СУЩЕСТВО ДЕЛА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

15.6. Заявители предполагают, что в отношении их родственни_

ков (Русланова, Заремова и Дагмарова) были нарушены следующие

Статьи Европейской Конвенции о защите прав человека и основных

свобод:

Статья 2,

Статья 3,

Статья 5,

Статья 6(1),

Статья 13 в связи со Статьями 2, 3, 5 и

Статья 14 в связи со Статьями 2, 3, 5 и 6(1).

И в отношении самих заявителей: Статьи 3 и 13 (в связи со Стать_

ей 3).

Статья 2

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Статья 2 гласит:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто

не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполне_

ние смертного приговора, вынесенного судом за совершение пре_

ступления, в отношении которого законом предусмотрено такое

наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоя_

щей статьи, когда оно является результатом абсолютно необхо_

димого применения силы:

а) для защиты любого лица от противоправного насилия,

б) для осуществления законного задержания или предотвращения

побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях,

в) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа.»

15.7. Европейский Суд неоднократно подчеркивал, что Статья 2

Европейской Конвенции в сочетании со Статьей 3 «гарантирует од_

ну из основных ценностей демократических обществ, создавших Со_

вет Европы» (решение по делу McCann and others v the UK от 27 сентя_

бря 1995 года, п. 147; решение по делу Soering v the UK от 7 июля 1989

года, п. 88), и что это является правом, которое не может никоим об_

Русланова и другие против России — жалоба 357

разом ограничиваться (кроме допускаемой в Статье 15(2) гибели в

результате правомерных военных действий). Статья 2 должна толко_

ваться таким образом, чтобы сделать гарантии права на жизнь и кон_

кретными, и эффективными (решение по делу McCann and others v the

UK от 27 сентября 1995 года, п. 146).

15.8. Статья 2 налагает на государство позитивное обязательство

сохранять жизни людей, находящихся в пределах его юрисдикции, а

также негативное обязательство воздерживаться от намеренного и

незаконного лишения жизни (решение по делу L.S.B. v the UK от 9 ию_

ня 1998 года, п. 36; решение по делу X v the UK от 8 июля 1987 года).

15.9. Статья 2 «...излагает обстоятельства, при которых лишение

жизни может быть юридически оправдано. Они должны быть стро_

го разъяснены, ввиду фундаментального характера права и невоз_

можности его ограничения в условиях мирного времени» (решение

по делу делу McCann and others v the UK от 27 сентября 1995 года, п.147;

решение по делу Soering v the UK от 7 июля 1989 года, п. 88). Статья

2(2) дает исчерпывающий список из 3 ситуаций, когда допускается

применение силы, приводящее к лишению жизни, и применение си_

лы должно быть, не больше, чем «абсолютно необходимым».

15.10. С точки зрения практики Европейского Суда «обязанность

охранять право на жизнь, содержащаяся в этой норме (Статья 2),

рассматриваемая в сочетании с общей обязанностью государств, со_

гласно Статье 1 Конвенции, «обеспечивать каждому человеку, нахо_

дящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в

разделе I настоящей Конвенции», подразумевает необходимость

иметь в той или иной форме возможность провести эффективное

официальное расследование в случаях гибели в результате примене_

ния силы, в том числе лицами, действующими от имени государства»

(решение по делу McCann and others v the UK от 27 сентября 1995 года,

п. 161; решение по делу Kaya v Turkey от 19 февраля 1998 года, п. 86).

15.11. Таким образом, Европейский Суд признает нарушение Ста_

тьи 2 Конвенции по трем позициям:

* Нарушение самого права на жизнь,

* Нарушение обязательства расследовать возможные нарушения

права на жизнь,

* Нарушение позитивного обязательства защищать жизнь.

Применимое внутреннее законодательство в целом по России

и частности на территории Чеченской Республики.

15.12. Российское законодательство гарантирует право на жизнь и

содержит положения, направленные на предупреждение и пресече_

ние действий, создающих угрозу жизни человека. Например, ст. 20

Конституции гласит: «Каждый имеет право на жизнь», Уголовный

Кодекс РФ включает в себя целую главу «Преступления против жиз_

ни и здоровья» (См. Приложение 2, п.п. 5, 6). В этом российское пра_

во соответствует важному принципу, который Европейский Суд

сформулировал в решении по делу Osman v the UK от 28 октября 1998

года: «Обязанность государства в соответствии со Статьей 2 имеет

более широкое значение, чем обязанность создания эффективных

норм уголовного права для недопущения совершения нарушений, —

это также обязанность создания механизмов поддержания правопо_

рядка с целью предотвращения, пресечения, а также наказания за на_

рушение этих положений».

15.13. В Чечне, в момент исчезновения Русланова К., Заремова А.

и Дагмарова С., шел военный конфликт немеждународного характе_

ра между российскими федеральными войсками и чеченскими бое_

виками. Все пропавшие были задержаны 10 декабря 2000 года пред_

ставителями российских федеральных войск. Деятельность воен_

ных должна строго соответствовать Конституции РФ и иным норма_

тивным актам. Действия разных войск и милицейских подразделе_

ний, которые входят в федеральные войска детально регулируются

специальными нормативными актами, которые содержат гарантии

соблюдения прав человека, в том числе основного права — права на

жизнь. Согласно этим нормам, произвольное, умышленное лишение

жизни человека не допускается (См. Приложение 2, п.п. 7 — 11).

15.14. Как было сказано выше, отступлений от положений Статьи

2 Конвенции возможно лишь в «результате правомерных военных

действий (согласно Статье 15 Европейской Конвенции). Несмотря

на существование военного конфликта немеждународного характе_

ра в Чечне на момент задержания Русланова К., Заремова А. и Дагма_

рова С., в данном случае это положение не может применяться, так

как Россия не объявляла об отступлениях от положений Статьи 2 в

связи с проводимой операцией в Чечне и не информировала Совет

Европы о причинах таких отступлений, как того требует Статья

15(3) Конвенции.

Русланова и другие против России — жалоба 359

Нарушения статьи 2 в отношении Русланова Канта, Заремова

Ахмата и Дагмарова Саида.

15.15. Заявители полагают, что в отношении Русланова К., Заре_

мова А. и Дагмарова С. имели место следующие нарушения Статьи 2

Конвенции:

i) Обстоятельства задержания Русланова К., Заремова А. и Дагма_

рова С. и факт обнаружения их трупов в массовом захоронении не

оставляют разумных сомнений в их убийстве федеральными силами.

ii) Государство не выполнило свое позитивное обязательство в со_

ответствии со Статьей 2 защищать право на жизнь Русланова К., За_

ремова А. и Дагмарова С., не проводя адекватное расследование их

гибели.

i) Обстоятельства задержания Русланова К., Заремова А. и Дагмарова

С. и факт обнаружения их трупов в массовом захоронении не оставляют ра_

зумных сомнений в их убийстве федеральными силами.

15.16. Во врачебных свидетельствах о смерти Русланова К., Заре_

мова А. и Дагмарова С. (выданы и подписаны судмедэкспертом До_

линской врачебной амбулатории Мустапаевой З.Х.) подтверждаются

факты смерти от множественных огнестрельных и ножевых ране_

ний туловища и головы, т.е. убийства родственников заявителей (см.

пункты 14.39 — 14.44).

15.17. Факты этого дела не оставляют никаких разумных сомне_

ний в том, что родственники заявителей были убиты российскими

федеральными силами.

15.18. Во_первых, Русланов К., Заремов А. и Дагмаров С. были за_

держаны федеральными войсками 10 декабря 2000 года (Подробное

обоснование задержания Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С.

представителями федеральных войск см. пункт 14.3 — 14.18).

15.19. Во_вторых, люди, которые были задержаны вместе с Русла_

новым К., Заремовым А. и Дагмаровым С., рассказали заявителям по_

сле освобождения, что они все вместе находились в глубоких ямах на

российской военной базе в п. Ханкала. Эти люди говорили, что в мо_

мент их освобождения, в ямах, где они находились, оставались Русла_

нов К., Заремов А. и Дагмаров С. (см. пункты 14.15 — 14.18, 14.23 —

14.24, Приложение 1, «Доказательства», п.п. 1, 10, «Разное», п. 2).

15.20. В_третьих, их трупы были найдены вместе и в непосредст_

венной поблизости от военной базы в п. Ханкала. Как установила

международная правозащитная организация Human Rights Watch, доступ к поселку имели почти исключительно военные. Граждан_

ским людям проникнуть на территорию поселка возможно лишь по

специальным пропускам или в сопровождении военных (см. п.п.

