5.5 ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

5.5.1 Средства защиты

Чрезвычайно важно, чтобы с самого начала разбирательства за_

явители получили четкое представление о том, что может и чего не

может сделать Европейский Суд в рамках предоставления средств за_

щиты от нарушений Конвенции. Воздействие решения, в котором

Суд установил нарушение Конвенции, состоит в наложении правово_

го обязательства на государство_ответчика положить конец наруше_

нию и предоставить возмещение за его последствия таким образом,

чтобы насколько возможно восстановить ситуацию, имевшую место

до нарушения (restitutio in integrum). Поэтому, если restitutio in integrum

возможно, то осуществлять его должно государство, поскольку Суд

не обладает властью восстановить ранее имевшую место ситуацию18.

Если restitutio in integrum на практике невозможно, то государство_от_

ветчик свободно в выборе средств для исполнения решения19, при ус_

ловии, что они совместимы с выводами, изложенными в решении

Суда20.

Суд разъяснил свою позицию, указав, что:

Решение, в котором Суд устанавливает нарушение, налагает на

государство*ответчика правовое обязательство не просто выпла*

тить заинтересованным лицам суммы, присужденные в порядке

справедливой компенсации, но также выбрать, под контролем

Комитета Министров, общие и/или, в случае необходимости,

индивидуальные меры, которые необходимо принять в рамках

внутреннего правопорядка, чтобы положить конец нарушению,

установленному Судом, и, насколько возможно, исправить его

воздействие21.

Суд также указал в связи со справедливой компенсацией, что:

«Согласно ст. 41 Конвенции цель присуждения сумм в порядке

справедливой компенсации состоит в предоставлении возмеще*

ния исключительно за понесенный ущерб в той мере, в какой та*

кие события составляют последствия нарушения, которые не

могут быть возмещены иным образом»22.

Поэтому решения Европейского Суда являются «деклараторными

по своей природе»23. В деле, в котором заявитель добился признания

нарушения Конвенции, Суд объявляет, что Конвенция была наруше_

на, а также может назначить компенсацию ущерба и издержек. Одна_

ко он не отменяет решения национальных органов власти или судов

(в том числе приговоров)24, не опротестовывает внутреннее законо_

дательство и не требует, чтобы государство изменило свое законода_

тельство25 или приняло какие_либо иные конкретные меры в рамках

национальной правовой системы (например, такие как передача заключенных под юрисдикцию другого государства Конвенции26 или

приказ о выплате штрафов). Это является отражением того факта,

что Европейский Суд выносит решения по нарушениям международ_

ного права.

Тем не менее, Суд может давать общие указания на обязательства,

которые он считает вытекающими из права и практики Конвенции.

Например, в деле Скоццари и Джунта против Италии (Scozzari and

Giunta v Italy27), касавшемся посещений детей родителями, Суд указал,

что «соответствующие власти, в данном случае ювенальный суд, обя_

заны постоянно проявлять бдительность, в первую очередь в отно_

шении действий социальных служб, с целью обеспечить, чтобы эти

последние не нарушали решений властей»28. В деле Гёргулу против Гер*

мании (Gцrgьlь v Germany)29 Суд указал, что, вследствие нарушения

прав заявителя по ст. 8 Конвенции, вызванного отказом в доступе и

праве опеки над сыном, обязательство государства исполнить реше_

ние в соответствии со ст. 46 означает «предоставить заявителю по

крайней мере возможность видеться со своим ребенком».

Кроме того, если государство_участник Конвенции не предприни_

мает должных мер по изменению законодательства, которое было

признано нарушающим Конвенцию, Суд выражает все большую го_

товность комментировать этот факт в последующих решениях по то_

му же вопросу. Например, в деле Мессина против Италии (№2)

(Messina v Italy (No. 2)), которое касалось законодательства, относя_

щегося к досмотру переписки заключенных (что, как уже признава_

лось ранее, является нарушением ст. 8), Суд высказался следующим

образом:

Суд уже установил, что раздел 18, который не закладывает пра*

вил ни о сроке действия мер по досмотру переписки заключенных,

ни об основаниях, оправдывающих таковые, не указывает с до*

статочной ясностью рамок и способа применения свободы усмо*

трения, предоставленной властям в соответствующей сфере

(см. решение по делу Калоджеро Диана против Италии от 15 но*

ября 1996 г., 15, Reports 1996*V, с. 1775*76, §§ 29*33, и решение... Суд подчеркивает, что до сегодняшнего дня ни поправка в раз*

дел 35 Акта о Тюремной Администрации, упомянутого прави*

тельством ... ни законопроект, представленный в сенат минис*

тром юстиции 23 июля 1999 г., целью которого было привести

применяемый закон в соответствие с решениями Суда по делам

Калоджеро Диана и Доменикини ... по всей видимости, не были

приняты. Более того, рассмотрения в Суде ожидают еще не*

сколько жалоб, которые также касаются досмотра переписки

заключенных30.

