Экономика интересует?

Защитная пленка. Устройства защитного отключения
uniontrade.kg
Защитная пленка. Устройства защитного отключения
uniontrade.kg
ahmerov.com
загрузка...

Глава 15 ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Новое семейное законодательство, как и КоБС 1969 г., придает юридическое значение только

зарегистрированному браку. Незарегистрированный брак по-прежнему не порождает правовых

последствий1.

Брак, заключенный по религиозному обряду или в соответствии с обычаями той или иной народности,

также не имеет правового значения. Заключение брака по религиозному обряду возможно как до, так и

после государственной регистрации брака. Правовое регулирование такого заключения, включая

условия и препятствия к заключению брака по религиозному обряду и саму процедуру заключения

брака, осуществляется нормами канонического права соответствующей религии.

1 В этой части российское семейное законодательство следует признать не отвечающим современным потребностям общества.

Предложения о включении в новый Семейный кодекс РФ норм, регулирующих правовой статус фактических супругов, не

получили поддержки законодателя. В странах Западной Европы и США, как уже отмечалось ранее, различия между

фактическим и зарегистрированным браком все более теряют значение в сфере имущественных отношений. Фактические

супруги получают право на взыскание алиментов, применение к совместно нажитому имуществу правового режима имущества

супругов, заключение соглашений, аналогичных брачным договорам. В некоторых странах фактические супруги могу г

вступить в так называемое зарегистрированное партнерство, участники которого во всех отношениях (кроме права быть усыно-

вителями) приравниваются к лицам, состоящим в зарегистрированном браке.

Светское законодательство эти вопросы не регулирует. Из правила о непридании такому браку

юридической силы существует одно исключение. Правовое значение придается браку, заключенному

по религиозному обряду на территории СССР, временно оккупированной в период Великой

Отечественной войны, до момента восстановления органов загса (п. 7 ст. 169 СК). Такие браки

считаются законными независимо от того, были они в последующем зарегистрированы в

государственных органах или нет.

Порядок регистрации брака регулируется ст. И СК. Регистрация осуществляется органами загса в

порядке, установленном ст. 24—30 Федерального закона «Об актах гражданского состояния»1.

Регистрация осуществляется только при личном присутствии вступающих в брак. Регистрация брака

через представителя не допускается. По желанию будущих супругов регистрация брака может быть

произведена в торжественной обстановке. Наличие свидетелей, согласно новому СК, не обязательно. В

соответствии с п. 6 ст. 27 названного Закона при наличии уважительных причин регистрация брака

возможна вне помещения органа записи актов гражданского состояния, например на дому, в лечебном

или ином учреждении.

Заключению брака обычно предшествует период ожидания сроком в один месяц. Его значение

заключается в том, что в течение этого месяца будущие супруги могут проверить серьезность своих

намерений. Лица, вступающие в брак, подают заявление в органы загса, при этом им назначается день

церемонии регистрации брака.

При наличии уважительных причин месячный срок может быть сокращен или увеличен, но не более

чем на один месяц. Потребность в увеличении срока может быть вызвана невозможностью личного

присутствия одного из супругов в связи с командировкой, болезнью или иными обстоятельствами.

Уменьшение срока может быть связано с беременностью, болезнью, отъездом одного их супругов или

иными причинами.

Новое законодательство впервые предусматривает возможность заключения брака непосредственно в

момент подачи заявления. Такая регистрация возможна при особых обстоятельствах. Их перечень,

приведенный в ч. 3 п. 1 ст. 11 СК, не является исчерпывающим. В частности, необходимость срочной

регистрации брака может быть связана с непосредственной угрозой жизни одного из супругов, на-

пример при несчастном случае, ранении, смертельной .болезни. Такая же ситуация может возникнуть

при рождении ребенка или беременности невесты, особенно в тех местностях, где все еще сильны местные обычаи.

В случае отказа органов загса от регистрации брака будущие супруги вправе обратиться в суд. Следует

признать за ними и право обжаловать в судебном порядке отказ в сокращении или увеличении срока

ожидания, поскольку последствия такого отказа практически те же, что и последствия отказа в

регистрации брака.

