Глава 11 ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Под юридическими фактами в семейном праве следует понимать конкретные жизненные

обстоятельства, с наличием которых нормы семейного права связывают наступление предусмотренных

в них юридических последствий.

Однако В.И. Данилин и И.С. Реутов подчеркивают, что значение юридических фактов в семейном

нраве не исчерпывается тем, что они

являются основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений1. Действительно, и

в семейном, и в других отраслях права юридические факты влекут за собой возникновение и прекраще-

ние правоспособности и дееспособности (рождение, смерть, объявление умершим, достижение

совершеннолетия, решение суда о признании лица недееспособным). Юридические факты могут

приводить к возникновению и утрате других юридических фактов — состояний, не всегда являющихся

правоотношениями.

Классификация юридических фактов в семейном праве может проводиться по различным основаниям.

По правовым последствиям они, как и в других отраслях права, делятся на правопорождающие,

правоизменяющие и правопрепятствующие. Е.М. Ворожейкин обоснованно выделял среди семейно-

правовых юридических фактов такую разновидность, как правовосстанавливающие. Он считал их

особой группой юридических фактов, «с которыми связано восстановление прав и обязанностей,

утраченных субъектами (субъектом) семейного права»2.

Правовосстанавливающее значение имеют решение суда о восстановлении родительских прав,

решение об отмене усыновления (при этом восстанавливаются права родителей), санация брака.

Однако правовосстанавливающие юридические факты можно встретить и в гражданском праве. Так,

возвращение лица, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, приводит и к

восстановлению некоторых гражданских правоотношений, в которых он состоял.

Правовосстанавливающий эффект семейно-правовых юридических фактов простирается и на

гражданские права: восстановление в родительских правах приводит к тому, что дети и родители снова

рассматриваются как наследники первой очереди в отношении друг друга, восстанавливаются

жилищные права родителей, выселенных в соответствии со ст. 98 Жилищного кодекса из жилого

помещения, в котором они проживали на основании договора жилищного найма вместе со своими

детьми. Таким образом, выделение правовосстанав-ливающих юридических фактов имеет

общетеоретическое значение.

По волевому признаку юридические факты традиционно подразделяются на события и действия

Некоторые авторы предлагают выделять наряду с ними еще и состояния.

Действия происходят по воле людей. В зависимости от того, соответствует действие предписаниям

правовых норм или нарушает их, действия подразделяются на правомерные и неправомерные. Событие либо вообще на зависит от воли

людей — абсолютное событие, либо, возникая по воле человека, в дальнейшем своем развитии от нее

не зависит — относительное событие. Эта классификация, выработанная общей теорией права,

применима и к семейно-правовым юридическим фактам.

Состояния — юридический факт, который существует длительное время, непрерывно или

периодически порождая юридические последствия. Состояния не есть какая-то разновидность

юридических фактов, существующих наряду с событиями и действиями. Состояния в одних случаях

могут быть отнесены к событиям, в других — к действиям. Состояния выделяются в системе

юридических фактов по иному классификационному признаку, чем подразделение юридических фак-

тов на события и действия.

В зависимости от срока существования юридических фактов их предлагается классифицировать на

состояния и краткосрочные факты. Состояния в большинстве случаев сами являются

правоотношениями, например состояние в браке есть состояние в брачном правоотношении. Другие

состояния существуют вне правоотношений: нетрудоспособность, нуждаемость, обеспеченность,

достаточная для выплаты алиментов.

Состояние родства может быть как связано, так и не связано с наличием правоотношения. Дело в том,

что закон придает правовое значение лишь определенным степеням родства. Чем ближе родство, тем

больше правовых связей возникает между лицами. Например, между родителями и детьми существует

родительское правоотношение, поэтому состояние родства с детьми, например при взыскании

алиментов на содержание родителей, можно рассматривать как юридический факт — правоотношение.

Более отдаленные степени родства, как правило, порождают только один вид правоотношений —

алиментные. Поэтому состояние родства с братом или сестрой как основание возникновения

алиментной обязанности само не является правоотношением, поскольку до возникновения

алиментного обязательства братья и сестры ни в каких других правоотношениях не состоят.

Еще более дальнее родство вообще не порождает правоотношений, но может иметь правовое значение.

Например, при назначении опекуна или попечителя или решении вопроса об усыновлении тот факт,

что лицо приходится ребенку, скажем, дядей или тетей, обязательно будет учтен. Здесь родство также

выступает в качестве состояния, не являющегося правоотношением.

Состояния независимо от того, являются они правоотношениями или нет, сами возникают, изменяются

и прекращаются в результате юридических фактов. Поэтому возникновению правоотношения пред-

шествуют как бы две группы юридических фактов: сначала одни из них порождают состояние,

например достижение пенсионного возраста — состояние нетрудоспособности, затем это состояние

самостоятельно или в совокупности с другими юридическими фактами приводит к возникновению

правоотношения, в данном случае — алиментного1.