Подобные комментарии показывают, какую огромную нагрузку

на Суд создают дела_клоны (т. е. схожие повторяющиеся наруше_

ния), а также демонстрируют раздражение Суда государствами, ко_

торые не исправляют законы, нарушающие Конвенцию31. В резо_

люции, принятой в 2004 г., Комитет Министров призвал Суд пред_

принять дальнейшие шаги по содействию государствам в установ_

лении проблем, лежащих в основании нарушений. Резолюция при_

зывает Суд:

насколько возможно, указывать в решениях, устанавливающих

нарушение Конвенции, то, что он считает лежащей в их основе

системной проблемой, и источник этой проблемы, в частности,

тогда, когда они с вероятностью породят многочисленные жало*

бы, с целью помочь государствам находить приемлемое решение,

а Комитету министров — осуществлять контроль над исполне*

нием решений...32

В связи с этим Комитет Министров также призвал государства

подвергнуть переоценке эффективность внутренних средств защиты и, в частности: «пересмотреть, после решений Суда, указываю_

щих на структурные или общие недостатки в национальном законо_

дательстве или практике, эффективность существующих внутренних

средств правовой защиты и, где необходимо, установить эффектив_

ные средства защиты, чтобы избежать подачи повторяющихся дел в

Суд»33.

Кроме того, Комитет Министров, стремясь усовершенствовать

процедуру контроля над исполнением решений, призвал заместите_

лей Министров «принять конкретные и эффективные меры по улуч_

шению и ускорению исполнения решений Суда, в первую очередь

вскрывающих основополагающие системные проблемы»34.

Первым решением, в котором Суд ответил на эти резолюции и ре_

комендации Комитета Министров, было решение по делу Бронёвски

против Польши (Broniowski v Poland35), в котором Большая Палата уста_

новила нарушение ст. 1 Протокола 1 в результате невыплаты заяви_

телю компенсации за утраченное им и его семьей имущество (нахо_

дящееся сейчас во Львове на Украине) после репатриации в Польшу

после Второй мировой войны. Суд указал: «заключение Суда подразу_

мевает, что нарушение права заявителя, гарантированного ст. 1 Про_

токола 1, было порождено распространенной проблемой, вызван_

ной плохим функционированием польского законодательства и ад_

министративной практики и повлиявшей и до сих пор способной по_

влиять на большое число лиц»36. Суд признал, что 80 тыс. человек бы_

ло затронуто этой системной проблемой37 и что в его производстве

находится 167 связанных с ней жалоб: «это не только отягчающий

фактор в том, что касается ответственности государства по Конвен_

ции за существующее или прошлое состояние дел, но также представляет угрозу эффективности механизма Конвенции38» в будущем.

Так, Суд указал на необходимость общих мер на национальном уров_

не, с целью исправления системного дефекта и предоставления ин_

дивидуального возмещения. Суд впоследствии решил отложить все

ожидающие рассмотрения и будущие жалобы, поднимающие те же

вопросы, до тех пор, пока на национальном уровне не будут приняты

меры по исполнению решения по делу Бронёвски39.

Суд также предпринял шаги к тому, чтобы подчеркнуть проблему

итальянских дел о продолжительности судебного разбирательства.

Суд установил, что многочисленные нарушения требования о разум_

ном сроке разбирательства в итальянских делах привело к практике,

несовместимой с Конвенцией, и это является отягчающим обстоя_

тельством при установлении нарушения ст. 6(1) Конвенции40. Это

привело к гораздо более упрощенному рассмотрению таких дел, хо_

тя это обстоятельство само по себе критиковалось судьей Феррари

Браво41. Данная формулировка ясно показывает, насколько серьез_

ной считает Суд данную ситуацию; однако, не очевидно, что установ_

ление нарушения отражается, например, в каком_либо увеличении

сумм компенсаций за ущерб. Рассматривая возможные варианты ре_

формы системы Суда, делегаты правительств уклонились от предло_

жений, чтобы упорствующие государства подвергались взысканиям

за повторяющиеся нарушения, однако сейчас предложение было

принято в рамках Протокола 14 (см. ниже), что позволит Комитету

Министров передавать в суд дело, по которому государство отказыва_

ется исполнять окончательное решение.

В исключительных случаях суд может пойти дальше простого дек_

лараторного возмещения и присуждения компенсации. В двух облас_

тях, рассматриваемых ниже (реституция в делах о собственности и освобождение незаконно задержанного лица) Суд выказал готовность предпи_

сать государству иные меры, помимо выплаты компенсации жертве.

Еще в двух областях, рассматриваемых ниже (уголовное расследование и

пересмотр уголовных дел), Суд доказал свою готовность давать рекомен_

дации относительно мер возмещения, которые должно предпринять

государство, однако не дошел до того, чтобы требовать от государств

конкретных шагов.

