Ролевая игра № 2

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

(из опыта выборов губернатора Санкт(Петербурга)

Право на информацию, право на частную жизнь и право на защиту —

фундаментальные права человека. Однако «осуществление прав и свобод

человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц»

(ст. 17.3 Конституции РФ). Именно по этой причине и сформировался пра_

вовой институт конфиденциальности информации. Общепризнанные меж_

дународные правовые нормы предусматривают возможность ограничения

права на информацию; содержит эти положения и российское законода_

тельство. Так, Декларация прав и свобод человека и гражданина Россий_

ской Федерации гласит: «Каждый имеет право свободно искать, получать и

свободно распространять информацию. Ограничения этого права могут ус_

танавливаться законом только в целях охраны личной, семейной, профес_

сиональной, коммерческой и государственной тайны, а также нравствен_

ности» (ст. 13.2).

Статья 2 действующего Закона РФ «Об информации, информатизации и

защите информации» содержит определение понятия персональных дан_

ных: «Информация о гражданах (персональные данные) — сведения о фак_

тах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие иденти_

фицировать его личность».

Сведения о личности требуют гуманного обращения, ибо раны душев_

ные больнее и заживают дольше ран телесных. Необъективная, недостовер_

ная информация позволяет манипулировать поведением людей. Однако на

практике защищенность от ран души человека существенно ниже защищен_

ности физической. Да и моральные издержки здесь далеки от желаемого.

Отчетливо продемонстрировала это и только что закончившаяся избира_

тельная кампания по выборам губернатора нашего города. «Беспрецедент_

ные потоки клеветы и грязи вылились на кандидата в губернаторы В. Яков_

лева в последние дни перед выборами», — написала «Российская газета».

Однако наш Горизбирком и «демократическая» городская пресса, приняв_

шая почти безоговорочно сторону одного из кандидатов, безмолвствовали

по этому поводу.

В ходе избирательной кампании проявился и требующий общественно_

го внимания, документированный в Горизбиркоме прецедент, подпадаю_

щий под соответствующие статьи действующего российского законодатель_

ства, носящий, безусловно, криминальный характер, так как нарушались не

только правила ведения предвыборной агитации, но и конституционные

права гражданина. Среди материалов городских газет («Вечерний Петер_

бург») появились публикации о якобы имевшем место партийном взыска_

нии, некогда полученном кандидатом в губернаторы — соперником мэра.

Пытаясь опорочить конкурента, ретивые помощники из команды бывшего

мэра изготовили и стали распространять листовку (без выходных типограф_

ских данных!) с ксерокопией якобы карточки персонального партийного

учета члена КПСС Яковлева В.А. (подлинность вызывает сомнения!) и соот_

ветствующим комментарием. Этим они в немалой степени подвели своего патрона, ибо профессиональный юрист не может не знать о противоправно_

сти такого деяния! Но это уже скорее вопрос Морали с большой буквы!

1. Персональные данные относятся к категории конфиденциальной ин_

формации. Не допускаются сбор, хранение, использование и распростране_

ние информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей лич_

ную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров,

почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согла_

сия, кроме как на основании судебного решения.

2. Персональные данные не могут быть использованы в целях причине_

ния имущественного и морального вреда гражданам, затруднения реализа_

ции прав и свобод граждан Российской Федерации. Ограничение прав граж_

дан Российской Федерации на основе использования информации об их со_

циальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиоз_

ной и партийной принадлежности запрещено и карается в соответствии с

законодательством.

3. Юридические и физические лица, в соответствии со своими полномо_

чиями владеющие информацией о гражданах, получающие и использующие

ее, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской

Федерации за нарушение режима защиты, обработки и порядка использова_

ния этой информации (ст. 11 Закона РФ «Об информации, информатизации

и защите информации»).

В связи с вышеизложенным возникает законный вопрос. В нашей стра_

не имелись персональные данные — учетные партийные дела – на более чем

19 миллионов членов КПСС. Ныне это граждане как России, так и зарубеж_

ных стран (СНГ и ближнего зарубежья). Где находятся эти документы, кто

отвечает за их хранение и использование? А это уже вопрос ответственности

государственной власти перед личностью.