Семейный кодекс сохраняет различия между условиями заключения брака и препятствиями к

вступлению в брак. Условия вступления в брак — обстоятельства, необходимые для того, чтобы брак

мог быть зарегистрирован и был признан действительным. Препятствия — обстоятельства, при

которых заключение брака не допускается. Они являются правопрепятствующими юридическими

фактами. Первые — положительные условия, вторые — отрицательные. Правовое значение и тех и

других в принципе одинаково. При отсутствии условий или при наличии препятствий заключение

брака неправомерно, а заключенный брак может быть признан недействительным в судебном порядке.

Условиями вступления в брак являются взаимное согласие лиц, вступающих в брак, и достижение ими

брачного возраста и принадлежность лиц, вступающих в брак, к противоположенным полам (ст. 12

СК). Препятствиями к заключению брака в соответствии со ст. 14 СК признается наличие другого

зарегистрированного брака, близкое родство будущих супругов, недееспособность одного из

вступающих брак. Не допускается также заключение брака между усыновленными и усыновителями.

Относительно оснований возникновения брачного правоотношения существуют разные точки зрения.

Некоторые авторы включают в сложный состав юридических фактов, порождающих права и обязан-

ности супругов, следующие обстоятельства: взаимное согласие лиц, вступающих в брак; несостояние в

другом зарегистрированном браке; отсутствие запрещенных степеней родства; регистрацию брака1.

Другие полагают, что брачное правоотношение возникает на основании взаимного согласия лиц на

вступление в брак, достижения брачного возраста, акта регистрации брака.

Следует согласиться с мнением о том, что не нужно включать в данный состав правопрепятствующие

юридические факты, поскольку «наличие этих обстоятельств препятствует возникновению брачного

правоотношения, но не является необходимым условием, порождаю-

щим это правоотношение»1. Вместе с тем, на наш взгляд, не нужно вводить в юридический состав и

обстоятельства, относящиеся к брачной правоспособности, в частности достижение брачного возраста,

поскольку оно характеризует правосубъектные, а не юридико-фактичес-кие предпосылки

возникновения правоотношения.

Таким образом, в фактическом составе остаются только два юридических факта: взаимное согласие

лиц на вступление в брак и акт регистрации брака. Взаимное согласие вступающих в брак является, по

нашему мнению, соглашением, гражданским договором. Акт регистрации брака представляет собой

административный акт компетентного государственного органа — загса.

Принято считать его самостоятельным юридическим фактом, имеющим конститутивное значение,

фактом, завершающим юридический состав. Безусловно, в стране, где законным признается только

зарегистрированный брак, акт регистрации брака имеет конститутивное значение. Однако, на наш

взгляд, его необходимо рассматривать не как самостоятельный юридический факт — элемент

сложного фактического состава, а как часть состава другого юридического факта — соглашения о

заключении брака.

Под составом юридического факта понимается «совокупность признаков, при наличии которых

соответствующий жизненный факт... должен влечь те или иные юридические последствия»2. Если

гражданско-правовой договор требует регистрации, то он считается заключенным и порождает

правовые последствия только с момента регистрации. Следовательно, акт регистрации договора входит

в состав договора как юридического факта.

Аналогичное положение возникает и при регистрации брака. Определяющее значение здесь имеет

соглашение будущих супругов, но в силу того, что закон предписывает зарегистрировать такой

договор, брак считается заключенным только с момента регистрации. Регистрируется не брак как

таковой, а соглашение лиц, вступающих в брак. Орган загса не вправе отказать в регистрации брака,

если соблюдены требования закона. Он ничего не оценивает и ничего не решает. Значит, его роль такая

же, как и роль органа, регистрирующего любой другой гражданский договор.

Рассмотрим подробнее условия и препятствия к заключению брака. Хотя Кодекс прямо не называет

требование принадлежности лиц, вступающих в брак, к различным полам, это требование вытекает из

формулировки ст. 12 СК, говорящей о согласии «мужчины и женщины, вступающих в брак». Таким образом, разнополость будущих супругов также следует рассматривать в

качестве условия заключения брака.

