6.4 ИСЧЕРПАНИЕ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ЗАЩИТЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

6.4.1 Введение

На деле наиболее важным из правил приемлемости является тре_

бование об исчерпании внутренних средств защиты и о подаче жало_

бы в Европейский Суд не позднее шести месяцев с даты вынесения

окончательного решения. Эти правила тесно взаимосвязаны, так как

срок подачи жалобы зависит от количества доступных внутренних

средств защиты. Правительства_ответчики часто выдвигают, где

только возможно, возражения о неисчерпанности внутренних

средств защиты; поэтому в этой области практикующие юристы

должны очень ясно представлять положение своего клиента.

Правило о внутренних средствах защиты обосновывается прин_

ципом, что национальным властям всегда следует предоставлять воз_

можность исправить нарушение Конвенции, прежде чем дело будет

рассматриваться Европейским Судом. Это правило основано на от_

раженном в ст. 13 предположении, что в национальной правовой си_

стеме имеется эффективное средство защиты в отношении предпо_

лагаемого нарушения, независимо от того, является ли Конвенция

частью национальной правовой системы126.

6.4.2 Бремя доказывания

Заявители должны изложить в своей жалобе, какие меры они при_

няли для исчерпания внутренних средств защиты. После этого бре_

мя доказывания относительно неисчерпания средств защиты127 воз_

лагается на правительство_ответчика, которое должно указать на

внутреннее средство защиты, к которому в обстоятельствах конкрет_

ного дела должен был прибегнуть, но не прибегнул заявитель. Пра_

вительство должно убедить Суд в эффективности средства защиты и

теоретической и практической его доступности во время рассматриваемых событий128. Это означает средство защиты доступное, способ_

ное предоставить возмещение в отношении жалобы заявителя и об_

ладающее достаточными перспективами успеха. Суд часто просит го_

сударство_ответчика привести примеры успешного использования

предполагаемого средства тяжущимися, находившимися в сходном с

заявителями положении129. Если правительство указывает на имею_

щееся средство защиты, которое, по его мнению, следовало исполь_

зовать, заявитель должен указать причину, по которой оно не было

использовано, или пояснить, почему предполагаемое средство не

было достаточным или эффективным, или показать существование

особых причин, освобождающих заявителя от использования этого

средства (см. ниже в 6.4.8).

С правительством_ответчиком, чьи замечания в отношении внут_

ренних средств защиты не согласуются с его аргументами в ходе вну_

треннего разбирательства, Суд не церемонится. Например, в деле

Коломпар против Бельгии (Kolompar v Belgium130), правительству было за_

прещено утверждать, что заявитель не исчерпал внутренних средств

защиты, потому что во внутреннем разбирательстве, выступая в ка_

честве ответчика, государство оспаривало юрисдикцию националь_

ного суда в рассмотрении этого спора.

Во внутреннем разбирательстве заявитель должен поднять вопро_

сы по существу жалобы, подаваемой в Суд131 на том основании, что

национальные суды должны иметь возможность вынести решение

по предмету жалобы до ее рассмотрения Европейским Судом. В деле

Гуццарди против Италии (Guzzardi v Italy132) заявитель, подозреваемый в членстве в мафии, жаловался на свое трехлетнее заточение на ост_

рове Асинара. Он утверждал, что были допущены нарушения различ_

ных статей, однако не сослался на ч.1 ст. 5, которую выдвинула и рас_

смотрела сама Комиссия и которая была единственной статьей, на_

рушение которой установили Комиссия и Суд. Поэтому нет абсолют_

ной необходимости определять, на какую статью или даже на какое

именно право ссылается заявитель, при условии, что затронуто су_

щество данного вопроса. Желательно специально упомянуть Кон_

венцию во время внутреннего разбирательства, но абсолютной необ_

ходимости в этом нет. В деле Ахмет Садик против Греции (Ahmet Sadik

v Greece133) Суд счел, что заявитель не исчерпал внутренние средства

защиты, поскольку ни на одной стадии он не ссылался на ст. 10, или

на эквивалентные аргументы, в национальных судах, несмотря на то,

что ст. 10 в греческом законодательстве обладает прямым действием.

