6.9 НЕСОВМЕСТИМОСТЬ С ПОЛОЖЕНИЯМИ КОНВЕНЦИИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

П. 3 ст. 35 требует, чтобы Суд объявлял неприемлемой любую жа_

лобу, которую он сочтет «несовместимой с положениями Конвенции

или протоколов». Понятие несовместимости с Конвенцией содер_

жит четыре аспекта:

— несовместимость на основании границ юрисдикции государства

(известная как «ratione loci»);

— несовместимость на основании пределов покрываемых Конвен_

цией прав (известная как «ratione materiae»);

— несовместимость в силу временных ограничений на обязатель_

ства государства по Конвенции (известная как «ratione temporis»);

— несовместимость в силу ограничений на то, кто может подавать

жалобы по Конвенции и быть ответчиком по ним (известная как

«ratione personae»);

Эти четыре категории более подробно объясняются ниже.

6.9.1 Юрисдикция: ratione loci

Предполагаемое нарушение Конвенции должно произойти в рам_

ках юрисдикции государства_ответчика. Это в первую очередь, но не

исключительно, территориальный вопрос, так что Суд в исключи_

тельных случаях разрешает применение иных оснований юрисдик_

ции государства, согласно которым государство осуществляет «эф_

фективный контроль» над данной территорией или «посредством

согласия, приглашения или уступки правительства данной террито_

рии [государство] осуществляет все или некоторые публичные пол_

номочия, которые в обычных обстоятельствах осуществлялись бы

этим правительством»235.

Например, в делах Кипр против Турции была установлена ответст_

венность Турции за ее вооруженные силы на Кипре. Было признано,

что наличие турецких вооруженных сил на Кипре помещало любых

лиц или имущество, находящееся там, под юрисдикцию Турции, «в

силу осуществления ими контроля над такими лицами или имущест_

вом»236.

Как правило, невозможно подавать жалобу на решение междуна_

родной организации. Однако передача государственных полномо_

чий международной организации не обязательно исключает ответст_

венность государства, поскольку в противном случае гарантии Кон_

венции могут быть легко исключены или ограничены. В делах, каса_

ющихся откомандирования заявителей в Европейское космическое

агентство237, Суд подчеркнул принцип, согласно котором создание

государствами международных организаций и наделение их полно_

мочиями и привилегиями может оказать влияние на права человека

и было бы несовместимо с назначением и целями Конвенции, если

бы договаривающиеся государства тем самым освобождались от от_

ветственности по Конвенции.

6.9.2 Ratione materiae

На этом основании объявляются неприемлемыми жалобы на на_

рушение прав, не защищенных Конвенцией, включая права, явно не

покрываемые Конвенцией вообще, и права, которые признаны не

подпадающими под рамки статей Конвенции, например, если какая_

либо деятельность не сочтена частью вашей «частной жизни» в соот_

ветствии со ст. 8. В деле Ботта против Италии (Botta v Italy238) заяви_

тель жаловался на то, что правительство не предприняло мер по ис_

правлению упущений частных пляжных организаций, в результате

которых инвалиды утратили возможность доступа к пляжу и морю.

Суд счел, что это не подпадает под ст. 8, в частности потому, что де_

ло касалось доступа к пляжу, находящемуся далеко от того места, где

заявитель обычно проводил отпуск.

Однако очень важно помнить принцип, что Конвенция должна

применяться как «живой инструмент»239. Соответственно, Суд обя_

зан толковать Конвенцию в свете современных условий, а не оце_

нивая, что ее создатели имели в виду в каждом положении. Практикующие юристы должны осознавать возможность «развития» от_

дельных положений, с целью приведения их в соответствие с со_

временными ситуациями. Например, вряд ли разработчики Кон_

венции предвидели, что ст. 8 будет защищать дом заявителя от воз_

действия близлежащего частного завода по переработке отходов.

Однако в деле Лопес Остра против Испании (Lopez Ostra v Spain240) Суд

решил, что в подобных обстоятельствах ст. 8 была нарушена. Ана_

логично в деле Гуэрра и другие против Италии (Guerra and others v

Italy241) было установлено нарушение ст. 8 из_за того, что местному

населению не была предоставлена информация о риске для здоро_

вья, который представляла находящаяся поблизости химическая

фабрика.

