§ 1. Источники семейного законодательства

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 


В соответствии со ст. 72 Конституции РФ семейное законодательство находится в совместном ведении

Российской Федерации и субъектов РФ. Это означает, что семейно-правовые акты могут приниматься

не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов Российской Федерации. Это, с одной

стороны, позволяет обеспечить единообразие семейного законодательства, а с другой — учесть

местные обычаи и особенности, существующие в различных регионах.

Согласно ст. 3 СК РФ, семейное законодательство состоит из Семейного кодекса РФ и других

федеральных законов, принимаемых в соответствии с ним, а также из законов субъектов РФ.

Помимо Семейного кодекса источниками семейного права, ряд норм семейного права содержится в ГК РФ. Примером может служить

ст. 256, регулирующая общую совместную собственность супругов.

Поскольку гражданское законодательство относится к федеральной компетенции, а семейное — к

совместной, гражданское законодательство рассматривается как законодательство более высокого

уровня. Нормы, содержащиеся в СК, не могут ему противоречить и должны только развивать

положения, включенные в ГК.

Основным источником семейного права является Семейный кодекс РФ, принятый Государственной

Думой РФ 8 декабря 1995 г. и введенный в действие с 1 марта 1996 г.

Кодекс состоит из следующих разделов: «Общие положения», «Заключение и прекращение брака»,

«Права и обязанности супругов», «Права и обязанности родителей и детей», «Алиментные

обязательства членов семьи», «Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей» и

«Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и

лиц без гражданства».

Раздел «Общие положения» содержит нормы, определяющие основные начала семейного

законодательства, предмет семейного права, состав семейного законодательства, осуществление и

защиту гражданских прав и применение исковой давности к семейным отношениям. Эти нормы

составляют общую часть семейного законодательства.

Обращает на себя внимание то, что эта общая часть почти не разработана. В ней практически не

содержится общих понятий, применяемых в других разделах. Это связано, во-первых, с

невозможностью и нецелесообразностью законодательного определения ряда семейно-правовых

понятий, таких как семья, родство, свойство и т.д. Во-вторых, близость семейного и гражданского

права приводит к тому, что многие понятия, используемые семейным правом, заимствуются им из

права гражданского. Это прежде всего категории правоспособности, дееспособности, сделки, договора,

исковой давности, обязательства и многие другие.

Структура Кодекса существенно изменилась по сравнению с Кодексом 1969 г. Впервые выделены в

общий раздел нормы, посвященные правам и обязанностям супругов, алиментные обязательства,

правовые формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей. С другой стороны,

некоторые институты, существовавшие в предыдущем Кодексе, не включены в Семейный кодекс 1995

г. Так, большинство норм об опеке и попечительстве содержатся теперь в ГК (ст. 31—40). Правовое

регулирование регистрации актов гражданского состояния также перемещено из СК в ГК (ст. 47);

действует специальный Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния»1.

Расширилось и содержание регулируемых Семейным кодексом отношений. В нем впервые появились

главы о брачном договоре, алиментных соглашениях, правах детей, приемной семье.

Большинство норм Семейного кодекса начинает применяться с момента введения Кодекса в действие и

не имеет обратной силы. Это означает, что они применяются только к отношениям, возникающими источникам семейного права

после 1 марта 1996 г. В отношении длящихся правоотношений, возникших до этого времени и

продолжающих существовать после 1 марта 1996 г., они применяются лишь к тем правам и

обязанностям, которые возникли после введения Кодекса в действие.

Для некоторых норм предусмотрено исключение. Так, применение судебного порядка усыновления

отсрочено до момента внесения соответствующих изменений в гражданское процессуальное

законодательство. Это связано с тем, что действующее процессуальное законодательство не содержит

положений, необходимых для судебного рассмотрения дел об усыновлении.

Правило ст. 25 СК, устанавливающее, что моментом расторжения брака в суде является вступление

решения суда в законную силу, применяется только в отношении решений суда, вынесенных после 1

мая 1996 г. К бракам, расторгнутым в судебном порядке до этой даты, будут по-прежнему применяться

положения о том, что такой брак считается расторгнутым только с момента государственной регистра-

ции развода в органах загса.

Нормы, регулирующие брачные договоры, обратной силы не имеют. Брачные договоры, заключенные

с 1 января 1995 г. до 1 марта 1996 г. (на основании ст. 256 ГК), регулируются новым СК только

начиная с 1 марта 1996 г. С этого момента их положения, противоречащие СК, могут признаваться

недействительными как не соответствующие требованиям закона.

Положения, регулирующие общую и личную собственность супругов, применяются также и к

имуществу, нажитому супругами до 1 марта 1996 г. Это означает, что состав личного и общего

имущества супругов, нажитого до 1 марта 1996 г., будет определяться на основании норм Семейного

кодекса.

Помимо Семейного кодекса нормы семейного права могут содержаться и в других федеральных

законах, например в Федеральном законе от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в

Российской Федерации»1, однако положения таких законов должны соответствовать положениям

Кодекса.

Субъекты Российской Федерации вправе регулировать семейные отношения в двух случаях: если эти

отношения прямо отнесены Семейным кодексом к их ведению или если эти отношения непосредст-

венно Кодексом не урегулированы.

Семейным кодексом к ведению субъектов РФ отнесено определение условий, при наличии которых

заключение брака может быть разрешено до достижения супругами шестнадцати лет (ст. 13 СК), выбор

супругами фамилии при вступлении в брак (ст. 32 СК), выбор имени ребенку (ст. 58) и некоторые

другие вопросы.

