Учебное дело — ГСМЧ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

1. В 1997 году «Гражданский союз за мир в Чечне» (далее —

«ГСМЧ») был зарегистрирован в качестве общественной организа_

ции Главным управлением Министерства юстиции РФ по Республи_

ке Татарстан (далее — Управление юстиции)1. В уставе «ГСМЧ» ука_

зывается, что его целью является мирное разрешение конфликта (ус_

тановление мира) и защита прав человека в Чечне. «ГСМЧ» выпуска_

ет ежемесячный информационный бюллетень под названием «За

мир в Чечне», в котором освещаются текущие события в этом регио_

не. Спонсоры «ГСМЧ» и подписчики бюллетеня заключают с орга_

низацией письменное Соглашение о конфиденциальности, содержа_

щее положение, обязывающее «ГСМЧ» сохранять в тайне их лич_

ность, кроме случаев освобождения ОО «ГСМЧ» от этой обязаннос_

ти письменным согласием этих лиц.

2. В январе 2003 г. «ГСМЧ» опубликовал в своем бюллетене «За

мир в Чечне» интервью с Асланом Масхадовым, президентом само_

провозглашенной «Республики Ичкерия». В интервью А. Масхадов

утверждает, что чеченский народ желает мира с Россией и что его

правительство выступает за безоговорочное прекращение огня и не_

медленное начало мирных переговоров. А. Масхадов также осуждает

действия российских войск, которые, по его мнению, подталкивают

некоторые элементы в Чечне к крайним мерам, в том числе к терро_

ристическим актам в России. Он также утверждает:

«Правительство Ичкерии никогда не поддерживало и не поддер_

живает никакие формы насилия против мирных жителей в России.

Однако если федеральные войска будут продолжать свою политику

геноцида чеченского народа, опасаюсь, что события, подобные то_

му, что произошло 23 октября [2002 в Москве], будут повторяться».

3. 15 января 2003 года Управление юстиции сообщило «ГСМЧ» о

начале проверки деятельности организации в соответствии со ст. 38

Федерального закона «Об общественных объединениях». Управле_

ние юстиции запросило:

a) все материалы, использованные при подготовке опубликован_

ного интервью;

b) сведения о лице, взявшем интервью2;

c) все данные, имеющиеся в распоряжении «ГСМЧ», касающиеся

Учебное дело 333

его членов, спонсоров и подписчиков бюллетеня «За мир в Чечне»3.

4. 14 февраля 2003 г. ГСМЧ передал Управлению юстиции список

своих официальных учредителей и видеокассету с записью интер_

вью с А. Масхадовым, однако отказался выполнить остальные требо_

вания Управления юстиции. ГСМЧ утверждает, что видеокассета бы_

ла оставлена у дверей его помещения (офиса) неизвестным лицом в

декабре 2002 г. ГСМЧ также сообщил Управлению юстиции, что име_

ющиеся у организации данные о спонсорах и подписчиках охраня_

ются Соглашением о конфиденциальности и их конституционным

правом на неприкосновенность частной жизни и не могут быть раз_

глашены без их письменного согласия. Никто из этих лиц не давал

согласия на разглашение этой информации.

5. 3 марта 2003 г. Управление юстиции вынесло официальное пре_

дупреждение в адрес ГСМЧ, в котором сообщалось, что в случае не_

выполнения организацией требований Управления юстиции в пол_

ном объеме Управление воспользуется своими полномочиями для

приостановления деятельности организации в порядке ст. 42 Феде_

рального закона «Об общественных объединениях». Однако ГСМЧ

продолжал настаивать на том, что данные требования незаконны.

6. 2 июня 2003 года Управление юстиции издало Распоряжение

№52 о приостановлении деятельности ГСМЧ сроком на шесть меся_

цев, на том основании, что организация нарушает закон, не оказы_

вая содействие проведению проверки. В распоряжении указано, что

на шесть месяцев ГСМЧ должен прекратить издание бюллетеня «За

мир в Чечне», проведение публичных собраний и использование

своих банковских счетов4. В распоряжении также отмечено, что, в

случае невыполнения ГСМЧ требований Управления юстиции, по

истечении шестимесячного срока Управление подаст в суд заявле_

ние о ликвидации ГСМЧ и запрете его деятельности.

