§ 3. Раздел общего имущества супругов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Супруги имеют право разделить совместное имущество в любой момент в период существования

брака, а также после его расторжения. Требование о разделе совместного имущества может быть также

заявлено кредиторами одного из супругов, желающими обратить взыскание на его долю в общем

имуществе.

При отсутствии спора между супругами раздел имущества может быть произведен добровольно. В

этом случае супруги заключают соглашение о разделе. Придание такому соглашению определенной

формы не является условием его действительности. Супруги могут нотариально удостоверить такое

соглашение по собственному желанию, поскольку нотариальная форма создает большую правовую

определенность, особенно во взаимоотношениях с третьими лицами. При наличии соглашения

имущество делится в соответствии с этим соглашением. Супруги могут поделить имущество не в

равных долях, а в |иной пропорции. Однако отступление от равенства долей не должно • нарушать

интересы третьих лиц. В частности, если раздел произведен |в целях избежания обращения взыскания

на имущество одного из 'супругов его кредиторами, последние вправе оспорить такое соглашение о

разделе.

При недостижении соглашения совместное имущество супругов делится в судебном порядке. После

расторжения брака бывшие супруги вправе заявить требование о разделе имущества только в пределах

трехгодичного срока исковой давности.

Относительно момента, с которого начинает течь этот срок, существовали различные точки зрения.

Одни авторы считали, что исковая давность начинает течь с момента расторжения брака, другие — с момента, когда супруг,

предъявляющий иск, узнал или должен был уз-нагь о нарушении своего права. Можно предположить и

то, что срок начинает течь с момента фактического прекращения супружеских отношений до

расторжения брака, поскольку с этого момента суд вправе считать имущество супругов раздельным.

Каждая из двух первых теорий, приведенных выше, имеет свои преимущества. Исчисление исковой

давности с момента расторжения брака создает большую правовую определенность, что соответствует

самой цели этого правового института. Супруг, требующий раздела, знает, что непредъявление иска в

течение трех лет после развода лишает его права на удовлетворение иска о разделе имущества, если

другой супруг сошлется на истечение давности. Это стимулирует его к предъявлению иска в течение

трехлетнего срока.

С другой стороны, второй супруг, а также все лица, интересы которых могут быть затронуты разделом

(кредиторы, наследники, титульные владельцы), знают, что после истечения трехлетнего срока раздел

имущества больше им не угрожает. С этой точки зрения такое решение вопроса о начале течения срока

исковой давности представляется предпочтительным.

Однако оно не находит подтверждения в действующем законодательстве. Статья 38 СК (п. 2) ничего не

говорит о начале течения давности. Статья 9 СК, регулирующая общие принципы применения исковой

давности к семейным отношениям, отсылает к нормам гражданского законодательства. Пунктом 1 ст.

200 ГК определено, что течение исковой- давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно

было узнать о нарушении своего права.

Из этого правила возможно установление изъятий, но, как уже отмечалось, в отношении раздела

супружеского имущества они не установлены ни гражданским, ни семейным законодательством. Сле-

довательно, анализ законодательства оставляет только одну возможность — считать, что течение срока

исковой давности по искам о разделе имущества супругов начинается в момент, указанный в п. 1 ст.

200 ГК. Такого же мнения придерживается и Пленум Верховного Суда РФ1.

Такое решение проблемы трудно признать оптимальным. Специфика семейных отношений часто

приводит к тому, что по той или иной причине один из бывших супругов не только не предъявляет

иска, но

и в течение длительного времени не обращается к другому бывшему супругу с требованием о разделе

имущества. В течение всего этого периода он не знает и не может знать о нарушении- своего права, по-

скольку для этого необходимо, по крайней мере, потребовать те или иные вещи и получить отказ.

Сторонники того мнения, что течение исковой давности начинается в момент развода, считали, что сам

факт прекращения совместной жизни супругов обычно приводит к тому, что один из них не может

осуществлять свое право по владению и пользованию имуществом, и поэтому с этого момента можно

полагать, что его право собственности нарушено.

Однако это не совсем так. Собственник имеет право не осуществлять свое право собственности. До тех

пор, пока он не узнал, что другой супруг препятствует осуществлению им права собственности, нельзя

считать, что его право собственности нарушено. В результате создается правовая неопределенность,

которая может продолжаться сколь угодно долго. Один из бывших супругов может обратиться к

другому с требованием по поводу имущества, например через 10 лет. После получения отказа он

узнает, что его права нарушены, и имеет еще три года для предъявления иска. В течение всех этих 13

лет второй супруг будет жить под угрозой раздела.

