§ 1. Основания признания брака недействительным

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Основания для признания брака недействительным перечислены в ст. 27 СК. Брак признается

недействительным при отсутствии условий вступления в брак: добровольного согласия супругов и до-

стижения ими брачного возраста. Наличие препятствий к заключению брака также служит основанием

к признанию его недействительным.

Признается недействительным брак, заключенный лицами, одно из которых уже состоит в другом

зарегистрированном браке; при наличии между ними запрещенных степеней родства; брак,

заключенный между усыновленным и усыновителем; брак, заключенный с недееспособным. Кроме

того, основанием для признания брака недействительным является сокрытие одним из супругов

наличия у него ВИЧ-инфекции или венерического заболевания. Недействительным признается также

брак, заключенный без намерения создать семью, так называемый фиктивный брак.

Признание брака недействительным является санкцией за нарушение семейного законодательства,

допущенное лицами, вступающими в брак (или одним из них), при его заключении. В тех случаях,

когда оба супруга или один из них действовали виновно, признание брака недействительным следует

рассматривать как меру ответственности.

Однако возможна ситуация, когда оба супруга действовали невиновно. Например, если один из

супругов считал свой предыдущий брак прекращенным в результате смерти своего первого супруга,

который в действительности оказался жив. То же самое возможно, если лица, вступающие в брак, не

знали о наличии между ними близкого родства. Несмотря на отсутствие вины с обеих сторон, брак все

равно будет признан недействительным. В этом случае признание брака недействительным будет

представлять собой меру защиты, применяемую за объективно противоправное поведение.

Признание брака недействительным действует с обратной силой, т.е. брак становится

недействительным с момента его заключения. Признание брака недействительным по своей правовой

природе идентично признанию недействительной оспоримой сделки. Так же, как и при совершении

оспоримой сделки, при заключении недействительного брака правоотношение существует до

вынесения судом решения о признании брака недействительным. До этого момента действует пре-

зумпция действительности брака.

Одного только наличия обстоятельств, служащих основанием для признания брака недействительным,

недостаточно, они не влекут автоматически недействительность брака. Необходимо, чтобы суд вынес

решение о признании его недействительным.

По нашему мнению, признание брака недействительным является одним из случаев признания

недействительной оспоримой сделки. Согласно господствующей в семейно-правовой литературе точке

зрения, брак по-прежнему не признается договором, а к признанию брака недействительным не

применяются нормы о признании недействительными гражданско-правовых сделок. Признание брака

недействительным осуществляется не на основании норм Гражданского кодекса о признании

недействительными оспоримых сделок, а на основании специальных норм Семейного кодекса (гл. 5).

Однако практически все основания для признания недействительными сделок применимы и к браку.

Кроме того, брачное законодательство содержит специальные основания признания брака недействи-

тельным, которые не известны гражданскому законодательству о сделках (наличие близкого родства,

другого нерасторгнутого брака и некоторые другие). Все эти специальные основания,

предусмотренные Семейным кодексом, могут рассматриваться в рамках общего понятия

недействительности сделки, не соответствующей требованиям закона. Таким образом, гражданское

законодательство о признании недействительными сделок и семейное законодательство о недействительности брака опять-таки можно

рассматривать сквозь призму соотношения общего и специального законодательства.

Существенное значение для признания брака недействительным имеют пороки воли лиц, вступающих

в брак. В брачном законодательстве все возможные пороки воли, составляющие в гражданском зако-

нодательстве самостоятельные составы оспоримых сделок, рассматриваются как отсутствие

добровольного согласия на вступление в брак. Отсутствие добровольного согласия возможно в случае

насилия, угрозы, обмана, заблуждения, невозможности в силу состояния понимать значение своих

действий или руководить ими.

Насилие может быть физическим и психическим — угроза. И в том и в другом случае оно должно быть

реальным и действенным. Однако для определения, в какой степени насилие повлияло на принятие ре-

шения о заключения брака, должен применяться не объективный, а субъективный критерий.

Необходимо выяснять, как эти обстоятельства повлияли на конкретного участника правоотношений, а

не на любого среднего человека.

Еще И.А. Покровский обращал внимание на то, что в противном случае закон неизбежно встанет на

защиту недобросовестного участника соглашения, позволив ему использовать в своих интересах сла-

бости, присущие его контрагенту, в силу чего последний может быть склонен к заключению

соглашения угрозой, которая не показалась бы серьезной никому иному.

Оценка заблуждения, обмана или угрозы именно поэтому чрезвычайно сложна. Например, серьезной

должна быть признана угроза разглашения сведений о прерывании беременности, потере невинности

или неверности в отношении женщины, находящейся под воздействием традиционных представлений,

несмотря на то, что большинство современных российских граждан не посчитали бы такую угрозу до-

статочно серьезной.

