IV. ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35(1) КОНВЕНЦИИ.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

16. Окончательное внутреннее решение

16.1. По данному делу не было окончательного решения.

Русланова и другие против России — жалоба 387

16.2. Заявители считают, что они предприняли все шаги, которые,

в рамках разумного, могли от них требоваться, чтобы добиться соот_

ветствующего поиска их сыновей и дальнейшего расследования об_

стоятельств их убийства и привлечения к ответственности людей,

виновных в их исчезновении и убийстве. Как только им стало изве_

стно о задержании родственников, заявители начали обращаться в

соответствующие органы власти, включая комендатуру, милицию,

прокуратуру и местную администрацию.

16.3. Начиная с 11 декабря 2000 года они добивались возбуждения

уголовного дела и проведения расследования. Только 19 февраля

2001 года прокуратурой было возбуждено уголовное дело.

16.4. После возбуждения уголовного дела заявители неоднократно

обращались в правоохранительные органы и другие инстанции, хо_

дили в прокуратуру, пытаясь добиться ускорения движения уголовно_

го дела и установления виновных в их исчезновении и смерти.

16.5. Несмотря на то, что, по мнению заявителей имеются реаль_

ные перспективы раскрытия этого дела (в частности, были свидете_

ли момента задержания каждого из троих пострадавших, прокурату_

ре не должно было составить труда допросить военных, принимав_

ших участие в спецоперации 10 декабря 2000 года и др), виновные до

сих пор не установлены и не привлечены к ответственности. Также

прокуратура не дала никаких внятных объяснений, почему расследо_

вание по делу не продвигается.

16.6. Заявители ссылаются на решение Комиссии по делу Timuratas

v Turkey от 11 сентября 1995 года о насильственном исчезновении.

Комиссия заявила, что следствие, не завершившееся в течение двух

лет после предполагаемого исчезновения, не обеспечивает эффек_

тивной защиты, учитывая тяжесть предполагаемых преступлений и

отсутствие объяснений причины отсрочек. В решении по делу Sarli v

Turkey от 28 ноября 1995 года Комиссия заняла подобную позицию от_

носительно расследования исчезновения, которое не было заверше_

но в течение одного года и одиннадцати месяцев. Заявители также

ссылаются на решение Комиссии по делу Tanlı v Turkey от 5 марта 1996

года, касающееся смерти сына заявителя в заключении. В решении

по данному делу Комиссия отметила, что уголовное расследование

по факту смерти сына не было завершено спустя 18 месяцев после то_

го, как произошло предполагаемое преступление, а власти не смогли

дать Комиссии или заявителю какую_либо информацию о прогрессе,

достигнутом в ходе разбирательства. Комиссия пришла к заключению, что уголовное разбирательство не предоставляет эффективной

защиты.

16.7. Учитывая тот факт, что до настоящего времени заявители не

обладают информацией о состоянии расследования, хотя формаль_

но оно ведется до сих пор (спустя 2 года после задержания), они пе_

рестали верить в эффективность проводимого расследования и 21

февраля 2002 года обратились с предварительной жалобой в Евро_

пейский Суд по правам человека.

17. Другие решения

Других решений не было.

18. Располагаете ли Вы какимCлибо средством, к которому Вы

не прибегли? Если да, объясните, почему оно не было Вами исC

пользовано?

18.1. Официально заявителям были доступны два внутригосудар_

ственных средства защиты:

i) гражданский иск о компенсации;

ii) добиваться уголовного преследования через органы прокура_

туры.

i) Гражданский иск о компенсации

18.2. Формально, заявители имели возможность обращаться в суд

с гражданским иском. Однако, заявители считают, что гражданский

иск не может обеспечить эффективного средства защиты, как это

предусмотрено Статьей 13 Конвенции.

18.3. Суд постановил по разным делам, что «средства обжалования

должны иметь достаточную степень надежности не только в теории,

но и на практике. При этом они должны быть непременно эффек_

тивными и доступными... Заявитель не обязан прибегать к нацио_

нальным правовым средствам, которые являются неадекватными

или неэффективными» (решение по делу Akdivar and others v Turkey от

16 сентября 1996 года, п.п. 66 и 67, решение по делу Manoussakis and

others v Greece 26 сентября 1996 года, п. 33, решение по делу Aksoy v

Turkey от 18 декабря 1996 года, п. 52).

18.4. Статьи 45 и 46 Конституции РФ провозглашают государст_

венную защиту прав и свобод человека и гражданина. Закон РФ от 27

апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нару_

шающих права и свободы граждан» допускает обжалование в суд лю_

Русланова и другие против России — жалоба 389

бых действий и решений органов государственного управления,

должностных лиц, органов местного самоуправления, обществен_

ных объединений, предприятий и учреждений, если гражданин счи_

тает их незаконными или необоснованными (см. Приложение 2,

п.п. 2, 3).

18.5. Однако обращение в суд в данном конкретном случае изна_

чально неэффективно, так как по закону гражданский суд не полно_

мочен устанавливать лиц, виновных в совершении преступления и

привлекать их к ответственности. Возмещение ущерба, причиненно_

го преступлением, возможно только после установления в порядке

уголовного судопроизводства лиц, виновных в совершении преступ_

ления. Таким образом, обращение в гражданский суд в этом случае не

является отдельным и эффективным средством защиты.

18.6. Также заявители уверены, что гражданский иск о компенса_

ции не имеет реального шанса на успех. Большое число чеченцев по_

дали иски о получении компенсации за потерю домов и другого иму_

щества, гибели их родственников или за полученные ими самими ра_

нения в результате военной кампании 1994_1996 годов в Чечне. Поч_

ти все иски были безуспешными. Об этом свидетельствует доклад

Маргариты Петросян из Канадского Института, содержащего ана_

лиз правовых положений и судебной практики данных дел, подан_

ных Хациевым М.А. (57942/00) и Акаевой Р.А. (57945/00) вместе с

ответом на Меморандум российского правительства (М. Петросян,

«Методы защиты имущества и социальных прав тех, кто пострадал в

результате внутренних вооруженных конфликтов, по российским за_

конам, и их применение на практике во время первой чеченской

войны (1994_1996)», «Мемориал», 2000 год).

ii) Уголовное преследование через органы прокуратуры

18.7. Потенциально эффективным средством является расследо_

вание обстоятельств задержания и убийства Русланова К., Заремо_

ва А. и Дагмарова С. прокуратурой. Именно эффективного расследо_

вания этим органом и добивались заявители.

18.8. Однако прокуратура не смогла, по мнению заявителей, про_

вести все необходимые следственные действия по делу.

18.9. С апреля 2001 г. до настоящего времени, на протяжении по_

лутора лет никакого прогресса в расследовании не намечается.

18.10. Тем самым, власти лишили заявителей эффективного сред_

ства защиты.