Заявитель по делу Азинас против Кипра (Azinas v Cyprus134), как поста_

новила Большая Палата на стадии рассмотрения дела по существу, не

исчерпал внутренних средств защиты, поскольку не сослался на ст. 1

Протокола 1 в Верховном Суде, несмотря на прямое действие, кото_

рым она обладает в правовой системе Кипра.

6.4.3 Соответствие национальным процессуальным правилам

Поднимая проблему во внутреннем разбирательстве явным обра_

зом или по существу, заявитель должен соблюсти формальные и про_

цессуальные правила, в том числе временные рамки внутреннего за_

конодательства и прибегнуть к любым процессуальным средствам,

которые могли бы предотвратить нарушение Конвенции135. Внутрен_

ние средства защиты, соответственно, не будут считаться исчерпан_

ными, если заявитель не использовал средство из_за несоблюдения

сроков или иных процессуальных правил. В деле Барбера, Мессеге и Ха_

бардо против Испании (Barberà, Messegué and Jabardo v Spain136) тот факт,

что заявители во время суда не выдвинули обвинения в адрес судьи в

связи с его враждебностью по отношению к некоторым ответчикам и свидетелям, привел к признанию того, что они не исчерпали внут_

ренних средств защиты.

6.4.4 Гибкость правила

Суд указал, что правило, изложенное в ст. 35, должно применять_

ся «с определенной долей гибкости и без излишнего формализма»137.

Эта гибкость отражает факт применения правила в рамках системы,

предназначенной для защиты прав человека138. Поэтому правило ис_

черпания внутренних средств защиты не является абсолютным и не

применяется автоматически (см. также «Особые обстоятельства» в

п. 6.4.8 ниже). Всегда изучаются обстоятельства каждого дела, в том

числе и общий контекст, в котором действуют формальные средства

защиты, и личные обстоятельства заявителя. Затем Суд исследует ис_

ходя из всех обстоятельств дела, все ли, что можно было разумно

ожидать от заявителей, они сделали для исчерпания внутренних

средств защиты139.

6.4.5 Доступность, эффективность и достаточность средств

защиты

Хотя п. 1 ст. 35 гласит, что Суд может рассматривать дело только

после исчерпания всех внутренних средств защиты, от заявителя

требуется прибегнуть только к доступным, эффективным и достаточ_

ным средствам.

Для того чтобы внутреннее средство защиты было доступным, за_

явитель должен быть в состоянии предпринять разбирательство не_

посредственно (не завися от государственного органа или должност_

ного лица)140. Если частные лица не имеют права непосредственно обращаться в Конституционный Суд, чтобы оспорить конституцион_

ность закона, а обращения должны направляться другими судами (как

в Италии), это не может считаться обязательным для использования

средством защиты141. Недоступность юридической помощи может по_

влиять на доступность средства защиты — в зависимости от денежных

средств заявителя, сложности средства защиты и от обязательности

юридического представительства во внутреннем разбирательстве142.

Европейский Суд не согласится с правительствами_ответчиками,

если они будут указывать на средства защиты, доступные лишь теоре_

тически. В этой связи суд может потребовать от правительства приве_

сти примеры успешного использования приведенного средства защи_

ты. Например, в деле Де Йонг, Бальет и ван ден Бринк против Нидерлан_

дов (De Jong, Baljet and van den Brink v Netherlands143) заявители_военнослу_

жащие, которые отказались от военной службы по соображениям со_

вести, жаловались на содержание под стражей за неподчинение при_

казам. Правительство_ответчик утверждало, что заявители не исчер_

пали внутренних средств защиты, поскольку они могли обратиться с

иском в гражданские суды. Однако этот довод был отклонен Судом,

поскольку не имелось ни единого примера, когда задержанный воен_

нослужащий подавал бы иск о возмещении ущерба и поэтому не было

уверенности, что такое средство защиты на самом деле имелось в их

распоряжении144. Подобным образом в деле Ван Остервейк против Бель_

гии (Van Oosterwijck v Belgium145) в отношении одного из средств возме_

щения, упомянутого правительством, Суд счел, что в связи с отсутст_

вием каких_либо решенных в национальном разбирательстве дел, за_

явителя нельзя обвинять в неиспользовании данного средства.

