Экономика интересует?

Скатерти на любой вкус! Разные размеры. Доставка на следующий день
aryahome.ru
Скатерти на любой вкус! Разные размеры. Доставка на следующий день
aryahome.ru
ahmerov.com
загрузка...

§ 2. Расторжение брака в судебном порядке

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Расторжение брака в судебном порядке предусмотрено в случае, если супруги имеют общих

несовершеннолетних детей, а также при отсутствии согласия одного из супругов на развод.

Между этими двумя случаями существуют значительные различия. В судебном порядке

рассматриваются также дела о расторжении брака, если один из супругов хотя и заявляет о согласии на

развод, но уклоняется от расторжения брака в органах загса: отказывается подать совместное

заявление, не является для регистрации развода (п. 2 ст. 21 СК), а также в случаях, когда один из

супругов не в состоянии явиться в загс для подачи заявления о расторжеции брака (п. 2 постановления

№ 15 Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. «О применении судами законодательства при

рассмотрении дел о расторжении брака»).

Необходимость наделения другого супруга правом в этой ситуации обратиться в суд связана с тем, что

в противном случае он не сможет получить развод, так как принудить другого супруга явиться в загс

невозможно. Таким образом, можно было бы затягивать бракоразводный процесс до бесконечности.

Данные дела следует относить к разновидности расторжения брака по взаимному согласию супругов,

если

только супруг, уклоняющийся от расторжения брака в органах загса, не заявит о своем несогласии на

развод в суде.

При расторжении брака по взаимному согласию супругов, имеющих общих несовершеннолетних

детей, роль суда в принципе такая же, как роль органов загса. Суд не вправе выяснять причины

развода, принимать меры к примирению супругов или каким-либо иным образом вторгаться в их

личную жизнь. В ст. 23 СК прямо указано, что суд расторгает брак без выяснения мотивов развода. Суд

не обладает правом отказать в расторжении брака, если оба супруга заявляют об этом требование. Брак

расторгается в этом случае в суде только потому, что того требуют интересы несовершеннолетних

детей.

Однако речь идет не о том, что» исходя из интересов детей, суд должен стремиться сохранить семью

любой ценой. Дело о расторжении брака при взаимном согласии супругов бесспорно. Задача суда в

подобных случаях иная: супруги вправе представить на рассмотрение суда свое соглашение о том, с

кем из них будут проживать несовершеннолетние дети и в каком порядке и размере им будут

уплачивать алименты. Суд обязан проверить, отвечает ли соглашение интересам детей. Если нет

оснований полагать, что такое соглашение нарушает интересы несовершеннолетних, суд утверждает

соглашение своим решением. Если соглашение не достигнуто или представленное соглашение

противоречит интересам детей, суд обязан по своей инициативе разрешить указанные вопросы в

судебном заседании и вынести по ним решение.

Соединение рассмотрения этих требований с бракоразводным процессом в данном случае

целесообразно потому, что при разделении их и передаче расторжения брака в органы загса

практически невозможно будет проконтролировать принимаемые супругами решения в отношении

несовершеннолетних детей. Утверждение соглашений, касающихся несовершеннолетних детей, не

входит в компетенцию органов загса. Передача этих вопросов в ведение органов опеки и

попечительства или рассмотрение их в суде независимо от расторжения брака в загсе затруднительны,

потому что таким образом соглашения о детях могут вообще уйти из-под контроля.

Расторжение брака в судебном порядке при отсутствии согласия одного из супругов на развод обладает

существенной спецификой. В данном случае основанием для расторжения брака является непопра-

вимый распад семьи. В п. 1 ст. 22 СК указано, что брак расторгается, если суд установит, что

дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи невозможны. Для установление этих

обстоятельств суд должен выявить причины развода.

Вызывает сомнения сама возможность констатации непоправимого распада семьи судом. Суд при

оценке причин развода может руководствоваться только объективными критериями, но применять эти

критерии придется не к обычным, средним лицам, а к конкретной супружеской паре. Задача же

определения того, как то или иное обстоятельство повлияло именно на данное лицо, может ли оно

после этого продолжать семейную жизнь, невыполнима. Для одной супружеской пары супружеская

неверность, оскорбление или даже побои со стороны одного из супругов могут быть обыденным

явлением, а для другой иметь непоправимые последствия.

