6.3 КТО МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ ЖЕРТВОЙ?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

В соответствии со ст. 34, заявитель должен утверждать, что стал

жертвой нарушения одного или более прав, гарантированных Конвенцией66. Суд рассматривает только конкретные обстоятельства

каждого дела и не допускает абстрактных исков (actio popularis)67, а

также не рассматривает гипотетические нарушения. Это может при_

вести к отклонению всей или части жалобы по Конвенции. Напри_

мер, в деле Бакли против Соединенного Королевства (Buckley v UK68) за_

явительница_цыганка жаловалась на то, что ей и ее семье препятст_

вовали жить в фургоне на ее собственной земле и вести кочевой об_

раз жизни. Заявительница также жаловалась в Суд на положения За_

кона о стоянках для фургонов 1968 г. и Закона об уголовной юстиции

и общественном порядке 1994 г., запретивших в определенных слу_

чаях использование цыганских фургонов. Однако Суд счел, что, по_

скольку меры против заявительницы были предприняты не в соот_

ветствии с каким_либо из этих законов, эти жалобы рассмотрению

не подлежат.

Согласно критериям, применяемым Судом, заявитель должен пока_

зать, что его или ее лично или непосредственно коснулось предпола_

гаемое нарушение Конвенции. Имеются многочисленные примеры

жалоб по Конвенции, в которых было установлено, что заявители не

удовлетворили этому критерию69, в каковом случае жалоба объявляет_

ся неприемлемой ratione personae. Например, в деле Христианская феде_

рация Свидетелей Иеговы Франции против Франции (Fédération Chrétienne

des Témoins de Jéhovah de France v France70) заявитель, национальное объ_

единение, представляющее Свидетелей Иеговы, жаловался на парла_

ментский доклад о сектах, который, как он утверждал, спровоциро_

вал политику репрессий и закон, призванный воспрепятствовать и

подавлять секты. Дело было объявлено неприемлемым на том основа_

нии, что заявитель не мог утверждать, что был непосредственно за_

тронут данной мерой. В деле Мейджи против Соединенного Королевства (Magee v UK71) заявитель_барристер жаловался на требование принесе_

ния присяги кандидатами на звание королевского адвоката, что, по

его утверждению, является нарушением ст. 9, 10, 13 и 14 Конвенции.

Однако дело было признано неприемлемым на том основании, что,

поскольку его заявление о принятии в королевские адвокаты было от_

клонено, он не мог утверждать, что является жертвой нарушения со_

гласно ст. 34. В деле, относящемся к изменениям в общем праве, огра_

ничивающим использование «обнаруженных» документов, которые

ранее оглашались в суде72, заявителями были журналисты и газетная

компания, которые утверждали, что на их источники информации

было оказано неблагоприятное воздействие, поскольку обладатели

такой информации не желали раскрыть ее журналистам, а риск раз_

бирательства об оскорблении оказал неблагоприятное воздействие

на свободу выражения ими своего мнения. Однако было признано,

что заявители не являются жертвами, поскольку сами они не подвер_

глись ограничениям или ущемлениям. Для того чтобы удовлетворить

критериям «жертвы», обжалуемый ущерб должен носить менее опо_

средованный и отдаленный характер.

Дело Агротексим и другие против Греции (Agrotexim and others v Greece73)

касалось предполагаемого незаконного вмешательства муниципаль_

ных властей в различные права пивоваренной компании, акционе_

ры которой были заявителями. Суд счел жалобу несовместимой с

Конвенцией ratione personae, поскольку акционеры компании не были

жертвами нарушения. Сама пивоваренная компания могла бы подать

жалобу (несмотря на то, что находилась в процессе ликвидации (лик_

видирована): отмена корпоративной защиты могла быть оправдан_

ной лишь в исключительном случае, если бы было установлено, что

сама компания не могла подать жалобу по Конвенции. Данный тест

одни заявители по делу могут пройти, а другие — нет74. В деле Ахмед и

другие против Соединенного Королевства (Ahmed and others v UK75) жалоба, поданная UNISON (профсоюзом работников сферы обслуживания —