В деле Кромбах против Франции (Krombach v France146) возможность

повторного рассмотрения дела для заявителя, осужденного in absen_

tia, не была признана доступным средством защиты, поскольку его доступность зависела от ареста заявителя, каковой не мог быть доб_

ровольным действием с его стороны. В деле Конка против Бельгии

(Conka v Belgium147), связанном с выдворением группы словацких цы_

ган_рома, просивших убежища, Суд установил несколько факторов,

приведших к тому, что внутренние средства защиты были по сути не_

доступны заявителям:

— информация о потенциальном средстве защиты предоставля_

лась в полицейском участке, но была написана мелким шрифтом на

языке, которого заявители не понимали;

— на большую группу семей рома имелся всего один переводчик, и

соответственно, у них было мало надежды связаться с юристом из от_

деления полиции;

— власти не предложили заявителям никакой юридической помо_

щи ни в отделении полиции, ни в центре содержания под стражей; и

— решающим обстоятельством было то, что юрист был проинфор_

мирован о позиции заявителей в 10.30 вечера пятницы, а заявители

были выдворены в следующий вторник, и поэтому апелляция (в сове_

щательную палату суда) не могла быть рассмотрена вовремя.

Средство защиты считается эффективным и достаточным, если

оно предоставляет заявителю возмещение в отношении предполага_

емого нарушения Конвенции. Сюда относятся не только судебные

средства защиты, но и любые внутренние административные меры,

которые способны предоставить возмещение в обстоятельствах кон_

кретного дела.

Возможность попросить орган власти пересмотреть уже принятое

им решение, как правило не составляет достаточного средства защи_

ты148. От заявителей также не требуется использовать средства защиты

чисто дискреционного характера. В деле Бакли против Соединенного Ко_

ролевства (Buckley v UK149), Комиссия отклонила аргументы о том, что за_

явительница не исчерпала внутренних средств защиты, поскольку не

обратилась к члену кабинета министров с просьбой использовать свои

полномочия в соответствии с Законом о стоянках для передвижных

жилищ 1968 г. и предписать местным органам власти предоставить ме_

сто для стоянки. Комиссия сочла, что министр правительства располагает очень широкой свободой усмотрения и действовал в соответст_

вии с соответствующим положением Закона 1968 г. лишь в пяти случа_

ях. Аналогично в деле Темпл против Соединенного Королевства (Temple v

UK150) от заявителя не потребовалось обращаться к министру прави_

тельства согласно Закону о трудоустройстве 1982 г. для получения ком_

пенсации за увольнение с должности стрелочника, поскольку такая

процедура по существу зависела от усмотрения должностного лица и

приравнивалась к заявлению о выплате ex gratia. Юридическое право

на компенсацию отсутствовало даже в случае удовлетворения установ_

ленным законом критериям. В деле Девлин против Соединенного Королев_

ства (Devlin v UK151) заявитель утверждал, что ему было отказано в на_

значении на государственную службу в Северной Ирландии по сообра_

жениям религиозной дискриминации. От заявителя не требовалось

обращаться с жалобой к парламентскому омбудсмену, поскольку омбуд_

смен не обладает полномочием выносить обязательное для исполне_

ния решение о предоставлении возмещения и не мог бы повлиять на

исполнение сертификата, выписанного правительством во внутрен_

нем разбирательстве, удостоверявшем, что заявитель не был назначен

по соображениям национальной безопасности и защиты обществен_

ного порядка. Европейский Суд подтвердил, что в отношении Соеди_

ненного Королевства признание несовместимости меры с Законом о

правах человека 1998 г. не предоставляет заявителю эффективного

средства защиты152, поскольку оно не является обязывающим для сто_

рон в разбирательстве, в ходе которого оно было сделано, а кроме то_

го, предоставляет соответствующему министру полномочия, но никак

не обязанность, вносить поправки в закон, явившийся причиной нару_

шений, с целью приведения его в соответствие с Конвенцией.

При сомнениях в эффективности внутреннего средства защиты, в

том числе процедуры апелляции (см. ниже), в целях удовлетворения

критериям Европейского Суда на исчерпание внутренних средств за_

щиты, данное средство следует использовать. Так, жалоба Могос и

Крифка против Германии (Mogos and Krifka v Germany153), связанная с выдворением лиц без гражданства румынского происхождения, была

признана неприемлемой из_за неиспользования возможности обра_

щения в Федеральный конституционный суд — было недостаточно

того, что представители заявителей считали подобный иск не имею_

щим перспектив успеха.