Чаще всего принуждение к заключению брака осуществляется в отношении женщин в местностях, где

в соответствии с религиозными традициями брак заключается без согласия невесты. Признание брака

недействительным по этому основанию чрезвычайносложно, поскольку потерпевшие, как правило, не

обращаются в суды за защитой своих прав. Прокурор, который имеет право в этом случае предъявить

иск о признании брака недействительным, также чаще всего не имеет возможности выявить факты

принуждения к вступлению в брак.

Обман и заблуждение отличаются друг от друга тем, что обман — намеренное введение в заблуждение

лица, вступающего в брак, тогда как заблуждение может возникнуть и в результате не зависящих от сторон причин, действия третьих

лиц или вины заблуждающегося супруга. Таким образом, заблуждение — понятие более широкое, чем

обман. Заблуждение должно касаться личности другого супруга или юридического значения акта

вступления в брак.

Заблуждение относительно личности другого супруга может заключаться не только в том, что брак

зарегистрирован вместо одного лица с другим. Существенным может быть признано и заблуждение

относительно моральных качеств одного их супругов, например брак с проституткой, лицом,

осужденным за преступление.

Заблуждение относительно профессии, социального или имущественного положения другого супруга

обычно не признается существенным. Заблуждение относительно состояния здоровья другого супруга

может в некоторых случаях иметь существенное значение. Прежде всего это касается ВИЧ-инфекции и

венерических заболеваний. Хотя сокрытие этих заболеваний и служит самостоятельным основанием к

признанию брака недействительным, с точки зрения правовой природы их можно отнести к разряду

существенных заблуждений относительно личности другого супруга.

Решение проблемы о том, какое заблуждение существенно, осложняется тем, что в нашей стране почти

отсутствует судебная практика по этому вопросу. В практике других стран в качестве существенного

рассматривается заблуждение относительно способности супруга к брачной жизни, к производству

потомства, гомосексуализм.

Нахождение лица в момент заключения брака в таком состоянии, что оно не могло отдавать отчет в

своих действиях и руководить ими, может быть вызвано различными причинами. Это может быть

психическое расстройство, алкогольное или наркотическое опьянение, тяжелое заболевание.

Во всех случаях отсутствия добровольного согласия на вступление в брак инициатива признания брака

недействительным может принадлежать только супругу, чье право на дачу согласия было нарушено.

Поскольку в ряде случаев этот супруг может столкнуться со значительными трудностями при

самостоятельном предъявлении иска, правом выступить в защиту его интересов наделен также

прокурор. В силу принципа диспозитивности гражданского процесса прокурор вправе предъявить иск

о признании брака недействительным только с согласия супруга, чье согласие не было добровольно.

Исключение составляют случаи, когда это лицо не может отдавать отчет в своих действиях и

руководить ими, хотя и не признано недееспособным. При ином решении этой проблемы воля

потерпевшего супруга будет игнорироваться дважды: при регистрации брака и при предъявлении иска о признании брака недействительным.

Недостижение одним их супругов брачного возраста является основанием для признания брака

недействительным, если возраст несо--вершеннолетнему1 супругу не был снижен в предусмотренном

законом порядке.

Признание недействительным брака, заключенного с несовершеннолетним, различается в зависимости

от того, достиг в момент предъявления иска несовершеннолетний супруг совершеннолетия или нет.

Если несовершеннолетний супруг к моменту предъявления иска еще не достиг совершеннолетия,

правом на предъявление иска обладают он сам, его родители, опекуны или попечители, органы опеки и

попечительства и прокурор.

По смыслу п. 1 ст. 28 СК эти лица имеют право предъявить иск независимо от желания самого

несовершеннолетнего супруга. Однако согласие несовершеннолетнего на признание брака

недействительным все же имеет правовое значение. Согласно п. 2 ст. 29 СК, суд может отказать в иске

о признании брака недействительным, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга или

если этот супруг не согласен с признанием брака недействительным.

Признание брака недействительным может противоречить интересам несовершеннолетнего в случае

беременности, рождения ребенка, возникновения чувства привязанности к другому супругу. Во всех

этих случаях признание брака недействительным привело бы к необоснованному и существенному

нарушению прав супругов.

Признание брака недействительным против воли несовершеннолетнего супруга возможно только при

реальной угрозе здоровью несовершеннолетнего в случае сохранения брака или наличии иных чрез-

вычайных обстоятельств (вовлечение несовершеннолетнего в преступную среду, приобщение к

наркотикам, принуждение к занятию проституцией и т.д.).

