7.3 ИСЧЕРПАНИЕ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ЗАЩИТЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

Из правил приемлемости наибольшей практической важностью

обладают те, которые относятся к исчерпанию внутренних средств защиты и подаче жалобы в Суд в течение шести месяцев с момента

вынесения окончательного решения, как установлено в ст. 35(1)13.

От заявителя требуется использовать только доступные, эффектив_

ные и достаточные внутренние средства защиты14. В делах против

России Суд рассматривал эти требования в связи с различными про_

блемами, которые рассматриваются ниже.

7.3.1 Бремя доказывания

Напомним, что после того, как заявитель изложил в своей жалобе,

какие меры были приняты им с целью исчерпания внутренних

средств защиты, бремя доказывания возлагается на правительство_

ответчика, которое должно указать, какое эффективное внутреннее

средство правовой защиты должно было быть применено в конкрет_

ном деле15. Например, дело Герасимовой16 касалось продолжительнос_

ти и неполноты исполнения государством решения арбитражного

суда о взыскании возмещения ущерба в пользу работодателя заяви_

тельницы — частной компании с Управления социальной защиты на_

селения администрации г. Чапаевска. В этом деле Суд отметил, что

аргументы правительства, касавшиеся неисчерпания внутренних

средств защиты, свелись к утверждению, что заявительница должна

была прибегнуть к упомянутым средствам защиты, в том числе обра_

титься в службу судебных приставов. Более подробной информации

относительно какой_либо национальной практики, доказывающей

эффективность этих средств защиты, представлено не было, поэто_

му Суд установил, что правительство не смогло обосновать свое ут_

верждение об эффективности данных средств защиты. В деле Калаш_

никова17, касавшемся условий содержания в следственном изоляторе,

правительство утверждало, что заявитель должен был прибегнуть к

следующим внутренним средствам защиты: обращение с отдельны_

ми жалобами в суд, к начальнику следственного изолятора или в го_

сударственные органы, ответственные за исполнение уголовных на_

казаний. Однако Суд отметил, что, хотя заявитель не использовал каналы, предложенные правительством, очевидно, что проблемы, возникающие из_за переполненности в следственных изоляторах, носили структурный характер и касались не только заявителя. Суд счел,

что правительство не продемонстрировало, какое именно возмещение могли бы предоставить эти органы с учетом признаваемых им

экономических сложностей, которые испытывают администрации

следственных изоляторов. Поэтому Суд решил, что правительство

не доказало с достаточной определенностью, что использование

предложенных средств защиты могло предоставить возмещение, и

что жалоба заявителя по ст. 3 не подлежала отклонению по причине

неисчерпания средств правовой защиты. Кроме того, в связи с про_

должительностью предварительного заключения заявителя по делу

Калашникова Суд отклонил предварительное возражение прави_

тельства о том, что заявитель не подал кассационную жалобу на ре_

шение городского суда, которая могла бы сократить срок заключе_

ния заявителя на период, уже проведенный им под стражей. Учиты_

вая, что правительство не смогло привести примеров из националь_

ной правоприменительной практики, где срок сокращался бы на по_

добных основаниях, Суд не счел доказанным, что подобная жалоба

представляла бы собой эффективное средство защиты.

7.3.2 Исчерпание внутренних средств защиты в Чечне

(см. также разделы 6.4.7 и 6.4.8 выше)

В деле Хашиева и Акаевой18 — одном из первых рассмотренных Ев_

ропейским Судом дел, связанных с чеченским конфликтом, — заяви_

тели жаловались на незаконное убийство их родственников военно_

служащими, на пытки, которым подвергались погибшие перед смер_

тью, и на отсутствие доступа к эффективным внутренним средствам

правовой защиты, поскольку никакие правоохранительные органы в

Чечне не действовали. Суд должен был рассмотреть, предприняли

ли заявители все меры, каких было разумно от них ожидать, в целях

исчерпания внутренних средств правовой защиты в отношении

предполагаемых нарушений прав человека, допущенных представи_

телями государства в ходе антитеррористической операции в регио_

не. В отношении невозможности инициирования гражданского разбирательства из_за прекращения функционирования местных судов

в Чечне с 1996 г., правительство указывало на две возможности — об_

ращение в Верховный Суд или в районные суды в соседних регионах.

Европейский Суд отметил, что ему не было предъявлено какого_либо

решения, в котором такие суды были способны, в отсутствие резуль_

татов расследования по уголовному делу, рассмотреть по существу

жалобы, относящиеся к предположительно совершенным тяжким

преступлениям. Суд также отметил, что заявители не знали личнос_

тей потенциальных ответчиков и, поскольку получение ими такой

информации зависело от исхода предварительного расследования

по уголовному делу, они изначально не обращались с подобным ис_

ком. Несмотря на то, что Назранский районный суд (Ингушетия)

присудил г_ну Хашиеву компенсацию на основании того, что во вре_

мя описываемых в деле событий Старопромысловский район нахо_

дился под контролем российских федеральных сил, Европейский

Суд счел, что гражданское разбирательство, в отсутствие результа_

тов расследования по уголовному делу, было неспособно установить

личности преступников, и поэтому заявители не были обязаны при_

бегать к гражданско_правовым средствам защиты, предложенным

правительством.

Что касается уголовного разбирательства, то в деле Хашиева и Ака_

евой Суд не счел необходимым устанавливать, действительно ли суще_

ствует практика нерасследования подобных преступлений, как ут_

верждали заявители, и предпочел сосредоточиться на обстоятельст_

вах данного конкретного дела. Суд рассмотрел вопрос об эффектив_

ности уголовного разбирательства по существу и пришел к выводу,

что оно было неэффективным из_за многочисленных задержек и не_

достатков. Соответственно, предварительное возражение прави_

тельства о неисчерпании внутренних средств правовой защиты бы_

ло отклонено, поскольку в силу неэффективности уголовного рассле_

дования использование гражданско_правовых средств защиты было

бы столь же неэффективным.

