4.3 ИСКЛЮЧЕНИЕ ДЕЛА ИЗ СПИСКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

Помимо урегулирования дел посредством процедуры мирового

соглашения, Суд может исключить дело из списка на любой стадии

разбирательства, если установит, что имеет место одна из следую_

щих ситуаций (ст. 37, п. 1; Правило 43):

а) заявитель не намеревается продолжать разбирательство своей

жалобы;

б) дело было разрешено;

в) по любой иной причине Судом установлено, что рассмотрение

жалобы более не оправданно.

В любой из этих ситуаций, однако, Суд не может исключить дело,

если «соблюдение прав человека» требует продолжения разбира_

тельства. Например, в деле Тайрер против Соединенного Королевства

(Tyrer v UK65), связанном с телесным наказанием ребенка, Суд отказал_

ся исключать дело из списка, несмотря на желание заявителя ото_

звать его, поскольку счел, что в нем поднимаются вопросы общего

характера, влияющие на соблюдение Конвенции и требующие даль_

нейшего исследования. Исключенное дело может быть восстановле_

но в списке, если Суд сочтет, что для этого имеются особые обстоя_

тельства (ст. 37, п. 2 и Правило 43, п. 5) — см., например, дело Ачар

против Турции (Acar v Turkey66), упоминаемое ниже. В случае исключе_

ния дела из списка, распределение расходов остается на усмотрение

Суда. Соответственно, на его усмотрении находится и вопрос о при_

суждении заявителю компенсации издержек (согласно п. 4 Правила

43), как, например, сделала Большая Палата в деле Пизано против

Италии (Pisano v Italy67). На практике же Суд не присуждает оплату из_

держек против заявителя.

При исключении дела из списка после вынесения решения о при_

емлемости выносится окончательное решение (Правило 43, п. 3), ко_

торое потом направляется Комитету Министров для надзора за со_

блюдением любых имеющих отношение к делу обязательств (соглас_

но п. 2 ст. 46).

4.3.1 Нежелание продолжать разбирательство по жалобе (ст. 37,

п. 1(а))

Первая категория п. 1 ст. 37 ясна. Суд в течение некоторого време_

ни предоставляет заявителю несколько возможностей ответить на

письма Суда, прежде чем исключить жалобу из списков. Например, дело Пелтонен против Финляндии (Peltonen v Finland68) было исключено

в сентябре 2000 г., после того как с марта 2000 г. от заявителя не бы_

ло ответа. В деле Якан против Турции (Yakan v Turkey69) заявитель не от_

вечал на письма Суда (в том числе и на письма, направленные заказ_

ной почтой) с марта 1999 г.

4.3.2 Разрешение спора (ст. 37, п. 1(b))

Вторую категорию составляют дела, считающиеся «урегулирован_

ными»70. Например, ст. 37, п. 1(b) была применена в деле Сяолинь про(

тив Венгрии (Xiaolin v Hungary71) после того, как венгерское прави_

тельство отклонило требование китайского правительства об экс_

традиции заявителя. Подобным образом на этом основании было ис_

ключено дело Абдуни против Франции (Abdouni v France72), после отме_

ны запретительного судебного приказа в отношении заявителя —

гражданина Алжира. В деле Пизано против Италии (Pisano v Italy73) за_

явитель жаловался по ст. 6 на несправедливость уголовного разбира_

тельства, возбужденного против него, однако дело было исключено

Большой палатой как разрешенное после оправдания заявителя в хо_

де последующего пересмотра дела. В последующем разбирательстве

был допрошен ключевой свидетель (то, что свидетели не были до_

прошены, было одним из оснований жалобы заявителя), и приговор

в отношении заявителя был отменен. В деле Балыкчи против Турции

(Balikзi v Turkey74) к заявителю_госслужащему было применено дисцип_

линарное взыскание за участие в забастовке протеста против отсут_

ствия у государственных служащих профсоюзных прав. Однако впо_

следствии в турецкую конституцию были внесены поправки, призна_

ющие такие права, было приведено в соответствие с Европейской

Конвенцией и внутреннее законодательство о профсоюзных правах

для государственных служащих, а заявитель подпал под амнистию, в

результате чего выговор был удален из его личного дела. Кроме того, заявитель продолжал работать у своего работодателя, не испытывая

никаких притеснений. В этих обстоятельствах Суд счел дело разре_

шенным и исключил его из списков в соответствии с п. 1(b) ст. 37.

Напротив, дело не будет считаться «разрешенным» по смыслу ст.

37(1)(b), если положение уголовного законодательства, в соответст_

вии с которым заявитель подвергся преследованию и был осужден,

было впоследствии отменено, а приговор в отношении заявителя ос_

тался неизменным75.