Если несовершеннолетний супруг к моменту предъявления иска о признании брака недействительным

достиг совершеннолетия, право на предъявление иска принадлежит только ему (п. 1 ст. 28 СК). Из

этого правила следует предусмотреть одно исключение. В случае недееспособности супруга после

достижения им совершеннолетия право на предъявление иска должно быть предоставлено его опекуну

или прокурору.

К рассмотрению дел о расторжении брака с лицом, не достигшим брачного возраста, во всех случаях

привлекаются орган опеки и попечительства и прокурор. Наличие другого нерасторгнутого брака предполагает, как уже отмечалось ранее, существование

только зарегистрированного брака. Нерасторгнутым считается и брак, в отношении которого вынесено

решение суда о расторжении брака, но развод не был зарегистрирован в органах загса, если

расторжение брака в суде было произведено до 1 мая 1996 г.

Правом на предъявление иска о признании недействительным такого брака наделены супруг, не

знавший о наличии предыдущего нерасторгнутого брака, супруг по предыдущему нерасторгнутому

браку, прокурор, орган опеки и попечительства, а также иные лица, права которых были нарушены

заключением брака.

Другими лицами, чьи интересы были нарушены заключением брака, могут быть дети или внуки от

предыдущего брака, поскольку таким образом нарушаются их наследственные права. Орган опеки и

попечительства имеет право на предъявление иска, только если лица, в интересах которых он

предъявляет иск (потерпевший супруг, наследник), недееспособны. Это прямо не предусмотрено в

тексте ч. 3 п. 1 ст. 28 СК, но такое заключение можно сделать исходя из компетенции органов опеки и

попечительства: они не защищают интересы полностью дееспособных лиц в суде.

Близкое родство супругов на практике встречается редко и, как правило, в тех случаях, когда сами

супруги по тем или иным причинам не знали о наличии этого препятствия. Право на предъявление

иска в этом случае имеют супруг, не знавший о наличии близкого родства, прокурор, орган опеки и

попечительства, если один из супругов недееспособен, а также третьи лица, права которых были

нарушены заключением брака. Признание недействительным брака между усыновленным и

усыновителем может быть произведено по инициативе тех же лиц, что и при наличии близкого

родства.

Недееспособность одного из супругов также является основанием к признанию брака

недействительным. Недееспособность должна быть установлена решением суда. Правом требовать

признания такого брака недействительным обладают опекун недееспособного супруга, орган опеки и

попечительства, прокурор и третьи лица, чьи права были нарушены заключением брака, а также сам

недееспособный супруг после выздоровления и признания его дееспособным.

Несмотря на отсутствие прямого указания в законе, следует считать, что признание брака

недействительным в случае заключения его с недееспособным лицом является правом, а не

обязанностью суда. При решении этого вопроса суд должен руководствоваться интересами

недееспособного. Недееспособность в принципе не препятствует состоянию в браке, поэтому, если интересы недееспособного требуют сохранения брака, в признании

брака недействительным должно быть отказано.

Брак, заключенный с лицом, скрывшим наличие у него ВИЧ-инфекции или венерического заболевания,

может быть признан недействительным только по инициативе супруга, от которого эти заболевания

были скрыты.

Наиболее часто встречающимся основанием признания брака недействительным является заключение

фиктивного брака. Фиктивным называется брак, заключенный без намерения создать семью. Правовая

природа его та же, что и у мнимой сделки. И в том, и в другом случае юридические действия

совершаются без намерения породить предусмотренные для них законом правовые последствия.

Действующее законодательство (п. 1 ст. 27 СК) позволяет рассматривать в качестве фиктивного и брак,

в котором оба супруга не имели намерения создать семью, и брак, в котором такое намерение

отсутствовало только у одного из супругов.

При заключении фиктивного брака супруги (или один из них) всегда преследуют определенные цели:

уклонение от уплаты налога на наследство, получение права на жилое помещение, получение россий-

ского гражданства и т.д. Основным признаком фиктивности брака являются не мотивы его заключения,

а отсутствие намерения создать семью. Поэтому, если лица вступили в брак, преследуя имущественные

или иные выгоды, и создали при этом семью, такой брак не может рассматриваться в качестве

фиктивного. В данном случае речь может идти лишь о браке, заключенном по корыстным мотивам.

Мотивы заключения брака не имеют правового значения, поэтому такой брак считается

действительным.

Рассмотрение дел о признании недействительным фиктивного брака всегда представляет значительную

сложность. Прежде всего чрезвычайно трудно доказать отсутствие намерения создать семью. Супруги

по российскому законодательству не обязаны проживать совместно, поэтому их раздельное место

жительства само по себе не является основанием для отнесения их брака к категории фиктивного.

