Экономика интересует?

Православный реабилитационный Центр
alter-tum.ru
Православный реабилитационный Центр
alter-tum.ru
ahmerov.com
загрузка...

4.1 УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТОВ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

После признания жалобы приемлемой Суд продолжает рассмотрение и по необходимости осуществляет исследование обстоятельств дела (ст. 38). Председатель палаты указывает сроки для подачи дальнейших письменных обращений по существу дела и/или для представления новых доказательств, если таковые требуются. Суд

может опрашивать свидетелей и осуществлять расследование на ме_

сте (см. ниже)1, хотя делается это редко. В большинстве случаев Суд

способен установить факты исходя из имеющихся у него документальных свидетельств. Ввиду требования Конвенции об исчерпании

внутренних средств защиты до подачи жалобы в Европейский Суд,

во многих случаях значимые факты после вынесения решений на_

циональными судами не оспариваются.

Суд последовательно подчеркивал, что не склонен (без достаточ_

ного на то основания) ставить под сомнение факты, установленные

национальными судами: «в случае состоявшегося внутреннего разби_

рательства в задачу Суда не входит подмена оценки фактов, прове_

денной национальными судами, собственной оценкой»2. Более того,

хотя Суд и не связан установленными в ходе разбирательства в на_

циональных судах фактами, потребуются «убедительные соображения, которые могли бы побудить его отойти от заключений относи_

тельно обстоятельств по поводу фактов, к которым пришли эти су_

ды»3. Суд также указывал, что «осознает свою вспомогательную роль

и необходимость осторожности в осуществлении функций суда пер_

вой инстанции, устанавливающего факты, за исключением случаев,

когда это неизбежно в обстоятельствах конкретного дела»4. Однако

Суд указал, что если в жалобах содержатся утверждения о нарушении

ст. 2 и 3 Конвенции, то он должен применить «особенно тщательное

исследование», даже если внутреннее разбирательство и расследова_

ние уже состоялись5. Конвенция требует, чтобы государство_ответ_

чик предоставило «все необходимые условия» для расследования (в

любой форме), проводимого Судом с целью установления обстоя_

тельств (ст. 38, п.1(а)); в противном случае государство может под_

вергнуться особой критике Суда в соответствии с этим положением6.

Непредоставление или несвоевременное предоставление информа_

ции или документальных свидетельств7 могут побудить Суд сделать

выводы об обоснованности обвинений (особенно, когда доступ к ин_

формации, способной подтвердить или опровергнуть утверждения

заявителя, имеет только государство)8. Так, подобный вывод Суд сде_

лал в деле Акташ против Турции9, предметом которого была смерть

брата заявителя под стражей, на основании трех причин: правитель_

ство не смогло идентифицировать врача, установившего смерть бра_

та заявителя; правительство возражало против допроса одиннадца_

ти свидетелей в присутствии заявителя, его семьи и представителей;

фотографии, на которых, как утверждалось, было изображено тело

брата заявителя, были представлены Суду только во время допроса

свидетелей. Соответственно, было признано, что в деле Акташ турецкое правительство не выполнило своих обязательств по ст. 38(1).

Приложение к Регламенту Суда (Правила с А1 по А8) регулирует

практику и процедуру установления обстоятельств дела. С целью

прояснения обстоятельств Суд может осуществить «любое следст_

венное мероприятие», в том числе запросить письменные доказа_

тельства и заслушать любое лицо в качестве свидетеля, эксперта или

в любом ином качестве (Правило А1(1)). Палата может назначить

любое число судей с целью установления обстоятельств и проведе_

ния расследования на месте или сбора доказательств любым иным

путем. Это делается после признания жалобы приемлемой (хотя

Правила в исключительных случаях предусматривают такую возмож_

ность до решения о приемлемости — Правило А1(3)). Палата также

может привлечь внешних экспертов в помощь делегации Суда (Пра_

вило А1(3)), а третьи стороны могут получить разрешение на учас_

тие в следственных мероприятиях (Правило А1(6)). И государство_

ответчик, и заявитель должны оказывать Суду содействие в проведе_

нии следственных мероприятий (Правило А2(1)). Если какие_либо

меры, например, явка эксперта, предпринимаются по просьбе госу_

дарства_участника Конвенции, то, согласно Регламенту Суда, связан_

ные с этим издержки несет данное государство, если только Суд не

решит иначе (Правило А5(6)). В других ситуациях Суд решает, долж_

ны ли издержки быть оплачены Советом Европы, или заявителем,

или третьей стороной, по чьей просьбе или от чьего имени данное

лицо выступает. Размер издержек определяется Председателем пала_

ты. На практике, однако, от заявителя практически никогда не тре_

буют оплаты расходов на экспертов или свидетелей.

