотой и

незатейливостью исчисления и взимания поголовного налога, для

которого не требуется никакого кадастра, никаких сложных оце-

нок, а лишь простая перепись населения. Вторая причина заклю-

чалась в экономической неразвитости древних и средневековых

государств, в отсутствии значительных имущественных нера-

венств, делающих несправедливость поголовного налога столь

явной теперь, далеко не так ощутительной тогда. Третья причина

лежала в том, что в древности и в средние века было очень труд-

но изыскивать иные способы извлечения государственных доходов, особенно в случаях чрезвычайных надобностей: более со-

вершенные формы прямого обложения еще не выработались;

косвенные налоги, при отсутствии больших фабрик и мануфак-

тур, при крайней рассеянности ремесел и домашнем характере

обрабатывающей промышленности, при отсутствии неподкуп-

ной, честной и умелой администрации, представляли только не-

значительные слабые зародыши того состояния, которого достиг-

ли они в наше время. Вследствие этих причин поголовный налог

должен был представляться наиболее удобной формой для полу-

чения государственного дохода, а потому и естественны частые

случаи его применения. Удобство его настолько незначительно,

что он существовал даже в начале XIX столетия в Пруссии, Авст-

рии и Италии, только в 1882 г. уничтожен в России и до сих пор

еще, хотя и в несколько смягченной форме, применяется во

Франции и в некоторых штатах Северной Америки.

Личный налог во Франции – contribution personelle – являет-

ся налогом на личный труд, соединенным с упомянутым уже на-

ми квартирным налогом – contribution mobilière. Ему подлежат

лица обоего пола и всякого возраста, пользующиеся своими пра-

вами и имеющие самостоятельные средства к существованию, из

каких бы источников они ни происходили, и притом одинаково

как французские подданные, так и иностранные, если последние

прожили год во Франции. Уплачивается налог за целый год; вели-

чина его определяется в размере трехдневной заработной платы,

причем minimum этой платы назначен законом в 50 сант.,

maximum – в 11/2 фр. (так что наибольший размер налога – 41/2 фр.).

Особенность этого налога сравнительно с другими французскими

налогами заключается в том, что к нему не прибавляются доба-

вочные сантимы.

Вторая, более развитая, форма личного обложения пред-

ставляет, как замечено выше, такие сборы, в которых отрицается

поголовное равенство плательщиков в отношении налога, и по-

следний ставится в зависимость от некоторых внешних призна-

ков и личных качеств контрибуэнта. В истории можно найти це-

лый ряд самых разнообразных признаков и соображений, кото-

рые принимались во внимание при личном обложении. Так, в

средние века была особенно развита подать на евреев и нередко

встречался налог на проституток, в Испании существовал налог

на грандов, в Англии – на аристократию, на холостяков, на по-

койников, в России – на раскольников, и пр. Подобные налоги

уцелели и до настоящего времени, хотя и являются в виде редко-

го исключения, отчасти как остаток старины, отчасти как средство для достижения известных целей внутреннего управления.

Наиболее важное значение среди этих специальных признаков,

полагавшихся в основу личного обложения, имели и могут еще

иметь и в настоящее время внешние признаки имущественной

зажиточности плательщиков. При помощи известной группиров-

ки этих признаков все население может быть разделено на из-

вестные разряды или классы и обложено затем различными окла-

дами соответственно этим классам. Лучшим образцом такого на-

лога может служить старая прусская классная подать, которая и в

настоящее время существует под прежним названием, хотя в зна-

чительной степени изменилась и приняла характер подоходного

налога.

Первоначально эта классная подать появляется в первом десятиле-

тии XIX в. как экстренная мера для уплаты контрибуции французам и в

весьма грубой форме, выражавшейся в делении всех граждан на три

класса, каждый с особым окладом. Подать эта была уничтожена вместе с

окончившейся борьбой с Францией, но с 1821 г. была снова восстанов-

лена и сделалась уже постоянной. Организация ее состояла в следую-

щем: она взималась с жителей только тех городов и местечек, которые не

платили Mahl- und Schlachtsteuer ––налога за право помола и убоя скота;

все плательщики делились на четыре класса, каждый с особым окладом;

классификация была основана на немногих, весьма поверхностных при-

знаках: к 1-му, низшему, классу были отнесены поденщики и домашняя

прислуга; ко 2-му – крестьяне, к 3-му – землевладельцы и торговый

класс; наконец, к 4-му – богатые или зажиточные люди всех званий. По-

нятно, что такое разделение было чрезвычайно несовершенно и вело к

большим пререканиям с администрацией и неправильностям в обложе-

нии.

Опыт обнаружил все эти неудобства и несовершенства и привел в

1857 г. к новому преобразованию налога. Прежний классный налог рас-

пался на две части: на классную и на классифицированную подоходную

подать. Последней подлежат все граждане, доход которых превышает

1000 тал. или 3000 мар.; все остальное менее зажиточное население под-

лежит классному налогу по трем главным классам (с 12 подразделения-

ми). Отнесение каждого лица к тому или иному классу и степени осно-

вывалось, с одной стороны, на общих признаках, установленных законом

для каждого класса, а с другой – по соображению имущественного по-

ложения лица и проистекающей отсюда налогоспособности. К первому,

низшему, классу были отнесены все те земледельцы и ремесленники,

доход которых по объему и качеству их собственности или ремесла был

недостаточен для самостоятельного существования, так что они принуж-

дены были прибегать к побочным источникам дохода (напр., поденной

работе и т.п.); сюда же принадлежали простые рабочие, мастеровые,

прислуга и поденщики. Ко второму классу принадлежали владельцы недвижимой собственности и ремесленники, доход которых, доставляе-

мый их собственностью или ремеслом, был достаточен для самостоя-

тельного существования и простирался приблизительно от 200 до

500 тал. Наконец, к третьему классу принадлежали все те лица, которые

хотя и пользовались большей степенью благосостояния сравнительно со

вторым классом, но имели доход, не превышавший 1000 тал. Низший

размер оклада равнялся 1/2 тал., высший – 24 тал. в год.

Таково было устройство прусской классной подати до 1873 г., ко-

гда она была окончательно преобразована в подоходный налог. Обложе-

ние в ней, как можно видеть из представленного описания ее организа-

ции, основывалось на внешних признаках зажиточности и отчасти на

приблизительном исчислении дохода плательщика. Таким образом, эта

форма послужила естественным переходом от чисто личного обложения

к подоходному, так как в ней играют роль уже оба элемента.