Ролевая игра № 3

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

Газета «Вечерние Кавминводы», № 11 от 30 июня 1994 г.

ТРАГЕДИЯ, ЕСЛИ ГЕНЫ С... БРАКОМ

(рубрика «Прошу слова»)

Если человек хам, то это уже надолго. Даже порой навсегда. То ли нату_

ра такая, то ли гены с браком, но имидж хама прочен, как сверхсекретная

броня. Как ты его ни камуфлируй — учеными степенями, титулами и звани_

ями. Бесполезно. «Мсье Хамье», он и останется «Мсье Хамье». И вместит в

себя и подгулявшего купчика, и матерщинника, и грубияна, и разнуздан_

ность, которую не прощают...

Говорю об этом потому, что вспомнил мое первое «знакомство» с В. Тов_

канем. Никогда его раньше не видел, ни с чем к нему не обращался. А тут по_

звонили друзья: «Отдыхаем в клинике Ленина. Можешь нанести «визит веж_

ливости»... Договорились о встрече. И в 16 часов мы с супругой переступили

порог этого злополучного люкса. Было что вспомнить. Хотелось пообщать_

ся, и гостеприимные хозяева накрывали стол. Мы шутили, радовались

встрече, словом, вели себя так, как люди, которые относятся друг другу с ис_

кренней теплотой и симпатией.

Вечер обещал быть приятным во всех отношениях. И вдруг резко распах_

нулась дверь. Словно от удара кулака или ноги. В комнату ворвался толстый

мужик с багрово_осоловелыми глазами, в мятых брюках, весь какой_то рас_

христанный. Лицо было одутловато_оплывшим, а цветом напоминало кир_

пич, только что вынутый из огнеупорной печи. Ввалившись в люкс, он вы_

дал тут же обойму такого текста, что «увяли бы уши одесских докеров».

Его пытались успокоить, но не тут_то было. Площадная брань обруши_

лась на меня и мою супругу. Терпение кончилось. Я вскочил со стула и хотел

врезать этому нажравшемуся хаму. Друзья остановили: «Не связывайся с

этим г...м». И гражданина, который, кроме мата, ничего не мог больше ска_

зать, удалили за дверь. Спрашиваю у товарищей: «Кто это такой? Почему он

к вам ворвался?» «Ты его разве не знаешь? Главный врач клиники Вася Тов_

кань...»

Ничего себе Вася... Ничего себе главный...

Вечер был, конечно, испорчен. Вот так мы и «познакомились» с Васили_

ем Кузьмичом.

По просьбе друзей не стал тогда писать в газету. А хорошая была бы за_

метка «Товкань во хмелю».

Шло время. В конце прошлого года проходила презентация кисловод_

ского «Бизнес_центра». Великолепный зал, роскошно накрытые столы,

«цвет» города... К микрофону подошел мэр. Косноязычие, опять мятые

брюки... Смотреть противно. А после тостов, видимо что_то вспомнив, без

всякого повода, стал нести какой_то бред по моему адресу. Спасибо одному

из директоров, отвел В. Товканя в сторону.

...С кем ни поговоришь, мнение о нынешнем главе администрации Кис_

ловодска крайне нелестное: «грубый, невоспитанный человек», «матерщин_

ник», «город запущен», «компетентность в проблемах города на нуле». А од_

ному из ветеранов здравоохранения, солидному руководителю В. Товкань

дал «указание» матом: «Уе... отсюда! Наработался». Другой главный врач три

месяца с главой не разговаривает: «Терпеть не могу его хамства...»

А давайте взглянем, во что превращается Кисловодск. Как ежедневно те_

ряет он годами создававшийся облик курортного цивилизованного города.

Если прежние мэры боролись за ликвидацию «лавчонок» с антисанитарией,

то при нынешнем — Кисловодск отдан на откуп «коробейникам» всех мас_

тей и рангов. Посмотрите хотя бы на Курортный бульвар. От Колоннады до

Дома связи торгуют на столиках, скамейках пивом, соками, напитками,

продуктами. Все это без охлаждаемых прилавков, под летним солнцем. Не

бульвар, а «проспект лавочников» с разгулом антисанитарии. А в каком ви_

де транспортные артерии города? Куда уходят те деньги, которые ежегодно

выделяются на благоустройство?

