VIII. ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 

22. Настоящим, исходя из наших знаний и убеждений, заявляем,

что все сведения, которые указаны в жалобе, являются верными.

Место

Дата

Елена Ежова

Анастасия Мальцева

Андрей Николаев

Новоселов против России, № 66460/01

Дополнительные замечания от имени заявителя

1. Заявитель находился в заключении в учреждении ИЗ_18/3 г. Но_

вороссийска с 27 октября 1998 г. по 28 апреля 1999 г. Он утверждает,

что условия его содержания были несовместимы с требованиями ст.

3 Конвенции.

2. Правительство не оспаривает того, что заявитель содержался в

камерах №№ 11 и 3, площадь каждой из которых составляла пример_

но 42 кв. м. и число заключенных в каждой из которых составляло от

42 до 51. Из приведенных данных следует, что единовременно в ка_

мере, где содержался заявитель, на каждого заключенного приходи_

лось от 0,82 до 1 кв. м. площади.

3. Заявитель хотел бы обратить внимание Суда на решение по де_

лу Калашников против России, в котором Суд установил нарушение ст.

3 в отношении условий содержания г_на Калашникова. В данном де_

ле в камере приходилось от 0,9 кв. м до 1,9 кв. м площади на каждого

заключенного. На основании этих цифр Суд сделал вывод о том, что

«...камера была постоянно сильно переполнена. Такое положение

дел само по себе поднимает вопросы по ст. 3 Конвенции» (см.

Kalashnikov v Russia, № 47095/99, 15.07.02, п. 97).

4. Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловеч_

ного или унижающего достоинство обращения или наказания

(ЕКПП) установил в качестве примерной желательной нормы для

камеры заключения площадь в 7 кв. м на заключенного (см. 2_й Об_

щий доклад ЕКПП — CPT/Inf(92)3, § 43), что составляет 42 кв. м на

шестерых заключенных (а не на 42_51, как в деле заявителя).

5. В том же докладе ЕКПП указал, что: «...уровень переполненнос_

ти в тюрьме или какой_либо ее части может быть таким, что с физи_

ческой точки зрения он сам по себе может быть бесчеловечным или

унижающим достоинство» (см. 2_й общий доклад — CPT/Inf (92)3, §

46). Далее в докладе указывается, что: «Переполненность тюрьмы

приводит к скученности и антисанитарии; постоянному отсутствию

возможности уединения (даже при отправлении таких элементар_

ных нужд, как пользование уборной); сокращению активности за

пределами камеры в силу того, что потребность превышает возмож_

ности имеющегося штата и оборудования; перегруженности служб

здравоохранения; повышенной напряженности и в силу этого повышенному уровню насилия между заключенными и между заключенными и сотрудниками — это далеко не исчерпывающий список. Во многих случаях ЕКПП был вынужден сделать вывод, что отрицательное воздействие переполненности привело к бесчеловечным и унижающим условиям содержания» (см. 7_й Общий доклад —

CPT/Inf(97)10, § 13).

6. Заявитель утверждает, что он подвергся негативному воздейст_

вию переполненности, на которое указывает ЕКПП. Заключенные,

находившиеся в камере заявителя, были вынуждены спать по очере_

ди. Заявитель не оспаривает утверждение правительства о том, что в

камере было 30 кроватей, однако ввиду того, что две из них исполь_

зовались для утвари и емкостей для воды (вода в камеру подавалась

только три раза в день в течение одного часа), заключенные могли

использовать для сна только 28 из них. Поэтому, учитывая, что в ка_

мере постоянно находилось от 42 до 51 заключенного, на каждую

кровать приходилось почти два человека.

7. Еще одним аспектом тесноты и антисанитарии было устройство

туалета. Уборная была отделена от остальной камеры лишь просты_

ней одного из заключенных, а обеденный стол находился всего в ме_

тре от нее. Заявитель оспаривает утверждение правительства о том,

что уборная отделялась от жилой части кирпичная перегородка.