В первую очередь это относится к системам, основанным на обыч_

ном праве, где суды расширяют и развивают правовые принципы по_

средством прецедентов: «вообще на пострадавшее лицо возлагается

обязанность дать внутренним судам возможность развития существу_

ющих прав посредством интерпретации»154. Необращение с иском о

злоупотреблении доверием привело к решению Суда о неисчерпан_

ности внутренних средств защиты в деле Граф и графиня Спенсер про_

тив Соединенного Королевства (Earl and Countess Spencer v UK155), касав_

шемся публикации в бульварных газетах информации о принцессе

Уэльской, которая, как утверждалось, была получена от ее близких

друзей.

Вообще говоря, заявители должны использовать процедуру обжа_

лования, доступную в рамках внутренних средств защиты, если тако_

вая может предоставить возмещение за предполагаемое нарушение

Конвенции156. Так, жалоба Эпоздемир против Турции (Epцzdemir v

Turkey157) была признана неприемлемой, поскольку заявительница не

обжаловала отказ прокурора в возбуждении уголовного дела против

деревенских охранников, предположительно виновных в смерти ее

мужа: не было достоверно известно, что апелляция в выездной суд

была бы лишена шансов на успех.

Однако от заявителей не требуется использовать потенциальную

форму защиты или процедуру обжалования, которые, по сути, не

предоставят им возмещения158, например, если из устоявшейся пра_

вовой позиции очевидно отсутствие перспектив успеха159. В этой ситуации заявитель должен убедить Суд в отсутствии таких перспек_

тив, а практикующим юристам рекомендуется направить в Суд за_

ключение юрисконсульта по этому вопросу. В деле Макфили против

Соединенного Королевства (McFeeley v UK160), касавшемся условий содер_

жания заключенных в северноирландской тюрьме Мейз, Комиссия

сочла, что приказ об истребовании дела не мог быть эффективным

средством защиты, в силу серьезных сомнений в доступности дан_

ной меры заявителям согласно «устоявшейся правовой позиции»;

кроме того, хотя это средство могло оказаться достаточным для воз_

мещения в отношении жалоб заявителя по ст. 6, оно бы не предоста_

вило возмещения в связи с их жалобами по ст. 3.

Длительность внутреннего разбирательства является одним из фак_

торов при решении вопроса о его эффективности. Например, дело

Танлы против Турции (Tanlı v Turkey161) касалось убийства сына заявителя

под стражей в полиции. Было возбуждено уголовное разбирательство,

но спустя год и восемь месяцев после смерти сына заявителя оно все

еще ожидало завершения. Ввиду серьезности преступления Комиссия

сочла, что уголовное разбирательство было неэффективным средст_

вом защиты. При задержках в использовании определенного средства

заявитель не обязан его использовать. В деле Рид против Соединенного

Королевства (Reed v UK162) заявитель жаловался на физическое насилие

в тюрьме по ст. 3. Правительство утверждало, что он не использовал

внутренние средства защиты, поскольку не обратился с гражданским

иском о компенсации ущерба. Однако заявитель сначала должен быть

представить свои жалобы для рассмотрения руководства тюрьмы и бо_

лее двух лет ему препятствовали в доступе к адвокату. В этих обстоя_

тельствах жалоба заявителя не была отклонена по причине неисчер_

пания внутренних средств защиты, даже при том, что впоследствии,

спустя два года, средство защиты стало ему доступным, поскольку в

принципе таковое должно быть немедленно доступным каждому пост_

радавшему, особенно в случаях предполагаемого дурного обращения.

Если существует несколько возможных внутренних средств защи_

ты, заявитель не должен использовать их все или даже несколько из

них, если они не помогут достигнуть каких_либо иных целей163. Суд

полагает, что заявителя нельзя критиковать за неиспользование средств правовой защиты, по существу направленных на достижение

той же цели и, в любом случае, не дающих больше шансов на успех164.

