§ 1. Понятие усыновления

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Усыновление представляет собой правовой институт, призванный создать между усыновителем и

усыновленным отношения, наиболее близкие к тем, которые возникают между родителями и родными

детьми.

Усыновление существует с глубокой древности, однако содержание его с течением времени

изменялось. Постепенно происходит все большее сближение семьи, основанной на родстве, 'и семьи,

основанной на усыновлении. Ранее это сближение в основном происходило за счет приближения

правового регулирования отношений между усыновленными и усыновителями к правовому

регулированию отношений между родителями и детьми, а само усыновление конструировалось по модели кровно-родственной семьи.

В настоящее время правовые основания отношений между родителями и детьми все более

приближаются к правовым основаниям усыновления. Если ранее кровно-родственная семья всегда

основывалась па биологическом происхождении, то в настоящее время, как уже отмечалось ранее, ь

случаях, установленных законом, родителями ребенка считаются лица, не имеющие с ним

генетической связи. Например, при применении технолопш искусственного оплодотворения, суррогатного материнства, при признании отцовства лицом, знающим, что в действительности он не

является отцом ребенка. Таким образом, социальное отцовство и материнство получает такое же право

на существование, как биологическое.

С точки зрения социологии усыновление — одна из разновидностей социального отцовства или

материнства. Однако если права и обязанности усыновителей практически идентичны родительским,

то -фактические отношения, возникающие в процессе усыновления, не всегда напоминают

родительские. В тех случаях, когда ребенок считает усыновителей своими родителями, их отношения

не отличаются от родственных. Если же ребенок знает о том, что усыновители не его родители,

фактические отношения между ними могут быть несколько иными.

Безусловно, знание об отсутствии биологической связи приобретает в настоящее время все меньшее

значение. Если усыновители воспитывали ребенка в течение всей его жизни, само по себе обнаружение

факта отсутствия кровного родства, как правило, ничего не меняет в отношениях между ними и

ребенком. Однако если ребенок усыновлен уже в подростковом возрасте, естественно, он не может

считать таких усыновителей своими родителями. Поэтому законодательство должно, с одной стороны,

путем сохранения тайны усыновления обеспечить там, где это возможно, создание видимости кровно-

родственной семьи. С другой стороны, там, где отсутствие родственной связи очевидно,

законодательство не должно искусственно моделировать отношения усыновления по образу и подобию

кровной семьи.

В связи со сказанным не все изменения, внесенные Семейным кодексом в институт усыновления, по

нашему мнению, одинаково удачны. Заслуживает поддержки сохранение правовых гарантий, обеспечивающих тайну усыновления. Сложности с тайной усыновления возникли потому, что в

соответствии со ст. 7 Конвенции о правах ребенка ребенок имеет право, «насколько это возможно,

знать своих родителей». При этом «насколько возможно» истолковывается как объективная

возможность установить сведения о родителях. При усыновлении родители ребенка в большинстве

случаев известны. Таким образом, сохранение в российском законодательстве тайны усыновления в

принципе противоречит Конвенции.

Однако в пользу ее сохранения по-прежнему выдвигаются серьезные доводы. Сохранение тайны

усыновления в подавляющем большинстве случаев отвечает интересам и усыновителей, и ребенка.

Усыновляя ребенка, усыновители нередко заинтересованы в том, чтобы у ребенка и у всех

окружающих не возникало сомнений в том, что они его родители. Раскрытие этих сведений помимо их воли может причинить непоправимый вред их

отношениям с ребенком и нанести им и ребенку тяжелую травму.

Менее удачным представляется введение в семейное законодательство ряда положений, призванных

сделать семью, основанную на усыновлении, максимально похожей на семью, основанную на родстве.

В Семейном кодексе предусматривается, например, что между усыновителем и усыновленным должна

быть разница в возрасте не менее 16 лет (ст. 128). Такая разница в возрасте обычно существует при

биологическом происхождении ребенка от родителей, но при усыновлении, если ребенок и иные лица

осведомлены о том, что усыновители не являются его родителями, ее существование не имеет смысла

и лишь приводит к неоправданному сужению круга лиц, которые могут быть усыновителями.

Основанием возникновения усыновления является юридический акт компетентного государственного

органа, по новому законодательству — решение суда. Волеизъявление усыновителя обычно рассмат-

ривается как одно из условий усыновления. Представляется, что таким образом принижается правовое

значение волеизъявления усыновителя.