5.5.2 Реституция в делах о собственности

В связи с реституцией в делах о собственности, Суд подтвердил го_

товность выйти за пределы деклараторного возмещения. В ряде дел,

касавшихся национализации собственности, где заявители успешно

обжаловали нарушения ст. 1 Протокола 1 Конвенции, Суд потребо_

вал от государства возвращения собственности, при невыполнении

чего оно обязано выплатить заявителю компенсацию42.

5.5.3 Освобождение незаконно задержанного лица

Заявитель по делу Ассанидзе против Грузии43 находился под стражей

в Аджарской автономии Грузии в течение трех лет после того, как

Верховный Суд Грузии оправдал его и вынес решение о его освобож_

дении. Правительство Грузии принимало как правовые, так и поли_

тические меры по обеспечению его освобождения, но безуспешно.

Большая Палата постановила, что продолжающееся содержание за_

явителя под стражей произвольно и нарушает ст. 5(1) и ст. 6(1). Вви_

ду исключительности и неотложности этого случая, Суд предписал

государству_ответчику «обеспечить освобождение заявителя так быс_

тро, насколько возможно». Аргументация суда при принятии такого

беспрецедентного шага была довольно лаконичной: «по самой своей

природе нарушение в данном деле не оставляет никакого реального

выбора относительно мер, требуемых для его исправления». Сход_

ное решение было принято Большой Палатой в деле Илашку и др. про*

тив России и Молдовы (Ilascu and others v Russia and Moldova44), в котором Суд постановил, inter alia, что три заявителя незаконно содержались

и продолжали содержаться под стражей в «Приднестровской Мол_

давской республике», регионе Молдовы, который в 1991 г. провоз_

гласил независимость, но не был признан международным сообщест_

вом. Они были признаны виновными «Верховным Судом ПМР», уч_

режденным органом власти, незаконным с точки зрения междуна_

родного права. Суд рассудил следующим образом:

Суд ... полагает, что всякое продолжение незаконного и произ*

вольного содержания под стражей трех заявителей необходимо

повлекло бы за собой продолжение серьезного нарушения ст. 5, ус*

тановленного Судом, и нарушение обязательства государств*от*

ветчиков по ст. 46(1) Конвенции исполнять решения Суда...

С учетом оснований, исходя из которых Судом было установлено

нарушение ими Конвенции ... государства*ответчики должны

предпринять все меры к прекращению произвольного содержания

под стражей тех заявителей, которые все еще там находятся, и

обеспечить их немедленное освобождение.

5.5.4 Уголовные расследования

В ряде дел, где утверждается, что власти нарушили свои обяза_

тельства по Европейской Конвенции, не проведя достаточного или

эффективного расследования уголовных преступлений, заявители

просили Суд признать государство_ответчика обязанным провести

такое расследование. Подобная просьба представляется совершенно

разумной, однако Суд до сих пор отказывался обязать какое_либо го_

сударство это сделать, предпочитая оставлять на усмотрение Коми_

тета Министров вопросы о практических мерах, требуемых для ис_

полнения решения. В деле Финукейн против Соединенного Королевства

(Finucane v UK45) Суд установил нарушение ст. 2 в результате много_

численных недостатков в расследовании убийства североирландско_

го адвоката Патрика Финукейна. Суд отказался предъявить прави_

тельству Соединенного Королевства требование о проведении ново_

го расследования обстоятельств смерти на том основании, что «в

данном деле это было бы неоправданно», — формулировка, оставляющая открытой такую возможность в более «оправданном умест_

ном» случае. Аргументация Суда была следующей:

В подобных делах нельзя предполагать, что дальнейшее расследо*

вание может принести пользу или предоставить какое*либо воз*

мещение семье жертвы либо удовлетворить требования общест*

венности о прозрачности и подотчетности. Истекшее время и

влияние на доказательства и наличие свидетелей неизбежно при*

ведут к тому, что расследование будет неудовлетворительным и

не даст определенных результатов, не сможет установить важ*

ные факты и положить конец сомнениям и подозрениям46.

Суд отклонил подобные требования и в делах об «исчезнове_

нии»47.Однако такая позиция, как представляется, противоречит по_

зиции, занятой Судом в деле Ачар против Турции (Acar v Turkey48), в ко_

тором Большая Палата, по сути, «отменила» решение палаты об ис_

ключении дела из списка в результате односторонней декларации ту_

рецкого правительства. Большая Палата рассудила, что:

. . . в делах, касающихся лиц, которые исчезли или были убиты

неизвестными, материалы которых содержат доказательства

prima facie, подтверждающие обвинения в том, что внутреннее

расследование не достигло требуемых Конвенцией стандартов,

односторонняя декларация должна содержать по меньшей мере

признание этого факта, в сочетании с обязательством прави*

тельства*ответчика провести расследование под контролем Ко*

митета Министров в контексте обязательств последнего по ст.