Исчерпать внутренние средства защиты можно после подачи жа_

лобы в Суд, но это должно произойти до принятия решения о прием_

лемости165.

Гражданский иск о компенсации в отношении смерти родственни_

ка заявителя от рук неустановленного лица не был сочтен эффектив_

ным средством защиты в деле, где от истца в требовалось установить

лицо, предположительно совершившее деликт166. В тех же обстоя_

тельствах административная жалоба не была сочтена достаточным

средством защиты там, где государство можно было обязать компен_

сировать ущерб на основе объективной ответственности. Суд счел,

что в случаях насилия со смертельным исходом выплата компенса_

ции не удовлетворит обязательств по ст. 2 и 13 Конвенции, которые

также требуют расследования, способного привести к установлению

и наказанию виновных167.

Суд также подтвердил, что в связи с делами о законности задержа_

ния, заявителю не обязательно подавать иск о компенсации ущерба

для исчерпания внутренних средств защиты. Это признание того,

что право на исследование судом законности задержания судом и

право на получение компенсации за лишение свободы, не совмести_

мое со ст. 5, являются отдельным правами168. В деле Эгмез против Кип_

ра (Egmez v Cyprus169) было установлено, что обращение заявителя к

омбудсмену с жалобой на жестокое обращение полиции было доста_

точным. По мнению Суда, в отношении предположительно участво_

вавших в этом сотрудников полиции должно было быть впоследст_

вии возбуждено разбирательство170. Если заявитель в состоянии доказать наличие «стереотипа нару_

шений» на протяжении какого_то периода времени, то это может по_

влиять на мнение Суда об эффективности потенциальных средств за_

щиты. В деле Озтурк против Турции (Цzturk v Turkey171) заявитель_изда_

тель был участником 19 уголовных разбирательств в связи со статья_

ми и публикациями, касающимися положения курдов. Суд счел, что

жалоба в первую очередь касалась не отдельных деяний или собы_

тий, но последовательной системы действий, предпринятых на про_

тяжении относительно длительного периода и направленных на вос_

препятствование компании заявителя публиковать эти материалы.

Был сделан вывод об отсутствии средства защиты, которое было бы

эффективным в целях изменения общей ситуации, на которую жало_

вался заявитель, и поэтому было несущественно, что в одном из слу_

чаев заявитель не обжаловал приговор.

Очевидно, что отказ властей принимать меры по расследованию

серьезных обвинений может освободить жертвы от необходимости

предпринимать дополнительные потенциальные меры для получе_

ния возмещения. В деле Эльчи и другие против Турции (Elзi and Others v

Turkey172) заявители — юристы направили ряд жалоб о жестоком обра_

щении с ними под стражей прокурору, судье и в государственный суд

безопасности. Однако поскольку ни один орган или должностное ли_

цо не рассмотрели их заявления, Суд счел, что заявители не обязаны

были пытаться использовать иные теоретически доступные им адми_

нистративные или гражданско_правовые средства защиты.

6.4.6 Внутренние средства защиты, относящиеся

к продолжительности разбирательства

В делах о чрезмерной продолжительности гражданского разбира_

тельства, если государства впоследствии вводят новые средства защи_

ты, эти последние должны использоваться при условии их эффектив_

ности173. В 2001 г. в Италии был принят «Закон Пинто» с целью предо_

ставить возможность защиты в Апелляционном суде в связи с чрез  (где разбирательство продолжалось с 1988 по 1993 г., а новое средство правовой за_

щиты было введено в 1990_е годы. 91 Courts Act); Базиц против Австрии (Basic v

Austria), № 29800/96, 30.1.01 (Ст. 132 Федеральной Конституции).