Решение об усыновлении принимается судом, и правовые последствия усыновления возникают лишь с

момента вступления этого решения в законную силу. Однако и без волеизъявления усыновителя усыновление не может возникнуть.

Усыновление нельзя рассматривать в качестве соглашения между усыновителем и ребенком, Поэтому,

на наш взгляд, основанием возникновения усыновления следует считать сложный состав юридических

фактов: волеизъявление усыновителя и решение суда об усыновлении. Согласие на усыновление иных

лиц — ребенка и его родителей — не входит в состав юридических фактов, влекущих возникновение

усыновления. В ряде случаев усыновление возможно и без такого согласия.

Усыновление имеет одновременно правоустанавливающее и пра-вопрекращающее значение. С

вступлением решения суда об усыновлении в законную силу между усыновителем и усыновленным

возникают правоотношения, аналогичные родительским. В этом состоит его правоустанавливающее

значение. Одновременно усыновление влечет прекращение всех правоотношений между

усыновляемым и его родителями и родственниками. Усыновленные дети и их родители и родст-

венники взаимно освобождаются от всех имущественных и личных неимущественных прав и

обязанностей.

Из этого правила могут быть предусмотрены исключения. Если ребенок усыновляется только одним

лицом, возможно сохранение правовой связи между ним и родителем противоположного усыновителю

пола. Так, возможно сохранение правовых отношений с матерью, если усыновитель мужчина, или с

отцом, если усыновитель женщина. 11ап-более распространенный случай — усыновление ребенка

новым супругом его отца или матери.

Для сохранения правовой связи необходимо согласие того из родителей ребенка, который желает ее

сохранения. Относительно того, должен ли усыновитель также выразить согласие на сохранение от-

ношении ребенка с одним из родителей, указания в законе нет. Представляется, что сохранение

правовой связи между ребенком и его родителем может быть условием согласия этого родителя на

усыновление ребенка. В этом случае усыновитель возражать не может. Если же согласие на

усыновление дано без всяких условий, вопрос о сохранении правоотношений с одним из родителей

должен решаться судом исходя из интересов ребенка, с учетом мнения усыновителя и самого ребенка.

Если один из родителей ребенка умер, то по просьбе родителей умершего (бабушки и дедушки

ребенка) возможно сохранение правовой связи между ребенком и родственниками умершего родителя.

Решение вопроса отнесено на усмотрение суда и поставлено в зависимость от того, что в наибольшей

степени отвечает интересам ребенка.

Основной принцип, на котором строится весь институт усыновления — наилучшее обеспечение при

усыновлении защиты интересов ребенка. Интересы ребенка должны быть определяющим критерием

при оценке лиц, желающих стать усыновителями, при вынесении решения об усыновлении, при отмене

усыновления и решении всех иных, более частных вопросов. Так, не допускается усыновление

разными лицами братьев и сестер, если до этого они воспитывались вместе, за исключением случаев,

когда это соответствует интересам детей.

Субъектами отношений по усыновлению являются усыновляемые дети и усыновители. В соответствии

с п. 1 ст. 124 СК усыновление допускается только в отношении несовершеннолетних детей. Это свя-

зано с тем, ч го целью усыновления является обеспечение детям семейного воспитания и наделение

усыновленных и усыновителей родительскими правами и обязанностями.

С достижением совершеннолетия дети более не нуждаются в семейном воспитании, а родительские

права и обязанности в отношении совершеннолетних детей прекращаются. Фактическому

усыновлению правового значения не придается, поэтому, если фактическое усыновление не было оформлено до совершеннолетия ребенка, впоследствии возможность такого оформления

утрачивается.

К липам, которые могут быть усыновителями, предъявляются многочисленные требования. Прежде

всего эти лица должны быть совершеннолетними1 и полностью дееспособными.

Как уже отмечалось ранее, определенные требования предъявляются и к возрасту усыновителя. Он

должен быть старше ребенка не менее чем на 16 лет. Тем не менее суду предоставлено право сократить

эту разницу, если того требуют интересы ребенка. Если усыновление производится отчимом или

мачехой ребенка, наличие указанной разницы в возрасте не требуется.

Статья 127 СК содержит целый перечень лиц, которые не могут быть усыновителями. 11режде всего из

числа по генциальных усыновителей исключаются лица, в прошлом допустившие серьезные наруше-

ния своих обязанностей но воспитанию детей; лица, лишенные родительских прав; лица, родительские

права которых были ограничены в судебном порядке; лица, отстраненные от выполнения обязанностей

опекунов или попечителей за ненадлежащее выполнение своих обязанностей; бывшие усыновители, в

отношении которых усыновление было отменено из-за того, что они выполняли своп обязанности

ненадлежащим образом; лица, имеющие судимость за умышленное преступление против жизни или

здоровья граждан.