46(2) Конвенции, которое полностью соответствовало бы тре*

бованиям Конвенции, как это было определено Судом в предыду*

щих аналогичных делах49.

5.5.5 Повторное рассмотрение уголовных дел

Суд до сих пор не требовал повторного рассмотрения дел на национальном уровне после установления нарушения Конвенции в ходе

первоначального разбирательства50, однако на государства оказыва_

ется все возрастающее давление с целью обеспечить такой пере_

смотр. Комитет Министров признал, что в некоторых делах повтор_

ное рассмотрение их национальными властями или новое разбира_

тельство являются наиболее эффективным средством достижения

«restitutio in integrum». Рекомендация Комитета Министров от 2000 г.51

призывает государства_члены Конвенции обеспечить возможность

повторного или нового разбирательства по делам, в которых Евро_

пейский Суд установил нарушение Конвенции. В результате многие

страны Конвенции сейчас приняли меры, благодаря коорым внут_

реннее разбирательство может быть вновь открыто после призна_

ния Европейским судом нарушения Конвенции52.

Сам Суд также подчеркнул этот момент в недавних решениях по

ряду жалоб против Турции, решения по которым были оглашены в

октябре 2003 г., и постановил, что заявители были осуждены судом,

не являвшимся независимым и беспристрастным по смыслу ст. 6(1)

Конвенции. Суд стремился подчеркнуть, что наиболее приемлемая

форма возмещения в таких обстоятельствах в принципе состояла бы

в том, чтобы их дела как можно скорее были заново рассмотрены не_

зависимым и беспристрастным судом53. Сходная рекомендация о во_

зобновлении уголовного разбирательства или повторном рассмотре_

нии дела заявителя была дана в деле Сомоди против Италии (Somogyi v

№ 50119/99, и Tutmaz and Others v Turkey, № 51053/99, все от 23.10.03.

Italy54) после установления факта потенциального нарушения права

заявителя на участие в рассмотрении своего дела. Нам представляет_

ся, что подобные рекомендации должны были бы даваться во всех

случаях, где имело место нарушение ст. 6 в ходе уголовного разбира_

тельства. Однако маловероятно, что Суд будет давать сходные реко_

мендации относительно повторного рассмотрения гражданских дел

из_за сложностей, которые это может создать для другой (негосудар_

ственной) стороны в разбирательстве.

5.5.6 Контроль над исполнением решений: роль Комитета

Министров

Решения передаются в Комитет Министров, который контроли_

рует их исполнение (ст. 46(2)). На практике государству_ответчику

предлагается сообщать Комитету Министров о любых мерах, приня_

тых в ответ на решение Суда. В первую очередь Комитет Министров

следит за выплатой справедливой компенсации, присужденной Су_

дом, и за осуществлением любых иных конкретных мер в пользу за_

явителя («индивидуальных мер»), включая, например, прекращение

любой продолжающейся незаконной ситуации. Во_вторых, Комитет

Министров обеспечивает выполнение мер более общего характера,

призванных предотвратить подобные нарушения в будущем («общих

мер»). Они могут включать, например, изменения в законодательст_

ве, административной практике или государственной политике55.

Информация о состоянии исполнения решений перед Комитетом

находится на вебсайте Комитета (https://wcm.coe.int/rsi/cm/index.jsp).

В настоящее время поиск приходится производить по заседаниям,

но разрабатывается более совершенная система поиска.

До сих пор применялись следующие «индивидуальные меры»:

— возобновление национального разбирательства56;

— отмена судебного предписания57;

— вынесение оправдательного приговора58;

— снятие судимости59;

— освобождение из_под стражи60;

— отмена решения о выдворении61.

Среди применявшихся «общих мер» были следующие:

— принятие нового законодательства62;

— значимые изменения в практике национальных судов63;

— в странах, где Европейская Конвенция по правам человека и ре_

шения Европейского Суда с очевидностью обладают прямым дейст_

вием (в рамках конституционных полномочий заинтересованных су_

дебных органов), публикации и распространения решения обычно

бывает достаточно, чтобы убедить Комитет Министров, что необхо_

димые изменения в судебной практике будут произведены64;

— принятие инструкций для соответствующих национальных ор_

ганов власти65;

— программы обучения и/или практических занятий для государ_

ственных служащих66.

Что касается выплаты справедливой компенсации и принятия

«индивидуальных мер», то заявитель вправе обратиться в секретариат Комитета Министров с жалобами на недостаточность предлагаемых или принятых мер, в том числе и в связи с выплатой компенсации ущерба и расходов (Правило 6 Регламента Комитета Министров

относительно ст. 46(2)). Копию письма следует направить в Департа_

мент исполнения решений Европейского Суда по правам человека,

который оказывает Комитету Министров содействие и дает консуль_

тации относительно его роли в исполнении решений.