Состояния чаще всего порождают длящиеся правоотношения, и их связь с ними выражается в том, что,

пока существует состояние, существует и правоотношение.

Очень интересную мысль относительно природы состояний высказал еще в прошлом веке К.

Победоносцев. От заметил, что принадлежность лица к тому или иному состоянию или отношению

(родства, брака, усыновления и т.д.) «есть в сущности не право, но свойство лица», с которым

связываются юридические последствия2.

Действительно, каждому лицу присущи определенные свойства, как родовые, так и индивидуальные,

например пол, возраст и т.д., однако никто не называет их состояниями. Между тем эти свойства

нередко имеют правовое значение. Так, в брак можно вступить только с лицом противоположного

пола, усыновителями могут быть лишь лица разного пола.

Строго говоря, поскольку и пол, и возраст лица — это реально существующие обстоятельства, можно

было бы назвать их юридическими фактами, а так как они существуют в течение всей жизни субъекта,

их следовало бы отнести к состояниям. Однако обычно они рассматриваются просто в качестве

признаков, характеризующих личность. Точно так же можно былЬ бы определить и иные состояния, не

являющиеся правоотношениями.

Правомерные действия обычно подразделяются на юридические акты и юридические поступки, а

юридические акты, в свою очередь, делятся на гражданско-правовые, административно-правовые,

семей-но-правовые и т.д. Принято считать, что именно в семейно-правовых актах более всего

проявляется их отраслевая специфика. Юридический акт можно определить как правомерное действие,

направленное на достижение юридических последствий.

Многие авторы считали допустимым отождествление юридических актов семейного и гражданского

права. Наиболее подробно отличия семейно-правовых актов от гражданско-правовых исследовал

В.А. Рясенцев1. Он пришел к выводу, что, во-первых, семейно-право-вые акты могут исходить как от

участников семейных отношений, так и от компетентных государственных органов, которые не

становятся при этом субъектами семейного права, тогда как в гражданском праве государственные

органы, участвуя в совершении сделок, становятся субъектами гражданского права.

Однако, по нашему мнению, это не является особенностью юридических актов семейного права.

Причина заключается в том, что участниками семейных отношений могут быть только граждане, а

субъектами гражданско-правовых отношений — граждане, юридические лица и государство.

Необходимо различать случаи участия государственных органов в гражданских отношениях как

субъектов гражданского права и как административных органов. В первом случае они могут

действовать как от лица государства в целом в качестве его органов, так и от своего имени в качестве

юридического лица, например при покупке мебели или канцелярских принадлежностей. Их действия

при этом будут представлять соббй юридические факты гражданского права. Во втором случае

государственные органы участвуют в совершении гражданско-правовых сделок как административные

органы и субъектами гражданского правоотношения не становятся.

Иногда они принимают решение, предшествующее совершению сделки субъектами гражданского

права, например разрешение, выдаваемое опекуну совершеннолетнего недееспособного лица на

совершение сделок, направленных на уменьшение имущества подопечного. Кроме того,

административные органы могут издавать акты, предшествующие возникновению гражданских

правоотношений: выдача ордера на жилое помещение, отвод земельного участка. Некоторые граж-

данские сделки подлежат регистрации в государственных органах: нотариате, органах,

осуществляющих регистрацию сделок с недвижимостью, и т.д.

Ни в одной из указанных ситуаций действия государственных органов нельзя рассматривать как

юридические факты гражданского права. В семейном праве государственные органы всегда выступают

именно в этой последней роли, не становясь субъектами семейного права, а их действия по своей

юридической природе являются административно-правовыми актами, порождающими семейно-

правовые последствия. свете положений Конституции СССР М , 1980 С 117-118

Второе отличие, по мнению В.А. Рясенцева, заключается в том, что в гражданском праве акты носят в

основном имущественный характер, а в семейном — неимущественный.

Однако с расширением диспозитивного регулирования имущественных отношений в семье число актов

имущественного характера в семейном праве возросло настолько существенно, что это различие уже не

столь значительно.

То, что семейно-правовые акты порождают права и обязанности, тесно связанные с личностью и

вследствие этого непередаваемые, а гражданские сделки направлены на возникновение прав и

обязанностей, допускающих правопреемство, во-первых, характеризует не сами акты, а порождаемые

ими права. Во-вторых, в гражданском праве тоже немало прав и обязанностей, тесно связанных с

личностью и непередаваемых (обязательства из причинения вреда, личные авторские права и т.п.).

Последний признак заключается в том, что семейно-правовые акты, как правило, совершаются в

государственных органах, без чего они не признаются действительными, а гражданские акты требуют

такого оформления только в виде исключения. Во-первых, не все семейно-правовые акты совершаются

в государственных органах. Это необязательно для заключения соглашения о разделе имущества суп-

ругов, соглашения супругов о порядке участия отдельно проживающего родителя в воспитании

ребенка и т.д. Во-вторых, остальные случаи вполне вписываются в рамки внутриотраслевой

специфики. Те акты семейного права, которые совершаются в специальных органах, обычно связаны с

изменением семейно-правового статуса лица: признание отцовства, заключение и расторжение брака.

