Экономика интересует?

Техпомощь на дороге, вызов эвакуатора. Описания, иллюстрации, цены
spasauto76.ru
Интернет-служба доставки цветов. Служба доставки
b-beton.ru
Подготовка типовых проектов коровников. Быстро. Выгодные цены. Звоните
gidroagro.ru
Техпомощь на дороге, вызов эвакуатора. Описания, иллюстрации, цены
spasauto76.ru
Интернет-служба доставки цветов. Служба доставки
b-beton.ru
Подготовка типовых проектов коровников. Быстро. Выгодные цены. Звоните
gidroagro.ru
ahmerov.com
загрузка...

Глава 14 ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА БРАКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Существует насколько правовых теорий, объясняющих правовую природу брака. В наиболее общем

виде их можно свести к пониманию брака как договора, как таинства и как института особого рода (sui

generis). Теория брака как договора берет свое начало в Древнем Риме. В римском праве классического

периода все основные формы вступления в брак носили на себе признак простой гражданской сделки.

Данный подход был прежде всего связан с тем, что правовому регулированию в Риме подвергалась

только определенная сфера брачных отношений, их цивилистическая сторона, их нравственная и

сакральная (приобщение к семейному культу) области совершенно справедливо оставались за рамками

права.

В дальнейшем канонические нормы придают институту брака характер мистического таинства,

подчеркивая его духовную сторону. Классическим каноническим понятием брака становится

представление о нем, как о «самом полном (физическом, нравственном, экономическом, юридическом,

религиозном) общении между мужем и женой»1. Таким образом, в орбиту права попадают не только

правовые, но и этические, религиозные и в определенной степени физические элементы брака.

В тот период, когда семейные отношения регламентировались религиозными правилами, этот подход

был вполне оправдан, но с заменой канонических норм светскими установлениями он изживает себя.

Светское право, в отличие от религии, не регулирует и не может регулировать отношения,

принадлежащие духовной, этической сфере.

В браке можно условно выделить разные группы отношении: духовные, физические и материальные.

Духовные и физические элементы брака, безусловно, не могут регулироваться правом, и с этим соглашаются практически все

современные и дореволюционные ученые. Однако такое разделение отношений, составляющих

брачный союз, получило признание не сразу.

Историческое развитие представлений о браке происходило таким образом, что на место религиозных

представлений о браке, а иногда и вместе с ним встали этические представления. Понятие брака в этой

концепции выводится не из освящения его церковью (или не только из него), но из соответствия

брачного союза нравственной природе человека. Брак рассматривается при этом уже не как таинство,

но и не как договор, а как институт особого рода. Право должно было стоять на страже этого

установления, при этом брак опять попадал в сферу действия права целиком, во всем многообразии

составляющих его отношений.

Такое понимание брака мы встречаем у И. Канта в «Метафизике нравов». Кант считал, что только

такое соединение, где оба лица обладают друг другом, сохраняет их нравственную свободу и

достоинство. Кант придерживался точки зрения о том, что концепция договора неприменима к браку.

Договор, по его мнению, не может порождать брак, поскольку договор всегда имеет в виду нечто

временное, какую-либо цель, с достижением которой он себя исчерпывает, а брак охватывает всю

человеческую жизнь и прекращается не достижением определенной цели, а только смертью людей,

состоявших в брачном общении.

Недостатком этой теории является перенесение этических представлений о браке в область права.

Право, безусловно, должно строиться в соответствии с этическими представлениями своей эпохи. Но

право не может полностью включать в себя .этические нормы. Кроме того, брачные отношения

настолько тесно связаны с глубинными основами человеческого существования, что малейшая

попытка права вторгнуться в интимные или духовные взаимоотношения супругов может привести к

посягательству на человеческую личность и ее важнейшие права.