Комитет Министров проводит в течение года шесть заседаний,

посвященных непосредственно вопросам, связанным с контролем за

исполнением решений Европейского Суда. По необходимости сроч_

ные дела могут также рассматриваться на других «обычных» заседаниях. Дело остается в повестке дня Комитета Министров до тех пор,

пока государство_ответчик не сообщит, что необходимые меры были

приняты и Комитет Министров не убедится в достаточности этих

мер. Любая информация и документы, представленные государст_

вом_ответчиком Комитету Министров в этом контексте, открыты

для публики (если Комитет не решит иначе)67. Краткое изложение

информации, имеющейся перед каждым заседанием, и оценка ее Ко_

митетом Министров обычно включаются в аннотированную повест_

ку заседания. Решение, принятое Комитетом Министров на основа_

нии этой информации, и любая новая информация, представленная

на заседании, также публикуются. Документы выкладываются на веб_

сайт Комитета Министров после заседания.

Комитет Министров может предпринимать различные шаги с це_

лью способствовать исполнению решения — к ним относятся, напри_

мер, дипломатические инициативы, организация встреч «на высо_

ком уровне» и принятие предварительных резолюций. Если Коми_

тет Министров считает, что информация об исполнении решения,

представленная государством_ответчиком, демонстрирует соблюде_

ние решения, то принимается резолюция, гласящая, что Комитет

выполнил свою задачу согласно ст. 46(2) Конвенции68. Предваритель_

ные и окончательные резолюции публикуются на вебсайте Комитета

Министров, а также их можно найти на сайте базы данных Суда

HUDOC. Кроме того, избранные резолюции публикуются в Инфор_

мационном бюллетене по правам человека (Human Rights Information Bulletin) Совета Европы. Если имеется обоснованная задержка в исполнении решения, Комитет Министров принимает

предварительную резолюцию, в которой отмечается, что были бе_

зотлагательно приняты предварительные меры с целью ограничить,

насколько возможно, число новых нарушений, и указывается распи_

сание дальнейших реформ, необходимых для разрешения данной

проблемы. Пример такой предварительной резолюции в связи с де_

лом Калашников против России (Kalashnikov v Russia) приводится ниже.

Пример — дело Калашников против России (Kalashnikov v Russia)

(No. 47095/99)

В июле 2002 г. Европейский Суд признал нарушения ст. 3, 5(3) и

6(1) Конвенции в деле Калашников против России, связанном с

уголовным разбирательством в отношении заявителя. В частно_

сти, дело высветило отвратительное состояние российских тю_

рем.

Согласно ст. 46 Конвенции, Комитет Министров принял пред_

варительную резолюцию в отношении этого дела в июне 2003 г.

(см. Приложение 32).

В резолюции отмечен факт выплаты правительством_ответчи_

ком заявителю сумм, присужденных Судом (5 тыс. евро компен_

сации нематериального ущерба и 3 тыс. евро возмещения рас_

ходов и издержек) в установленный срок: решение было выне_

сено 15 июля 2002 г.; вступило в силу с 15 октября 2002 г., а день_

ги были выплачены 17 декабря 2002 г., т.е. в течение трех меся_

цев после вступления решения в силу.

В резолюции также было отмечено, что ст. 46 Конвенции тре_

бует от государств соблюдения решений, что включает в себя

принятие общих мер, предотвращающих новые нарушения

Конвенции, сходные с установленными в решении, и указала,

что необходимость этого тем более настоятельна, если реше_

ние обнаружило структурные проблемы, которые могут приве_

сти к большому числу новых сходных нарушений Конвенции.

Ключевые аспекты резолюции были следующими:

— было отмечено значительное снижение переполненности в

местах предварительного заключения и улучшение санитарных

условий;

— было указано, что с учетом структурных проблем требуются дальнейшие меры, прежде всего по исправлению проблемы пе_

реполненности и улучшению санитарных условий в 57 из 89 ре_

гионов России;

— российским властям было предложено информировать Коми_

тет Министров об улучшении ситуации, и

— было решено рассмотреть дальнейшие принятые меры на за_

седании не позднее октября 2004 г.

Однако если имеются проблемы (или неопределенность) с испол_

нением решения, Комитет Министров принимает новые, составлен_

ные в более жестких выражениях резолюции, настаивающие, чтобы

государство_ответчик приняло меры, необходимые для исполнения

данного решения69.Там, где имеют место продолжающиеся систем_

ные проблемы, Комитет Министров издает ряд резолюций, призы_

вающих к дальнейшим мерам, которые должны принять власти, как,

например, в случае с жалобами, касающимися чрезмерной продол_

жительности разбирательства в гражданских и административных

судах Италии70. Первоначально закрыв рассмотрение этого вопроса

в 1995 г. на основании сообщения итальянского правительства о раз_

личных реформах, Комитет Министров возобновил рассмотрение

проблемы в 1997 г. из_за непрекращающегося большого объема дел,

поступающих в Суд. В 1999 г. Комитет Министров принял предвари_

тельную резолюцию, в которой напомнил, что таких дел было очень

много с конца 1980_х годов, и что, несмотря на различные меры, при_

нятые итальянскими властями, число нарушений ст. 6(1), вызванных

этой системной проблемой, не уменьшилось. Поэтому предвари_

тельная резолюция указала на то, что большие проблемы по_прежне_

му существуют, призвала итальянские власти принять дальнейшие

шаги и решила пересмотреть положение вновь через год71.