14.32 и 14.33). В докладе «Зарытые улики: Белые нитки в расследова_

нии массового захоронения в Чечне», изданный в мае 2001 года (См.

Приложение 2, п 15) организация написала:

«С декабря 1999 года дачный поселок оставался фактически заброшен_

ным, и военные могли чувствовать себя там совершенно свободно. Располо_

женный прямо на окраине Грозного по соседству с пос. Мичурина к востоку

от города, поселок занимает полосу длинной около 2 километов по южной

стороне шоссе Грозный_Аргун. Его площадь составляет несколько квадрат_

ных километров, с южной стороны территория поселка выходит на шоссе в

Старые Атаги.

Территория поселка и прилегающие районы перешли под контроль феде_

ральных сил в декабре 1999 года, в период окружения Грозного. 25 января

2000 года к северу от шоссе на Аргун, примерно в километре от поселка, бы_

ла развернута военная база в Ханкале, которая до настоящего времени оста_

ется главным объектом федеральных сил. С дороги видны вертолеты, палат_

ки и караульные вышки. По словам одного из свидетелей, дорога на Аргун во_

обще использовалась практически исключительно военными. Сотрудник од_

ной из гуманитарных организаций, периодически проезжавший по этой до_

роге в 2000 году, сообщал, что не видел там почти никаких гражданских ма_

шин и что большинство жителей предпочитали объезжать базу, чтобы из_

бежать прохождения жесткого контроля на блокпостах. Наиболее труд_

ным для прохода, как представляется, был 105_й пост на западной окраине

дачного поселка: гражданских лиц через него не пропускали.

До войны в поселке проводили выходные жители чеченской столицы,

имевшие там летние домики, огороды и небольшие сады. Судя по всему, из_за

разрушений и трудностей с проездом поселок был заброшен. Побывавшие

там в поисках родственников рассказывали представителям Хьюман

Райтс Вотч о разрушенных домах и заброшенных участках. Так по словам

«Вахи Рубаева», когда он искал тело сына, он видел в основном «разрушенные

дома, дикие кусты и фруктовые деревья... печальное место».

Близость военной базы и многочисленные блокпосты затрудняли доступ

гражданских лиц на шоссе Грозный_Аргун и, соответственно, в дачный посе_

лок. При этом следы БТР и других военных машин дают основание пола_

гать, что туда регулярно наведывались федеральные военнослужащие. «В.

Рубаев», в феврале 2001 года искавший в поселке «пропавшего» родственни_

ка, говорил представителям Хьюман Райтс Вотч о «следах протекторов —

Русланова и другие против России — жалоба 361

грузовиков или БТРов». Такие следы действительно можно различить на фо_

тографии 24 февраля 2001 года, где прокурор Чеченской Республики В. Чер_

нов стоит на дороге, ведущей с шоссе Грозный_Аргун в дачный поселок» (См.

Приложение 1, Доказательства, п.3).

15.21. В_четвертых, многие другие трупы найденные вместе с тела_

ми родственников заявителей принадлежали людям, которые были

задержаны федеральными силами и впоследствии пропали безвести

(Подробнее см.: Доклады Хьюман Райтс Вотч «Зарытые улики: «Бе_

лые нитки» в расследовании массового захоронения в Чечне», «Гряз_

ная война»: исчезновения, пытки и внесудебные расправы», а также

Жалоба № 69480/01 Лулуев против Российской Федерации от 23 мая

2001 года).

15.22. Заявители также обращают внимание Суда на многочислен_

ные факты, задокументированные правозащитными организация_

ми, когда в Чечне были найдены трупы людей, которые раньше бы_

ли задержаны федеральными силами. В частности, заявители ссыла_

ются на доклад международной неправительственной организации

Хьюман Райтс Вотч «Грязная война: исчезновения, пытки и внесу_

дебные расправы», март 2001 года, в котором эта организация ут_

верждает: «Находки изувеченных трупов некоторых из пропавших

дают дополнительные основания полагать, что они становятся жерт_

вами пыток и внесудебных расправ» (См. Приложение 2, п. 14). За_

явители также ссылаются на доклады Хьюман Райтс Вотч «Зарытые

улики: Белые нитки в расследовании массового захоронения в Чеч_

не», май 2001 года (См. Приложение 2, п. 15),

15.23. Кроме того, заявители ссылаются и на многочисленные слу_

чаи, зафиксированные Правозащитным центром «Мемориал» и дру_

гие статьи в прессе (См. Приложение 1, «Разное», п.п. 1 — 14, 16 — 17,

www.memo.ru).

Например, на фотографиях, сделанных ПЦ «Мемориал», сразу

после обнаружения массового захоронения, можно увидеть пример_

но в каком состоянии были найдены тела. Наиболее типичные фото_

графии (см. Приложение 1, Разное, п. 4):

* На снимке 1 (7е) видны отчетливые глубокие параллельные реза_

ные раны шеи с ровными краями, оставленные острым орудием или

оружием. Эти раны не могли быть нанесены зубами или когтями ди_

ких животных, водящихся в регионе.

* На снимке 2 (4е) видно «резаное скальпирующее ранение голо_

вы, нанесенное неоднократным применением острого орудия или

оружия с неровным сохранившемся краем, при котором режущая

кромка двигалась рывками».

* На снимке 3 (033е) видно, что «у некоторых из убитых были за_

вязаны глаза».

* На снимке 4 (43е) и ряде других видно, что «узлы на веревках за_

вязаны сложными узлами, которые не используются при похоронах

или транспортировке трупов волоком. Можно предположить, что

руки покойных были связаны, часть веревок была затем перерезана

или оборвана». Государство не выполнило свое позитивное обязательство в соответст_

вии со Статьей 2 защищать право на жизнь Русланова К., Заремова А. и

Дагмарова С., не проводя адекватное расследование их гибели.

15.24. По делу Cyprus v Turkey (решение Суда от 10 мая 2001 года),

Суд утверждал, позитивное обязательство охранять жизнь возникает

в случаях, когда имеется «потенциально обоснованное заявление о

том, что человек, которого последний раз видели в руках представи_

телей власти, исчез при обстоятельствах, которые могут считаться

угрожающими для жизни» (пункт 132).

15.25. Относительно данного случая, заявители утверждают, что

существовал угроза жизни Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С.

по следующим причинам:

А: Угроза праву на жизнь присуща любому случаю насильственно_

го исчезновения;

Б: Существуют основания полагать, что исчезновения людей на

территории Чечни составляют серьезную угрозу для их жизни;

В: Обстоятельства данного случая дают основания полагать, что

жизнь Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. находилась под угро_

зой после задержания.

А: Угроза праву на жизнь присуща любому случаю насильственC

ного исчезновения.

15.26. Заявители ссылаются на статью 1 Декларации ООН по за_

щите всех людей от насильственного исчезновения, которая гласит,

в частности, что «любой случай насильственного исчезновения... на_

рушает право на жизнь или составляет ему серьезную угрозу».

15.27. Заявители также ссылаются на решение Межамериканско_

Русланова и другие против России — жалоба 363

го Суда по правам Человека по делу Velasquez Rodriguez, в котором Суд

признал, что «практика исчезновений часто скрывает в себе тайные

казни без суда, сопровождаемые укрыванием тела, чтобы устранить

любые вещественные доказательства преступления и гарантировать

безнаказанность виновных. Это грубое нарушение права на жизнь...»

(п.157).

Б: Существуют основания полагать, что исчезновения людей на

территории Чечни составляют серьезную угрозу для их жизни.

15.28. Заявители утверждают, что события текущей войны в Чеч_

не очевидно демонстрируют, что люди, которые исчезли в руках рос_

сийских федеральных сил, оказались в ситуации серьезной угрозы

из жизням. Заявители ссылаются на десятки, если не сотни случаев,

зафиксированных правозащитными организациями, когда жители

Чечни были арестованы представителями российских федеральных

сил и потом исчезали, и чьи мертвые тела были позже найдены в бе_

зымянных могилах или брошены вдоль дорог.

15.29. В частности, Заявители ссылаются на доклады организации

Хьюман Райтс Вотч и на многочисленные случаи, зафиксированные

Правозащитным центром «Мемориал» (см. Приложение 1, «Раз_

ное», п.п. 2, 4, 9, Приложение 2, п.п. 14, 15).

В: Обстоятельства данного случая дают основания полагать,

что жизни Русланова К., Заремова А, и Дагмарова С. находились

под угрозой после задержания.