8. Вентиляция включалась только тогда, когда в учреждение при_

ходили «проверяющие». Окна были закрыты стальными щитами;

при этом оставалась открытой щель шириной около 10 сантимет_

ров, что не оспаривается правительством. В камеры не поступал све_

жий воздух. В связи с этим вопросом ЕКПП заявляет: «ЕКПП часто

встречает устройства — например, металлические ставни, створки

или щиты, установленные на окна камер, — которые лишают заклю_

ченных естественного света и мешают поступлению свежего воздуха

в помещение... Даже в случае, когда необходимы особые меры безо_

пасности, заключенные никогда не должны лишаться естественного

освещения и свежего воздуха, которые являются основными элемен_

тами жизни, право на которую имеет каждый заключенный; более

того, отсутствие этих элементов порождает условия, благоприятст_

вующие распространению болезней и в частности туберкулеза» (см.

11_й Общий доклад ЕКПП — CPT/Inf (2001) 16, § 30). Недостаточ_

ность вентиляции еще более усугублялась тем, что сокамерникам за_

явителя было разрешено курить в камере. Для некурящего заявителя

это было еще одним крайне негативным воздействием переполненности. Хотя заявителю разрешались прогулки вне камеры в течение

примерно часа в день, все остальное время он был вынужден прово_

дить в своей камере, в крайне ограниченном пространстве и в чрез_

вычайной духоте.

9. Заявитель хотел бы обратить внимание Суда на отвратительное

качество тюремной пищи. В рационе не было мяса. За время содер_

жания заявителя в тюрьме заключенных кормили супом из рыбьих

костей (без рыбы) примерно 20 раз. Несколько раз заявитель обна_

руживал червей в пище, которую ему давали.

10. Другими факторами, указывающими на бесчеловечный и уни_

жающий характер условий содержания заявителя, уже отмеченными

Судом в частичном и окончательном решениях о приемлемости дан_

ного дела, являются отсутствие постельного белья, полчища насеко_

мых и нехватка моющих средств у заключенных — на всю камеру вы_

давался всего один кусок мыла в неделю.

11. На протяжении своего заключения заявитель постоянно зара_

жался чесоткой. Ему выдавали серную мазь, но при этом не изолиро_

вали от других заключенных. Кроме того, других заключенных, зара_

зившихся чесоткой или другими кожными болезнями, также не уда_

ляли из камеры. Заявитель дважды на протяжении шести месяцев пе_

реболел гриппом с высокой температурой. По мнению заявителя,

имеется достаточно доказательств, позволяющих установить, на_

сколько ужасными были условия его содержания.

12. К моменту освобождения заявитель потерял в весе 15 кг, зады_

хался при ходьбе, быстро уставал, не мог бегать и испытывал общую

слабость. В день освобождения из заключения заявитель был обсле_

дован в больнице № 1 г. Новороссийска, и ему была выдана справка,

свидетельствующая о том, что он страдает от истощения (приложе_

ние 1). Соответственно, утверждение правительства (см. меморан_

дум правительства от 26 января 2004 г., с. 6) о том, что заявитель ни_

когда не обследовался в вышеупомянутой больнице, попросту невер_

но.

13. Заявитель хотел бы вновь обратить внимание Суда на доклад

ЕКПП, на который он ссылался выше: «В ряде стран, посещенных

ЕКПП, особенно в Центральной и Восточной Европе, помещения

для заключенных часто представляют собой многоместные спальни,

в которых находятся все или большая часть удобств, которыми еже_

дневно пользуются заключенные, — спальные и жилые помещения, а

также санитарно_гигиенические удобства. ЕКПП возражает против

Новоселов против России — дополнительные замечания 395

самого принципа такого устройства помещений в закрытых тюрь_

мах, и эти возражения только усиливаются, когда в подобных спаль_

ных помещениях заключенные содержатся в чрезвычайно скучен_

ных и нездоровых условиях, что нередко имеет место,... Мало что

можно сказать в пользу, но много можно сказать против порядка, со_

гласно которому десятки заключенных живут и спят вместе в одной

спальне. Многоместные спальни неизбежно предполагают недоста_

ток уединенности в повседневной жизни заключенных. Более того,

высок риск запугивания и насилия... Эти проблемы только обостря_

ются, когда число заключенных превышает разумную плотность;

кроме того, в такой ситуации избыточная нагрузка на такие места об_

щего пользования, как умывальники и уборные, и недостаточная для

такого числа людей вентиляция, часто приводят к плачевным усло_

виям жизни» (см. 11_й Общий доклад — CPT/Inf (2001) 16, § 29).