7. 10 июня 2003 г. ГСМЧ подал заявление в Вахитовский район_

ный суд г. Казани с требованием отменить Распоряжение № 52.

8. 20 июня 2003 г. Вахитовский районный суд отклонил заявление

ОО «ГСМЧ» и оставил в силу Распоряжение № 52 на том основании,

что ГСМЧ в нарушение требований закона не оказывал содействие в

проведении проверки.

9. 1 июля 2003 г. ГСМЧ обжаловал решение Вахитовского район_

ного суда в Верховный Суд Республики Татарстан (далее — Верхов_

ный Суд РТ).

10. 11 августа 2003 г. Верховный Суд Республики Татарстан отменил решение Вахитовского районного суда и отменил Распоряжения

№ 52. Суд установил отсутствие оснований для вынесения Распоря_

жения, поскольку оно было основано не на неоднократных наруше_

ниях закона, а лишь на единичном нарушении, и само по себе это на_

рушение не было достаточно серьезным для принятия такой край_

ней меры, как приостановление деятельности ГСМЧ. Кроме того, в

соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона «Об информации, ин_

форматизации и защите информации», Управление юстиции имело

возможность обратиться в суд с целью обязать ГСМЧ предоставить

указанные сведения.

11. 15 августа 2003 г. Управление юстиции подало надзорную жало_

бу на решение от 10 августа 2003 года в Президиум Верховного Суда

РТ.

12. 15 октября 2003 г. Президиум ВС РТ удовлетворил надзорную

жалобу, отменив определение от 11 августа 2003 г. и оставив в силе

первоначальное решение Вахитовского районного суда. Президиум

отметил, что неоднократные или грубые нарушения закона являют_

ся основанием (требуются) для решения о ликвидации обществен_

ной организации, а не о приостановлении ее деятельности. Прези_

диум также постановил, что отказ ГСМЧ выполнить требования Уп_

равления юстиции препятствовал Управлению в выполнении его

публичных функций и поэтому представлял собой достаточно серь_

езное нарушение, служащее веским основанием для приостановле_

ния деятельности организации. Кроме того, ГСМЧ был не вправе

ссылаться на Соглашение о конфиденциальности или на право под_

писчиков и доноров на неприкосновенность частной жизни, по_

скольку п.2 ст. 15 Федерального закона «Об общественных объедине_

ниях» требует, чтобы информация о деятельности общественных

объединений была гласной и открытой5.

13. 2 декабря 2003 г. Управление юстиции подало в Верховный Суд

РТ заявление о ликвидации ГСМЧ и запрете его деятельности в свя_

зи с неоднократными и грубыми нарушениями федерального законо_

дательства. В частности, Управление юстиции утверждает, что:

a) отказ ГСМЧ выполнить требования (Управления юстиции) яв_

ляется нарушением обязанности организации содействовать про_

верке в соответствии со ст. 29 Федерального закона «Об обществен_

ных объединениях»;

b) опубликованное в январском выпуске за 2003 г. бюллетеня «За

мир в Чечне» интервью с Асланом Масхадовым представляет собой

Учебное дело 335

«оправдание терроризма» и, следовательно, — нарушение ст. 15 (2, 3)

Федерального закона «О борьбе с терроризмом»6;

c) устав ГСМЧ противоречит ст. 71, 72 Конституции Российской

Федерации, поскольку защита прав человека находится в исключи_

тельной компетенции Российской Федерации и субъектов Россий_

ской Федерации.

14. В обоснование пункта (б) Управление юстиции ссылается, сре_

ди прочего, на «психолингвистическую экспертизу» интервью с А.