15.30. Заявители утверждают, что обстоятельства данного случая

свидетельствуют о том, что жизни Русланова К., Заремова А. и Дагма_

рова С. находились под угрозой после незаконного задержания. По_

сле их задержания заявители неоднократно говорили со свидетеля_

ми, которые были задержаны вместе с ним и позднее отпущены на

свободу. Они говорили, что российские солдаты отвезли их на воен_

ную базу недалеко от Ханкалы и подвергали побоям и жестокому об_

ращению (см. п.п. 14.14 — 14.18, Приложение 1, «Доказательства»,

п.п.1, 10). Несмотря на очевидный факт, что жизни Русланова К., За_

ремова А. и Дагмарова С. были под угрозой, и родственники неодно_

кратно сообщали об этом в правоохранительные органы, ни мили_

ция, ни прокуратура, ни другие органы государственной власти и

должностные лица Российской Федерации не предпринимали соот_

ветствующие меры, чтобы установить местонахождение пропавших, и сообщить родственникам. По мнению заявителей наиболее показа_

тельным признаком этого бездействия является тот факт, что уго_

ловное дело по факту незаконного лишения свободы Русланова К.,

Заремова А. и Дагмарова С. было возбуждено только 19 февраля 2001

года, т.е. спустя два с лишним месяца после их незаконного задержа_

ния и исчезновения, несмотря на активные обращения заявителей.

15.31. Заявители утверждают, что имело место нарушение Статьи 2 в

связи с невыполнением государством адекватного и эффективного рас_

следования обстоятельств исчезновения Русланова К., Заремова А. и

Дагмарова С. в течение полутора лет. Достоверно установлено, что обя_

зательство по Статье 2 защищать жизнь, рассматриваемое вместе со

Статьей 1, «требует эффективного официального расследования всех

случаев, когда человек был убит в результате применения силы» (реше_

ние по McCann and others v the UK от 27 сентября 1995 года, п.161; реше_

ние по делу Kaya v Turkey от 19 февраля 1998 года, п.п 78 и 86; и в контек_

сте исчезновений: решение по делу Таs против Турции от 14 ноября 2000

года, п. 68; решение по делу Timurtas v Turkey от 13 июня 2000 года, п. 87;

решение по делу Cicek v Turkey от 27 февраля 2001 года, п.148). Это обя_

зательство не ограничивается только убийствами, совершенными

представителями государства (решение по делу Yasa v Turkey от 2 сентя_

бря 1998 года, п. 100). На самом деле, знание властей об убийстве само

по себе вызывает ipso facto обязательство по Статье 2 относительно про_

ведения эффективного расследования обстоятельств этой смерти (ре_

шение по делу Ergi v Turkey от 28 июля 1998 года, п.82). Расследование

должно быть способно привести к выявлению и наказанию виновных

(решение по делу Yasa v Turkey от 2 сентября 1998 года, п. 98; решение по

делу Ogur от 20 мая 1999 года, п.88; решение по делу Assenov and others v

Bulgaria от 28 октября 1998 года, сообщения 1998 года, п. 102). Заявите_

лю также должен быть предоставлен эффективный доступ к процедуре

расследования (решение по делу Ogur от 20 мая 1999 года, п.92).

15.32. Заявители утверждают, что для того, чтобы расследование

было эффективным, официальные лица должны: выслушать свиде_

тельства всех возможных свидетелей (решение по делу Ergi v Turkey

от 20 мая 1997 года, пп. 136 и 151); обеспечить заявителям возмож_

ность изложить свои случаи, допросить свидетелей и быть представ_

ленными правовыми консультантами; предоставить заявителям со_

ответствующую информацию и доказательства; также расследование

должно проводиться независимым, непредвзятым судом; и его ре_

зультаты должны быть обнародованы.

Русланова и другие против России — жалоба 365

15.33. Заявителям не известно точно, что было сделано прокурату_

рой в ходе расследования, так как их об этом не информировали в

полном объеме. Это само по себе является нарушением требований

Статьи 2 Конвенции. В этой связи, заявители просят Суд в соответ_

ствии с Правилом 42 Регламента Европейского Суда истребовать у

российского государства копии всех материалов расследования по

факту похищения и убийства Русланова К., Заремова А. и Дагмарова

С., а также просят Суд предоставить им копии этих материалов. За_

явители считают, что только таким образом, возможно, будет устано_

вить точно, как прокуратура вела расследование. Также, истребовав

материалы расследования и представив их заявителям, Суд помог бы

обеспечить заявителям эффективный доступ к расследованию, на

который они имеют право.

15.34. Однако, по мнению заявителей, из информации, которой

они располагают, можно сделать вывод о том, что государство прове_

ло расследование обстоятельств задержания неэффективно:

15.35. Уголовное дело было возбуждено только 19 февраля 2001 го_

да, хотя заявители обратились в официальные органы, включая про_

куратуру, как только им стало известно о задержании своих родствен_

ников (подробнее об этом смотри п.п. 14.27 — 14.29).

15.36. Общий срок расследования на данное время составляет уже

два года, но никакого прогресса в расследовании не намечается.

15.37. Во время допросов в адрес заявителей и других людей, вы_

пущенных из плена, поступали угрозы от представителей официаль_

ных структур (см. п. 14.26).

15.38. Заявители в ходе поисков неоднократно представляли раз_

личные ходатайства о проведении следственных действий, которые

могли бы подтвердить обстоятельства задержания и последующего

обращения с Руслановым К., Заремовым А. и Дагмаровым С. Ни на

одно из таких обращений заявители не получили ответ по существу.

Многие обращения остались без ответа, на другие были получены

документы, не содержащие информации по существу (см. п. 14.29).

15.39. По мнению заявителей, расследование обстоятельств убий_

ства также ведется неэффективно с момента обнаружения трупов в

поселке Здоровье:

15.40. В этой связи, заявители также ссылаются на специальное

расследование по недостаткам расследования массового захороне_

ния, которое проводила организация Хьюман Райтс Вотч. В своем

докладе «Зарытые улики: Белые нитки в расследовании массового за_

хоронения в Чечне», май 2001 года (См. Приложение 2, п. 15) она на_

писала:

«Расследование российскими властями обстоятельств гибели этих людей

не выдерживает никакой критики. Федеральные органы не предоставили

для опознания ни достаточного времени, ни информации, так что родст_

венники погибших зачастую не знали, что могут осмотреть тела, или узна_

вали об идущем опознании только по слухам. При проведении расследования

не были также приняты меры к сохранению важнейших улик, которые мог_

ли бы привести к установлению виновных в пытках и внесудебных распра_

вах в отношении более 50 человек, чьи трупы были найдены в поселке. Ход

следствия стал еще одним свидетельством нежелания России выявлять и

привлекать к ответственности представителей федеральных сил, винов_

ных в совершении серьезных нарушений прав человека».

«В соответствии с международным законодательством в области прав че_

ловека Россия обязана эффективно расследовать факты внесудебных расправ

и пыток, доказательства которых обнаружены в поселке «Здоровье». Дейст_

вия российских властей в этом направлении представляются совершенно не_

достаточными, особенно с точки зрения стандартов, установленных двумя

документами ООН. В мае 1989 года Экономический и социальный совет ре_

комендовал к соблюдению Принципы эффективного предупреждения и рассле_

дования незаконных, произвольных и суммарных казней (Принципы 1989 го_

да), которые предусматривают комплексный подход к этому вопросу. Подроб_

ная процедура расследования внесудебных казней была разработана в Руко_

водстве по эффективному предупреждению и расследованию незаконных, про_

извольных и суммарных казней (Руководство 1991 года), изданном в мае 1991

года Отделом предупреждения преступности и уголовной юстиции Центра

социального развития и гуманитарных проблем ООН».

Русланова и другие против России — жалоба 367

«Среди прочего, Принципы 1989 года предусматривают проведение тща_

тельного, оперативного и беспристрастного расследования всех случаев вне_

судебных казней. Такое расследование проводится с целью определить причи_

ну, характер и время наступления смерти, виновных лиц, а также выявить

возможное существование системы или практики, которая могла привести

к смерти в результате внесудебной расправы. Такое расследование должно

проводиться с надлежащим вскрытием, сбором и анализом всех веществен_

ных и документальных доказательств и показаний свидетелей. В случае не_

адекватности существующих процедур расследование должно проводиться

независимой комиссией или в иных аналогичных рамках».