В современном плюралистическом обществе невозможно навязывание всем его членам единых

представлений о браке. Поэтому право, основываясь на нравственных нормах, должно охватывать

лишь ту сферу брачных отношений, которая, во-первых, поддается правовому регулированию, а во-

вторых, нуждается в нем. Постепенно осознание необходимости такого разделения все же пробивает

себе дорогу. Одновременно с этим возрождается интерес к концепции брака как договора. «Согласно с

воззрениями, сложившимися во Франции, — пишет по этому поводу К.Д. Кавелин, — брак по своей

духовной стороне есть

таинство и как таинство подлежит ведению церкви, но как светское учреждение, вытекающее из

контракта и на нем основанное, брак есть гражданский институт».

Данное определение, на наш взгляд, соответствует и современной ситуации. В той части, в которой

брачные отношения регулируются правом, — это гражданско-правовые отношения. В другой своей

части, которая лежит в религиозно-этической или просто этической сфере, брак может рассматриваться

как таинство, как мистический союз, как союз, предполагающий наиболее полное общение, или даже

как средство достижения определенных выгод — все это лежит за границами права.

Этическая оценка своего брака — сугубо личное дело каждой супружеской пары, она зависит

исключительно от их религиозных, философских и этических представлений. Навязывание таких

представлений извне есть не что иное, как посягательство на свободу мировоззрения личности.

Католик может считать свой брак нерасторжимым и, даже получив развод в светском учреждении, не

допускать для себя возможности вступления в новый брак.

Супруги, заключившие брак из чисто материальных побуждений, могут считать, что все их права и

обязанности вытекают из заключенной ими сделки, и государство признает такой брак

действительным, поскольку мотивы заключения брака не имеют правового значения. Все это

небезразлично для религии и морали, но и то и другое может быть у разных людей разным, и

признание этого факта является одной из важнейших гарантий человеческой свободы.

Концепция брака как института особого рода была весьма популярна и в прошлом. Ее сторонники

признают наличие в брачном правоотношении тех или иных договорных элементов, но отказываются

рассматривать его как договорное. И.А. Загоровский, например, указывает, что хотя брак «в

происхождении своем заключает элементы договорного соглашения, но в содержании своем и в

прекращении далек от природы договора; как содержание брака, так и его расторжение не зависят от

произвола супругов. Поэтому брачный институт вернее причислить не к области договорного права, а

к разряду институтов особого рода (sui generis)»1.

Г.Ф. Шершеневич считал, что основанием возникновения и брака, и гражданского обязательства

является договор, но брачное правоотношение, по его мнению, не является гражданским

обязательством. Отличия брака от обязательства он видит в том же, что и И. Кант:

Загоровский И А Курс семейною права С 5

 «Когда договор направлен на исполнение одного или нескольких действий, то последствием его будет

обязательственное отношение, ррач-ное же сожительство не имеет в виду определенных действий, но

общение на всю жизнь, оно имеет, по идее, нравственное, а не экономическое содержание»1.

Таким образом, Г.Ф. Шершеневич признавал юридический факт, порождающий брачное

правоотношение, договором, отношение же, . возникающее на его основе, он тоже относил к

институтам особого рода.

Практически все современные ученые в нашей стране отказываются признавать соглашение о

заключении брака гражданским договором. Основные их доводы можно свести к следующему: во-

первых, они полагают, что целью заключения брака является не только возникновение брачного

правоотношения, но также и создание союза, основанного на любви, уважении и т.д. Вторым доводом

служит то, что, вступая в брак, будущие супруги не могут определять для себя содержание брачного

правоотношения, их права и обязанности определены императивными нормами закона, что нетипично

для договорных правоотношений.

Например, О.С. Иоффе отмечал, что брак возникает на основании юридического акта, совершенного с

намерением породить правовые последствия. В этом проявляется сходство брака с гражданской сдел-

кой. Но тем не менее социальное содержание и правовые особенности брака в социалистическом

обществе, по его мнению, исключали квалификацию брака в качестве одной из разновидностей

гражданско-правовых сделок. Сделка имеет юридической целью создание для ее участников

конкретных прав и обязанностей. Брак, основанный на любви, а не на своекорыстных имущественных

интересах, такой правовой цели не преследует. Целью вступления в брак О.С. Иоффе называл желание

получить государственное признание созданного союза, «основа которого — взаимная любовь и

уважение — не входит в его юридическое содержание». Поэтому брак может прекратиться в любое

время, как только эта основа будет подорвана, что невозможно в гражданских сделках.