мерной длительностью разбирательств, в том числе и по делам, уже

направленным в Страсбург. Соответственно, для исчерпания внут_

ренних средств защиты заявители должны прибегнуть к этой проце_

дуре174. Суд также признал, что, благодаря изменениям в правоприме_

нительной практике, внутреннее законодательство Франции175 те_

перь предоставляет средство возмещения за предполагаемое наруше_

ние права на рассмотрение дела в разумный срок независимо от того,

завершено ли внутреннее разбирательство. Так, Суд постановил, что

к 20 сентября 1999 г. это средство защиты обладало требуемой мерой

правовой определенности, что делало обязательным для заявителей

использовать ее, чтобы соблюсти правило о внутренних средствах за_

щиты176. Суд также установил, что в Португалии по крайней мере с ок_

тября 1999 г.177 имеется эффективное средство защиты в отношении

чрезмерной продолжительности судебного разбирательства. В отно_

шении дел о продолжительности разбирательства в Хорватии, Суд

первоначально отклонил аргументы, что для исчерпания внутренних

средств защиты заявители обязаны прибегнуть к процедуре обраще_

ния в Конституционный Суд178, поскольку такой механизм не был до_

ступен им по праву, но зависел от усмотрения самого Суда. Более то_

го, имелись сомнения в эффективности процедуры, т. к. правительст_

во не привело ни одного примера ее успешного использования заяви_

телями179. Однако с тех пор как в 2002 г. во внутреннее законодательство были внесены изменения, установившие механизм защиты, до_

ступный заявителям по делам о длительности разбирательства180, Ев_

ропейский Суд объявлял дела неприемлемыми, если эта новая мера

не была использована181. Тем не менее, хотя заявитель по делу Шоч

против Хорватии (Šoć v Croatia182) не использовал новый механизм, де_

ло не было признано неприемлемым, поскольку внутреннее разбира_

тельство, являвшееся его предметом, уже было завершено, а Консти_

туционный Суд рассматривал только еще не завершенные дела. Ана_

логичным образом в Словакии заявители должны использовать про_

цедуру обращения с жалобой в Конституционный Суд на чрезмерную

продолжительность разбирательства, прежде чем подавать жалобы в

Европейский Суд183. После решения по делу Куэлла184 в сентябре 2004 г.

в Польше было принято новое законодательство, предоставляющее

внутреннее средство защиты по делам о длительности разбирательст_

ва. Согласно новому закону апелляционные суды могут установить на_

рушение ст. 6, предписать судам низшей инстанции ускорить произ_

водство и присудить компенсацию в размере до 2 250 евро185.

В деле Хартман против Чешской республики (Hartman v Czech Republic186)

Суд пришел к выводу об отсутствии доступного и эффективного сред_

ства защиты в отношении дел о длительности разбирательства в Чеш_

ской республике. Во_первых, обжалование в вышестоящую инстанцию

не было «доступным», поскольку оно не давало заявителям права тре_

бовать применения надзорных полномочий государства. Во_вторых,

хотя Конституционный Суд мог потребовать немедленного продолже_

ния разбирательства, он не мог применять санкции за неисполнение187

или назначать компенсацию за какие_либо задержки.

6.4.7 Внутренние средства защиты в условиях де_факто

оккупационного режима

В ситуациях, когда государства де_факто (хотя, возможно, и не де_

юре) контролируют территорию, на которую притязает другое госу_

дарство, возникают трудные вопросы о мере необходимости исчер_

пания внутренних средств защиты. В деле Кипр против Турции (Cyprus

v Turkey188) правительство_заявитель утверждало, что, поскольку «Ту_

рецкая республика Северного Кипра» (ТРСК) не признана междуна_

родным сообществом, то «жертвы» нарушений Конвенции не обяза_

ны использовать средства защиты, созданные властями ТРСК, и что

вместо этого должны применяться законы Республики Кипр. Однако

этот аргумент был отвергнут большинством Суда (десятью голосами

против семи), который счел, что в принципе, средства защиты

ТРСК все равно должны использоваться, если нет возможности до_

казать их отсутствие или неэффективность189. Большинство утверж_

дало, что в интересах жителей данной территории было искать за_

щиты у этих органов власти, и по их мнению, их решение не явля_

лось признанием законности режима ТРСК. Выражая несогласие (к

которому присоединилось еще пятеро судей), судья Палм утвержда_

ла, что в результате решения большинства, Суд может признать юри_

дически действительными как решения судов ТРСК, так и (неявным

образом) положения установившей их конституции. Это рискует по_

дорвать позицию международного сообщества.