Судебно_медицинская экспертиза

По меньшей мере по 60% найденных в дачном поселке трупов судмедэкс_

пертиза должным образом не проводилась; необходимые для этого средства

не были обеспечены российским правительством. Судмедэксперт не проводил

полного внешнего обследования каждого тела, не снимал одежду для осмотра

родственниками и отделял от тел веревки, проволоку и пули для дальнейше_

го использования в качестве доказательств. На момент написания настоя_

щего доклада полная оценка результатов экспертизы не представляется воз_

можной, поскольку протоколы остаются недоступными.

Осмотр места происшествия

Руководство 1991 г. содержит полный перечень последовательных шагов

при проведении базовой судебно_медицинской экспертизы. На месте преступ_

ления экспертам рекомендовано, в том числе, сфотографировать тело как

до его перемещения, так и после, зафиксировать состояние и положение те_

ла, осмотреть место на предмет наличия крови и поместить тело под охра_

ну в условиях низкой температуры.

Очевидно, что после доставки из дачного поселка трупы не охлаждались,

поскольку должностные лица сами сетовали на отсутствие необходимого обо_

рудования. Представители прокуратуры говорили журналистам, что при

извлечении тел проводилась их фото— и видеосъемка и что в операции прини_

мал участие судмедэксперт, однако неясно, делалось ли что_либо (и если да, то

что именно) для анализа и сохранения потенциально важных улик с места

массового захоронения. Один из участников этого процесса в беседе с предста_

вителями ПЦ «Мемориал» отмечал отсутствие необходимых для этого тех_

нических средств и говорил, что имевшаяся у него фото— и видеотехника не

позволяла провести съемку всех трупов надлежащим образом.

Вскрытие

_______________При проведении вскрытия ни судмедэксперт, ни следователи не выполни_

ли основных рекомендаций Руководства 1991 г., в том числе в части необхо_

димости осторожного отделения одежды и других «инородных предметов» и

сохранения их для дальнейшего использования в качестве доказательств, а

также в том, что касается тщательного внешнего осмотра. На данном

этапе полная оценка экспертизы не представляется возможной из_за недо_

статка информации и непредоставления следствием до настоящего времени

протоколов вскрытия родственникам опознанных, как того требует Руко_

водство.

Фотографии 34 неопознанных трупов, сделанные 10 марта 2001 г., сви_

детельствуют, что практически на всех была оставлена одежда, а у некото_

рых даже после экспертизы руки были по_прежнему связаны. Из этого следу_

ет, что ни одежда, ни «инородные предметы» (веревки и проволока) от тру_

пов не отделяли. Прокурорские работники на базе МЧС говорили представи_

телям ПЦ «Мемориал» 28 февраля 2001 г., что пули также не извлекались.

Адекватность внешнего осмотра тел представляется, поэтому, весьма со_

мнительной.

Остается неясным, насколько тщательно судмедэкспертом осматрива_

лись одежда и открытые или легко доступные части тела. Какое_либо рент_

геновское обследование трупов, скорее всего, не проводилось, поскольку сам суд_

медэксперт говорил об отсутствии у него необходимого оборудования.

Отсутствие необходимых условий

Российские власти не обеспечили следствие достаточным числом экспер_

тов и технических средств для проведения должной экспертизы каждого

трупа. В интервью представителям ПЦ «Мемориал»один из участников

следствия отмечал, что все 48 тел пришлось осматривать единственному

специалисту. Принимая во внимание объем работы, он, разумеется, не рас_

полагал достаточным временем для каждой экспертизы. Более того, по его

словам, судмедэксперт не имел в своем распоряжении ничего, кроме резино_

вых перчаток и скальпеля; отсутствовали и технические средства для ох_

лаждения трупов.

15.41. Эти обстоятельства подтверждают отсутствие действенно_

го официального расследования со стороны государственных орга_

нов Российской Федерации факта задержания и убийства Руслано_

ва К., Заремова А. и Дагмарова С.

Русланова и другие против России — жалоба 369

Статья 3

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Статья 3 гласит:

«Никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечным и уни_

жающим достоинство обращению и наказанию.»

15.42. Европейский Суд в своей практике неоднократно отмечал,

что «Статья 3 охраняет одну из основных ценностей демократичес_

кого общества. Даже в наиболее сложных обстоятельствах, таких как

борьба против организованного терроризма или преступности, Кон_

венция совершенно четко запрещает пытки или бесчеловечное, или

унижающее достоинство обращение или наказание. Ст. 3 не предус_

матривает исключений и не разрешается ее частичная отмена» (ре_

шение по делу Aksoy v Turkey от 18 декабря 1996 года, п. 62, решение

по делу Soering v the UK от 7 июля 1989 года, п. 88, решение по делу

Chahal v the UK от 15 ноября 1996 года, п. 79, решение по делу Republic

of Ireland v the UK от 18 января 1978 года, п. 88).

15.43. Европейский Суд признает фактом нарушения Статьи 3 не

только случай непосредственного применения пыток, бесчеловеч_

ного обращения, но и случай, если государство не обеспечило доста_

точно полное, тщательное и эффективное расследование жалобы на

дурное обращение со стороны лиц, состоящих в официальной долж_

ности.

Нарушения Статьи 3 в отношении Русланова К., Заремова А. и

Дагмарова С. и заявителей.

15.44. Заявители утверждают, что имели место три отдельных на_

рушения Статьи 3:

i) Русланов К., Заремов А. и Дагмаров С. подвергались дурному об_

ращению, подпадающему под нарушения Статьи 3, в момент задер_

жания и позднее.

ii) Государство не выполнило свое обязательство расследовать по_

тенциально обоснованные заявления о применении дурного обра_

щения по отношению к Русланову К., Заремову А. и Дагмарову С.

iii) Заявители в результате боли и душевного страдания, перене_

сенных в связи с безразличием, которое проявляет российское госу_

дарство к судьбе пропавших, сами подвергались обращению, подпа_

дающему под нарушения Статьи 3.

370 Приложение C

i) Русланов К., Заремов А. и Дагмаров С. подвергались дурному обраще_

нию, подпадающему под нарушения Статьи 3, в момент задержания и позд_

нее.

15.45. В решении по делу Ribitch v Austria от 4 декабря 1995 года,

Суд заявил, что «...любое использование физической силы в отноше_

нии лица, лишенного свободы, не вызванное необходимостью, по_

рожденной поведением этого лица, унижает человеческое достоин_

ство и принципиально нарушает право, гарантированное Статьей 3

Конвенции».

15.46. На бесчеловечное обращение со стороны федеральных сил

по отношению к Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. указывают

следующие факты:

В отношении Дагмарова Саида:

15.47. Обстоятельства незаконного задержания не могли не вы_

звать очень серьезные душевные волнения у Дагмарова С. Он был за_

держан вооруженными людьми в масках, которые не представились

и не объяснили причины задержания, завязали глаза и насильно по_

садили в БТР (подробнее об обстоятельствах задержания см. п.п.14.7

— 14.10).

15.48. По свидетельствам очевидцев, задержанных вместе с Дагма_

ровым, но отпущенных позднее, их держали в ямах на Ханкале, час_

то избивая.

15.49. Из врачебного свидетельства о смерти Дагмарова С. видно,

что смерть произошла от убийства. Вместе с ним в тот же день были

убиты, по крайней мере, еще два человека (Русланова К., Заремова А.

и Дагмарова С.). В этой связи можно предположить, что Дагмаров С.

ощущал приближение момента собственной смерти, что должно бы_

ло вызвать сильные душевные страдания.

15.50. Возможно, что многие раны были нанесены еще при жиз_

ни, поэтому можно предположить, что Дагмаров С. испытывал силь_

ную физическую боль.

В отношении Русланова Канта:

15.51. Обстоятельства незаконного задержания не могли не вы_

звать очень серьезные душевные волнения у Русланова К. Он был за_

держан военными в камуфлированной форме на двух БТР. Они завя_

зали глаза Русланову К. и его родственнику, который ехал вместе с

ним на машине. Затем военные посадили обоих насильно в машину

Русланова и другие против России — жалоба 371

и увезли (подробнее об обстоятельствах задержания см. п.п. 14.3 —

14.6).

15.52. По свидетельству родственника Русланова Алу, которого от_

пустили впоследствии, их привезли на военную базу в Ханкале. Поса_

дили по 10_11 человек в глубокие ямы, в которых было очень тесно.

И каждый день выводили по одному и избивали (подробнее об обсто_

ятельствах задержания см. Приложение 1, «Доказательства», п.2).