Масхадовым, проведенную Институтом русского языка. Согласно за_

ключению, в интервью с А. Масхадовым применяются специальные

языковые приемы, способствующие разжиганию национальной роз_

ни и подстрекающие к насилию.

15. 15 декабря 2003 г. ГСМЧ обратился в Администрацию г. Казани

с просьбой разрешить проведение мирной демонстрации перед зда_

нием Управления юстиции в знак протеста против «необоснованно_

го преследования со стороны властей». В удовлетворении просьбы

было отказано со ссылкой на Распоряжение № 52 о приостановле_

нии деятельности и на то, что предстоит судебный процесс о ликви_

дации ГСМЧ и запрете его деятельности7.

16. Между тем, судья Верховного Суда РТ В., отвечающий за рас_

смотрение дела по представлению Управления юстиции, ощущает

себя под давлением из_за развивающегося вокруг этого дела полити_

ческого скандала. К 1 сентября 2004 г. он восемь раз откладывал рас_

смотрение дела под различными формальными предлогами, такими

как наличие в производстве суда других непрерывных процессов8.

Вопросы для обсуждения учебного дела

1 Право ___________на свободу объединения, согласно ст. 11 Конвенции,

включает право на создание организации с целью осуществления де_

ятельности в сфере общих интересов (Сидиропулос и другие против Гре_

ции (Sidiropoulos and Others v. Greece), 10 июля 1978 г., № 26695/95,

п. 40).

2 В деле Гудвин против Соединенного Королевства (Goodwin v. United

Kingdom, 27 марта 1996 г., № 17488/90, п. 39, 40, 45) рассматривалось

обязательство по сохранению конфиденциальности в ситуации, где

таковое вступило в противоречие с судебным приказом. Суд пришел

к выводу о необходимости достижения равновесия между интересом

компании в сохранении коммерческой тайны и общественным инте_

ресом в защите источников информации журналистов и постано_

вил, что судебный приказ было несоразмерен заявленной цели и тем

самым представлял собой нарушение ст. 10. Как требование Управле_

ния юстиции соотносится с этим стандартом?

3 В целом ряде дел было установлено, что хранение информации

о частной жизни лиц в тайных полицейских реестрах представляет

собой вмешательство в частную жизнь (Класс против Германии (Klass

v. Germany), 6 сентября 1978 г., № 5029/71; Леандер против Швеции

(Leander v. Sweden), 26 марта 1987 г., № 9246/81; Хьюитт и Харман про_

тив Соединенного Королевства (Hewitt and Harman v. United Kingdom)

(Comm. Rep.), 9 мая 1989 г., №. 12175/86). Считаете ли вы, что ин_

формация о частных пожертвованиях и подписке на бюллетень ох_

раняется как представляющая собой сведения о частной жизни?

Можно ли в поддержку доводов в пользу защиты частной жизни ссы_

латься на Соглашение о конфиденциальности? Если да, то является

ли данное требование «предусмотренным законом» и/или «сораз_

мерным преследуемой цели»?

4 Распоряжение о приостановлении деятельности является вме_

шательством в права по ст. 11 на свободу собраний и объединения

(Объединенная коммунистическая партия Турции и другие против Турции

(United Communist Party of Turkey and Others v. Turkey), 30 января 1998 г.,

№. 19392/92, п. 33 — свобода объединения не ограничена созданием

объединения, но распространяется на весь срок его существования),

Учебное дело 337

права на свободу выражения мнения по ст. 10 (Observer and Guardian v.

United Kingdom, 26 ноября 1991 г., №. 13585/88, п. 60 — предшествую_

щие ограничения на публикацию требуют особой проверки) и права

на мирное пользование собственностью по ст. 1 Протокола 1. Явля_

ется ли отказ выполнить требование о предоставлении сведений до_

статочным основанием для приостановления деятельности объеди_

нения?

5 В деле Рябых против России (Ryabykh v. Russia, 24 июля 2003 г., №.