Для того чтобы Италия должным образом пересмотрела эффек_

тивность своей судебной системы, Комитет Министров призвал Италию сохранить реформу в числе важнейших приоритетов, и в 2000 г.

ввел систему ежегодных отчетов о достигнутом прогрессе, которые

должны ему предоставляться72.

Этот процесс до сих пор продолжается. В своем Заявлении (от

сентября 2004 г.) в ответ на третий ежегодный отчет Комитет Мини_

стров выразил озабоченность тем, что некоторые важные реформы,

объявленные еще в 2000 г., до сих пор не осуществлены73.

Начиная с 1990_х годов Европейский Суд устанавливал серьезные

нарушения Конвенции (особенно ст. 2 и 3 Конвенции), допущенные

силами безопасности на юго_востоке Турции74.Эти решения привели

к беспрецедентным резолюциям Комитета Министров в 1999 и

2000 гг. Первая резолюция75, относившаяся к 13 решениям, в кото_

рых Суд установил нарушения ст. 2, 3, 6, 8, 13 и ст. 1 Протокола 1, от_

мечала, что: «основные проблемы, породившие установленные нару_

шения, остаются, в первую очередь, на территории, находящейся в

состоянии чрезвычайного положения, и, в частности, расследова_

ния, предпринятые в связи с этими нарушениями, до сих пор не при_

несли определенных и удовлетворительных результатов». Резолю_

ция призывала турецкие власти реорганизовать и улучшить подго_

товку сил безопасности, безотлагательно завершить предлагаемое

реформирование системы уголовного разбирательства в отношении

членов сил безопасности и провести реформу прокуратуры «с целью

обеспечить в будущем независимость прокуроров и необходимые

средства для обеспечения установления и наказания сотрудников

сил безопасности, злоупотребляющих своими полномочиями и нару_

шающих права человека». Вторая резолюция76, принятая в 2002 г., ка_

салась 42 решений и постановлений, признавших ответственность

Турции за многочисленные нарушения Конвенции, включая убийст_

ва, пытки, разрушение собственности и отсутствие эффективных

внутренних средств защиты. Резолюция отмечала различные меры,

принятые турецкими властями, включая конституционные и законодательные изменения, принятие инструкций и постепенную отмену

чрезвычайного положения. Однако резолюция также выражала

обеспокоенность в связи с новыми жалобами на предполагаемые слу_

чаи пыток и жестокого обращения, и призвала к проведению допол_

нительной подготовки (полиции, жандармерии, прокуроров и су_

дей) и дальнейших реформ.

Комитет Министров может также принимать жесткие резолю_

ции, если возникают проблемы исполнения в связи с индивидуаль_

ными делами. Например, после вынесения решения по делу Социали*

стической партии и др. против Турции (Socialist Party and others v Turkey),

Комитет Министров принял резолюцию, которая настаивала, чтобы

власти незамедлительно приняли меры по устранению всех послед_

ствий обвинительного приговора, вынесенного председателю пар_

тии (и оставленного без изменений уже после решения Европейско_

го Суда)77. В решении по делу Скоццари и Джунта против Италии

(Scozzari and Giunta v Italy) Суд, inter alia, установил нарушение ст. 8 из_

за помещения детей первого заявителя в конкретную общину после

передачи их на попечение государства. Комитет Министров впос_

ледствии издал предварительную резолюцию78, отмечавшую, что де_

ти продолжали находиться в этой общине, и призывавшую разре_

шить вопрос об их там пребывании в свете обращения бельгийских

властей к итальянским властям о возможности их размещения в

Бельгии (ввиду проживания в Бельгии первой заявительницы). Вви_

ду дальнейших задержек, вторая предварительная резолюция79 в том

числе призывала итальянские власти «скорейшим образом принять

конкретные и эффективные меры с целью предотвратить необрати_

мое разделения детей с их матерью».