15.53. Из врачебного свидетельства о смерти Русланова К. видно,

что смерть произошла от убийства. Вместе с ним в тот же день были

убиты, по крайней мере, еще два человека (Дагмаров С. и Заре_

мов А.). В этой связи можно предположить, что Русланов К. ощущал

приближение момента собственной смерти, что должно было вы_

звать сильные душевные страдания.

15.54. Возможно, что многие раны были нанесены еще при жиз_

ни, поэтому можно предположить, что Русланов К. испытывал силь_

ную физическую боль.

В отношении Заремова Ахмата

15.55. Обстоятельства незаконного задержания не могли не вы_

звать очень серьезные душевные волнения у Заремова А. Он был за_

держан вооруженными людьми, передвигающимися на двух БТР и

четырех «Уралах». Его затолкали в машину и увезли на Ханкалу (по_

дробнее об обстоятельствах задержания см. п.14.11 — 14.13).

15.56. По свидетельствам очевидцев, задержанных вместе с Дагма_

ровым С., но отпущенных позднее, их держали в ямах на Ханкале, ча_

сто избивая.

15.57. По состоянию трупа Заремова А. видно, что смерть произо_

шла от убийства. Вместе с ним в тот же день были убиты, по крайней

мере, еще два человека (Дагмаров С. и Русланов К.). В этой связи

можно предположить, что Дагмаров С. ощущал приближение момен_

та собственной смерти, что должно было вызвать сильные душевные

страдания.

15.58. Также можно предположить, что Заремову А. были нанесе_

ны телесные повреждения еще при жизни, при этом Заремову А. воз_

можно испытывал сильную физическую боль.

15.59. По утверждениям двоих задержанных (на данный момент

они просили не раскрывать свои фамилии), отпущенных на свободу

19 февраля 2001 года, на базе в ямах оставались Русланов К., Заремов

А. и Дагмаров С.

15.60. Факты того, что многие задержанные в Чечне подвергают_

ся пыткам и бесчеловечному отношению, отражены в докладах пра_

возащитных организаций, занимающихся мониторингом соблюде_

ния прав граждан в Чечне — «Мемориал», Хьюман Райтс Вотч (см.

www.memo.ru, www.hrw.org). Это обстоятельство укрепляет и без того

существенные доводы заявителей о том, что Русланов К., Заремов А.

и Дагмаров С. испытали по отношению к себе бесчеловечное отно_

шение в нарушение Статьи 3.

ii) Государство не выполнило свое обязательство расследовать потенци_

ально обоснованные заявления о применении дурного обращения по отноше_

нию к Русланову К., Заремову А. и Дагмарову С.

15.61. В деле Assenov and others v Bulgaria, решение от 28 октября

1998 года, Суд указал: «Если то или иное лицо предъявляет потенци_

ально обоснованное обвинение в дурном обращении со стороны по_

лиции или иных представителей власти, составляющем нарушение

законности и положений Статьи 3, то эти положения, толкуемые в

их связи с общим обязательством государств в рамках Статьи 1 Кон_

венции обеспечивать каждому человеку, находящемуся под их юрис_

дикцией, права и свободы определенные в ...настоящей Конвенции»

требует по своему смыслу действенного официального расследова_

ния. Такое расследование должно быть достаточно исчерпывающим

для выявления и наказания виновных, если это не сделано, то общий

предусмотренный законом запрет пыток, бесчеловечного и унижаю_

щего достоинство обращения и наказания, вопреки его фундамен_

тальной важности, окажется практически не осуществимым. В от_

дельных случаях может появиться возможность практически безна_

казанного нарушения со стороны представителей государств прав

тех, кто находится под их контролем».

15.62. В том же деле, Суд установил, что основные критерии рас_

следования применения пыток и жестокого и бесчеловечного обра_

щения являются:

* быстрота,

* тщательность,

* эффективность,

* беспристрастность,

* доступ жертвы к расследованию.

15.63. Заявители, разыскивая пропавших, обращались в правоо_

хранительные органы с потенциально обоснованными жалобами на

Русланова и другие против России — жалоба 373

применение бесчеловечного и жестокого обращения по отношению

к Русланову К., Заремову А. и Дагмарову С. Однако заявителям не из_

вестно точно, что было сделано прокуратурой в ходе расследования,

так как их об этом не информировали в полном объеме. Это само по

себе является нарушением требований Статьи 3 Конвенции. В этой

связи заявители просят Суд истребовать у российского государства

все материалы расследования и предоставить их им.

15.64. По мнению заявителей, информация, которой они распола_

гают, подтверждает нарушение следственными органами Россий_

ской Федерации вышеперечисленных принципов расследования и,

соответственно, отсутствие действенного официального расследо_

вания государственными органами Российской Федерации факта

бесчеловечного обращения по отношению к Русланову К., Заремову

А. и Дагмарову С. со стороны представителей российских федераль_

ных сил.

iii) Заявители в результате боли и душевного страдания, перенесенных в

связи с безразличием, которое проявляет российское государство к исчезнове_

нию Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С., сами подвергались обраще_

нию, подпадающему под нарушения Статьи 3.

15.65. Европейский Суд в деле Kurt v Turkey установил, что близкие

родственники пропавшего без вести лица сами могут быть признаны

жертвами бесчеловечного и унижающего достоинство обращения в

смысле Статьи 3 Конвенции (решение по делу Kurt v Turkey,

25.05.1998, п. п.131, 134). Однако, в деле Cicek v Turkey, Суд определил

что «нет общего принципа, что родственник пропавшего без вести

человека является, таким образом, жертвой обращения, нарушающе_

го Статью 3.» Суд уточнил, что существование специальных факто_

ров может вызвать страдание у родственника пропавшего человека,

«измерение и характер которых отличные от эмоционального стрес_

са, которое, как представляется, неизбежно у близкого родственни_

ка жертвы серьезного нарушения прав человека» (решение от

08.07.1999, п. 98). В этом же решении Суд сказал, что в определении

того, существуют ли такие специальные обстоятельства, могут иг_

рать роль следующие элементы:

* Близость родственных отношений.

* Специфические обстоятельства родственных отношений.

* Степень, в которой родственник был свидетелем рассматривае_

мого события.

* Активность члена семьи в попытках получить информацию от_

носительно исчезнувшего человека.

15.66. То, как власти откликнулись на эти попытки. В этом отноше_

нии Суд подчеркнул, что «сущность такого нарушения не столько от_

носится к факту ‘исчезновения’ родственника, сколько к отклику и

отношению властей к данной ситуации, когда власти получают о ней

информацию. Особенно в отношении к последнему, родственник мо_

жет утверждать непосредственно, что он был жертвой поведения

властей.»

15.67. Заявители в течение уже долгого времени испытывают тя_

желые душевные страдания из_за незаконного задержания и убийст_

ва их родственников. На существование специальных факторов ука_

зывают следующие обстоятельства:

В отношении Дагмарова Саида:

15.68. Заявительница Дагмарова Лули Мурадовна является бли_

жайшим родственником (мать) незаконно задержанного и убитого

Дагмарова С. У Дагмарова С. осталась жена и маленький ребенок.

В отношении Русланова Канта:

15.69. Заявитель Русланов Алу является ближайшим родственни_

ком (отец) незаконно задержанного и убитого Русланова К. Русланов

К. был единственным ребенком в семье и родные возлагали на него

большие надежды.

В отношении Заремова Ахмата:

15.70. Заявители Заремов Хамид Умалтович и Заремова Нуришат

являются ближайшими родственниками (брат и мать) незаконно за_

держанного и убитого Заремова А.

В отношении всех трех задержанных:

15.71. С первых дней исчезновения Русланова К., Заремова А. и

Дагмарова С. с декабря 2000 г., до момента обнаружения их трупов,

жизнь заявителей была почти полностью посвящена поискам своих

родственников. После того, как судьба Русланова К., Заремова А. и

Дагмарова С. стала известной, заявители систематически обращают_

ся и ходят в прокуратуру и другие инстанции с целью найти винов_

ных в убийстве их родственников (подробнее о действиях Заявите_

лей см. п.п.14.19, 14.27 — 14.29).

Русланова и другие против России — жалоба 375

15.72. Заявители сами занимались поисками своих родственни_

ков, и лично нашли их в массовом захоронении. Трупы были в ужас_

ном состоянии, и это вызвало серьезные душевные волнения.

15.73. Факт обнаружения трупов пропавших в массовом захороне_

нии непосредственно в районе военной базы российских федераль_

ных войск вызвал у заявителей особые душевные волнения.