Поэтому, если у суда возникают сомнения относительно того, действительно ли дальнейшая

супружеская жизнь супругов невозможна, он может отложить рассмотрение дела и дать супругам срок

для примирения в пределах трех месяцев. Если по истечении срока для примирения один из супругов

по-прежнему настаивает на своем желании развестись, суд обязан вынести решение о разводе. В ч. 2 п.

2 ст. 22 СК прямо говорится, что брак расторгается судом, если меры по примирению супругов

оказались безрезультатными и один из супругов настаивает на разводе. Такое указание содержится и в

п. 10 постановления № 15 Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. «О применении судами

законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». При этом, даже если судьи продолжают

сомневаться относительно того, возможно ли сохранение данной семьи, суд не вправе отказать в

расторжении брака против воли одного из супругов.

В подавляющем большинстве случаев супруги не имеют серьезных возражений против сообщения

причин развода суду. Однако возможны ситуации, когда супруги не желают раскрывать причины

развода и рассматривают требование суда об этом как вторжение в свою частную жизнь. При таких

обстоятельствах Семейный кодекс в принципе не предусматривает обязанности супругов сообщить

суду причины развода.

Однако Пленум Верховного Суда РФ исходит из существования такой обязанности. В п. 7

вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ содержится указание на то, что при

отсутствии согласия одного из супругов на развод супруги должны указывать в заявлении о

расторжении брака мотивы развода. Отказ от сообщения мотивов развода может, тем самым, привести

к оставлению искового заявления без движения, в результате несоблюдения требований к содержанию

искового заявления, предусмотренных ст. 126 ГПК.

Таким образом, супругам, не исполняющим данное требование, грозит применение процессуальной

санкции. Материально-правовых последствий несообщение мотивов развода иметь не может, так как Семейный кодекс не предоставляет

суду права отказать в расторжении брака на этом основании. Суд в этом случае может только

назначить супругам максимальный срок для примирения, однако, если по его истечении один из

супругов не изменит своего намерения развестись, брак должен быть расторгнут. Принуждение

супругов к оглашению мотивов развода в том случае, когда они этого не желают, означает болезненное

вторжение в их личную жизнь, которое ни к чему, кроме причинения супругам дополнительных

моральных страданий, привести не может. Ведь суд, даже если он не считает приведенные мотивы

убедительными, не вправе отказать в расторжения брака после истечения примирительного срока.

С точки зрения теории, расторжение брака при отсутствии согласия одного из супругов может

рассматриваться как односторонний отказ от договора. В принципе односторонний отказ от договора

недопустим. Но там, где правоотношения, возникшие из договора, тесно связаны с личными

взаимоотношениями сторон, такой отказ возможен под контролем суда.

Специфический характер брачного отношения заставляет признать его допустимым и при расторжении

брака. Если у одного из супругов сложилось твердое намерение не продолжать супружеские

отношения, принудить его к этому невозможно, как бы ни хотел этого другой супруг. Поэтому суд не

должен и не вправе отказать в разводе, если меры по примирению супругов положительного результата

не дали и истец по истечении срока для примирения не отказался от желания развестись.

При расторжении брака в суде моментом прекращения брака является момент вступления решения

суда в законную силу (ст. 25 СК). Регистрация развода в органах загса и получение свидетельства о

разводе по новому законодательству не входят в состав юридических фактов, необходимых для

прекращения брака. После вступления решения в законную силу суд в течение трех дней направляет

выписку , из решения в органы загса для регистрации развода в книге записи актов гражданского

состояния.

Для бывших супругов регистрация расторжения брака и получение свидетельства о разводе по-

прежнему имеют правовое значение, поскольку без этого документа они не вправе вступить в новый

брак. Ранее, согласно КоБС 1969 г., прекращение брака при разводе в судебном порядке происходило

только после регистрации развода в органах загса. Это порождало правовую неопределенность, так как

срок, в течение которого супруги, получившие решение суда о разводе, могли зарегистрировать развод в органах загса, был неограничен. В течение этого периода один из супругов в

любой момент мог получить свидетельство о разводе и прекратить брак, при этом другой супруг даже

не уведомлялся об этом. Брак формально существовал, но в весьма нестабильной и неопределенной

форме.