Взаимное согласие на вступление в брак представляет собой, как уже отмечалось ранее, согласованное

встречное волеизъявление будущих супругов, направленное на возникновение брачного правоотно-

шения. По своей правовой природе оно является договором. Как и во всяком договоре, воля лиц,

вступающих в брак, должна формироваться свободно. Наличие насилия, обмана, угрозы, заблуждения

или иных неправомерных воздействий приводит к недействительности брака.

Волеизъявление должно соответствовать воле. Согласие на вступление в брак изъявляется устно и

непосредственно лицом, вступающим в брак, в процессе регистрации брака и подтверждается его под-

писью. В случае расхождения между волей и волеизъявлением, как и в гражданском праве,

предпочтение отдается воле. Расхождение между волей и волеизъявлением возможно, например, когда

один из супругов заявляет о своем согласии на вступление в брак, хотя в действительности его

согласие было вынужденным.

УК ранее предусматривал (ст. 233) уголовное наказание за принуждение женщины к вступлению в

брак. Несмотря на то что жертвами этого преступления действительно чаще всего являются женщины,

такая формулировка состава приводила к нарушению равноправия мужчины и женщины. Поэтому

следовало бы установить уголовную ответственность за принуждение к вступлению в брак лиц обоего

пола.

Российское законодательство не предусматривает необходимость получения согласия третьих лиц,

например родителей будущих супругов, на заключение ими брака. Не требуется согласия родителей и

на вступление в брак несовершеннолетними.

Достижение брачного возраста необходимо прежде всего потому, что вступление в брак требует

определенной степени физической и психической зрелости. Поэтому законодатель устанавливает

достаточно высокий возрастной предел для вступления в брак — 18 лет. Этот возраст совпадает и с

возрастом гражданского совершеннолетия.

В ходе разработки Семейного кодекса высказывались предложения о снижении брачного возраста,

однако они были отклонены, поскольку такое снижение привело бы к поощрению заключения более

ранних браков, которые, как показывают статистические данные, весьма нестабильны и, кроме того,

часто препятствуют завершению супругами образования.

Тем не менее не следует переоценивать влияние законодательства в этой области. Невозможность

вступления в зарегистрированный брак до достижения 18 лет не служит препятствием к вступлению в фактические брачные отношения. Отказ в государственной регистрации таких отношений, если они

уже сложились, ни к чему, кроме нарушения прав фактических супругов, привести не может. Поэтому

в п. 2 ст. 13 СК предусмотрена возможность снижения брачного возраста лицам, достигшим 16 лет, при

наличии уважительных причин. Брачный возраст снижается органами местной администрации по

месту жительства лиц, вступающих в брак.

Перечня причин, признаваемых уважительными для снижения брачного возраста, в законодательстве

не дается. Чаще всего ими являются фактическое создание несовершеннолетними семьи, беременность

или рождение ребенка. Однако возможны и другие причины: в частности, неизлечимая болезнь одного

из супругов, призыв на военную службу и т.д. Отказ в снижении брачного возраста может быть

обжалован в суд.

Федеральное законодательство не предусматривает возможности снижения брачного возраста для лиц,

не достигших 16 лет. Это связано с тем, что, во-первых, случаи ходатайства ими о снижении

достаточно редки, во-вторых, вызывает сомнения их способность к созданию семьи. Кроме того,

вступление в брак в результате снижения брачного возраста приводит к приобретению полной

гражданской дееспособности, которой эти лица не всегда могут должным образом воспользоваться в

столь раннем возрасте. С другой стороны, биологические способности человеческого организма к

рождению детей развиваются раньше 16 лет. В случае беременности несовершеннолетней, например в

возрасте 13 лет, существуют две возможности: разрешить ей вступить в брак или запретить вступление

в брак до достижения шестнадцатилетия. Этот вопрос может быть решен только в строго

индивидуальном порядке, потому что и в том и в другом случае существует серьезная опасность

нарушения прав несовершеннолетней матери и ее ребенка.