15.74. Государство систематически проявляет свое безразличие к

беде заявителей, а также демонстрирует несерьезное отношение к

случившемуся. Заявители обращают внимание Суда на следующие

моменты:

15.75. Уголовное дело по факту похищения Русланова К., Заремо_

ва А. и Дагмарова С. было возбуждено только 19 февраля 2001 года,

только через несколько месяцев после их незаконного задержания,

несмотря на многочисленные обращения заявителей (см. п.14.30).

15.76. В ответ на свои обращения, заявители получали лишь отпи_

ски, в которых разные властные структуры информировали их о

том, что их заявления переданы в другую властную структуру. За весь

период с момента исчезновения своих родственников. Заявители не

получили ни одного письма с информацией по существу дела или о

продвижении расследования (подробнее см. 14.28 — 14.29).

15.77. После обнаружения трупов Русланова К., Заремова А. и Даг_

марова С. не было проведено полной судебно_медицинской экспер_

тизы, с помощью которой можно было бы установить дополнитель_

ные обстоятельства гибели Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С.

(см. Приложение 1, «Доказательства», п.п. 4, 6).

15.78. Государство публично заявляет о том, что не доказана при_

частность военнослужащих к гибели родственников заявителей, тру_

пы которых были найдены в массовом захоронении. Хотя участие

военнослужащих в таких убийствах очевидно (см. п.п. 14.3 — 14.18,

Приложение 1, «Разное» п.п. 1 — 14, 16 — 17).

15.79. Учитывая вышеизложенное, Заявители просят Суд при_

знать нарушение Статьи 3 в отношении них.

Статья 5

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Статья 5 гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновен_

ность.

Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих слу_

чаях ив порядке, установленном законом:

* законное содержание под стражей лица, осужденного компе_

тентным судом;

* законное задержание или заключение под стражу (арест) лица

за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения

суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства,

предписанного законом;

* законное задержание или заключение под стражу лица, произ_

веденное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным орга_

ном по обоснованному подозрению в совершении правонарушения

или в случае, когда имеются достаточные основания полагать,

что необходимо предотвратить совершение им правонарушения

или помешать ему скрыться после его совершения;

* заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основа_

нии законного постановления для воспитательного надзора или

его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы

оно предстало перед компетентным органом;

* законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения

распространения инфекционных заболеваний, а также законное

заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркома_

нов или бродяг;

* законное задержание или заключение под стражу лица с целью

предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, про_

тив которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче.

2. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на по_

нятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему

обвинение.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соот_

ветствии с подпунктом «c» пункта 1 настоящей статьи неза_

медлительно доставляется к судье или к иному должностному ли_

цу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет

право на судебное разбирательство в течение разумного срока

или на освобождение до суда. Освобождение может быть обуслов_

лено предоставлением гарантий явки в суд.

Русланова и другие против России — жалоба 377

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заклю_

чения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотре_

ние судом правомерности его заключения под стражу и на осво_

бождение, если его заключение под стражу признано судом неза_

конным.

Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стра_

жу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на

компенсацию.»

15.80. Статья 5 строго ограничивает причины, по которым госу_

дарство может законно лишать человека его свободы и методы, кото_

рыми оно может при этом руководствоваться. Она требует, чтобы

любое задержание было произведено «в порядке, установленном за_

коном» и предусматривает исчерпывающий список законных при_

чин для ареста или задержания (см. Статья 5(1)(a)_(f)).

15.81. В решении по делу Kurt v Turkey (25.05.1998) Суд отметил «ос_

новополагающее значение в демократическом обществе содержа_

щихся в Статье 5 гарантий прав лица от незаконного ареста или за_

держания властями. Именно по этой причине Суд неоднократно под_

черкивал в своих решениях, что любое лишение свободы должно

осуществляться не только в соответствии с основными процессуаль_

ными нормами национального права, но также отвечать целям Ста_

тьи 5, т. е. защищать человека от произвола властей (см., кроме про_

чего, решение по делу Chahal v the UK, 15.11.1996, п. 118). Это настоя_

тельное требование по защите индивидуума от любого рода злоупо_

треблений со стороны властей подтверждается тем фактом, что Ста_

тья 5 (1) ограничивает обстоятельства, при которых человек может

быть лишен свободы на законных основаниях, хотя эти основания

нельзя толковать расширительно, поскольку они являются исключе_

ниями из фундаментальных гарантий личной свободы человека»

(см. решение по делу Quinn v France, 22.03.1995, п. 42, решение по де_

лу Kurt v Turkey 25.05.1998, п. 122).

15.82. Как показывает практика, Статья 5(1) также требует веде_

ние подробных записей обо всех задержанных. В деле Kurt v Turkey,

Европейский Суд постановил: «отсутствие данных о времени и месте

задержания, имени задержанного, оснований для задержания и име_

ни лица, осуществившего задержание, следует считать несовмести_

мым с целями Статьи 5». Суд указывает, что «данный факт сам по се_

бе следует рассматривать как очень серьезное упущение властей, поскольку позволяет лицам, виновным в незаконном лишении свобо_

ды..., скрыть свою причастность к преступлению, спрятать улики и

избежать ответственности за судьбу арестованного». (Решение по де_

лу Kurt v Turkey, п. 125).

15.83. Пункты 2, 3, и 4 Статьи 5 предусматривают ряд гарантий

против произвольного задержания и дурного обращения с задержан_

ными. Они требуют, чтобы любому задержанному незамедлительно

сообщались причины задержания и обвинения против него (Статья

5(2)). Они также предусматривают судебный контроль за законнос_

тью любого задержания (Статья 5(3 и 4)).

15.84. Относительно Статьи 5(3) и 5(4), Суд говорит в деле Kurt v

Turkey:

«Необходимо также подчеркнуть, что авторы Конвенции усилили

защиту от произвольного лишения личности свободы, создав ком_

плекс прав, призванных свести к минимуму опасность произвола и

устанавливающих, что лишение свободы должно находиться под не_

зависимым судебным контролем и сопровождаться ответственнос_

тью властей за свои действия. Требования Статьи 5 (п.п. 3 и 4), под_

черкивая незамедлительность судебного контроля, приобретают в

этом случае особо важное значение. Незамедлительное вмешатель_

ство судебных органов может привести к обнаружению и предотвра_

щению действий, представляющих угрозу для жизни лица, или к

вскрытию фактов крайне плохого обращения, что является наруше_

нием основных прав человека в свете Статей 2 и 3 Конвенции. Речь

идет как о защите физической свободы индивидуума, так и о его лич_

ной безопасности в ситуациях, когда отсутствие такого рода гаран_

тий может подорвать верховенство права и лишить задержанного са_

мых элементарных средств правовой защиты» (решение по делу Kurt

v Turkey, п. 123). Суд считает, что период задержания без судебного

контроля на четыре дня и шесть часов нарушает Статью 5 (3) (реше_

ние по делу Brogan and others v the UK, 29.11.1988, п. 62, решение по де_

лу Aksoy v Turkey, 18.12.1996 , п. 66).

15.85. Статья 5(5) обеспечивает каждому, кто стал жертвой ареста

или заключения под стражу в нарушение положений Статьи 5, право

на компенсацию.

15.86. В отношении исчезновения или тайного задержания, Суд

неоднократно заявлял следующее:

«В этой связи Суд подчеркивает, что отказ властей подтвердить,

что лицо задержано, свидетельствует о полном отрицании этих га_

Русланова и другие против России — жалоба 379

рантий и о серьезнейшем нарушении Статьи 5. Поскольку лицо ока_

залось под полным контролем властей, последние обязаны знать о

его местонахождении. Именно поэтому Статья 5 возлагает на них

обязанность принять действенные меры с целью защиты индивидуу_

ма от риска его исчезновения и незамедлительно провести эффек_

тивное расследование в случае поступления жалобы на то, что кон_

кретное лицо было арестовано, а затем бесследно исчезло» (реше_

ние по делу Kurt v Turkey, 25.05.1998, п. 124; решение по делу Tas v

Turkey, 14 .11.2000, п. 84).

15.87. По делу Tas v Turkey Суд установил:

«Имея в виду ответственность властей отчитываться за людей, ко_

торые находятся под их контролем, Статья 5 требует, чтобы они при_

няли эффективные меры, чтобы предотвратить риск исчезновения

и проводили незамедлительное и эффективное расследование по по_

тенциально обоснованным заявлениям о том, что человек был задер_

жан и затем бесследно исчез».