Прим. пер.) в связи с ограничениями на политическую деятельность

сотрудников органов местного самоуправления, была объявлена не_

приемлемой. Комиссия установила, что данные правила76 не затраги_

вали прав союза как такового (по ст. 10 и 11) и поэтому UNISON не

мог считаться жертвой нарушения Конвенции. Однако жалобы, по_

данные отдельными служащими местного самоуправления, которых

коснулись эти правила, были признаны приемлемыми. Поэтому, ес_

ли имеются сомнения относительно статуса жертвы организации_за_

явителя, рекомендуется включить в качестве заявителя хотя бы одно

пострадавшее частное лицо. Если потенциальные заявители урегули_

руют внутреннее разбирательство до начала разбирательства в Евро_

пейском Суде, они более не смогут считаться жертвами нарушения

Конвенции. Эта позиция была выражена Большой Палатой в деле

Кальвелли и Чильо против Италии (Calvelli and Ciglio v Italy77), связанном

со смертью ребенка заявителей через два дня после рождения. Они

подали гражданский иск о компенсации, но впоследствии урегулиро_

вали дело за 95 млн лир до подачи жалобы в Европейский Суд. См.

также «Утрата статуса жертвы» в п. 6.3.4 ниже.

Страсбургские институты допускают некоторую степень гибкости

в определенных обстоятельствах при определении понятия «жерт_

вы». Например, в деле Горраис Лисаррага и другие против Испании

(Gorraiz Lizarraga and others v Spain)78 заявители были участниками кам_

пании против затопления их деревни перед началом строительства

плотины. Внутреннее разбирательство было начато местным объе_

динением (председателем и одним из членов которого являлись за_

явители), созданное для лоббирования против строительства плоти_

ны. Хотя сами заявители и не были стороной в разбирательстве, Суд

тем не менее решил, что они все равно могут считаться «жертвами»

в отношении утверждения о нарушении ст. 6 на том основании, что

объединение было создано с конкретной целью защиты интересов

его членов перед судом, и эти члены были непосредственно затрону_

ты проектом строительства плотины.

Если имеются какие_либо сомнения относительно того, обладает

ли лицо статусом «жертвы», практикующие юристы должны тща_

тельно исследовать, подпадают ли их клиенты под одну из катего_

рий, изложенных ниже в п. 6.3.1 (потенциальные жертвы) или 6.3.2

(опосредованные жертвы).

6.3.1 Потенциальные жертвы

Ст. 34 разрешает заявителю обжаловать закон, нарушающий их

права по Конвенции, даже если к ним не была применена какая_либо

конкретная мера. Однако потенциальные жертвы нарушений Кон_

венции должны убедить Суд, что имеется реальный риск, что нару_

шение коснется их непосредственно79.

Те лица, в отношении которых имелся такой риск, относились к

различным категориям, включая лиц, на которых распространяется

риск уголовного преследования. Дела Даджен против Соединенного Ко_

ролевства (Dudgeon v UK80), Норрис против Ирландии (Norris v Ireland81),

Модинос против Кипра (Modinos v Cyprus82) касались внутреннего зако_

нодательства, объявлявшего гомосексуализм уголовным преступле_

нием. В деле Даджен заявитель жаловался на то, что он подлежит

преследованию из_за своей гомосексуальности и жаловался на страх,

страдание и психологический дискомфорт, вызванные самим суще_

ствованием данных законов. Он допрашивался полицией в связи с

гомосексуальностью, а его дом подвергался обыску, однако уголов_

ное преследование против него не было предпринято. Тем не менее,

Суд согласился, что само существование такого законодательства

оказывало продолжительное и непосредственное влияние на его ча_

стную жизнь. Также для дела было существенно, что данный закон не

был просто «мертвой буквой». К сходному решению пришла Комис_

сия относительно статуса «жертвы» заявителя по делу Сазерленд про_

тив Соединенного Королевства (Sutherland v UK83), касавшегося установления минимального возраста для гомосексуальной активности в 18,

а не 16 лет. До достижения заявителем 18 лет существование этого за_

кона непосредственно затрагивало его частную жизнь, несмотря да_

же на то, что ему не угрожало уголовное преследование. В деле ADT

против Соединенного Королевства (ADT v UK84) заявитель был осужден

за непристойное поведение. Это было признано нарушением ст. 8,

но нарушением являлось и сохранение в силе законодательства, кри_

минализовавшего гомосексуальные акты между мужчинами, совер_

шаемые один на один.