Где гарантия, что завтра в угоду тому или иному честолюбивому чинов_

нику или политику эти материалы не будут использованы для шельмования,

ущемления или ограничения прав конкретного человека?! Хочется надеять_

ся, что первый демократически избранный губернатор нашего города, со_

прикоснувшийся с таким фактом на своем опыте, примет необходимые ме_

ры к недопущению подобного, обеспечению должной сохранности конфи_

денциальных документов из бывших партийных архивов и ответственности

за их использование.

Сегодня вопросы защиты персональных данных весьма актуальны, им

уделяется много внимания в зарубежных странах. Компьютеризация, широ_

кое внедрение новых информационных технологий, создание компьютер_

ных систем персональных данных таят в себе и возможные негативные по_

следствия, широкие возможности для манипулирования личностью. Всту_

пая в Совет Европы, стремясь стать полноправным участником общеевро_

пейского информационного обмена, перед Россией встает вопрос о соответ_

ствии ее информационного законодательства международным стандартам.

В частности, неизбежно возникнет и вопрос о присоединении к Конвенции

о защите личности в связи с автоматической обработкой персональных дан_

ных, участниками которой является уже 21 государство. Остается пожелать

законодателям скорейшей доработки и принятия Российского закона «О

персональных данных».

ВУС Михаил Александрович,

член0корр. МАИ, доц. ВАШ мэрии СПб.,

научный редактор журнала «БДИ: Безопасность,

Достоверность, Информация».

05.06.96.

Рекомендации к игре

Раздаем все материалы (листовка, комментарий). Необходимо указать на

тот факт, что предложенный материал — именно листовка (а не газетная ста_

тья), распространявшаяся в Санкт_Петербурге накануне выборов губерна_

тора, на которых баллотировался г_н Яковлев.

Задание:

Вопрос к участникам игры: правомерна или нет публикация подобных

сведений (желательно, чтобы игроки сами определили, к каким правовым

нормам в данном случае апеллировать)?

Дополнительный вопрос: возможно ли было сделать листовку юридиче_

ски неуязвимой?

Ознакомление с материалом и обсуждение в группах — 25 мин.

Высказывание мнений (спикер от группы) — 20 мин.

Дополнительный вопрос: правомерна ли публикация таких сведений в

СМИ? Высказывание мнений — 15 мин.

Обсуждение и выводы.

Юридическая справка

В соответствии с Конституцией РФ (ст. 24) и Федеральным законом «Об

информации, информатизации и защите информации» (ст. 11) сбор, хране_

ние, использование и распространение информации о частной жизни лица

без его согласия, а также использование персональных данных в целях при_

чинения вреда гражданину или затруднения реализации прав и свобод граж_

дан не допускаются.

К персональным данным Законом об информации (ст. 2) отнесены све_

дения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяю_

щие идентифицировать его личность. Статья 20 Основ законодательства об

Архивном фонде РФ, к информации, содержащей сведения о личной жизни

граждан, относит информацию об их здоровье, семейных и интимных отно_

шениях, имущественном положении.

Единого понятия сведений о личной (частной) жизни граждан, персо_

нальных данных в законодательстве до сих пор нет. Анализ приводит нас к

выводу о том, что нередко вопрос об отнесении той или иной информации к личной жизни гражданина зависит от контекста, в котором она находится.

В данном случае распространена информация о правонарушении, но подоб_

ные сведения в принципе не могут быть отнесены к тайне личной жизни.

Персональные данные отнесены к категории информации конфиденци_

ального характера (Указ Президента РФ «Об утверждении перечня сведений

конфиденциального характера») с целью защиты частной жизни граждан от

необоснованного вмешательства. Правовой режим конфиденциальной ин_

формации предполагает ограничение доступа к ней и ответственность за ее

неправомерное разглашение.

Основами Законодательства РФ «Об Архивном фонде Российской Феде_

рации и архивах» (от 7 июля 1993 года № 5341_1) установлены «ограничения

в использовании архивных документов, содержащих сведения о личной

жизни граждан (об их здоровье, семейных и интимных отношениях, имуще_

ственном положении), а также создающих угрозу для их жизни и безопасно_

сти жилища» (ст. 20). Ограничение установлено на срок 75 лет со времени

создания документов, если иное не предусмотрено законом. Ранее этого

срока доступ к таким документам может быть разрешен самим граждани_

ном, а после его смерти – его наследниками.