При разделе имущества определяются доли, причитающиеся каждому из супругов. В соответствии со

ст. 39 СК доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними.

Как уже отмечалось ранее, на равенство долей не влияет размер вложений каждого из супругов в

приобретение общего имущества. Однако при определенных обстоятельствах суд вправе отступить от

принципа равенства долей.

Прежде всего исключение может быть сделано, если того требуют интересы несовершеннолетних

детей. Чаще всего такая необходимость возникает при разделе дома или квартиры. Действующее законодательство о приватизации позволяет в определенной степени учесть интересы несовершеннолетних

детей1.

Но ранее существовавшее законодательство о приватизации и законодательство о праве собственности

делали возможным возникновение ситуации, когда интересы несовершеннолетних оказывались существенно нарушенными. Положение о том, что дети не имеют права на имущество родителей,

приводило к тому, что при разделе дома, принадлежащего супругам на праве собственности, или

квартиры, приватизированной до внесения изменений в законодательство о приватизации только на

имя супругов, несмотря на то, что в этих помещениях проживали несовершеннолетние дети, они не

получали доли в праве собственности. Следовательно, если в таком доме живет супруг, с которым

остаются трое несовершеннолетних детей, а второй супруг требует раздела, при сохранении равенства

долей супругов дом будет разделен поровну и интересы детей окажутся под угрозой.

В интересах детей суд может отступить от принципа равенства и при разделе мебели и иных предметов

домашнего обихода. Имущество, предназначенное исключительно для детей (детская одежда, школь-

ные и спортивные принадлежности, книги и иные детские вещи), вообще исключаются из состава

имущества, подлежащего разделу, и передаются супругу, с которым остаются проживать

несовершеннолетние дети без какой-либо компенсации (п. 5 ст. 38 СК).

То же самое касается вкладов, внесенных супругами на имя их общих несовершеннолетних детей за

счет общего имущества. Правовой статус этого имущества четко не определен. С одной стороны,

действует правило о том, что дети не имеют прав на имущество родителей. С этой точки зрения

приобретение вещей для детей или внесение вкладов на их имя само по себе не является основанием

для перехода права собственности. В отношении средств, внесенных на имя детей, в Семейном кодексе

сказано, что они «считаются принадлежащими этим детям» (ч. 2 п. 5 ст. 38 СК), что указывает на

переход права собственности.

В качестве основания для такого перехода можно рассматривать то, что родители обязаны содержать

своих несовершеннолетних детей, и средства, предоставляемые детям в порядке содержания,

становятся их собственностью. Приобретение имущества для детей и внесение вкладов на их имя

можно расценивать как исполнение родителями своей обязанности по содержанию. В некоторых

случаях основанием для перехода имущества к детям может быть и договор дарения: указанные вещи

или деньги могут быть подарены родителями своим детям.

Отступление от равенства долей возможно и в случаях, если этого требуют заслуживающие внимания

интересы одного из супругов. Перечень таких случаев не является по новому законодательству ис-

черпывающим. Прежде всего это может быть сделано, если один из супругов в течение значительного

времени не получал доходов без уважительных причин. К применению этого правила следует подходить весьма осторожно. С одной стороны, свободное

распоряжение своей способностью к труду является конституционным правом каждого гражданина.

Никто не может быть принужден к труду или нести наказание за отказ трудиться. В то же самое время

было бы чрезвычайно несправедливым не учитывать неполучение дохода без уважительных причин

при определении долей супругов в их общем имуществе. При этом имеет значение и отношение самих

супругов к этому факту. Например, если муж сам настаивал на том, чтобы его жена оставила работу, он

не должен иметь права впоследствии ссылаться на это обстоятельство при разделе имущества, даже

если они не заключили брачного договора и не оговорили в нем это обстоятельство.

Безусловно, не является основанием для уменьшения доли неполучение дохода по причине

невозможности найти работу, из-за болезни, учебы, ухода за детьми. Несмотря на некоторую

нечеткость формулировки п. 18 указанного постановления № 15 от 5 ноября 1998 г., Пленум

Верховного Суда РФ придерживается, по-видимому, по этому вопросу такой же точки зрения.