Лица, принадлежащие к определенной группе в обществе, кото_

рые могут быть затронуты определенной мерой или ее отсутствием,

также могут считаться потенциальными жертвами. В деле Бальмер_

Шафрот против Швейцарии (Balmer_Schafroth v Switzerland85) правитель_

ство утверждало, что заявители, проживавшие вблизи атомной элек_

тростанции, не могут считаться жертвами решения о продлении ли_

цензии на деятельность электростанции, поскольку последствия на_

рушений, на которые они жаловались, были слишком отдаленными,

чтобы затронуть их персонально и непосредственно. Однако Суд от_

клонил эти доводы, поскольку возражения заявителей были сочтены

приемлемыми Швейцарским федеральным советом и нарушение

Конвенции могло иметь место даже в отсутствие ущерба (что имеет

значение лишь в контексте выплат по ст. 41).

Дело Оупен Дор и Даблин Велл Вуман против Ирландии (Open Door and

Dublin Well Woman v Ireland)86 касалось запрета, наложенного ирланд_

скими судами на распространение информации для беременных жен_

щин об абортариях за пределами Ирландии. Правительство заявило,

что две заявительницы, которые присоединились к жалобе как жен_

щины детородного возраста, но не были беременны, не обладают ста_

тусом жертвы. Суд счел, что две заявительницы принадлежали к чис_

лу женщин детородного возраста, на который могли оказать отрица_

тельное влияние ограничения, наложенные запретом. Поэтому они

подвергались риску понести прямой ущерб от обжалуемой меры.

В деле Кэмпбелл и Коузанс против Соединенного Королевства (Campbell

and Cosans v UK87) правительство утверждало, что жалоба, поданная родителями от имени детей, которые могли подвергнуться телесным

наказаниям за плохое поведение, не соответствует критериям

«жертвы». Однако Комиссия сочла, что угроза возможного примене_

ния телесного наказания как дисциплинарной меры означала, что

дети обладали необходимым прямым и непосредственным личным

интересом в деле.

Потенциальные нарушения Конвенции также возникают в делах,

касающихся конкретных мер, которые в случае их применения яви_

лись бы нарушением Конвенции. Это часто встречается в контексте

дел об иммиграции или экстрадиции. Дело Серинг против Соединенно_

го Королевства (Soering v UK88) касалось решения об экстрадиции заяви_

теля в США, где ему предстоял суд в Вирджинии по обвинению в тяж_

ком убийстве и возможная смертная казнь. Поэтому, если бы его при_

говорили к смерти, он бы подвергся воздействию «феномена каме_

ры смертников», что, по его утверждению, явилось бы нарушением

ст. 3. В этих обстоятельствах Суд счел, что затрагивается ответствен_

ность государства, там, где имеются веские основания полагать, что

в случае экстрадиции заявителю грозил бы реальный риск подверг_

нуться пыткам или бесчеловечному или унижающему обращению

или наказанию. Так должно было быть в целях обеспечения эффек_

тивности гарантий ст. 3, с учетом серьезного и непоправимого ха_

рактера страдания, грозившего заявителю. Имеется немало приме_

ров жалоб заявителей на потенциальные нарушения в делах о депор_

тации89. В деле Чахал против Соединенного Королевства (Chahal v UK90)

заявитель жаловался, что его депортация в Индию нарушила бы его

права по ст. 3, поскольку как сикхский политический активист он ри_

сковал подвергнуться пыткам. Ответственность государства наступа_

ет, если имеются существенные основания полагать, что в случае вы_

дворения, заявителю угрожает реальный риск бесчеловечного или

унижающего обращения, противоречащего ст. 3. В деле D. против Со_

единенного Королевства (D v UK91) заявитель, страдавший СПИДом на

поздней стадии, жаловался на нарушение ст. 3 в том случае, если бы

он был выдворен в Сент_Киттс, где он родился, поскольку в силу отсутствия должного медицинского ухода он подвергся бы бесчеловеч_

ному и унижающему обращению.