Таким образом, легко видеть, что состав юридических фактов, вызывающих прекращение брачного

правоотношения путем развода, неодинаков.

Если брак расторгается в загсе, ситуация похожа на складывающуюся в процессе заключения брака. В

этом случае для прекращения брака необходимы соглашение супругов о разводе и акт регистрации

развода в органах загса. При этом определяющее значение имеет соглашение о разводе супругов, не имеющих несовершеннолетних детей.

Е.М. Ворожейкин совершенно справедливо подчеркивал роль волевых актов супругов в расторжении

брака. Он отрицал возможность «связывать прекращение брачного правоотношения только с регистрацией расторжения брака», поскольку «сама по себе регистрация расторжения брака не может

иметь юридического значения, если она не имеет в своей основе волевого соглашения супруга»1.

Однако и соглашение супругов о прекращении брака без регистрации развода не прекращает брак. Сам

акт регистрации традиционно рассматривается как акт административного органа, завершающий со-

став юридических фактов, прекращающих брачное правоотношение. На наш взгляд, его, как и акт

регистрации брака, следует считать не элементом сложного состава юридических фактов, а элементом

состава юридического факта — актом регистрации соглашения о прекращении брака. Поскольку для

соглашений такого рода законом установлена необходимость регистрации, то соглашение супругов о

разводе вступает в силу только с момента его регистрации в органах загса.

Если брак расторгается в суде, картина получается несколько иная. При разводе по взаимному

согласию супругов для расторжения брака необходимы соглашение супругов о разводе и решение суда

о расторжении брака. При отсутствии согласия одного из супругов на развод состав юридических

фактов оказывается более сложным. В него входят: волеизъявление одного из супругов, направленное

на прекращение брака, непоправимый распад семьи и решение суда о разводе. Однако, поскольку суд

не вправе отказать в расторжении брака, даже если у суда не сложилась достаточная убежденность в

том, что дальнейшая совместная жизнь супругов невозможна, допустима ситуация, когда основаниями для прекращения брака будут волеизъявление одного из супругов, направленное на

расторжение брака, подтвержденное после истечения срока для примирения, и решение суда о разводе.

Право требовать развод по российскому законодательству в принципе ничем не ограничено. Однако

существует одно исключение. Согласно ст. 17 СК, муж не вправе возбудить дело о расторжении брака

во время беременности жены и в течение одного года с момента рождения ею ребенка. Данное правило

призвано защитить женщину в период, когда она наиболее уязвима.

Запрещение мужу требовать развода в одностороннем порядке неоднократно критиковалось. Наиболее

веским аргументом против такого решения проблемы является то, что муж все равно может оставить

жену и заставить его насильно продолжать супружеские отношения никто не может. Кроме того,

невозможность предъявить иск о разводе рассматривалась как серьезное ограничение прав мужа и

нарушение принципа равноправия супругов. Особенно острой становится ситуаций, если муж не

является отцом ребенка, рожденного его женой, поскольку законодатель не предусматривает для этого

случая никаких исключений.

Нельзя не признать, что все эти соображения обоснованны. Тем не менее, и в защиту существующего

ныне положения были высказаны весьма серьезные доводы. Бракоразводный процесс может серьезно

травмировать беременную женщину или кормящую мать. Хотя сохранение семьи с помощью данной

меры невозможно, можно по крайней мере оградить женщину от волнений, связанных с разводом.

Ничто не мешает супругам развестись в этот период, если жена выразит согласие на развод. Если же

она этого не делает, у нее, безусловно, есть для того основания. Это могут быть надежда на

примирение, желание, чтобы ребенок был рожден до расторжения брака (хотя это не имеет значения

для установления отцовства), или просто нежелание участвовать в процессе во время беременности и

сразу после рождения ребенка. Законодатель признает эти основания достаточными для того, чтобы

развод был отложен до достижения ребенком одного года.