Разрешение снижения брачного возраста ниже 16 лет отнесено к ^компетенции субъектов Российской

Федерации. В ч. 2 п. 2 ст. 13 СК тредусмотрено, что субъекты Российской Федерации вправе издать

законы, определяющие порядок и условия снижения брачного возрас-га при наличии исключительных

обстоятельств для лиц, не достигших 16 лет. Многие субъекты Федерации уже воспользовались своим

правом и приняли нормативные акты, регулирующие условия и порядок снижения брачного возраста

для лиц, не достигших шестнадцати лет1.

Безусловным препятствием к вступлению в брак является состояние хотя бы одного их супругов в

другом не расторгнутом браке. Состояние в фактических брачных отношениях не препятствует

заключению брака. В данном случае речь идет о законодательном закреплении принципа моногамии.

Происхождение этого запрета связано с европейской культурной и религиозной традицией,

практически на протяжении всей своей истории признававшей только моногамные браки.

Население России, исповедующее ислам и имеющее исторические и религиозные традиции,

допускающие полигамные браки, тем не менее также оказывается подчиненным принципу моногамии.

С одной стороны, это может рассматриваться как навязывание чуждой ему европейской модели брака,

с другой стороны, трудно представить себе современное гражданское общество, строящее брачно-

семейное законодательство на основе канонических норм различных религий. Проблема, по-видимому,

упирается в решение вопроса о том, в какой мере моногамный брак можно рассматривать в наше время

в качестве универсальной ценности, имеющей внерелигиозное значение.

Не допускается регистрация брака между лицами, состоящими в близких степенях родства.

Запрещается заключение брака между родителями и детьми и другими родственниками по прямой

восходящей и нисходящей линии. Невозможно заключение брака между родными братьями и сестрами

как полнородными (имеющими общих отца и мать), так и неполнородными (имеющими только одного

общего родителя).

Этот запрет имеет биологическое происхождение. Браки между близкими родственниками

существенно повышают вероятность передачи по наследству многих наследственных заболеваний. Эта

закономерность была замечена людьми задолго до того, как она получила объяснение в современной

генетике. В процессе своего развития запрет близкородственных браков, имеющий первоначально

естественное происхождение, под влиянием религии был распространен и на свойственников1.

В современном российском законодательстве никакого запрета на браки между лицами', состоящими в

отношениях свойства, нет, поскольку между ними нет кровного родства. С другой стороны, этот запрет

следует признать существующим и в отношении лиц, состоящих в юридически неоформленных

родственных отношениях, поскольку риск передачи наследственных заболеваний в этих случаях также

высок.

Запрещаются браки между усыновленными и усыновителями. Этот запрет носит не биологическое, а

социальное происхождение. Он связан с тем обстоятельством, что с течением времени естественный

запрет на заключение браков между близкими родственниками приобрел характер этической нормы.

Брак между родителями и детьми стал невозможным и по соображениям морали. Усыновление,

имеющее целью создать отношения, имитирующие родительские, также попадает под действие этого

морального запрета. Поэтому в законодательстве и сохранено правило о запрете подобных браков.

Однако между усыновленным и усыновителем не всегда складываются отношения, напоминающие

отношения родителей и детей. Если усыновленный с самого начала знает, что усыновитель не является

его родителем, подобных отношений между ними не возникает. В такой ситуации не существует и

моральных препятствий к заключению брака между ними. В данном случае усыновленный и

усыновитель должны сначала ходатайствовать об отмене усыновления, а после этого — они вправе

свободно зарегистрировать брак.

Невозможно вступление в брак лица, признанного судом недееспособным вследствие психического

расстройства. Это ограничение имеет два обоснования. Во-первых, лицо, страдающее психическим

расстройством, не способно дать осознанное согласие на вступление в брак. Во-вторых, такой брак

крайне нежелателен по медико-генетическим соображениям, поскольку многие душевные заболевания

могут передаваться по наследству. Поэтому даже в период стойкой ремиссии, так называемого

светлого промежутка, когда недееспособный может сознавать значение своих действий и руководить

ими, заключенный им брак не будет действительным.