Нарушения Статьи 5 в отношении Русланова К., Заремова А.,

Дагмарова С.

15.88. Заявители утверждают, что в этом случае имелось грубое на_

рушение Статьи 5 в целом, также как и нарушение следующих пунк_

тов Статьи 5:

* Задержание всех троих пострадавших не было произведено «в

порядке, установленном законом», в нарушение Статьи 5 (1). Оно не

соответствовало нормам внутригосударственного законодательства.

В частности, не были соблюдены нормы российского уголовно_про_

цессуального законодательства (см. Приложение 2, п. 12).

* Ни одна из причин, перечисленных в Статье 5 (1) (a) — (f), не

применима к задержанию Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С.

* Факт задержания Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. не

был зарегистрирован в документах, как того требует Статья 5 (1).

* Имелось нарушение Статьи 5 (вместе со Статьей 3 и со Статьей

2), так как Русланов К., Заремов А. и Дагмаров С. при задержании бы_

ли подвергнуты бесчеловечному обращению, а впоследствии лише_

ны жизни (см. п.п. 14.3 — 14.13).

* Государство не провело адекватного расследования потенциаль_

но обоснованного заявления заявителей о незаконном задержании

их родственников. Неадекватность расследования подробно описы_

вается в отношении предполагаемых нарушений Статей 2, 3, и 13

15.89. По мнению Заявителей, существуют неопровержимые дока_

зательства того факта, что Русланов К., Заремов А. и Дагмаров С. бы_

ли задержаны 10 декабря 2000 года представителями российских фе_

деральных сил. Об этом свидетельствуют:

* С начала февраля 2000 г. Грозный находился под контролем рос_

сийских федеральных сил.

* Населенные пункты Побединское и Радужное находились под

контролем федеральных сил с конца 1999 года.

* Чеченские боевики не имеют в своем распоряжении БТР, в од_

ном из которых были увезены Русланов К., Заремов А. и Дагмаров С.

По словам свидетелей задержания, отпущенных позднее, все воору_

женные люди были в камуфляжной форме и масках, по их разгово_

рам, а также по шуму вертолетов они поняли, что они содержатся в

ямах на военной базе российских войск в Ханкале.

* Трупы Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. были обнаруже_

ны в одном и том же массовом захоронении, в районе военной базы

российских федеральных сил, куда почти исключительно имели до_

ступ российские военнослужащие (см. 14.15 — 14.17).

* Несмотря на существование убедительных доказательств, Русла_

нов К., Заремов А. и Дагмаров С. последний раз были замечены в за_

ключении у российских федеральных сил, и с тех пор «исчезли», рос_

сийские власти на протяжении трех месяцев продолжали утверж_

дать, что они не имеют никакой информации о их местонахожде_

нии. Следовательно, имело место «полное отрицание» гарантий,

предусмотренных в Статье 5, о котором Суд неоднократно заявлял

по другим делам об исчезновениях (решение по делу Kurt v. Turkey,

28.05.1998, п. 124; решение по делу Tas v Turkey, 14.11.2000, п. 84). Как

Суд по этим делам постановил, это раскрывает «особо грубое нару_

шение Статьи 5».

Статья 6 (1)

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Статья 6 (1) гласит:

«1. Каждый имеет право при определении его гражданских прав

и обязанностей [...] на справедливое публичное разбирательство

дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, со_

зданным на основании закона».

Русланова и другие против России — жалоба 381

15.90. Статья 6(1) обеспечивает каждому человеку право на рас_

смотрение в суде любого спора, относящегося к его гражданским

правам и обязанностям (решение по делу Golder v the UK, 21.02.1975,

п. 36); «создание препятствий для действенного осуществления пра_

ва может оказаться равносильным нарушению указанного права, да_

же если препятствие и носит временный характер» (решение по де_

лу Golder v the UK, п. 26; см также решение по делу Campbell and Fell v the

UK, 28.06.1984, п. 105).

15.91. По российскому закону заявители в принципе имеют право

требовать компенсацию за незаконное задержание и убийство их

близких родственников (ст. ст. 1069 и 1070 Гражданского кодекса РФ

о материальном ущербе и ст. 151 Гражданского кодекса РФ о мораль_

ном ущербе) — (см. Приложение 2, п. 13).

15.92. Однако, эффективное осуществление этого права на прак_

тике невозможно, так как возможность обращения в суд с граждан_

ским иском о возмещении ущерба полностью зависит от результата

уголовного расследования по факту исчезновения. Согласно статье

214(4) Гражданско_процессуального кодекса РСФСР, суд обязан при_

остановить производство по гражданскому делу в случае невозмож_

ности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рас_

сматриваемого в уголовном порядке (см. Приложение 2, п. 4). Дан_

ное положение Гражданско_процессуального кодекса РСФСР типич_

но применяется к случаям, подобным случаю Заявителей.

15.93. Таким образом, не имея окончательного решения по уголов_

ному делу, заявители фактически не имели реальной возможности

обращаться в суд с предметным иском, не имея достоверных данных

о том, жертвой каких и чьих действий их родственники являлись.

При таких обстоятельствах истцам не представляется возможным

определить меру ответственности конкретных лиц, а вместе с этим

и размер взысканий.

15.94. Тем самым, заявители были лишены реального доступа к су_

ду и к правосудию, что согласно практике Европейского Суда, обра_

зует нарушение статьи 6.

Статья 13 в связи со Статьями 2, 3, 5

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Статья 13 гласит:

 «Каждый человек, чьи права и свободы, изложенные в настоящей

Конвенции, нарушены, располагает эффективными средствами

правовой защиты перед государственными органами, даже если

такое нарушение было совершено лицами, действовавшими в

официальном качестве».

15.95. Согласно Статье 13 Конвенции каждый человек, чьи права

и свободы, признанные в Конвенции, нарушены, имеет право на эф_

фективные средства правовой защиты перед государственным орга_

ном даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами,

действовавшими в официальном качестве.

15.96. Из содержания Статьи 13 следует, что речь идет о праве

каждого считающего, что его права, гарантированные Конвенцией,

нарушены со стороны представителей власти, обратиться с жалобой

в компетентную национальную инстанцию. При этом заявителю

должны быть предоставлены эффективные средства защиты.

15.97. Суд последовательно придерживается того, что Статью 13

нужно трактовать как гарантирующую эффективные средства право_

вой защиты перед государственным органом каждому, кто полагает,

что его права и свободы, гарантированные Конвенцией, были нару_

шены (решение по делу Klass and others v Germany, 06.09.1978, п. 64).

Статья поэтому требует существование правового средства, позволя_

ющего компетентному национальному органу выяснить содержание

претензии, основанной на Конвенции, и предложить соответствую_

щее возмещение (решение по делу Aksoy v Turkey, 18.12.1996, п. 95).

Правовые средства, требуемые Статьей 13, должны быть юридичес_

ки и практически «эффективными» в том смысле, что возможность

использовать их не может быть неоправданно затруднена действия_

ми или бездействием органов власти государства_ответчика (реше_

ние по делу Aksoy v Turkey, п. 95).

15.98. В случаях, когда родственники человека имеют потенциаль_

но обоснованные претензии о том, что этот человек исчез от рук вла_

стей, и когда затронуты такие основные права, как право на жизнь и

запрет пыток и жестокого или унизительного обращения или наказа_

ния, Статья 13 требует тщательного и эффективного расследования,

которое обеспечивает действенный доступ потерпевшего к нему и

которое способно привести к выявлению и наказанию ответствен_

ных лиц (решение по делу Aksoy v Turkey, 18.12.1996, п. 98. См.также

решение по делу Aydin v Turkey, 25.09.1997, п. 103; решение по делу

Kaya v Turkey, 19.02.1998, п. 107; решение по делу Kurt v Turkey,

Русланова и другие против России — жалоба 383

25.05.1998, п. 104; решение по делу Tekin v Turkey, 09.06.1998, п. 66; ре_

шение по делу Yasa v Turkey, 02.09.1998, п. 114; решение по делу Tas v

Turkey, 14.11.2000; решение по делу Cicek v Turkey, 27.02.2001, п. 178; ре_

шение по делу Ulku Ekinci v Turkey от 16.07.2002, п.п. 158_159).

15.99. При рассмотрении дела Aksoy v Turkey Европейский Суд при_

шел к выводу, что непроведение расследования со стороны государ_

ственного должностного лица, чьей обязанностью является рассле_

дование уголовных правонарушений, равносильно подрыву эффек_

тивности любых других средств правовой защиты, которые могли

бы существовать (решение по делу Aksoy v Turkey, 18.12.1996, п. 99).