Проблемы, возникающие из_за отказа государства_ответчика вы_

полнять решения, могут привести к принятию чрезвычайно резкой

резолюции, напоминающей о безусловном обязательстве соблюдать

решения Суда, подчеркивающей, что их соблюдение является усло_

вием членства в Совете Европы, и возможно даже призывающей

страны_участницы принять все меры, которые они считают умест_

ными, чтобы обеспечить исполнение решения. Невыплата справедливой компенсации, назначенной Судом, была предметом резолю_

ции Комитета Министров в 1996 г., по решению 1994 г. по делу Стран

Грик Рефайнериз и Стратис Андреадис против Греции (Stran Greek

Refineries and Stratis Andreadis v Greece)80. Последующая резолюция под_

твердила, что греческое правительство выплатило сумму, причитав_

шуюся заявителям (более 30 млн долларов) в январе 1997 г81. Подоб_

ным образом невыплата турецким правительством компенсации

ущерба, присужденной в решении 1998 г. по делу Лоизиду против Тур*

ции (Loizidou v Turkey), стала предметом нескольких резолюций Коми_

тета Министров, которые становились все более резкими и, в числе

прочего, «отмечали прискорбный факт» невыполнения Турцией ре_

шения82. В конце концов, суммы, присужденные Судом по делу Лои_

зиду, были выплачены турецким правительством (вместе с процента_

ми) в декабре 2003 г.83 Необходимость соблюдения решений Евро_

пейского Суда по правам человека была включена в соглашение от

2003 г. о партнерстве по вступлению между Турцией и Европейским

Союзом84.

Правила Комитета Министров не содержат явно выраженного

разрешения заявителю направлять замечания, касающиеся вопроса

об «общих мерах» (в отличие от справедливой компенсации или «ин_

дивидуальных мер»), но это и явно не исключается Правилами. Со_

ответственно, представитель заявителя должен подумать об обраще_

нии в Комитет Министров (с направлением копии в Департамент ис_

полнения решений Европейского Суда по правам человека), если

имеются какие_либо «общие меры», которые, по его/ее мнению,

должны быть осуществлены государством вследствие решения Суда.

Хотя, строго говоря, заявитель не обладает «locus standi» для обраще_

ния в Комитет Министров по вопросу «общих мер», для секретариа_

та может быть важным знать мнение заявителей и/или их представителей. Обращение представителя заявителя непосредственно к

представителям других государств_участников Совета Европы с це_

лью призвать их занять определенную позицию по «общим мерам»

(в контексте контрольной роли Комитета Министров) также может

быть эффективным. Подобным образом в наиболее важных делах ре_

зультаты может принести обращение правозащитных НПО в Коми_

тет Министров (с направлением копии в Департамент исполнения

решений Европейского Суда по правам человека) и к представите_

лям государств, указывающее на «общие меры», которые необходи_

мо осуществить.

Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) также участву_

ет в надзоре за исполнением решений Европейского Суда85. На прак_

тике это осуществляется Комитетом по правовым вопросам и пра_

вам человека в рамках процедуры, дополняющей процедуру Комите_

та Министров. Комитет по правовым вопросам и правам человека

сосредоточивает свое внимание на более старых делах (обычно оста_

ющихся неразрешенными по прошествии пяти лет), а также наибо_

лее срочных или важных. Комитет запрашивает у национальных де_

легатов объяснения неисполнения правительством решения, и дела_

ет рекомендации для Комитета Министров. Это в свою очередь мо_

жет породить официальный ответ от Комитета Министров86. Соот_

ветственно, заявители и/или их представители могут принять учас_

тие в этом процессе посредством сообщения с Комитетом по право_

вым вопросам и правам человека и/или национальными делегатами

в ПАСЕ. Парламентарии также могут оказать содействие в оказании

давления на Комитет Министров и государство_ответчика в конкрет_

ных делах посредством устных и письменных вопросов и других ини_

циатив.

Комиссар Совета Европы по правам человека может встретиться

с государственными деятелями для обсуждения системных проблем,

высвеченных в решениях Европейского Суда, или последствий наи_

более спорных в политическом отношении дел (Комиссар, однако,

не уполномочен вмешиваться в исполнение решений по индивидуальным делам). Кроме того, вопросы об исполнении решений может

рассматривать Генеральный Секретарь Совета Европы, однако лишь

в исключительных случаях (таких как дело Лоизиду против Турции)87.

В отношении государств, желающих вступления в Европейский

Союз, может иметься дополнительный рычаг воздействия, посколь_

ку договоры о вступлении могут включать конкретные обязательства

по соблюдению Европейской Конвенции по правам человека88. По_

добным образом этот рычаг может использоваться и в отношении

нынешних членов ЕС, т.к. соблюдение Европейской Конвенции по

правам человека является одним из основополагающих принципов,

которые должны соблюдаться государствами_участниками, и поэто_

му невыполнение решений Европейского Суда может давать основа_

ние для поднятия вопроса об обязательствах перед ЕС.

Заявителю можно также порекомендовать поднять вопрос непо_

средственно перед правительством и обратиться за помощью к соот_

ветствующим НПО с целью привлечения общественного внимания к

системным проблемам. Удастся ли заявителям добиться изменений

политики или практики, будет зависеть от того, смогут ли они дока_

зать, что обнаруженное в их деле нарушение Конвенции отражает

общую проблему с соответствующей системой или практикой, а не

является единичным случаем.