Тем не менее, заявители должны будут дождаться окончательного

решения во внутреннем разбирательстве и исчерпать доступные и

эффективные пути обжалования, прежде чем их жалобы будут при_

няты Судом. Было установлено, что заявители в деле Виджаянатан и

Пуспараджа против Франции (Vijayanathan and Pusparajah v France92) не

стали жертвами нарушения Конвенции, когда им было приказано по_

кинуть территорию Франции. Они утверждали, что, будучи гражда_

нами Шри_Ланки тамильского происхождения, подвергнутся риску

пыток в случае возвращения на Шри_Ланку. Решающим обстоятель_

ством здесь было то, что само по себе указание покинуть страну не

могло быть приведено в исполнение, приказ о выдворении не был

отдан, а если бы и был, то заявители имели право его обжаловать.

Степень секретности законодательства или мер, предпринимае_

мых государственными властями, может повлиять на вопрос о стату_

се жертвы. В деле Класс и другие против Германии (Klass and others v

Germany93) заявители_юристы жаловались на внутреннее законода_

тельство Германии, относящееся к тайному наблюдению, хотя у них

и не было доказательств того, что наблюдение велось за ними сами_

ми. Суд счел, что заявителям не следует препятствовать считать себя

жертвами предполагаемого нарушения если, в силу секретности дан_

ных мер, было невозможно доказать факт их применения в отноше_

нии заявителей. Соответственно, в определенных обстоятельствах

заявители могут на законных основаниях жаловаться в Суд на то, что

они стали жертвами нарушения в силу самого существования секрет_

ных мер94. Имеющие отношение к делу факторы, учитываемые Су_

дом, включают права по Конвенции в данном вопросе, секретный ха_

рактер оспариваемых мер, и связь между заявителем и этими мера_

ми. Это является важным аспектом проверки статуса жертвы с уче_

том того, что в делах, связанных с обвинениями в прослушивании те_

лефонных разговоров или просмотре почты, правительство Велико_

британии обычно не раскрывает Суду, до какой степени перехватывалась информация заявителя, и делалось ли это вообще. Например,

в деле Мэлоун против Соединенного Королевства (Malone v UK95), прави_

тельство просто признало, что, как получатель краденого, заявитель

принадлежал к категории лиц, чей обмен информацией, весьма ве_

роятно, контролировался.

6.3.2 Косвенные жертвы

Лицо, не затронутое непосредственно конкретной мерой или ее

отсутствием, может, тем не менее, быть «опосредованно» затрону_

тым нарушением прав по Конвенции другого лица. Это часто касает_

ся тесных семейных связей, но может относиться и к иным третьим

лицам. Например, члены семьи человека, подлежащего депортации,

могут считаться жертвами нарушения Конвенции. Дело Чахал про_

тив Соединенного Королевства (Chahal v UK96) касалось предложения о

депортации г_на Чахала, лидера сикхских сепаратистов, на том осно_

вании, что он представлял угрозу национальной безопасности. Жа_

лобу по Конвенции подал не только сам г_н Чахал, но и его жена и де_

ти, утверждавшие, что его депортация нарушила бы их право на ува_

жение семейной жизни по ст. 8. В деле Курт против Турции (Kurt v

Turkey97) заявительница жаловалась на исчезновение ее сына, которо_

го в последний раз видели содержащимся под стражей силами безо_

пасности. Она успешно сослалась на ст. 5 и 13 в отношении своего

сына, а кроме того добилась установления нарушения ст. 3 в отноше_

нии ее собственного беспокойства и переживания, которые она ис_

пытывала на протяжении продолжительного времени.