15.100. Как изложено выше, заявители пытались использовать

предусмотренные российским законодательством возможности вос_

становить нарушенные права своих погибших родственников (Рус_

ланова К., Заремова А. и Дагмарова С.) (см. п.п. 14.19, 14.27 — 14.31)

и неоднократно обращались в прокуратуру с требованием о проведе_

нии надлежащего расследования обстоятельств задержания и убий_

ства Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С., а также в другие ин_

станции. Однако, как изложено выше в отношении Статей 2 и 3 (см.

п. 33, 34, 35, 49), в ответ различные органы государственной власти

действовали крайне неадекватно. Лишь спустя три месяца после не_

законного задержания Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. про_

куратурой было возбуждено уголовное дело, но ни виновных в похи_

щении, ни виновных в убийстве до настоящего времени не установ_

лены и привлечены к ответственности. Как полагают заявители, об_

стоятельства, имеющие значение по данному делу, не исследовались

должным образом. После обнаружения и опознания трупов не была

проведена полная судебно_медицинская экспертиза, и вещественные

доказательства были потеряны по вине российских официальных

лиц.

15.101. В любом случае, тот факт, что расследование не завершено

спустя почти два года после незаконного задержания и убийства Рус_

ланова К., Заремова А. и Дагмарова С., и отсутствует объяснение о

причинах такого длительного срока, по мнению заявителей, гово_

рит о неэффективности расследования. Заявители ссылаются на ре_

шение Комиссии по делу Timurtas v Turkey (№ 23531/94, 11.09.95) о на_

сильственном исчезновении. Комиссия заявила, что следствие, не

завершившееся в течение двух лет после предполагаемого исчезно_

вения, не обеспечивает эффективной защиты, учитывая тяжесть

сущности предполагаемых преступлений и отсутствие объяснений о причинах отсрочек. В деле Sarli v Turkey (24490/94, 28.11.95) Комис_

сия приняла подобную позицию относительно расследования исчез_

новения, которое не было завершено в течение одного года и один_

надцати месяцев. Заявители также ссылаются на решение Комиссии

в деле Tanlı v Turkey (№ 26129/94, 05.03.96), касающееся смерти сына

заявителя в заключении. В том деле Комиссия отметила, что уголов_

ное расследование по факту смерти сына не было завершено спустя

18 месяцев после того, как произошло предполагаемое преступле_

ние, а власти не смогли дать Комиссии или заявителю какую_либо ин_

формацию о прогрессе, достигнутом в ходе разбирательства. Комис_

сия пришла к заключению, что уголовное разбирательство не предо_

ставляет эффективной защиты (о неэффективности расследования

см. также Меморандум Хьюман Райтс Вотч о состоянии националь_

ного расследования нарушений прав человека и международного гу_

манитарного права в Чечне от 9 февраля 2001 г., Пресс_релиз Хью_

ман Райтс Вотч «Загадочное» российское расследование массового

захоронения от 2 апреля 2001 г. и доклад Хьюман Райтс Вотч «Зары_

тые улики: «Белые нитки» в расследовании массового захоронения в

Чечне» — Приложение 2, п.п. 15, 16, 17).

15.102. Также заявители ссылаются на пункты 6 и 8 Report of the

Council of Europe Committee on Legal Affairs and Human Rights,

«Evaluation of the prospects for a political solution of the conflict in the

Chechen Republic» (Doc. 6988 of 28 January 2003) (См. Приложение 2

п.18). В этом документе говорится о ряде преступлений на террито_

рии Чеченской Республики, в том числе и об обнаружении массово_

го захоронения недалеко от Ханкалы. После ряда лет, в течении ко_

торых любое уголовное дело находится в состоянии расследования

без результатов, можно утверждать, что органы дознания не желают

или не в состоянии найти виновных (См. Приложение 1, п.18).

15.103. Обращение в суд с гражданским иском в данном конкрет_

ном случае изначально неэффективно, так как по закону граждан_

ский суд не полномочен устанавливать лиц, виновных в совершении

преступления и привлекать их к ответственности. Возмещение

ущерба, причиненного преступлением, возможно только после уста_

новления в уголовном суде виновных в преступлении лиц (более по_

дробное обоснование этой позиции см. в п.п. 18.2 — 18.6). Таким об_

разом, обращение в гражданский суд в этом случае не является от_

дельным и эффективным средством защиты.

15.104. Заявители утверждают, что в этом случае имело место со_

Русланова и другие против России — жалоба 385

вершенно явное нарушение Статьи 13 как по отношению к Руслано_

ву К., Заремову А. и Дагмарову С., так и непосредственно к ним.

Статья 14 в связи со Статьями 2, 3, 6 (1)

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Статья 14 гласит:

«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей

Конвенции, должно быть обеспечено без какой_либо дискримина_

ции по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, поли_

тических или иных убеждений, национального или социального

происхождения, принадлежности к национальным меньшинст_

вам, имущественного положения, рождения или любым иным об_

стоятельствами».

15.105. Суд в решении по делу Airey v Ireland определил: «Статья 14

не действует самостоятельно, она представляет собой особый инст_

румент защиты (запрет дискриминации) каждого из прав, охраняе_

мых Конвенцией. Статьи, воплощающие эти права, могут быть нару_

шены как таковые и/или в сочетании со Статьей 14. Если Суд нахо_

дит, что нарушение одной из статей Конвенции связано также с на_

рушением Статьи 14, то он должен также рассмотреть дело в свете

последней Статьи, особенно если очевидное неравенство в связи с

использованием права, являющегося предметом спора, представля_

ет собой существенный аспект дела» (Решение по делу Airey v Ireland

от 9 октября 1979 года, п.30).

15.106. Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. задержали и

впоследствии убили без предъявления обвинения, и без имеющихся

на то оснований.

15.107. Заявители полагают, что отсутствие расследования по фак_

ту задержания и убийства Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С.

образует нарушение Статьи 14 Конвенции в связи со Статьей 6 Кон_

венции. С момента возбуждения уголовного дела и до настоящего

времени у заявителя отсутствует какая_либо информация о результа_

тах проведенных органами прокуратуры следственных действий и о

принятом по делу решении в связи с чем заявители не имеют воз_

можности добиться, чтобы их гражданские права были предметом

рассмотрения в суде.

15.108. Как показывает практика органов прокуратуры в ЧР, уго_

ловные дела, связанные с совершением противоправных действий представителями федеральных сил, часто приостанавливаются и

(или) прекращаются по причине неустановления лиц, подлежащих

привлечению к уголовной ответственности в качестве обвиняемых

(см. Доклад о ситуации с расследованием преступлений в Чечне, под_

готовленный рабочей группой ПАСЕ и Государственной Думы РФ от

12.04.2001; письмо и. о. прокурора ЧР Костюченко Н.П. группе со_

действия ОБСЕ в Чечне от 11.11.2002, (Приложение 1, «Разное», п.п.

15, 18). Эта специфическая практика органов прокуратуры присуща

именно по отношению к преступлениям, совершаемых на террито_

рии Чеченской Республики.

15.109. В Report of the Council of Europe Committee on Legal Affairs

and Human Rights, «Evaluation of the prospects for a political solution

of the conflict in the Chechen Republic» Doc. 6988 of 28 January 2003,

сказано, что «некоторые представители федеральных сил продолжа_

ют свою агрессию и жестокость в отношении мирного населения,

особенно во время незаконных арестов, насильственных исчезнове_

ний и внесудебных пыток. Российские власти, как кажется, не жела_

ют или не могут остановить серьезные нарушения прав человека.

Органы дознания, кажется, также не желают или не могут (или им

препятствуют а осуществлении деятельности) для обнаружения и на_

казания виновных. Создается обстановка безнаказанности в Чечен_

ской Республики которая делает нормальную жизнь в республике не_

возможной».

15.110. Несмотря на то, что в . Докладе о ситуации с расследовани_

ем преступлений в Чечне, подготовленный рабочей группой ПАСЕ и

Государственной Думы РФ от 12.04.2001, уголовное дело по факту

убийства Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. расследуется и

продвигается, никакого результата на данный момент не наблюдает_

ся (см. Приложение 1, «Разное», п.15).

15.111. Пользование правами и свободами со стороны заявителей,

их семей, а также Русланова К., Заремова А. и Дагмарова С. было на_

рушено в силу того, что они являются чеченцами по национальнос_

ти, жили и/или живут в Чечне.