Действительно, воля лиц, заключающих брак, направлена на достижение целого ряда последствий, как

правовых, так и неправовых. Прежде всего они стремятся приобрести общественный и правовой статус

законных супругов. Статус состояния в браке влечет за собой и приобретение прав и обязанностей

супругов.

Возникают ли они в силу закона независимо от воли супругов? По-видимому, нет. Прежде всего если

супруги категорически против их возникновения, они могут не регистрировать брак. Заключая брак,

они дают согласие на вступление в отношения, большая часть которых ранее была императивно

определена законом.

Можно ли на этом основании заключить, что брак отличается от договора тем, что договором стороны

сами устанавливают для себя содержание правоотношения, а все права и обязанности, вытекающие из

брака, уже закреплены в норме закона?

Во-первых, с усилением диспозитивного регулирования и появлением брачных договоров и

алиментных соглашений эти возможности значительно расширяются1. Само заключение брака как

юридический факт не предназначено для конкретизации прав и обязанностей супругов. Из этого факта

вытекает только то, что два лица становятся мужем и женой, приобретая новый правовой статус. С

помощью брачного договора и алиментного соглашения супруги могут почти полностью изменить

свои имущественные отношения. Даже если брачный договор не был заключен данной супружеской

парой, супруги не теряют возможности заключить его в будущем.

Когда мы говорим, что брак — наиболее полное общение супругов: материальное, физическое и

духовное, то мы предполагаем, что между супругами возникает бесчисленное множество личных

отношений, содержание которых они определяют для себя сами. Все эти отношения не регулируются

правом, а, значит, и соглашения, устанавливающие их содержание, лежат во внеправовой сфере.

Поэтому невозможно ска-. зать, что отношения, возникающие из брака, как в своей юридической, так и

в неюридической части, заранее определены законом, в то время как отношения, вытекающие из

гражданского договора, определяются этим договором.

.Напротив, содержание супружеских отношений может варьироваться еще в большей мере, чем

содержание других договорных отно-

В последние десятилетия в западных странах стали появляться теории, оспован-|ныс на плюралистической модели брака. Их

авторы считают, что уже в настоящее время существование в каждой правовой системе единственной модели брака не отвечает

потребностям современного общества. Брак обычно определяется как союз одного мужчи-риы и одной женщины, как правило,

пожизненный и предполагающий их взаимную верность друг другу. Однако в настоящее время возможно появление брачных

союзов, заключенных на время или без обещания взаимной верности. В связи с этими изменениями и высказывается

предположение, что в будущем лица, вступающие в брак, получат право с помощью договора выработать для себя ту модель

брака, которая для них наиболее приемлема, а государство будет лини, регистрировать их выбор (ShultsM Contractual Ordering of Marriage: New Model for State Policy. Californian Law Revues, 1982 P. 251)

отношений, но изменение этих прав и обязанностей производится не актом вступления в брак, а с помощью

специальных юридических актов: брачных договоров и других соглашений между супругами.

По нашему мнению, все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что соглашение о заключении

брака по правовой природе не отличается от гражданского договора. В той части, в какой оно

регулируется правом и порождает правовые последствия, оно является договором.

Признание этого факта не принижает этического значения брака. Безусловно, это соглашение играет и

внеправовую роль, и в этой части рассматривается вступающими в брак по-разному. В зависимости от

своих убеждений они могут расценивать его как клятву перед Богом или как моральное обязательство,

или как чисто имущественную сделку. Следует еще раз подчеркнуть, что все это лежит во внеправовой

сфере.