6.9.3 Ratione temporis

На этом основании объявляются неприемлемыми жалобы против

государства, которое на время соответствующих событий не ратифи_

цировало Конвенцию или не признало право на индивидуальную жа_

лобу.

Если обжалуемые события начались до вступления Конвенции в

силу и продолжались после, только последняя часть может быть

предметом жалобы, хотя Суд может учесть факты, имевшие место до

вступления Конвенции в силу242. Дело Зана против Турции (Zana v

Turkey243) касалось длительности уголовного разбирательства, начав_

шегося до признания Турцией права на индивидуальную жалобу.

Оценивая длительность разбирательства, Суд учел, что на тот мо_

мент разбирательство уже продолжалось два года и пять месяцев. В

деле Хокканен против Финляндии (Hokkanen v Finland244), связанном с

правами опеки и доступа заявителя к дочери, внутреннее разбира_

тельство началось в 1986 г. Однако Конвенция вступила в силу в отношении Финляндии только в 1990 г. Поэтому Суд мог рассматри_

вать только нарушение Конвенции, вытекающее из фактов, имев_

ших место после 1990 г., когда Конвенция вступила в силу. Однако

Суд учел предпосылки событий до 1990 г., в частности большое коли_

чество судебных исков, поданных заявителем, тот факт, что всем ре_

шениям в его пользу активно противостояли дед и бабка и что ожес_

точенные отношения между заявителем и дедом и бабкой ребенка не

способствовали мирному разрешению спора.

В деле Холдинг Совтрансавто против Украины (Sovtransavto Holding v

Ukraine245) заявитель — российская транспортная компания — жалова_

лась на меры, принятые с целью ограничения ее участия в акционер_

ном капитале украинской открытой акционерной компании, так что

она потеряла контроль над компанией. Правительство утверждало,

что данные события произошли до ратификации Украиной Конвен_

ции 11 сентября 1997 г. Однако Суд согласился с тем, что данные ме_

ры осуществлялись в рамках трехступенчатого процесса, оконча_

тельная стадия которого имела место после того, как Украина рати_

фицировала Конвенцию. Эта последовательность событий, по мне_

нию Суда, создала длящуюся ситуацию, и поэтому жалоба не была не_

приемлемой ratione temporis. Суд далее исследовал жалобу в отноше_

нии третьей стадии, хотя принял во внимание и изложение предше_

ствующих событий. В деле Ачимович против Хорватии (Aćimović v

Croatia246) заявитель жаловался на разрушение его загородного дома

хорватской армией до вступления в силу Конвенции (5 ноября

1997 г.). Суд повторил, что разрушение собственности считается од_

номоментным действием, которое не создает длящейся ситуации. За_

явитель также жаловался на внесенные в 1999 г. законом изменения,

которые прекратили все аналогичные разбирательства в связи с дей_

ствиями хорватской армии во время «отечественной войны» Тем не

менее, Суд признал дело неприемлемым ratione temporis, сочтя, что

«хотя законодательное вмешательство имело место после вступле_

ния Конвенции в силу в отношении Хорватии, оно было так тесно

связано с событиями, ставшими причиной претензий заявителя, что

разведение этих двух событий привело бы к приданию Конвенции

обратной силы, что противоречит общим принципам международ_

ного права».

Если обжалуемое действие произошло до даты вступления Кон_

венции в силу, нужно тщательно исследовать, не имеет ли место для_

щееся нарушение Конвенции (см. п. 6.5.3 выше).

6.9.4 Ratione personae

Это условие в общем и целом исключает жалобы, направленные

не против государства (или любой его эманации — например, органа

исполнительной власти, суда или трибунала), но против частного ли_

ца или организации.

Однако Суд подчеркнул, что государство не освобождается от от_

ветственности, делегируя свои обязательства частным органам или

лицам. В деле Костелло_Робертс против Соединенного Королевства

(Costello_Roberts v UK247) Суд применил этот принцип в деле, относя_

щемся к телесным наказаниям в частной школе. Суд установил, что

государство несет обязательство обеспечить детям право на образо_

вание, включая ответственность за дисциплинарную систему школы;

право на образование равно относится к ученикам частных и госу_

дарственных школ. Исключения из этого условия могут быть также

сделаны, если признана ответственность государства за предполага_

емое нарушение, — например, непринятие соответствующих мер для

защиты частного лица против действий других. Например, дело Янг,

Джеймс и Уэбстер против Соединенного Королевства (Young, James and

Webster v UK248) касалось бывших работников Британской железной

дороги, уволенных за несоблюдение соглашения, по которому на ра_

боту принимались только члены профсоюза. Суд счел, что государст_

во ответственно за внутреннее законодательство, узаконившее такое

обращение с заявителями.