Дело Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевст_

ва (Abdulaziz, Cabales and Balkandali v UK98) касалось Закона об иммигра_

ции 1971 г., не позволявшего мужьям заявительниц остаться с ними

или присоединиться к ним в Великобритании. Жалоба была подана

женами, постоянно и на законных основаниях проживавшими в Со_

единенном Королевстве, и в этом деле Суд установил нарушение ст.

8 в сочетании со ст. 14 (в отношении жертв дискриминации по полу),

а также ст. 13.

6.3.3 Необязательность «ущерба»

Необязательно, чтобы «жертва» понесла «ущерб» или «вред», что

имеет значение только в связи с выплатами «справедливой компен_

сации» по ст. 41 Конвенции (бывшая ст. 50)99. Например, в деле Де

Йонг, Бальет и ван ден Бринк против Нидерландов (De Jong, Baljet and Van

Den Brink v Netherlands100), правительство утверждало, что г_н ван ден

Бринк не является жертвой ввиду предположительного отсутствия

причиненного ему ущерба. Он был призывником, отказавшимся по_

виноваться приказам на основании отказа от службы по соображени_

ям совести, и поэтому был арестован и содержался под стражей. Пра_

вительство заявляло, что он не может считаться «жертвой», посколь_

ку время, проведенное им под стражей, было вычтено из срока его

приговора. Однако Суд счел, что интересы заявителя были непо_

средственно затронуты данным решением и зачет срока не лишает

его статуса жертвы. Аналогичное решение было принято в деле СС

против Соединенного Королевства (CC v UK101), где заявитель жаловался

на автоматический характер предварительного заключения. Комис_

сия установила, что вычет периода предварительного содержания

под стражей из срока заключения не лишает его статуса жертвы, т. к.

это не является признанием нарушения Конвенции.

В деле Экле против Германии (Eckle v Germany102), касавшемся дли_

тельности уголовного разбирательства о мошенничестве против за_

явителя, Суд установил, что смягчение приговора и прекращение

разбирательства из_за его продолжительности, в принципе, не лиши_

ли заявителя статуса жертвы. Эти вопросы следовало учесть при

оценке степени понесенного им ущерба.

Однако позиция может быть иной, если национальные власти

признали, либо прямо, либо по существу, допущенное нарушение

Конвенции, и если впоследствии жертве было предоставлено возме_

щение103, что рассматривается ниже в п. 6.3.4.

6.3.4 Утрата статуса жертвы

Заявители могут утратить статус «жертвы» по смыслу ст. 34. Напри_

мер, на статус заявителя может повлиять урегулирование внутренне_

го разбирательства или оправдание по уголовному делу104, успешное

обжалование или прекращение внутреннего разбирательства. В деле

Карахер против Соединенного Королевства (Caraher v UK105) заявительни_

ца утверждала о допущенных нарушениях ст. 2 и 13, вызванных убий_

ством ее мужа британскими солдатами в Северной Ирландии. Два

солдата были судимы за убийство, однако были оправданы. Жалоба

была подана в Страсбург в 1994 г. В 1998 г. заявительница урегулиро_

вала иск, поданный в Высокий Суд против министерства обороны о

серьезном ущербе в связи со смертью мужа, получив 50 тыс. фунтов в

порядке полного и окончательного удовлетворения всех претензий.

Жалоба в Европейский Суд в результате была объявлена неприемле_

мой, т.к. Суд счел, что заявительница не могла более считаться жерт_

вой нарушения Конвенции, поскольку гражданский иск был урегули_

рован106. Однако иногда выплата возмещения за ущерб по предписан_

ной законом схеме компенсации не лишает заявителя статуса жерт_

вы. В деле ZW против Соединенного Королевства (ZW v UK107) заявитель_

ница жаловалась по ст. 3 Конвенции, что она подвергалась бесчело_

вечному и жестокому обращению, в результате того, что орган мест_

ного самоуправления не осуществлял надзора за ее воспитанием у

приемных родителей и не смог защитить ее от физического и сексу_

ального насилия с их стороны. В отличие от позиции по делу Карахер

в данном деле выплата ущерба истице была осуществлена не органом,

который, предположительно, допустил нарушение Конвенции, а по

установленной законом схеме компенсации за ущерб от преступле_

ний, и не была связана с каким_либо предполагаемым недосмотром со

стороны данного органа местного самоуправления. См. также: «Кто может считаться жертвой» в п. 6.3 выше.