В деле Илашку, Лешко, Ивантош и Петров_Попа против Молдовы и Рос_

сии (Ilascu, Lesco, Ivantoc and Petrov_Popa v Moldova and Russia190), где за_

явители_молдаване жаловались на различные нарушения Конвенции

в оккупированном Россией регионе Приднестровья, провозгласив_

шем свою независимость в 1991 г., был совершенно иной исход. Рос_

сия утверждала, что заявители могли обратиться в Верховный Суд

России, но Европейский Суд счел, что, поскольку российское прави_

тельство отрицало все заявления об участии ее вооруженных сил

или иных должностных лиц в аресте, тюремном заключении или

осуждении заявителей, было бы непоследовательно ожидать от заявителей обращения к российским властям. См. также «Особые об_

стоятельства» в п. 6.4.8 ниже.

6.4.8 Особые обстоятельства

В исключительных случаях возникают особые обстоятельства, ос_

вобождающие заявителя от обязанности исчерпать внутренние сред_

ства защиты. Однако к «особым обстоятельствам» не относится не_

знание правовых положений Конвенции, небрежность юристов при

консультировании или подавленное состояние заявителя.

В деле Акдивар против Турции (Akdivar v Turkey191), связанном с со_

жжением домов силами безопасности на юго_востоке Турции, Суд

счел, что нерасследование или неоказание помощи национальными

властями в обстоятельствах, где были сделаны серьезные заявления

о должностных преступлениях или нанесении вреда государствен_

ными служащими, могут считаться «особыми обстоятельствами».

После этого бремя доказывания переходит обратно к правительству,

которое должно показать, что было сделано в ответ на масштаб и се_

рьезность рассматриваемых проблем. Дело Акдивар также подтвер_

дило неприменимость правила исчерпания средств защиты там, где

было продемонстрировано наличие «административной практики»

(т. е. повторение деяний, не совместимых с Конвенцией и с предела_

ми, допускаемыми государством), так что попытки разбирательства

были бы тщетными или неэффективными192. В деле Айдер и др. против

Турции (Ayder and others v Turkey193), которое также касалось широкомас_

штабного разрушения имущества в юго_восточной Турции, было ус_

тановлено возникновение особых обстоятельств, освобождающих

заявителей от использования административных средств защиты:

имело место безоговорочное обязательство одного из высокопостав_

ленных должностных лиц о подготовке отчетов об оценке ущерба и

о том, что все владельцы имущества получат компенсацию за поне_

сенный ущерб.

Другим значимым фактором является незащищенность или уязви_

мость, которую могут испытывать заявители в таких обстоятельст_

вах194.

Также было установлено наличие «особых обстоятельств» в деле

об условиях содержания в тюрьме на нидерландских Антильских ос_

тровах: AB против Нидерландов (AB v Netherlands195). В нем Суд согласил_

ся с тем, что правительство представило различные решения судов,

которые демонстрировали существование возможности защиты в

гражданском суде, которой заявитель не воспользовался. Суд отме_

тил, что ситуация в тюрьме обнаруживала значительные, серьезные

проблемы структурного характера. Рассматривая применение ст. 35,

Суд указал, что необходимо учитывать не только существование по_

тенциального средства защиты в национальной правовой системе,

но также «общий правовой и политический контекст, в котором она

действует, а также личные обстоятельства заявителя». Принимая во

внимание соответствующие выводы Европейского комитета по пре_

дотвращению пыток (ЕКПП) и то, что власти в течение более чем го_

да не выполняли требования устранить серьезные структурные недо_

статки в отношении элементарных гигиенических и гуманитарных

проблем, Суд сделал следующий вывод:

Ввиду отсутствия убедительных объяснений от правительства,

почему в разумное время не были приняты необходимые меры по

устранению структурных проблем ... и невыполнения вышеупо_

мянутых судебных предписаний, в рассматриваемое время име_

лись особые обстоятельства, освобождавшие заявителя от исполь_

зования средства защиты, предлагаемого правительством196.

В деле Оджалан против Турции (Цcalan v Turkey197) имелись особые

обстоятельства, освобождавшие заявителя от использования потен_

циальных внутренних средств защиты, связанных с законностью его

содержания под стражей в полиции. На практике он не мог требо_

вать возмещения, поскольку содержался в полной изоляции, не имел

юридического образования и возможности проконсультироваться с

юристом. Суд также отклонил предположения, что адвокаты заяви_

теля могли предпринять меры по защите без консультации с ним.