Не существует строгих правил относительно типа доказательств,

предъявляемых в Суде. Соответственно, заявители и консультирую_

щие их лица должны быть готовы к возможности предоставить Суду

различные виды доказательств, например, фотографические, видео_

или аудиоматериалы. Так, в деле Скоццари и Джунта против Италии

(Scozzari and Giunta v Italy) Суд просматривал видео_ и аудиозаписи

встреч с детьми10.

Суду регулярно представляют доклады, подготовленные межпра_

вительственными организациями и правозащитными неправитель_

ственными организациями, и он нередко опирается на них. Напри_

мер, в делах о плохих условиях содержания в тюрьмах на Суд могут повлиять последние отчеты Европейской комитета по предупрежде_

нию пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обраще_

ния или наказания (ЕКПП) (один из органов Совета Европы). Так, в

деле Дугос против Греции (Dougoz v Greece11) Суд принял во внимание от_

четы ЕКПП об условиях в отделении полиции и центре содержания

под стражей, установив нарушение ст. 3, а в деле Пирс против Греции

(Peers v Greece), Суд обратил внимание на отчет ЕКПП о тюрьме Кори_

даллос12.

Суд не ограничивает представление ему новых доказательств:

Суду в принципе ничто не препятствует принимать во внима(

ние любую дополнительную информацию и новые аргументы

при определении существа жалобы, если он сочтет их значимы(

ми. Новая информация может быть полезной, например, для

подтверждения или опровержения оценки, сделанной Договари(

вающимся государством. Такие «новые» материалы принимают

форму либо дополнительных подробностей относительно фак(

тов, лежащих в основе признанной приемлемой жалобы, либо

юридического аргумента, относящегося к этим фактам13.

В деле КА против Финляндии (KA v Finland14), касавшемся передачи

детей заявителя на попечение государства в 1992 г., правительство

предъявило в Европейский Суд дополнительные доказательства

(включая заметки государственного служащего, написанные в период

с 1992 по 1996 г.), пытаясь оправдать принятые им меры. Суд, однако,

счел, что, поскольку эта информация не была доступна государствен_

ным органам, принимавшим решение, и сторонам, то она не имеет су_

щественного значения для принятия решения о нарушении ст. 8.

4.1.1 Слушания по установлению обстоятельств и следственные

мероприятия на месте

Несмотря на то, что, как сказано выше, Суд осторожно подходит

к первичному установлению обстоятельств дел, там, где между сторо_

106 Обращение в Европейский Суд по правам человека нами имеются фундаментальные противоречия относительно фактов, которые невозможно разрешить путем изучения представленных документов, Суд может провести слушания с целью выяснения

обстоятельств, заслушать показания свидетелей, и предпринять рас_

следование на месте. Эти функции ранее осуществляла Европейская

Комиссия по правам человека.

Так, в деле Ирландия против Соединенного Королевства (Ireland v UK15),

связанном с арестом и содержанием под стражей британскими сила_

ми безопасности подозреваемых — членов Ирландской республикан_

ской армии, Европейская Комиссия заслушала 119 свидетелей. До вы_

несения Судом решения по делу Кипр против Турции (Cyprus v Turkey16),

Европейская Комиссия заслушала свидетельства в Страсбурге, Нико_

сии и Лондоне, а делегаты Комиссии посетили пограничный пункт,

здание суда и деревни греков_киприотов на северном Кипре. В деле

Полторацкий против Украины (Poltoratskiy v Ukraine17) Комиссия заслу_

шала свидетелей в Киеве и посетила тюрьму в Ивано_Франковске,

чтобы оценить обращение с заключенными, приговоренными к

смертной казни. В деле Балиемез против Турции (Balyemez v Turkey)18 и

других делах, связанных с длительными голодовками, Суд организо_

вал осмотр заявителей в тюрьме медицинскими экспертами.