В деле Экле против Германии (Eckle v Germany108) Суд сформулировал

тройной критерий утраты заявителем статуса жертвы:

(а) если национальные власти признали, что было допущено нару_

шение Конвенции, либо явным образом, либо по существу, и

(б) если заявителю было предоставлено возмещение, и

(в) обращение с заявителем содержит существенные указания,

позволяющие оценить, в какой степени нарушение было принято во

внимание.

Применив этот тест в деле Люди против Швейцарии (Lüdi v

Switzerland109), Суд отклонил аргументы правительства о том, что за_

явитель более не являлся жертвой нарушения Конвенции, поскольку

срок его заключения был сокращен Апелляционным судом. Суд уста_

новил, что, вместо признания того, что использование тайного аген_

та в уголовном разбирательстве против заявителя было нарушением

Конвенции, власти явно решили, что это соответствовало их обяза_

тельствам по Конвенции.

В деле Мустаким против Бельгии (Moustaquim v Belgium110) исполне_

ние постановления о депортации заявителя было приостановлено на

испытательный срок в два года и ему было позволено остаться в Бель_

гии. Однако власти не предоставили возмещения за последствия жиз_

ни под угрозой депортации в течение более пяти лет. Поэтому Суд от_

верг замечания правительства о том, что дело «лишилось смысла». За_

явитель по делу Бурдов против России (Burdov v Russia111) выиграл дело о

компенсации в связи с облучением во время работы по устранению

последствий чернобыльской катастрофы. Однако существенно, что

это решение фактические не было исполнено до 2001 г., когда власти

выплатили заявителю неуплаченную сумму. В этих обстоятельствах

заявитель по_прежнему мог считаться жертвой нарушения Конвен_

ции, поскольку факт нарушения не был признан, а полученное им воз_

мещение было недостаточным. В деле Пизано против Италии (Pisano v

Italy112) заявитель жаловался по ст. 6 на несправедливость в разбирательстве его уголовного дела, в первую очередь из_за невызова в суд

конкретного свидетеля. Большая Палата сочла, что, хотя заявитель

впоследствии был оправдан в ходе нового рассмотрения дела, он все

же мог считаться «жертвой» нарушения Конвенции, поскольку наци_

ональные власти не установили нарушения Конвенции в связи с тем,

что свидетель не был заслушан в ходе первоначального рассмотрения

дела (хотя и исключила дело из списка как решенное в соответствии

с п. 1(b) ст. 37). В деле Посохов против России (Posokhov v Russia113), не_

смотря на то, что приговор в отношении заявителя был отменен, вла_

сти не признали явным образом нарушение Конвенции в связи нару_

шением порядка отбора народных заседателей, участвовавших в рас_

смотрении дела заявителя. Подобным образом в деле Османи и другие

против бывшей Югославской республики Македония (Osmani and others v

Former Yugoslav Republic of Macedonia114) тот факт, что благодаря амнис_

тии заявителю не пришлось отбывать весь свой срок по приговору,

сам по себе не был признанием нарушения Конвенции. Если «возме_

щение» предоставляется заявителю в форме денежной компенсации,

сумма, назначаемая национальными властями «должна в разумной

степени соотноситься с суммой, присуждаемой [Европейским] Судом

в аналогичных делах»115.