В гражданском праве акты, направленные на изменение статуса субъектов права (регистрация

гражданина в качестве предпринимателя, регистрация, реорганизация и ликвидация юридических лиц),

также совершаются только в государственных органах. В подобном I порядке заключаются и сделки с

наиболее важными объектами: недвижимостью, некоторыми видами транспортных средств.

Большинство цругих гражданских сделок не требует такой сложной процедуры потому, что это

привело бы к чрезмерному усложнению гражданского рборота.

Юридические акты в семейном праве в зависимости от количества лиц, от которых они исходят,

делятся на односторонние и двусторонние. Кроме того, в зависимости от субъекта можно выделить

акты субъектов семейного права и акты государственных органов. В пп. 3 ч. 1 ст. 8 ГК прямо указано

на то, что гражданские правоотношения могут возникать на основании судебных решений. Но поскольку значение судебного решения выходит

за рамки одного только гражданского права, необходимо признать, что решения суда также входят и во

многие составы оснований возникновения семейных правоотношений. Таким образом, легко видеть,

что внешне классификация семей-но-правовых актов полностью совпадает с делением юридических

актов в гражданском праве на сделки (односторонние, многосторонние и двусторонние),

административные акты и судебные решения.

В литературе по семейному праву сложилось мнение о невозможности отождествления юридических

актов семейного и гражданского права, и в частности использования в семейном праве категории дого-

вора и сделки. Действительно, сделка определена в ст. 153 ГК как действие, направленное «на

установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Однако существует и

более широкий подход к трактованию сделок как действий, направленных на возникновение,

изменение и прекращение правоотношений в различных отраслях права.

Сторонники узкого определения сделки ссылаются на то, что в нашей стране это понятие имеет

определенный сложившийся смысл, подчеркивающий связь сделок с товарно-денежными

отношениями, поэтому оно неприменимо к семейно-правовым актам1.

Между тем в самом понятии сделки нет ничего такого, что исключало бы ее использование в семейном

праве независимо от того, признавать его отдельной отраслью или частью гражданского права. Г.Ф.

Шершеневич писал: «Под именем юридической сделки понимается такое юридическое действие,

которое обнаруживает волю вызвать юридические последствия, соединенные по закону с этим

действием»2.

В советский период под сделкой обычно также понималось волевое действие, направленное на

достижение правовых последствий. Семей-но-правовой акт определялся как юридический акт,

направленный на возникновение, изменение и прекращение брачно-семейных правоотношений3.

И в том и в другом случае речь идет о волевом акте, причем воля должна быть непосредственно

направлена на достижение правовых последствий. И в гражданской сделке, и в акте субъектов

семейного права воле, не выраженной вовне, не может придаваться значение, значит, необходимо волеизъявление. И в гражданском, и в семейном праве между волеизъявлением и

волей должно быть соответствие.

Таким образом, различие между актами суб ьекгов семейного права и гражданско-правовыми сделками

нельзя признать достаточно существенным, для того чтобы обосновать невозможность применения ка-

тегории сделки в семейном праве.

В гражданском праве среди всех юридических фактов, порождающих правоотношения, особенное

место занимают договоры. Они являются универсальными фактами, на основании которых возникает

подавляющее большинство гражданских правоотношений. Их роль прежде всего связана с

диспозитивным регулированием гражданских правоотношений, так как именно договор является

инструментом, с помощью которого субъекты гражданского права по взаимному согласию

устанавливают для себя модели поведения.

В семейном праве до последнего времени не использовалось само понятие договора, вместо него

говорилось о двусторонних актах участников семейных отношений. Кроме того, господствовало

мнение о том, что соглашения не играют здесь столь существенной роли, которая присуща договорам в

гражданском праве.

В.И. Данилин и С.И. Реутов определяют семейное соглашение как «согласованное волеизъявление

двух участников семейных правоотношений, направленное на достижение определенных юридических

последствий». Изъявления воли при этом должны быть одинаковыми и взаимными. Далее они

отмечают, что законодатель называет такие акты «взаимным согласием» или «соглашением»1.

Сравним данное определение с определениями договора в гражданском праве. В ст. 420 ГК договор

определен как «соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении

гражданских прав и обязанностей». P.O. Халфина считала, что договор — это «соглашение сторон, их

согласованное волеизъявление, направленное на достижение определенного результата»2. Различий

между двумя приведенными понятиями практически нет никаких.

С появлением брачных договоров и алиментных соглашений невозможно более избегать применения

конструкции договора в семейном праве. В ст. 43 и 44 СК указано, что к изменению, расторжению и

признанию недействительным брачного договора применяются соответствующие нормы ГК об

изменении, расторжении и признании недействительными договоров. Статья 101 СК предусматривает,

что к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительными алиментных соглашений

также применяются нормы Гражданского кодекса о договорах.