Требование о том, чтобы каждое государство_ответчик предостав_

ляло «все необходимые условия» для любых следственных меропри_

ятий, осуществляемых Судом с целью установления обстоятельств

дела (ст. 38, п. 1(а)), в равной степени относится и к слушаниям по

выяснению обстоятельств и следственным действиям на месте. Кро_

ме того, Правило А2 требует от государства оказывать делегации Су_

да «необходимое содействие при проведении любых следственных

мероприятий». Государство также обязано обеспечивать свободу пе_

редвижения и надлежащую безопасность делегации Суда и всем за_

явителям, свидетелям и экспертам, и «принимать все меры к тому,

чтобы ни одно лицо или организация не понесли неблагоприятных

последствий вследствие дачи свидетельских показаний перед делега_

цией или вследствие оказания ей какого_либо содействия» (Правило

А2(2)). Государство, следовательно, обязано оказывать полное содействие Суду в проведении расследования. В деле Шамаев и др. против Грузии и России (Shamayev and others v Georgia and Russia19) делегации Су_

да было отказано в доступе к пяти экстрадированным заявителям, со_

державшимся под стражей, пока дело рассматривалось Ставрополь_

ским краевым судом, что побудило Суд напомнить правительству о

его обязательствах по ст. 38, п. 1 и 34 Конвенции и повторить, что

«вопрос доступа к заявителям относится к области международного

права — в частности, Европейской Конвенции по правам человека,

которая, согласно российскому законодательству, имеет приоритет

перед внутригосударственным правом — и, следовательно, должен

быть решен исключительно Европейским Судом по правам челове_

ка»20. Более того, необеспечение явки свидетелей на слушания Суда

может побудить Суд сделать выводы об обоснованности обвинений21.

В ряде дел, поданных частными лицами против Турции с середи_

ны 1990_х годов, бывшая Комиссия и новый Суд провели слушания

по установлению обстоятельств в Страсбурге и Турции с целью раз_

решить вопрос о фундаментальных расхождениях между сторонами

по фактическим обстоятельствам дела. Дела в отношении Турции ка_

сались серьезных нарушений, включая разрушение деревень, случаи

внесудебных казней и пыток, имевшие место на юго_востоке Турции,

где было объявлено чрезвычайное положение. Во многих из этих

дел национальные власти не провели какого_либо эффективного

расследования по обвинениям и, соответственно, национальные су_

ды не установили никаких обстоятельств.

Страсбургские институты признают ограниченность своих воз_

можностей при подобном установлении обстоятельств22. Свидетелей

невозможно принудить к явке, и государствам_ответчикам невозмож_

но приказать представить конкретные документы. Могут быть и

сложности с оценкой устных показаний, полученных через перевод_

чиков, и, конечно, Комиссия и Суд не могут непосредственно озна_

комиться с конкретными условиями данного региона.

Разумеется, после 1998 г. некоторые лица в Суде не склонны про_

водить слушания по установлению фактов по соображениям материальных и временных издержек. Подобные слушания нередко занимают вплоть до недели и требуют участия как минимум пяти или шести

сотрудников Суда (обычно трех23 судей, секретаря и юристов, а так_

же переводчиков). Несмотря на эти соображения, новый Суд провел

ряд слушаний по выяснению обстоятельств и расследований на мес_

те в делах, где заявителем были выдвинуты достаточно обоснован_

ные жалобы prima facie. Представляется, что в делах, непосредствен_

но связанных с предполагаемыми грубыми нарушениями Конвен_

ции, обстоятельства которых не были установлены на националь_

ном уровне, роль Суда в установлении фактов становится важней_

шей в процедуре по Европейской Конвенции, без которой жертвам

серьезных нарушений прав было бы чрезвычайно трудно получить

защиту в Страсбурге.