Это положение распространяется как на государственную, так и на него_

сударственную часть Архивного фонда Российской Федерации, то есть на

архивные фонды и архивные документы, находящиеся в собственности об_

щественных объединений и организаций, а также с момента отделения

церкви от государства – в собственности религиозных объединений и орга_

низаций, действующих на территории Российской Федерации, или в част_

ной собственности и представляющие собой историческую, научную, соци_

альную, экономическую, политическую или культурную ценность. Таким

образом, данное положение распространяется и на архивные документы

КПСС (в том числе карточки персонального учета членов партии).

В связи с принятием нового Кодекса РФ об административных правона_

рушениях, вступающего в силу 1 июля 2002 года, введена административная

ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом

(ст. 13.14). К ответственности за разглашение информации, доступ к кото_

рой ограничен федеральным законом, если за эти действия не предусмотре_

но уголовной ответственности, привлекается лицо, получившее доступ к та_

кой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных

обязанностей. Очевидно, по аналогии с применением нормы УК о разгла_

шении государственной тайны, далеко не все могут быть признаны субъек_

тами данного правонарушения, а лишь те, кто получил доступ к конфиден_

циальной информации в установленном законом порядке (был предупреж_

ден о конфиденциальном характере информации) и с кого взята подписка о

ее неразглашении.

Журналисты в такую категорию лиц попадают крайне редко. Если же им

стала известна какая_либо конфиденциальная информация, то ответствен_

ность за разглашение данной информации должны нести лица, которые бы_

ли обязаны сохранить эти сведения в тайне, но не обеспечили ее сохранности, и которым она была доверена в установленном порядке. Тем не менее,

разглашая конфиденциальную информацию, журналист должен понимать,

что этим он наносит ущерб правам и законным интересам граждан и орга_

низаций, и к нему могут быть предъявлены претензии, например, по ст. 150

ГК РФ, ст. 137 УК РФ. Он может быть наказан и по нормам законодательст_

ва о СМИ, в частности по ст. 59 Закона о СМИ (привлечен к уголовной от_

ветственности за конкретное противоправное действие либо к дисципли_

нарной ответственности).

Единственное исключение из общего правила о недопустимости разгла_

шения сведений об обстоятельствах личной жизни гражданина без его со_

гласия установлено для журналиста при распространении таких сведений в

случаях, когда этого требует защита общественного интереса (п. 5 ст. 49 За_

кона о СМИ).

Понятия общественных интересов действующее законодательство также

не дает. Вот как его расшифровывает принятая в 1999 году Хартия телера_

диовещателей, которая хотя и не является нормативным правовым докумен_

том, но все же может быть использована для уяснения примерной сути дан_

ного термина: «Под общественным интересом <...> понимается: необходи_

мость защиты основ конституционного строя; предотвращение угрозы безо_

пасности государства; обнаружение преступления; защита общественного

здоровья и безопасности населения; предупреждение общества от введения

в заблуждение какими_либо действиями или сообщениями лица или орга_

низации».

В любом случае эта информация была распространена с общественно_

полезной целью. На момент публикации Яковлев являлся кандидатом в гу_

бернаторы С._Петербурга, и сведения, содержащиеся в карточке персональ_

ного учета, можно отнести к информации, представляющей общественный

интерес для потенциального электората. В соответствии с Указом Президен_

та РФ «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» дея_

тельность должностных лиц осуществляется на принципах информацион_

ной открытости, что выражается в доступности для граждан информации,

представляющей общественный интерес.

В настоящее время в соответствии со ст. 11 Закона «Об информации...»

планируется принятие Закона «О персональных данных», который будет со_

держать подробные перечни сведений, которые могут быть отнесены к ин_

формации о гражданине и которые не могут быть к ней отнесены.

В новый Уголовный кодекс РФ введена ст. 137 «Нарушение неприкосно_

венности частной жизни» — это «незаконное собирание или распростране_

ние сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семей_

ную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публич_

ном выступлении, публично демонстрируемом произведении или СМИ, ес_

ли эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованно_

сти и причинили вред правам и законным интересам гражданина».