14. Заявитель утверждает, что переполненность тюрем была рас_

пространенным явлением в России по крайней мере до вступления в

силу в июле 2002 г. нового Уголовно_процессуального кодекса, преду_

сматривающего обязательность судебной санкции на содержание

под стражей. Напомним, что в деле Калашников против России прави_

тельство признало, что условия содержания г_на Калашникова «не

отличались или по крайней мере были не хуже, чем те, в которых на_

ходится большинство заключенных в России», и что «переполнен_

ность является общей проблемой в учреждениях предварительного

заключения» (см. Kalashnikov v Russia, № 47095/99, 15.07.02, п. 93). И

далее: «Было признано, что по экономическим причинам условия со_

держания в России были неудовлетворительными и не соответство_

вали требованиям, установленным для пенитенциарных учрежде_

ний в других государствах_членах Совета Европы» (см. Kalashnikov v

Russia, № 47095/99, 15.07.02, п. 94). Заявитель отмечает, что он со_

держался в заключении в то же время, что и г_н Калашников и поэто_

му признание подобных фактов правительством применимо и к его

ситуации.

15. Заявитель утверждает, что состояние исправительных учреж_

дений в Краснодарском крае во время его заключения было даже ху_

же, чем в других регионах России, и хотел бы обратить внимание Су_

да на доклады «О положении с правами человека в Краснодарском

крае», подготовленные региональной НПО «Краснодарский право_

защитный центр» в 1999 и 2000 гг. (приложение 2). В докладе 1999 г.

(см. главу о положении заключенных) излагаются конкретные про_

396 Приложение C

блемы пенитенциарных учреждений Краснодарского края, в том

числе переполненность (в результате которой заключенные вынуж_

дены спать по очереди), плохое качество пищи, нехватка медицин_

ского оборудования и медикаментов и распространение туберкулеза

и СПИДа. В качестве примера в докладе приводится дело г_на Чайки_

на, который, как и заявитель, содержался в учреждении № 18/3 г.

Новороссийска. В докладе 2000 г. (в котором рассматриваются собы_

тия 1999 г.) приводится информация, полученная от начальника

Главного управления исполнения наказаний Краснодарского края г_

на Полунина, который признает, что в 1999 г. учреждения предвари_

тельного заключения в крае находились в крайне тяжелом экономи_

ческом положении. Далее в докладе говорится: «На территории края

находится 16 исправительных учреждений. Они рассчитаны на 18

тыс. заключенных, однако фактически в них содержатся более 27

500 человек... Норма стоимости питания на заключенного составля_

ет 16,4 рубля (около 0,5 евро) в день, однако фактически в 1999 г. из

бюджета была выделена вдвое меньшая сумма... Около 7 тыс. заклю_

ченных заражены туберкулезом».

16. Замечания заявителя также подтверждаются заявлением г_на

Вдовина, который содержался в том же учреждении одновременно с

заявителем (приложение 3). Г_н Вдовин в подробностях описывает

условия своего содержания, которые совпадают с описанием заяви_

теля. В заключении своего заявления г_н Вдовин утверждает, что ус_

ловия его содержания можно приравнять к пыткам.

17. В свете этих замечаний и приложенных докладов и заявления

(а также всех предыдущих замечаний заявителя и подтверждающих

документов) заявитель утверждает, что условия его содержания ока_

зали на него значительное неблагоприятное физическое и психоло_

гическое воздействие, подорвав его человеческое достоинство и вы_

звав в нем чувство унижения в нарушение ст. 3 Конвенции.

Дина Ведерникова

1 октября 2004 г.

Новоселов против России — дополнительные замечания 397

В Европейский Суд по правам человека

Жалоба № 55723/00

Фадеева против России