7.3.3 Дела о продолжительности разбирательства (см. также

п. 6.4.6)

В нескольких делах против России Суд рассматривал вопрос о

приемлемости жалоб на длительность гражданского или уголовного

разбирательства до прекращения данных разбирательств. Вообще

Глава 7. Вопрос о приемлемости и дела из России 237

говоря, такие жалобы могут подаваться в Суд при условии, что заяви_

тель попытался использовать доступные ему средства защиты в отно_

шении длительности разбирательства19. В отношении исчерпания

внутренних средств правовой защиты в контексте одной из жалоб по

ст. 13 Суд установил отсутствие в России доступных средств защиты,

с помощью которых заявитель может реализовать свое право на по_

лучение судебного решения «в разумный срок»20. Например, в деле

Бабурина21 правительство выдвинуло возражение о том, что разбира_

тельство в Куйбышевском федеральном суде Центрального района

Санкт_Петербурга все еще не завершилось и поэтому жалобы были

неприемлемыми в силу своей преждевременности. Суд установил,

что заявитель безуспешно жаловался в различные судебные инстан_

ции на задержки в разбирательстве22, а правительство не указало на

другие возможности подать жалобу, которыми он мог бы воспользо_

ваться. Поэтому Суд счел, что заявитель сделал все, что мог, для ис_

черпания внутренних средств правовой защиты, и отклонил предва_

рительное возражение правительства.

7.3.4 Использование исполнительного производства

Суд также рассмотрел, должен ли заявитель прибегать к процеду_

ре исполнительного производства после успешного судебного разби_

рательства (включая обращение в службу судебных приставов_испол_

нителей) для исчерпания внутренних средств правовой защиты. На_

пример, в деле Кольцова не оспаривалось, что Министерство финан_

сов было обязано осуществить выплаты от имени государства соглас_

но исполнительному листу. Правительство утверждало, что заяви_

тель должен был потребовать исполнения судебного решения о вы_

плате службой судебных приставов_исполнителей после того, как

Министерство финансов и Министерство внутренних дел не выпла_

тили причитающихся сумм согласно исполнительному листу. Суд счел, что после получения решения компетентным государственным

органом использование другого государственного органа в принци_

пе не должно быть необходимым для обеспечения исполнения этого

решения. Далее, в этом деле обращение к службе судебных приста_

вов_исполнителей лишь привело бы к тому же результату, и невоз_

можно утверждать поэтому, что таковое является эффективным

средством правовой защиты от неисполнения решения23.

7.3.5 Надзорное производство и вопрос о шестимесячном сроке

Суд считает, что надзорное производство аналогично заявлениям

о пересмотре дела и другим исключительным средствам правовой за_

щиты и потому не является эффективным национальным средством

защиты в целях ст. 35(1)24. Это с необходимостью влечет последствия

относительно того, укладывается ли жалоба в шестимесячный срок,

если были предприняты попытки добиться пересмотра дела в поряд_

ке надзора. Например, в деле Бердзенишвили25 Суд рассмотрел проце_

дуру подачи надзорной жалобы, установленную новым Уголовно_

процессуальным кодексом (УПК). Суд отметил, что надзорные жало_

бы могут подаваться в любое время после вынесения решения (даже

несколько лет спустя), а также, что в соответствии со ст. 403 УПК, ес_

ли президиум областного суда (краевого суда, верховного суда рес_

публики, суда автономной области, суда автономного округа, суда го_

рода федерального назначения) отклонит надзорную жалобу, она мо_

жет быть направлена в Верховный Суд. Далее, согласно ч. 4 ст. 406

УПК, если судья откажет в удовлетворении надзорной жалобы или

представления, председатель суда вправе не согласиться с решением

судьи. Использование этих прав также не имеет временных ограни_

чений. Суд пришел к выводу, что если бы пересмотр судебных реше_

ний в порядке надзора был признан подлежащим использованию

средством защиты, то возникшая неопределенность обессмыслила бы правило шестимесячного срока, и потому данную процедуру нель_

зя считать эффективным средством защиты. Соответственно, окон_

чательным решением по делу Бердзенишвили было решение кассаци_

онной инстанции, и поскольку решение было вынесено более чем за

шесть месяцев до подачи жалобы в Европейский Суд, это означает,

что срок для обращения в Суд был пропущен26.

7.3.6 Воспрепятствование эффективному использованию права

на подачу индивидуальной жалобы

С правом жертвы обратиться с жалобой в Суд по ст. 34 соотносит_

ся обязательство государства не препятствовать реализации права

лица эффективно представлять и отстаивать свою жалобу перед Су_

дом. В деле Кляхина27 Суд счел, что, несмотря на отсутствие утверж_

дений заявителя об оказании на него недопустимого давления, пере_

хват писем руководством тюрьмы мог воспрепятствовать заявите_

лям в обращении в Суд. Суд провел различие между обязательством

не препятствовать осуществлению права лица на подачу индивиду_

альной жалобы и другими правами, установленными в Конвенции и

счел, что ввиду природы данного права требование об исчерпании

внутренних средств защиты к нему не относится. Учитывая важность

этого права, Суд постановил, что было бы неразумно требовать от за_

явителя прибегнуть к обычному судебному разбирательству в нацио_

нальных инстанциях в отношении каждого случая вмешательства

тюремных властей в его переписку с Судом.