4.3.3 Неоправданность дальнейшего рассмотрения жалобы

(ст. 37, п. 1(с))

Третью категорию, однако, гораздо труднее определить с какой_

либо реальной точностью. Она предоставляет Суду широкую свобо_

ду усмотрения при исключении дел, дальнейшее рассмотрение кото_

рых неоправданно «по любой другой причине». В 2001 г. Суд сослал_

ся на это положение для того, чтобы оправдать прекращение произ_

водства по ряду дел против Турции, касавшихся предположительно

допущенных ею грубых нарушений прав человека: Акман против Тур(

ции (Akman v Turkey76) (гибель в результате огнестрельного ранения

силами безопасности), Харан против Турции (Haran v Turkey77), Тогчу

против Турции (Togзu v Turkey78) и ТА против Турции (TA v Turkey79) (все

три — дела об «исчезновениях»). В каждом из этих дел стороны об_

суждали условия мирового соглашения, но к соглашению так и не

пришли. Правительство далее представило Суду «одностороннее»

изложение условий, на основании которых оно просило прекратить

дела в соответствии со ст. 37. Заявители возражали против прекра_

щения их дел на основании того, что условия, выдвинутые прави_

тельством, не разрешали дела и никоим образом не оправдывали его

прекращения. Тем не менее, посредством нескольких решений пала_

ты, эти дела были исключены из списков. Вызывает сожаление80, что

Суд прибег к этому плохо сформулированному положению для прекращения дел, связанных со столь серьезными предполагаемыми на_

рушениями Конвенции, которые не были должным образом урегули_

рованы условиями, предлагавшимися правительством81. И действи_

тельно, впоследствии Большая Палата Суда выказала беспокойство

относительно такого развития событий. Дело ТА об «исчезновении»

было передано в Большую Палату, которая в своем решении по делу

Ачар против Турции (Acar v Turkey82) в 2003 г., по сути, «отменила» ре_

шение палаты о прекращении дела, которое было восстановлено в

списке в соответствии со ст. 37, п. 2 83. Суд установил, что, в зависи_

мости от обстоятельств дела, его прекращение по ст. 37, п. 1(с) мо_

жет быть оправданным в результате односторонней декларации го_

сударства_ответчика, даже если заявитель возражает против этого.

Были указаны следующие факторы, как потенциально могущие

иметь значение84:

— характер жалоб;

— соизмеримы ли поднимаемые вопросы с вопросами, уже решен_

ными Судом в предшествующих делах;

— характер и рамки мер, принятых правительством_ответчиком в

контексте исполнения решений, вынесенных Судом по предыдущим

аналогичным делам;

— влияние этих мер на данное дело;

— имеется ли между сторонами спор относительно фактов, и если

да, в какой мере и какой доказательственной ценностью prima facie

обладают объяснения сторон по поводу обстоятельств;

— собрал ли уже сам Суд доказательства по делу в целях установле_

ния спорных обстоятельств;

— признало ли правительство в своей односторонней декларации

какие_либо нарушения Конвенции и если да, то каковы рамки этого

признания и способ, которым оно намеревается предоставить заяви_

телю возмещение.

В деле Ачар Большая Палата решила не исключать дело из списков, поскольку его обстоятельства в значительной степени были

предметом спора между сторонами, правительство отказывалось

признавать какую_либо ответственность или обязательство, и его од_

носторонняя декларация неадекватно отражала жалобы заявителя

по Конвенции. Однако самую значительную роль сыграло неупоми_

нание о каком_либо обязательстве провести расследование жалобы

по Конвенции в связи с фактом «исчезновения». Соответственно, со_

ображения «соблюдения прав человека», согласно ст. 37, п. 1, требо_

вали исследования дела по существу. В своем совместном совпадаю_

щем мнении судьи Братца, Тулкенс и Вайич выразили мнение, что

процедура прекращения дела «должна оставаться исключительной

мерой и, в любом случае, не должна использоваться для того, чтобы

хитростью обойти сопротивление заявителя мировому соглаше_

нию».

Другие дела, прекращенные по ст. 37, п. 1(с), показывают, что до_

вольно часто встречаются совпадения со ст. 37, п. 1(b). В деле Калан(

тари против Германии (Kalantari v Germany85) предшествующее реше_

ние о выдворении заявителя в Иран было отменено и, соответствен_

но, дело исключено из списков по ст. 37, п. 1(с) на том основании,

что его рассмотрение более не было необходимым. Обосновывая

это решение, Суд противопоставил данное дело решению по делу Ах(

мед против Австрии (Ahmed v Austria86), где власти просто решили при_

остановить исполнение распоряжения о депортации заявителя (в

Сомали), остававшееся при этом в силе. Заявителем по делу Виктор(

Эммануил Савойский против Италии (Victor Emmanuel of Savoy v Italy87)

был сын последнего короля Италии, жаловавшийся на установлен_

ный для него законом запрет на въезд и проживание в Италии. Дело

было прекращено после внесения изменений во внутреннее законо_

дательство, которые разрешили заявителю вернуться в Италию. В

деле JM против Соединенного Королевства (JM v UK88) заявительница

стала жертвой изнасилования и, согласно внутреннему законода_

тельству, могла быть подвергнута всестороннему перекрестному до_

просу со стороны напавшего на нее. Жалоба была исключена из спи_

ска по ст. 37, п. 1(с) после того, как государство согласилось выплатить 6 тыс. фунтов стерлингов в качестве компенсации морального

ущерба плюс юридические расходы. Кроме того, в 1999 г.89 вступил в

силу закон, ограничивший возможность обвиняемого лично подвер_

гать перекрестному допросу потерпевшего.