Общая типология конституционно-монархических режимов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 

В истории большинства стран Европы, а затем и всего мира

конституционализм являлся синтезом либеральных идеалов и традиционных

политических отношений в эпоху модернизации, результатом которого сталг|

специфическая политическая форма — конституционная монархия. Механизм

власти в данной смешанной форме правления определяется наличием и

постоянной борьбой трех основных сил: народного представительства (пар-

ламента), правительственной __________бюрократии и монархии4.

Роль первой из указанных сил основана на постоянном укреплении

организованного представительства в парламенте ведущих партий, реально

влияющих на судьбу того или иного кабинета. Этот процесс бюрократизации

партий ведет в перспективе к образованию политической машины, цель

существования которой прежде всего в захвате и удержании государственной

власти. Другая сила — правительственная бюрократия — в процессе своего

развития проходит различные стадии, становясь все более дифференцированной,

функционально специализированной и корпоративно объединенной. Общим

результатом этого процесса становится увеличение технических возможностей

бюрократии, степени ее контроля за инструментами управления. Третьей

традиционно наиболее значимой силой является глава исполнительной власти —

монарх, который формально представляет вершину всей пирамиды власти.

Рационализация управления и бюрократизация власти ведут к тому, что

монарх и его ближайшее окружение, некогда осуществлявшие непосредственное;

управление (как это было в абсолютистских монархиях традиционного типа),

оказываются все более оттесненными от него. Между обществом и выража-

ющими его волю представительными учреждениями, с одной стороны, и

монархом — с другой, вырастает высшая бюрократия, которая становится как

бы арбитром между ними, фактически осуществляет реальную власть к

помощью разветвленной системы исполнительных учреждений. Исходя из

такой расстановки сил в обществе возможны два принципиально различных

типа коалиций: между парламентом и монархом против бюрократии или

между бюрократией и монархом против парламента. Возможен также про-

межуточный вариант компромисса двух сил: парламента и монарха. Этот

компромисс, однако, будучи внутренне противоречивым и крайне неустойчивым,

является на деле переходной формой от одного типа правления к другому,. Схематически обрисовав таким образом механизм власти в системе

конституционной монархии, мы получаем возможность осуществить

типологический анализ разновидностей данной формы правления, выделив

три основных типа политических режимов, реально имевших место в истории.

Первый из них представлен английским вариантом конституционной монархии,

который являет собой по существу завуалированную форму парламентской

республики. Коалиция между всесильным парламентом и безвластным монархом

позволяет народному представительству осуществлять действенный контроль

над правительством (кабинетом министров) и всей административно-бюро-

кратической системой. Второй, промежуточный, тип конституционной монархии

определяется как дуалистическая форма правления, при которой парламент

и монарх имеют одинаковые прерогативы в области законодательной, а

отчасти и исполнительной власти, осуществляют взаимный контроль и

сдерживание. Данный режим возникал в ряде государств Западной и Цент-

ральной Европы как результат неустойчивого исторического компромисса

двух начал после крупных революционных потрясений и в тенденции эво-

люционировал к укреплению монархической власти.

Наконец, третий тип конституционной монархии представлял собой так

называемый «монархический конституционализм». В нем в полной мере

реализовывалась коалиция монарха и бюрократии против парламента. Ис-

торическая функция данного типа состояла фактически в сохранении мо-

нархической системы в новых условиях путем изменения структуры власти

и формы правления без изменения ее существа. Данный тип конституционной

монархии, реализовавшийся первоначально преимущественно в странах Цен-

тральной и Восточной Европы, а затем в России и государствах Азии, в

наибольшей степени соответствует введенному нами определению мнимого

конституционализма. Он становится возможным в тех странах, где демо-

кратические силы не имеют реальной социальной опоры, распылены и вы-

нуждены в силу этого апеллировать к государству; власть отделена от

общества, а монарх становится в полной мере заложником бюрократии, не

находя ей противовеса в народном представительстве.