Если меры по исполнению решения, предлагаемые государством_

ответчиком, не удовлетворяют заявителя, и если возникающие из

этого вопросы представляют определенную сложность (например, в

связи с правильной интерпретацией решения Суда), возможно, за_

явителю имеет смысл обратиться в Суд с новой жалобой. Хотя в отно_

шении ясных дел Комитет Министров может оказывать на государст_

ва_нарушители значительное давление, его состав и процедуры созда_

ют трудности при необходимости разрешения сложных вопросов

права, особенно, если государство_ответчик противится искомым ме_

рам. Поэтому заявители должны подумать об обращении в Суд с до_

полнительными жалобами, если исполнение решения поднимает

столь сложные проблемы интерпретации. Если проблема очевидна

на ранней стадии, заявители могут также рассмотреть возможность подачи в Суд прошения об истолковании решения (см. п. 5.3 выше).

Если заявитель обратится с этой проблемой в Суд, Комитет Минист_

ров обычно откладывает собственное рассмотрение соответствующе_

го вопроса исполнения до вынесения Судом решения. В этой связи

важно иметь в виду, что Суд обычно в первую очередь исследует во_

прос, нарушает ли новая ситуация материальное положение Конвен_

ции, тогда как Комитет Министров рассматривает вопрос, обеспечи_

ло ли государство restitutio in integrum. Эти два аспекта заявители долж_

ны иметь в виду, выступая по вопросам, связанным с исполнением ре_

шения. В деле Мееми против Франции (Mehemi v France (no. 2))89 заявите_

лю, гражданину Алжира, был навсегда запрещен въезд во Францию

после его осуждения за торговлю наркотиками. В своем решении от

6 сентября 1997 г. Европейский Суд установил, что пожизненное вы_

дворение заявителя в страну, с которой он не имеет никаких связей,

было нарушением ст. 8. Впоследствии заявитель подал еще одну жало_

бу после того, как национальный суд решил исполнить решение Евро_

пейского Суда, просто сократив срок действия ордера о выдворении

до 10 лет. В этой жалобе он жаловался по ст. 8 только на продолжаю_

щиеся последствия выдворения и на условия, наложенные на его пре_

бывание во Франции после возвращения. Палата Суда в этом реше_

нии указала, что, несмотря на отсутствие у нее полномочий для над_

зора за исполнением решения, ничто не препятствует ей исследовать

дальнейшую жалобу, поднимающую новый вопрос, не разрешенный в

первом решении (хотя, исходя из фактов, новых нарушений ст. 8 или

ст. 2 Протокола 4 не было). Позиция Суда относительно собственной

компетенции высказываться по вопросу соблюдения решения, веро_

ятно, с тех пор изменилась, о чем свидетельствует Протокол 14 и ре_

шение Большой Палаты по делу Илашку90, в котором Суд ясно указал,

что ст. 46 Конвенции будет нарушена, если не будут приняты опреде_

ленные меры по исполнению решения.

Как отмечалось выше, лишь в самых исключительных случаях, та_

ких как дело Лоизиду против Турции, имели место серьезные пробле_

мы с исполнением решений Европейского Суда. После оглашения

Судом решения по делу Илашку и другие против России и Молдовы91 в ию_

ле 2004 г. Министерство иностранных дел России высказалось, что «Москва выражает недоумение по поводу этого дела и явной полити_

ческой ангажированности Европейского Суда по правам человека в

Страсбурге»92. В свете трудностей, продемонстрированных подобны_

ми делами и с целью улучшить его способность разрешать будущие

проблемы, в соответствии с Протоколом 14 (см. жирным шрифтом

ниже) будет добавлена новая процедура, призванная укрепить арсе_

нал возможностей Комитета Министров.

Изменения, вносимые Протоколом 14: отказ от исполнения оконча_

тельного решения

Согласно Протоколу 14 к Конвенции (см. Примечание на стр.

xv), если Комитет Министров (большинством в две трети) сочтет,

что государство отказывается исполнять решение Суда, он смоE

жет передать этот вопрос в Суд для решения о том, нарушило ли

государство свои обязательства по ст. 46(1) Европейской КонвенE

ции (ст. 16 Протокола 14, вносящая изменения в ст. 46 КонвенE

ции). На практике эта процедура, вероятно, будет применяться

лишь в самых исключительных случаях. К сожалению, отсутствуE

ет конкретная санкция для случаев, если Европейский Суд соE

чтет, что государство действительно не выполнило своих обязаE

тельств по ст. 46(1), и возможно, что в политически спорных деE

лах государства попытаются использовать возможность, котоE

рую предоставляет им этот второй публичный форум, чтобы поE

пробовать вновь отстоять свою позицию.