Помимо турецких дел24, после 1998 г. Суд проводил слушания по ус_

тановлению обстоятельств и/или направлял миссии в некоторые

другие Договаривающиеся Государства. Например, в связи с делом Ва(

лашинаса делегаты Суда опросили свидетелей и посетили тюрьму в

Литве25. В марте 2003 г. делегация из четырех судей заслушала 43 сви_

детелей в Кишиневе и Тирасполе в Молдове в связи с делом Илашку и

других против Молдовы и России (Ilascu and Others v Moldova and Russia26),

в котором заявители — граждане Молдовы — жаловались на различ_

ные нарушения Конвенции в занятом Россией Приднестровье. Слу_

шания проходили в различных местах: в миссии ОБСЕ в Молдове, в

тюрьме и в штаб_квартире «оперативной группы российских войск в

Приднестровском регионе Молдовы» в Тирасполе. Помимо опроса

заявителей, судьи опросили политиков и чиновников из Молдовы,

персонал тюрьмы в Тирасполе и российских военнослужащих27. Од_

нако в деле Хью Джордан против Соединенного Королевства (Hugh Jordan

v UK28) Суд отказался проводить слушание по установлению фактов, поскольку различные внутренние разбирательства (гражданский иск

и дознание) еще не завершились. Суд усмотрел различие между этим

делом и турецкими делами, в отношении которых им были предпри_

няты следственные мероприятия, несмотря на незавершенное внут_

реннее разбирательство29, в том, что данное разбирательство в Тур_

ции было уголовным и завершилось, по крайней мере, в первой ин_

станции, а также в том, что в этих делах существенной частью аргу_

ментов заявителей было то, что серьезные дефекты расследования

сделали уголовное разбирательство неэффективным30.

Несомненно, что слушания по установлению обстоятельств и рас_

следования на месте могут оказать чрезвычайно важное влияние на

оценку Судом ранее представленных доказательств, а также на пред_

ставление дальнейших убедительных доказательств. В деле Пирс про(

тив Греции (Peers v Greece31) делегаты Комиссии опросили заявителя и

трех свидетелей в тюрьме Коридаллос (одного заключенного и двух

сотрудников тюрьмы). Они проинспектировали тюремный изоля_

тор, общую атмосферу которого нашли «омерзительной», и сравни_

ли камеру заявителя со «средневековой темницей»32.

Суд выразил обеспокоенность неизбежным промежутком време_

ни между рассматриваемыми событиями и процедурой Суда по выяс_

нению обстоятельств. Например, в деле Ипек против Турции (Ipek v

Turkey33) Суд указал, что «давность событий сказывается на способно_

сти свидетеля вспоминать их в подробностях и точно... свидетелей,

дававших показания перед Делегатами, просили вспомнить проис_

шествия, случившиеся за много лет до этого».

Суд также указал, что на его решение о проведении слушания по

выяснению обстоятельств может повлиять время, прошедшее с мо_

мента рассматриваемого события. Например, в деле Танлы против

Турции (Tanlı v Turkey) Суд указал, что длительный срок, истекший с

момента смерти сына заявителя (в 1994 г.), был фактором, оказав_

шим влияние на решение о том, что расследование обстоятельств де_

ла не поможет в разрешении имеющихся вопросов34. Конечно, в таком обосновании присутствует риск причинения ущерба интересам

заявителей — они, в сущности, могут пострадать из_за задержек в рас_

смотрении их дела, которые находятся вне их контроля и вызваны

исключительно неприемлемо большим скоплением дел в системе са_

мого Суда. В деле Танли, связанном со смертью сына заявителя, со_

державшегося под стражей службами безопасности, решение не про_

водить слушание по установлению фактов, вероятно, не нанесло су_

щественного ущерба позиции заявителя, так как Суд смог установить

ответственность государства за эту смерть по ст. 2, поскольку прави_

тельство не представило никакого правдоподобного объяснения.

Однако в других делах, где подобный перенос бремени доказывания

относительно предполагаемых жертв жестокого обращения под

стражей невозможен, решение не проводить слушание по выясне_

нию обстоятельств на основании давности событий может нанести

серьезный ущерб попыткам заявителя аргументировать свою жалобу

таким образом, чтобы отсутствовали разумные основания для сомне_

ния, как этого требует Суд35.