Законодательство субъектов Федерации в любом случае должно соответствовать Семейному кодексу

РФ1.

В соответствии с Конституцией международные договоры Российской Федерации являются частью ее

правовой системы. В связи с этим в случае, если положения такого международного договора вступают

в противоречие с положениями Семейного кодекса или иного семейно-правового акта, применяются

нормы международного договора.

Прежде всего это относится к международным конвенциям, участницей которых является Россия, и к

договорам о правовой помощи по гражданским и семейным делам.

Особо необходимо выделить Конвенцию «О защите прав человека и основных свобод», поскольку

решения Европейского Суда по правам человека, связанные с применением ст. 8 Конвенции,

гарантирующей право на уважение частной и семейной жизни, в прямом смысле слова произвели

революцию в семейном праве стран Западной Европы2.

По образному выражению одного из судей Европейского Суда, Суд прочел в одной этой статье целый

семейный кодекс. И это едва ли преувеличение. Со времен знаменитого решения по делу «Маркс

против Бельгии»3 Европейский Суд интерпретировал ст. 8 Конвенции в свете признания за

государствами — участницами Конвенции обязанности обеспечить защиту права граждан на уважение семейной жизни.

Само понятие семейной жизни толкуется судом весьма широко и не связывается с состоянием в каких-

либо формальных (брак, усыновление, родство) отношениях. Определяющим критерием для суда являются фактическое наличие семейных отношений (совместное проживание в прошлом или в

настоящем) или иные формы семейной связи (систематические контакты), например участие

непроживающего совместно с ребенком фактического отца в воспитании ребенка.

Такая интерпретация позволяет защитить право на семейную жизнь не только отдаленных

родственников, но и, например бывшего отчима или мачехи или бывшего фактического супруга

родителя ребенка, проживавшего совместно с ним в продплом. На основании ст. 8 Конвенции они

могут требовать обеспечения им права на общение с ребенком. Обязанность стран-участниц —

обеспечить защиту этого права. Если национальное законодательство такую защиту не обеспечивает,

то лицо, права которого были нарушены, вправе непосредственно обратиться в Европейский Суд по

правам человека, который рассматривает дело, на основании ст. 8 Конвенции и собственной практики

по ее применению.

.Поскольку решения Европейского Суда имеют обязательную силу для государств-участников, на

основании принципа примата международного договора это практически означает, что нормы

внутреннего законодательства, противоречащие ст. 8 Конвенции, становятся мертвой буквой закона1.

Россия, сравнительно недавно присоединившаяся к Конвенции и признавшая юрисдикцию

Европейского Суда, пока еще практически не ощутила результатов этого шага. Прежде всего это

связано с незнанием гражданами своих возможностей по обращению за защитой права на семейную

жизнь в Европейский Суд и незнанием практики этого Суда. Нормы российского семейного

законодательства будут проверяться на соответствие ст. 8 Конвенции и в случае отрицательного ответа

на этот вопрос будет применяться конвенционная норма.

Кроме Римской Конвенции, важными источниками норм семейного права являются Международный

пакт об экономических) социальных и культурных правах2, Конвенция ООН «О правах ребенка»'4,

Конвенция стран СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и

уголовным делам»1.

В состав семейного законодательства входят также нормативные правовые акты Правительства РФ.

Правительство управомочено издавать акты, регулирующие семейные отношения, только в случаях,

прямо предусмотренных Семейным кодексом, другими законами или указами Президента РФ.

Так, в соответствии со ст. 82 СК было принято постановление Правительства РФ от 18 июля 1996 г. №

841 «О перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание

алиментов на несовершеннолетних детей»2.

Статья 122 СК послужила основанием для принятия постановления Правительства РФ от 3 августа

1996 г. № 919 «Об организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей»3, а ст. 155 СК — основанием для принятия Положения о приемной семье4.

Законы и подзаконные семейно-правовые акты РФ, действовавшие на территории РФ до вступления в

силу Семейного кодекса, должны быть приведены в соответствие с ним. До этого момента они подле-

жат применению лишь в той части, в которой не противоречат СК.

Судебная практика по семейным делам, как и постановления Пленума Верховного Суда РФ,

традиционно не относились в нашей стране к источникам семейного права. Однако в настоящее время

есть все основания констатировать, что во всяком случае постановления Пленума Верховного Суда, а

также его опубликованные решения по конкретным делам являются источниками права.

Некоторые авторы совершенно оправданно идут еще далее, указывая, что любое судебное решение в

принципе является источником права5. Судебная практика является источником права во всех без

исключения развитых странах мира, хотя роль судебного прецедента в системе законодательных актов

неодинакова в странах англо-американского и континентального права.

Признание за прецедентным правом статуса одного из источников права будет означать, что Россия,

наконец, покончила с давно считающимся историческим пережитком — нормативизмом. Это,

безусловно, придаст российской правовой системе большую гибкость, способность быстро учитывать изменяющиеся потребности, корректировать ошибки и пробелы в законодательстве.

Так, ни постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. «О применении судами

Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о

взыскании алиментов»1, от 4 июля 1997 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении

дел об установлении усыновления»2, от 27 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при

разрешении споров, связанных с воспитанием детей»3 и от 5 ноября 1998 г. «О применении судами

законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»4 сыграли важную роль в развитии

соответствующих институтов семейного законодательства.