В делах о жестоком обращении со стороны частных лиц также

возникает ответственность государства по Конвенции в силу его объ_

единенных обязательств по ст. 1 и 3. Ст. 1 требует, чтобы государст_

во обеспечивало всем, находящимся в его юрисдикции, права и сво_

боды, изложенные в Конвенции. Поэтому государство должно пред_

принимать необходимые шаги, чтобы воспрепятствовать бесчело_

вечному и унижающему обращению с частными лицами или наказа_

нию их даже другими частными лицами. Это требует наличия эффек_

тивных сдерживающих мер, препятствующих жестокому обраще_

нию, в частности, с детьми или иными уязвимыми лицами, напри_

мер, психически больными.

Дело А против Соединенного Королевства (A v UK249) касалось жесто_

кого обращения с заявителем — девятилетним ребенком — со сторо_

ны его отчима. Отчим привлекался к ответственности за насилие с

причинением серьезных телесных повреждений за избиение ребен_

ка садовой тростью, но был оправдан. Заявитель жаловался, inter alia,

на нарушение ст. 3. Суд установил, что поскольку указанное обраще_

ние было оправдано, как «разумное наказание», то закон не предо_

ставил адекватной защиты против жестокого обращения с заявите_

лем в нарушение ст. 3. Правительство Великобритании согласилось

с этим в Суде.

В деле X и Y против Нидерландов (X and Y v Netherlands250) заявитель

жаловался на невозможность возбуждения уголовного дела в отно_

шении человека, совершившего сексуальное насилие над его доче_

рью, поскольку ее психическая болезнь означала невозможность оп_

ределить ее желания, как этого требовало действовавшее на тот мо_

мент внутреннее законодательство. Суд установил нарушение ст. 8 в

отсутствии в уголовном кодексе защиты для жертвы.

В деле Густафссон против Швеции (Gustafsson v Sweden251) заявитель —

владелец ресторана — жаловался на действия различных профсою_

зов, представлявших его работников, после его отказа от перегово_

ров о коллективном договоре, ссылаясь, inter alia, на ст. 11 и ст. Про_

токола 1 на том основании, что государство не защитило его от заба_

стовочной акции. Суд установил, что ст. 11 применима, хотя и не бы_

ла нарушена, а ст. 1 Протокола 1 неприменима, поскольку дело каса_

лось договорных отношений между заявителем и его поставщиками.

В деле Уилсон, Национальный союз журналистов и другие против Соединен_

ного Королевства (Wilson, the NUJ and others v UK252) Суд установил нару_

шение ст. 11, поскольку национальное законодательство позволяло

работодателю отказывать профсоюзам в признании в качестве пере_

говорного партнера в целях коллективного договора, а также позво_

ляло предлагать более выгодные условия найма работникам, согласившимся не вступать в профсоюз. Суд счел, что поскольку у работо_

дателя была возможность эффективно препятствовать осуществле_

нию компетенции профсоюза по защите интересов его членов, а так_

же использовать финансовые поощрения с целью побудить работни_

ков отказаться от важных профсоюзных прав, имело место несоблю_

дение позитивных обязательств, содержащихся в ст. 11. Также было

установлено, что ответственность государства присутствовала в деле

Ферайн геген Тирфабрикен против Швейцарии (Vgt Verein Gegen Tierfabriken

v Switzerland)253, где внутреннее законодательство узаконивало моти_

вированный политическими причинами отказ частной телекомпа_

нии от трансляции информационного ролика заявителя о жестоком

обращении с животными в пищевой промышленности.

Жалобы против государства, не ратифицировавшего Конвенцию

или соответствующий Протокол, также исключаются на этом осно_

вании.

Наконец, жалоба от лица (или организации), которое не может

обоснованно утверждать, что является жертвой нарушения Конвен_

ции, также объявляется неприемлемой ratione personae254. Определе_

ние «жертвы» рассматривается в разделе 6.3 выше.