Особенностью процедуры установления обстоятельств, которая

несомненно уменьшает ее эффективность, является отсутствие у Су_

да полномочий принудить свидетеля к явке и даче показаний Суду.

Эта проблема была упомянута в деле Денизчи и другие против Кипра

(Denizci and others v Cyprus), где из 28 свидетелей, вызванных для дачи

показаний, не явились пятеро36. В деле Ипек против Турции (Ipek v

Turkey37), касавшемся «исчезновения» двух сыновей заявителя, Суд не_

одобрительно отнесся к неявке двоих свидетелей, вызванных прави_

тельством. Делегатам Суда сообщили об отказе деревенского мухта(

ра от дачи показаний в тот самый день, когда он должен был это сде_

лать. Тогда Суд попросил правительство взять у него письменное

подтверждение под присягой, подтверждающее отказ от дачи пока_

заний по собственной воле. В письменном подтверждении он за_

явил, что не явился, поскольку ничего не знал о рассматриваемом

происшествии, что, по мнению Суда, не оправдывало его отказа от

дачи показаний. Отказ одного из ведущих прокуроров дать показания делегатам Комиссии был предметом «резкого неодобрения» Суда в деле Нурай Сен против Турции, № 2 (Nuray Sen v Turkey (No. 2))38.

Тем не менее, неявка ключевого свидетеля для дачи показаний де_

легации Суда может побудить Суд прийти к определенным заключе_

ниям относительно обстоятельств дела. Например, в деле Эльчи и дру(

гие против Турции (Elзi and Others v Turkey)39, связанном с содержанием

под стражей и жестоким обращением с заявителями_юристами, не_

сколько прокуроров дали показания, из которых следовало, что глав_

ный прокурор в конечном счете был ответственен за арест заявите_

лей. Суд, однако, отметил, что главный прокурор не давал показаний

и правительство даже не предложило заслушать его в качестве свиде_

теля40. Соответственно, Суд сделал вывод об отсутствии ясной карти_

ны в связи с предшествовавшей санкцией на арест, что было одним

из факторов, побудившим Суд признать нарушение ст. 5, п. 1 Конвен_

ции. Невозможность допросить ключевых свидетелей может также

повлечь за собой вывод о невыполнении Правительством своих обя_

зательств по ст. 38, п. 1(а) Конвенции оказывать Суду все необходи_

мое содействие в установлении обстоятельств дела, и послужить

причиной определенных заключений Суда.

4.1.2 Процедура слушаний по установлению обстоятельств

В исключительных случаях, если заявитель считает необходимым

проведение Судом слушаний по установлению обстоятельств, пред_

ставитель заявителя должен обратиться в Суд как можно скорее по_

сле признания жалобы приемлемой и изложить основания, по кото_

рым заявитель полагает необходимым допрос свидетелей Судом. Це_

лесообразно на этом этапе направить в Суд список предполагаемых

свидетелей. В этот список должны входить не только свидетели, ко_

торые могут подтвердить версию событий заявителя, но и «государ_

ственные свидетели» — прокуроры, сотрудники полиции и тюрем_

ные служащие, в зависимости от контекста дела. Государство_ответ_

чик нередко предлагает минимальный список свидетелей, в котором

может не оказаться даже ключевых «государственных» свидетелей,

если правительство предпочитает их не допрашивать. Поэтому очень важно, чтобы представитель заявителя составил полный список государственных свидетелей. Если имя конкретного должност_

ного лица неизвестно, то тогда они, конечно, могут быть представле_

ны Суду по должности или званию (например, прокурор указанного

города). Необходимо составить краткое изложение ожидаемых по_

казаний каждого свидетеля (если у вас уже есть заявления свидете_

лей) или, по крайней мере, сфера вопросов, которые он предполо_

жительно может прояснить (если заявлений свидетелей нет). Такой

список поможет представителю заявителя продемонстрировать Су_

ду полезность слушания для достижения решения по делу. Предста_

вителю заявителя необходимо продемонстрировать наличие ключе_

вых свидетелей, готовых дать показания, и важность этих показаний

для установления нарушения Конвенции. Например, в делах, связан_

ных со случаями смерти, в которых заявитель обвиняет должност_

ных лиц, Суд может решить провести слушание для выяснения об_

стоятельств, если сочтет, что имеется достаточный шанс установле_

ния в ходе этой процедуры, ответственно ли государство по ст. 2 за

смерть жертвы. Однако если единственным вероятным исходом бу_

дет установление того, что государство не расследовало должным об_

разом обстоятельства гибели, то маловероятно, что слушание состо_

ится.

