2.4. Практика бюджетных процедур на федеральном и региональном уровнях.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 

Консультативный Совет Европейских судей в Заключении №2 (2001) для

Комитета Министров Совета Европы «О финансировании и управлении судами

для обеспечения эффективности судебных органов и выполнения статьи 6

Европейской Конвенции о правах человека» признал важность того, что

процедуры принятия парламентами бюджета судов должны включать процедуру,

позволяющую принять во внимание мнение самих судов53.

В настоящее время в ряде законов субъектов РФ о мировых судьях подобная

процедура установлена. Например, в Ростовской и Нижегородской областях. Так,

администрация Ростовской области разрабатывает проект областного бюджета в

части финансирования расходов на материально-техническое обеспечение

деятельности мировых судей и их аппаратов, а также денежное содержание

работников аппаратов мировых судей во взаимодействии с председателем

Ростовского областного суда, начальником Управления Судебного департамента

при ВС РФ в Ростовской области и Советом судей области. При наличии

разногласий администрация Ростовской области прилагает к проекту областного

бюджета предложения указанных органов со своим заключением. Представители

Областного суда и начальник Управления Судебного Департамента при ВС РФ в

Ростовской области вправе участвовать в обсуждении проекта областного

бюджета в Законодательном Собрании Ростовской области.

В законе о мировых судьях Нижегородской области данная норма также

установлена. Но в ней сужен круг субъектов, с которыми администрация

осуществляет взаимодействие до Управления Судебного департамента при ВС

РФ в Нижегородской области.

На практике эти процедуры неэффективны. Состояние с финансированием

деятельности мировых судей и материально-техническое состояние участков

мировых судей – тому свидетельство. Во многом такое положение определяется

тем, что судебная власть не признается другими двумя ветвями власти как

равная. Этот вывод подтверждается и результатами анкетирования должностных

лиц: 54,5% против 18,2% высказали мнение о том, что судебная власть занимает

неравное положение с представительной и исполнительной (рис. 5.7).