В качестве препятствия к заключению брака рассматривается только формальное признание лица

недееспособным по решению суда. Само по себе психическое расстройство и вызванная им невменяемость не укладываются в рамки этого запрета. В этом случае заключение брака невозможно из-за

отсутствия добровольности: невменяемое лицо не в состоянии дать осознанное согласие на вступление

в брак.

Перечень препятствий к заключению брака является исчерпывающим. Отказ в регистрации брака по

каким бы то ни было иным основаниям (в связи с расовыми, национальными, религиозными, социальными и иными различиями) запрещен и рассматривается как грубое нарушение прав человека.

Не допускается отказ в регистрации брака по медицинским показаниям. Это связано с тем, что, если

даже запретить вступление в брак лицам, страдающим заболеваниями, передающимися по наследству, это не приведет к решению проблемы. Данные заболевания опасны для

потомства, но появление потомства возможно не только в браке. В цивилизованном демократическом

обществе невозможно запретить указанным лицам иметь детей, поскольку это приведет к нарушению

их важнейших прав.

Однако проблема взаимной осведомленности лиц, вступающих в брак, о состоянии здоровья друг

друга весьма актуальна. Незнание о наличии у будущего супруга неизлечимого заболевания,

передающегося по наследству, например психических заболеваний, гемофилии или опасных

инфекционных заболеваний, таких, как ВИЧ-инфекция, венерические заболевания, туберкулез и

другие, могут привести к непоправимым последствиям. Поэтому в ходе работы над проектом СК было

высказано предложение об обязательном медицинском освидетельствовании супругов перед

вступлением в брак и обязательном сообщении друг другу о наличии перечисленных выше

заболеваний. Однако это предложение принято не было.

Согласно ст. 15 СК, медицинское обследование лиц, вступающих в брак, проводится только по их

желанию. Сведения о результатах обследования составляют медицинскую тайну и не могут быть

сообщены лицу, с которым обследуемый намерен заключить брак, без согласия обследуемого. Это

правило призвано оградить права лица, страдающего упомянутыми заболеваниями.

Однако при таком решении права его будущего партнера оказываются совершенно незащищенными.

Как и в иных случаях коллизии интересов двух лиц, в данной ситуации следовало бы искать решение

проблемы с помощью компромисса. Например, целесообразно было бы предусмотреть обязательное

сообщение результатов обследования лицу, с которым обследуемый намерен заключить брак, только

если обследуемый сам не отказывается от намерения вступить в брак после того, как узнал о наличии у

себя одного из вышеуказанных заболеваний. В таком случае его будущий партнер получил бы

возможность принять осознанное решение о том, заключать брак или нет.

В нынешней ситуации плата за ненарушение прав одного из супругов слишком высока, поскольку

такие последствия, как заражение СПИДом или рождение умственно отсталого ребенка, необратимы.

Наличие уголовной ответственности за заражение венерическим заболеванием или СПИДом тоже

существенно не меняет дела, поскольку при отсутствии обязательного медицинского обследования

один из вступающих в брак может сам не знать о наличии у него этого заболевания.

Нельзя признать существенно меняющим исход дела и правило п. 3 ст. 15 СК, позволяющее супругу,

который не знал о наличии у другого супруга ВИЧ-инфекции или венерического заболевания, требовать признания такого брака

недействительным. Предоставление такого права вполне оправданно, но не позволит устранить

ущерба, причиненного здоровью данного супруга.

Таким образом, наличие у одного из будущих супругов ВИЧ-инфекции или венерического заболевания

не препятствует заключению брака. Должностные лица, регистрирующие брак, не вправе выяснять эти

обстоятельства и даже при наличии сведений о такой болезни не вправе отказать в регистрации брака.

Однако эти заболевания дают основания другому супругу требовать признания брака недействи-

тельным в судебном порядке, если другой супруг скрыл при заключении брака это обстоятельство.