52854/99, п. 52), Суд установил, что отмена решения в порядке над_

зора сродни повторному проведению разбирательства и поэтому не_

совместима со ст. 6(1) и неотъемлемым принципом «правовой опре_

деленности», если 1) она была инициирована должностным лицом,

не являющимся стороной в данном разбирательстве и 2) отсутство_

вали «существенные и веские» основания для отмены решения (если

таковые существуют, нарушения может и не быть — ср. Никитин про_

тив России (Nikitin v. Russia), 20 июля 2004 г., №. 50178/99, пп. 56, 57).

Следует, однако, иметь в виду, что в соответствии с новым россий_

ским Гражданским процессуальным кодексом 2002 г. стороны теперь

имеют право подать надзорную жалобу. С учетом того, что решение

уже вступило в законную силу, полагаете ли вы, что это может изме_

нить ситуацию? Если нет, считаете ли вы, что наличествовали доста_

точно «существенные и веские» основания для отмены решения,

чтобы можно было утверждать, что такая отмена не противоречит

ст. 6? Как вы думаете, можно ли сейчас вынести этот вопрос и/или

распоряжение о приостановлении деятельности на рассмотрение

Европейского Суда?

6 В деле Перселл и другие против Ирландии (Purcell and others v. Ireland,

16 апреля 1991, № 15404/89) и Брайнд и другие против Соединенного Ко_

ролевства (Brind and Others v. United Kingdom, 9 мая 1994 г., № 18714/91)

Комиссия поддержала запрет на трансляцию заявлений членов оп_

ределенных групп, признанных террористическими, поскольку это

может быть использовано с целью поддержки деятельности терро_

ристов или даже для отправки шифрованных сообщений. Однако

Комиссия также отметила, что такой запрет может быть неприем_

лем в отношении печатных СМИ, которые обладают большими воз_

можностями редактирования. Суд также постановил, что право на

свободу объединения в ст. 11 следует рассматривать в свете ст. 10. В

деле Социалистической партии и других против Турции (Socialist Party

and оthers v. Turkey, 25 мая 1998 г., № 21237/93, п. 46) Суд признал нарушение, допущенное при ликвидации в судебном порядке полити_

ческой партии за полемические высказывания, которые не содержа_

ли подстрекательства к насилию и не нарушали принципов демокра_

тии. Как вы считаете, имело ли Управление юстиции достаточные

основания для приостановления издания бюллетеня? Считаете ли

вы, что у него были достаточные основания требовать ликвидации

организации, транслировавшей данные заявления? Как вы думаете,

могло ли приведенное экспертное заключение побудить Европей_

ский Суд изменить свои выводы?

7 В деле G против Германии (G v. Germany, решение о приемлемости,

6 марта 1989 г., №. 13079/87), Комиссия заявила, что ст. 11 может за_

щищать проведение даже несанкционированной демонстрации, ес_

ли невозможно доказать, что запрет на ее проведение был «необхо_

дим в демократическом обществе». По вашему мнению, был ли оп_

равдан отказ в проведении демонстрации? Если нет, думаете ли вы,

что возможно поднять этот вопрос перед Европейским Судом сразу,

или этот отказ следует сначала обжаловать в национальные суды?

8 Не обязательно дожидаться завершения разбирательства в на_

циональных судах, прежде чем подавать жалобу на нарушение права

заявителя на справедливое разбирательство в разумный срок» по ст.

6. Тем не менее, при оценке подобной жалобы Суд в первую очередь

интересует общая длительность разбирательства, тогда как пробле_

мы, связанные с национальными процессуальными нормами, более

существенны для определения ответственности государства за за_

держки (Кёниг против Германии (König v. Germany), № 6232/73, 28 ию_

ня 1978 г., п. 100). Как вы думаете, можно ли сейчас подать жалобу в

связи с застопорившимся рассмотрением дела о ликвидации? Если

нет, то может ли данная информация на данный момент быть полез_

ной в целях обращения в Европейский Суд по иным основаниям?

Учебное дело 339