Особенно затруднителен процесс доказывания в случаях, когда намерения создать семью не было

только у одного из супругов. В этих случаях, как правило, на короткое время создается видимость

семьи, поскольку недобросовестный супруг стремится ввести в заблуждение другого супруга

относительно своих подлинных намерений. То, что он в действительности не желал создания семьи,

становится явным обычно только после того, как он получил желаемое благо (право на площадь, гражданство и т.д.). После этого недобросовестный супруг оставляет

обманутого супруга, который начинает сознавать истинное положение вещей и предъявляет иск о

признании брака недействительным. Однако он должен убедить суд в том, что в данном случае имел

место заведомый обман, а не произошла обычная ссора, приведшая к разводу.

Положение осложняется еще и тем, что в п. 3 ст. 29 СК содержится указание на то, что, если стороны,

заключившие фиктивный брак, впоследствии создали семью, такой брак не может быть признан недействительным. Это правило, безусловно, применимо в ситуациях, где намерение создать семью

первоначально отсутствовало у обоих супругов, а затем они создали семью. Если же без намерения

создать семью заключил брак только один из супругов, данная норма должна применяться только в случае, если его намерения изменились и семья была создана потому, что его отношение к другому

супругу изменилось. На те случаи, когда семья создается только для вида с целью ввести в

заблуждение обманутого супруга, рассматриваемое правило не должно распространяться.

В целях защиты интересов добросовестного супруга при разработке проекта Семейного кодекса

предлагалось даже ввести норму о том, что кратковременное создание видимости семьи не должно

препятствовать признанию брака недействительным. В окончательный вариант Кодекса это положение

не вошло.

Иск о признании недействительным фиктивного брака может предъявить прокурор и супруг, не

знавший о фиктивности брака. Легко можно заметить, что независимо от оснований признания брака

недействительным лицо, виновное в заключении недействительного брака, не имеет права на

предъявление иска о признании его недействительным. Это связано с тем, что предоставление ему

такого права противоречит принципу справедливости и моральным нормам. Никто не вправе сначала

заключить недействительный брак, заведомо зная о препятствиях к нему, а затем, когда это стало ему

выгодным, потребовать признания его недействительным.

В некоторых случаях к моменту рассмотрения в суде дела о признании брака недействительным

обстоятельства, влекущие недействительность брака, могут перестать существовать. Недееспособный

супруг может быть признан дееспособным, супруг по предыдущему нерасторгнутому браку —

умереть, брак может быть признан недействительным или расторгнут, предположение о близком

родстве может быть опровергнуто, несовершеннолетний супруг — достигнуть совершеннолетия,

фиктивный брак может превратиться в подлинный.

В этих случаях суд в соответствии с п. 1 ст. 29 СК вправе вынести решение о признании брака

действительным. При этом речь идет именно о признании брака действительным, а не об отказе в

признании брака недействительным.

Условно в принятии такого решения можно выделить две стадии. Суд сначала констатирует наличие

правопрепятствующих юридических фактов, например наличие другого нерасторгнутого брака, служа-

щих основанием для признания брака недействительным, и делает вывод о недействительности брака.

Затем суд выявляет наличие пра-вовосстанавливающих юридических фактов, например смерти супруга

по предыдущему браку после заключения второго брака.

Правовосстанавливающие факты дают суду возможность признать юридическую силу за браком, но

только с момента, когда обстоятельства, препятствовавшие его заключению, перестали существовать.

Такое решение суда называется оздоровлением или санацией брака. Оздоровление брака — право, а не

обязанность суда. Даже при отпадении обстоятельств, препятствовавших заключению брака, у суда

сохраняется возможность признать брак недействительным, если этого требуют интересы

добросовестного супруга.

На пеки о признании брака недействительным не распространяется исковая давность. Они могут быть

предъявлены в любое время в течение существования брака. Предъявление исков после расторжения

брака, как правило, недопустимо. Исключением является предусмотренная п. 4 ст. 29 СК возможность

признания недействительным даже после его расторжения, брака, заключенного между близкими

родственниками или при наличии предыдущего нерасторгнутого брака.

В некоторых случаях потребность в признании брака недействительным может возникнуть после

смерти обоих супругов или одного из них. В предъявлении такого иска могут быть заинтересованы

третьи лица — наследники, супруг по предыдущему нерасторгнутому браку или государственный

орган, например при фиктивном браке. Прямого ответа на вопрос о том, возможно ли предъявление

такого иска, семейное законодательство не дает. Однако представляется, что признание брака

недействительным после смерти одного из супругов возможно.