Больно смотреть, как полянки и уголки Курортного парка превращают_

ся в места для выпаса... скота. Всадники гарцуют по аллеям, по дорожкам ле_

чебного терренкура. Как_то не вяжется все это с Указом Президента Россий_

ской Федерации «О курортах федерального значения региона Кавказских

Минеральных Вод». Какое уж тут «сохранение и восстановление природных

лечебных факторов», когда лошади и коровы разгуливают по терренкуру!

А сколько проблем в культурной жизни города, в торговле, обществен_

ном питании, у медиков, у строителей и транспортников, у связистов и поч_

товиков... В. Товкань очень далек от всего этого. Город не чувствует, что у не_

го есть достойный мэр. У В. Товканя явно не та голова, что нужна для главы.

Зато недавно слетал в Париж. И «прихватил» в состав городской делегации...

свою жену и супругу своего заместителя. Кисловодск во Франции был пред_

ставлен «достойно»...

Мне вспоминаются многие другие руководители Кисловодска: Михаил

Степанович Уваров, Михаил Иванович Чернявский, Александр Павлович

Распопов, Виталий Лазаревич Харин, Анатолий Поликарпович Кондратов,

Николай Иванович Земцев, Виктор Георгиевич Бекетов... Со всеми прихо_

дилось встречаться, беседовать, решать какие_то проблемы, советоваться,

критиковать кого_то в прессе, с кем_то не соглашаться. Жизнь есть жизнь.

Но эти люди всегда, в любой ситуации оставались корректными, воспитан_

ными, культурными. И они отдавали городу и силы, и здоровье, и нервы. Ду_

мали о нем, заботились о нем.

Например, Виталия Лазаревича Харина видели на многих строящихся

объектах — музыкальной школе, Доме быта, салоне «Улыбка»... При нем по_

строены городская больница, третий корпус гостиницы «Кавказ», АТС, вве_

дены в строй сотни тысяч метров жилья. Мэр «крутился» с утра до вечера.

Где_то ошибался, где_то не успевал, но всегда любил город, старался сделать

его лучше и краше. Тот же стиль, та же забота о людях, то же чувство ответ_

ственности, то же уважение к руководителю со стороны сотрудников и отдыхающих сохранились на другом месте его работы... Мэр, он и в пансиона_

те «Кругозор» мэр!

В письме к главе краевой администрации («ВК», № 7) его авторы пишут:

«Если вы декларируете свою ответственность перед общественностью, так

прислушайтесь к ее голосу, дайте ей право выбрать достойных. Терпение лю_

дей не беспредельно...»

Более того, оно уже просто иссякло. Вот почему я поддерживаю предло_

жение авторов упомянутого письма об отставке В. Товканя. Он давно и явно

не соответствует должности. Ни по человеческим, ни по служебным качест_

вам. Гены оказались с браком. И потому предлагаю:

Срочно провести городское собрание (вече) представителей обществен_

ности, где потребовать незамедлительной отставки В. Товканя.

На собрании выдвинуть кандидатов на пост мэра Кисловодска.

Срочно провести выборы нового мэра города.

...Мы все должны уважать, поддерживать того человека, кому этот

пост доверим. А я свой голос отдаю за... Впрочем, эту фамилию назову на

выборах.

Юрий САМОЙЛОВ,

член Союза журналистов России

Кисловодск

В АДВОКАТУРУ

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Публицистический стиль — это стиль газетных и журнальных статей,

ораторских выступлений. Его функции — информационная и функция воз_

действия. Основные особенности стиля — оценочность, экспрессивность,

реализующие функцию воздействия. Многоплановость публицистики при_

водит к широкому использованию в ней средств разных стилей (научная,

официально_деловая терминология, лексика и фразеология разговорного

стиля).

Статья «Трагедия, если гены... с браком» («Вечерние Кавминводы», № 11

от 30.06.94) является репликой, близкой по жанру к фельетону — «особому

виду газетной статьи, в которой осмеиваются нездоровые явления жизни об_

щества, порочное поведение отдельных лиц, часто в форме, доступной ши_

роким массам» («Краткий словарь литературоведческих терминов», 1963).