В деле Бек против Норвегии (Beck v Norway116) уголовное разбирательст_

во в отношении заявителя превысило разумные временные требова_

ния согласно ст. 6(1). Однако городской суд явным образом удовлетво_

рил жалобу заявителя о нарушении ст. 6(1) и было признано, что заяви_

тель получил достаточное возмещение, поскольку срок его заключения

был значительно сокращен. В этих обстоятельствах заявитель не мог

более считаться «жертвой». В деле Аккоч против Турции (Akkoз v Turkey117) к заявительнице_учителю была применена дисциплинарная санкция,

состоявшая в отсрочке повышения на один год, за ее выступление в

прессе. Это решение было впоследствии отменено путем применения

обратной силы административным судом. Несмотря на то, что процесс

занял более пяти с половиной лет и заявительнице не было присужде_

но никакой компенсации, Суд счел, что она более не является жертвой

нарушения ее прав по ст. 10 Конвенции.

Если вмешательство в права вызвано «случайными» ошибками, а

не является намеренным или систематическим нарушением, прине_

сение официального извинения может лишить заявителя статуса

жертвы. Например, извинение за вмешательство в переписку заклю_

ченных, и обещания принять меры к тому, чтобы этого не повтори_

лось, были сочтены достаточными для этого118.

6.3.5 Когда могут быть выдвинуты и рассмотрены доводы

о неприемлемости

Суд может объявить жалобу неприемлемой на любой стадии раз_

бирательства (ст. 35(4)). Он может поддержать доводы правительст_

ва_ответчика о неисчерпании заявителем надлежащих внутренних

средств защиты на стадии рассмотрения дела по существу, даже если

ранее дело было признано приемлемым119. Так было в деле Макгинли

и Иган (McGinley and Egan120), касавшемся доступа к документам, отно_

сящимся к участию заявителей в ядерных испытаниях на острове

Рождества в 1958 г. В своем решении по данному делу Суд согласился

с доводами правительства о том, что неиспользование доступной за_

явителям процедуры разбирательства в Пенсионном апелляцион_

ном трибунале с целью добиться обнародования соответствующих

документов, означало невозможность утверждать, что государство

препятствовало заявителям в доступе к документам или ложно отри_

цало существование таковых. Комиссия, однако, сочла, что заявите_

ли не располагали реально осуществимым способом получения доку_

ментов в силу полномочий министра отказывать в доступе к документам в рамках процедуры в Пенсионном апелляционном трибунале по

соображениям национальной безопасности.

Однако правительству_ответчику запрещается выдвигать новые ар_

гументы о приемлемости на стадии рассмотрения дела по существу, ес_

ли эти аргументы ранее не выдвигались на стадии приемлемости (как

требует Правило 55)121, если только после принятия решения о прием_

лемости не произошли изменения, существенные для вопроса о прием_

лемости, могущие считаться особыми обстоятельствами, оправдываю_

щими его повторное исследование122, или не появилась новая информа_

ция123, например, отмена внутреннего законодательства или подача за_

явителем новой жалобы. В деле Макгоннелл против Соединенного Королев_

ства (McGonnell v UK124) правительство утверждало в Суде, что заявитель

не исчерпал внутренних средств защиты в отношении своей жалобы на

отсутствие независимости и беспристрастности во внутреннем разби_

рательстве, так как не обращался с жалобой в Апелляционный суд. Суд

счел, что правительство не имеет права ссылаться на эти аргументы, не

поднимавшиеся ранее перед Комиссией. В деле N.C. против Италии

(N.C. v Italy125) правительство после прохождения стадии приемлемости

выдвинуло возражения в связи с тем, что заявитель якобы не исчерпал

внутренние средства защиты. Дело было признано приемлемым в дека_

бре 1998 г., и возражения правительства основывались на том, что за_

явитель не подал иск о компенсации в национальные суды после выне_

сения оправдательного приговора, вступившего в силу в октябре

1999 г. Соответственно, Суд счел, что этот аргумент не мог быть выдви_

нут на стадии приемлемости. Однако, отмечая, что возражение было

выдвинуто правительством лишь в январе 2002 г. (то есть спустя два го_

да и два месяца), Большая Палата сочла, что правительство не имело

права выдвигать свое возражение из_за несоразмерной задержки.