Доля одного из супругов может быть уменьшена также, если он расходовал общее имущество в ущерб

интересам семьи. Чаще всего такое расходование имущества имеет место, когда один из супругов

злоупотребляет спиртными напитками или наркотиками. Однако применение такой меры возможно и в

иных случаях расточительства: например при расходовании имущества на азартные игры, лотереи.

Расточительство может иметь место не только там, где средства расходуются на недостойные цели.

Возможна ситуация, когда деньги тратятся на хобби, занятие дорогостоящими видами спорта и т.д.

Основным признаком является не то, на что расходуются средства, а тот факт, что такое расходование

наносит ущерб имущественному положению семьи, потому что расходуются средства, которые

должны были бы быть направлены на приобретение предметов первой необходимости. Другими

причинами, в связи с которыми суд вправе отступить от равенства долей, могут быть, например,

тяжелая болезнь или . инвалидность одного из супругов.

Определение долей сначала производится в идеальных долях, т.е. в долях в праве (например, 50%

домовладения), а затем по желанию супругов осуществляется натуральный раздел имущества и

определяется, какие вещи присуждаются кому из супругов.

Решая вопрос о том, какие предметы передаются каждому супругу, суд прежде всего исходит из

пожеланий самих супругов. Если они не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом. При этом суд старается определить, кто из

супругов в большей мере нуждается в тех или иных вещах в связи с профессиональной деятельностью,

состоянием здоровья, уходом за детьми. Например, дом или квартира, как правило, присуждаются тому

из супругов, с которым остаются несовершеннолетние дети. Супруг-инвалид, безусловно, будет иметь

преимущественное право на получение машины. Предметы профессиональной деятельности всегда

передаются тому из супругов, который нуждается в них в силу профессии. В тех случаях, когда

распределить имущество в соответствии с причитающимися супругам долями невозможно, суд может

передать одному из них имущество, по стоимости превышающее его долю. В этой ситуации другой

супруг имеет право на получение от своего супруга денежной или имущественной компенсации.

При разделе некоторых категорий вещей возникают проблемы, связанные с тем, что не все виды

имущества могут быть разделены в натуре. Например, жилой дом признается делимым в натуре

объектом только в случае, если имеет два самостоятельных входа или может быть переоборудован

таким образом. Квартира может быть разделена в натуре, если возможно выделение каждому из

сособственников не только отдельных жилых, но и отдельных подсобных помещений (кухни, ванной,

санузла)1, что на практике почти невозможно. В то же время именно эти объекты чаще всего

составляют наиболее ценное имущество, принадлежащее супругам, и являются, безусловно, для них

необходимыми.

Если их натуральный раздел невозможен, производится раздел в идеальных долях и каждый из

супругов имеет право на владение, пользование и распоряжение домом или квартирой в соответствии с

присужденной ему долей.

Супругам могут принадлежать также доли в уставном капитале хозяйственных товариществ и обществ.

Раздел такой доли в натуре не всегда возможен, поскольку это связано с принятием второго супруга в

число участников товарищества или общества, что может противоречить законодательству о

хозяйственных товариществах или обществах или их учредительным документам.

В этих случаях возможно решение вопроса двумя способами: выплата супругу, не являющемуся

участником товарищества или общества, денежной компенсации или выход супруга-участника из

состава

Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» // ВВС РФ. 1993 №11 С 2.

участников и передача права участия третьему лицу в соответствии с учредительными

документами данного юридического лица и раздел полученных за его долю денежных средств

между супругами.

Помимо вещей разделу подлежат также права требования, принадлежащие супругам, и их общие

долги. Права требования могут быть воплощены в принадлежащих супругам ценных бумагах

(акциях, облигациях, векселях). Права требования входят в состав актива имущества и

распределяются в соответствии с теми же правилами, что и остальное имущество. Долги

составляют пассив общего имущества супругов и распределяются пропорционально

причитающимся супругам долям.

Если совместная собственность делится без расторжения брака, имущество супругов, которое не

было разделено так же, как и имущество, нажитое супругами после раздела, составляет

совместную собственность супругов. В этом одно из основных отличий соглашения о разделе

имущества от брачного договора. Соглашение о разделе распределяет уже существующее

имущество, в то" время как брачный договор определяет судьбу будущего имущества.