Невозможно усыновление детей и лицами, которые, хотя и не допустили никаких правонарушений, но

по состоянию здоровья или другим объективным причинам не могут осуществлять родительские

обязанности. Так, не могут быть усыновителями лица, не располагающие доходом, позволяющим

обеспечить ребенку прожиточный минимум, не имеющие постоянного места жительства или

благоустроенного жилого помещения.

Перечень заболеваний, являющихся безусловным препятствием для усыновления, установлен

Правительством Российской Федерации2. Это прежде всего заболевания туберкулезом, онкологические

заболевания, психические заболевания, повлекшие лишение дееспособности, заболевания и травмы,

приведшие к инвалидности I и II группы, и некоторые другие болезни.

Не могут быть усыновителями супруги, один из которых признан судом недееспособным или

ограниченно дееспособным. То, что оба они не могут быть усыновителями, очевидно, потому

усыновителями могут быть только дееспособные лица. Однако ч. 3 п. 1 ст. 127 СК сформулирована

таким образом, что позволяет сделать вывод о том, что и один только дееспособный супруг не может

быть в этом случае усыновителем.

Такой безусловный запрет вызывает сомнения. По нашему мнению, решение этого вопроса лучше

отнести на усмотрение суда. Если недееспособный или ограниченно дееспособный супруг усыновителя

после усыновления также окажется в непосредственном контакте с ребенком, что может крайне

неблагоприятно отразиться на его воспитании, суд должен запретить усыновление. Если же

недееспособный супруг, например, постоянно находится в медицинском учреждении для лиц,

страдающих хроническими заболеваниями, и его общение с ребенком исключено, усыновление следует

разрешить.

Наиболее спорным представляется запрет усыновления детей двумя лицами, не состоящими между

собой в браке. Введение такого ограничения было связано с тем, что воспитание в полной семье в

наибольшей степени отвечает интересам ребенка. Безусловно, в большинстве случаев это так. Но, во-

первых, фактические супруги также составляют полную семью в социологическом смысле и могут

обеспечить ребенку такое же воспитание, как и лица, состоящие в зарегистрированном браке.

Непризнание юридической силы за фактическим браком имеет под собой определенные основания, но

дискриминация лиц при усыновлении по тому признаку, что их брак не зарегистрирован, по нашему

мнению, не оправданна.

Иногда желание усыновить ребенка выражается несколькими его родственниками или иными лицами,

которые не состоят ни в фактическом, ни в зарегистрированном браке. Решать, насколько такое усыновление отвечает интересам ребенка, следовало бы предоставить суду с учетом всех обстоятельств

конкретного дела.

Преимущество при усыновлении отдается гражданам Российской Федерации. В соответствии с п. 4 ст.

124 СК усыновление ребенка иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается

только в случаях, когда невозможно передать детей на воспитание в семьи российских граждан,

постоянно проживающих в России. Исключение делается только для родственников ребенка, которые

имеют преимущества при его усыновлении независимо от того, где они проживают и гражданами

какой страны являются.

В целом это положение соответст вует Конвенции о правах ребенка. В п. «б» ст. 21 Конвенции указано,

что усыновление в другой стране должно рассматриваться в качестве альтернативного и допускаться

только в случае, если ребенку не могут быть обеспечены в его стране подходящий уход и воспитание.

Однако в Конвенции говорится об усыновлении в другую страну, а не об усыновлении иностранными

гражданами. Если иностранные граждане постоянно проживают на территории России, они не должны

подвергаться дискриминации.

И внутреннее, и международное законодательство однозначно предрешило вопрос о том, что

усыновление в другую страну менее отвечает интересам ребенка, чем помещение на воспитание в

любой форме в его собственной стране. Это заключение основано на том, что при переселении в страну

усыновителя ребенок может столкнуться со значительными адаптационными трудностями:

преодолением языкового и культурного барьера.

Тем не менее такой вывод представляется спорным. Во-первых, при усыновлении грудного ребенка

адаптационных проблем не возникает. Во-вторых, насколько усыновление в другую страну

соответствует интересам ребенка, зависит прежде всего от личности усыновителей, тех условий,

которые они могут обеспечить ребенку, и тому подобных обстоятельств.