Далее Суд сообщит сторонам о решении относительно опроса

свидетелей и, возможно, назначит предварительные даты. Если оно

еще не представлено, Суду потребуется краткое изложение их пред_

полагаемых показаний. Рассмотрев предложения сторон относи_

тельно свидетелей, которых необходимо вызвать, Суд составляет

предварительный список свидетелей. Он может также попросить

представителей сторон посетить подготовительное заседание в

Страсбурге с целью окончательного согласования списка свидетелей

(Правило А4(2)). Это заседание обычно осуществляется перед соста_

вом из трех судей, которые будут проводить полное слушание (совме_

стно с секретарем секции и присутствующими юристами). На подго_

товительном заседании стороны просят подтвердить, что свидетели

по_прежнему готовы и в состоянии посетить заседание по установле_

нию обстоятельств; кроме того, им могут задать вопросы о предполо_

жительном содержании свидетельских показаний.

Далее Суд представляет предварительное расписание заседаний и

свой список свидетелей, а также повестки для свидетелей, которые

должны вручаться сторонами. Суд предоставляет переводчиков для перевода с национального языка на английский и/или французский

и наоборот. Если свидетели будут давать показания не на государст_

венном языке, то следует уведомить Суд заранее (например, в Тур_

ции некоторые свидетели на слушаниях по установлению фактов да_

вали показания на курдском языке). Суд потребует представить при_

чины неявки какого_либо из вызванных свидетелей. Слушания обыч_

но проводятся составом из трех судей, с участием Секретаря секции

и в присутствии юриста Секретариата Суда. На слушании председа_

тельствует глава состава из трех судей. Руководить опросом свидете_

лей может как председательствующий, так и другие судьи. При опро_

се «свидетелей заявителя» после судей задать вопросы может пред_

ставитель заявителя, а потом — правительство (при опросе «государ_

ственного свидетеля» правительство предшествует заявителю). Од_

нако составы Суда нередко следуют разным процедурам: некоторые

из них подробно допрашивают свидетелей, прежде чем такая воз_

можность предоставляется представителям сторон, некоторые —

нет. Соответственно, желательно, чтобы представители были гото_

вы, если потребуется, к полному допросу каждого свидетеля. Суд

обычно не готовит «подборок документов» и не требует этого от сто_

рон. Это может создать трудности, если свидетелям необходимо оз_

накомиться с определенными документами, и представляется, что

Суд должен пересмотреть эту практику. Сторонам целесообразно пе_

ред слушаниями попытаться согласовать список документов с Судом.

Представители сторон должны учесть способ представления оп_

ределенных видов доказательств — таких как карты, фотографии и

видеоматериалы. Суд следует предварительно уведомить в случае не_

обходимости в особых приспособлениях, например, оборудовании

для показа видеофильмов. Так, в деле Йёйлер против Турции (Yцyler v

Turkey41, связанном с налетом сил безопасности на деревню, заяви_

тель заранее просил о предоставлении диапроектора для показа на_

рисованной им от руки карты его деревни, которая в дальнейшем ис_

пользовалась свидетелями, чтобы указывать на сожженные дома.

Представители заявителя должны быть готовы к обнародованию

правительством_ответчиком дополнительных документов непосред_

ственно до, во время или после заседания. Эта практика довольно

распространена, несмотря на то, что все документы должны быть об_

народованы до слушания. Представители сторон должны быть готовы запросить обнародования «новых» документов, о которых свиде_

тели расскажут во время заседания.

После слушания Суд передает сторонам стенографический отчет

о слушании для проверки и внесения исправлений (Правило А8). Суд

может затребовать от сторон новые документальные свидетельства,

вытекающие из устных показаний.