В подобных статьях авторские оценки ярко ощущаются, широко исполь_

зуются элементы разговорной речи, экспрессивная и метафорическая лек_

сика, т. е. слова, употребляющиеся не в прямом, а в переносном значении

для создания эффекта юмора, иронии, сарказма, комизма и других ассоци_

аций, что, в частности, и составляет содержание понятия экспрессивности.

В данной справке опровергается утверждение В.К. Товканя о том, что не_

которые экспрессивные обороты и фразеологизмы, использованные в статье «Трагедия, если гены... с браком», являются неприличными и, следова_

тельно, оскорбительными.

«Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства лич_

ности, выраженное в неприличной форме» («Уголовный кодекс РСФСР»,

1990, с. 131).

Слова «неприличный», «непристойный», «бранный», «нецензурный»

имеют значение «противоречащий правилам приличия» и выступают в сло_

варе русского языка (Ожегов С.И., 1982) как взаимозаменяющие синонимы.

Слова с пометой «бранное, неценз.» являются в языке табуированными вы_

ражениями, на употреблении которых в обществе лежит запрет. Однако и

это правило сегодня постоянно нарушается. Тому примеры — выступления

общественных деятелей, произведения Ю. Алешковского, Э. Лимонова.

Возвращаясь к упомянутой статье, необходимо отметить, что в представ_

ленной заметке не употреблено ни одного бранного, а равно неприличного

слова.

«Гены оказались с браком» — новообразованный фразеологизм, имею_

щий образное, переносное значение, состоящий из нейтральных лексичес_

ких единиц, обозначает человека с каким_либо моральным или другим не_

достатком и в современном русском языке имеет синонимы: «без царя в го_

лове», «ранен в голову», «пуля в голове» (ясно, что никому не придет в голо_

ву понимать словосочетание «пуля в голове» буквально, равно как и другие).

Словосочетание «нажравшийся хам» фиксируется в словаре под помет_

кой «просторечие». Для просторечия характерны экспрессивно «снижен_

ные» слова с гаммой оттенков. Норма их употребления состоит в том, что

они допускаются в литературный язык с ограниченными стилистическими

заданиями: как средство социально_речевой характеристики персонажей,

для «сниженной» в экспрессивном плане характеристики лиц, предметов,

событий («Лингвистический энциклопедический словарь», 1990). В нашем

случае налицо именно такое употребление экспрессивных средств.

Кроме того, в литературное просторечие входят те речевые элементы,

которые закрепились в литературном языке вследствие их использования в

литературных текстах, в результате длительного отбора. Таким образом, сло_

во «хам» обозначает грубого, наглого человека («Словарь современного лит.

русского языка» в 17 томах, 1965), слово прошло длительную «апробацию» —

«...секретари его все хамы, все продажны. Людишки, пишущая тварь»... («Го_

ре от ума», 4).

Выражение «не связывайся с этим г ...» нельзя трактовать однозначно.

Здесь (после многоточия) могло быть «г» — гражданином, господином и т. п.

с подтекстом юмора, т. к. сам жанр газетной публикации (реплика, прибли_

женная к фельетону) дает на то законные основания.

Что касается фраз «В комнату ворвался толстый мужик с багрово_осоло_

велыми глазами... в мятых брюках, весь какой_то расхристанный. Лицо бы_

ло одутловато_оплывшим, а цветом напоминало кирпич, только что выну_

тый из огнеупорной печи...», то автор статьи в данном случае прибег к про_

стому описанию, используя только вполне допустимые эпитеты «багрово_

осоловелыми»... «расхристанный», «мятых», «одутловатооплывшим» и сравнение «цветом напоминало кирпич». Данные выражения вполне отвечают современным требованиям «цензурности» и не содержат ни одного не приличного слова, как оно понимается в Уголовном кодексе.

Относительно фразы «У В. Товканя явно не та голова, что нужна для главы», то и здесь нет ни малейшего сомнения в правоте автора, т. к. для «голо_

вы» города, конечно же, недостойно появляться в общественном месте в та_

ком непотребном виде, о чем также свидетельствует его стремление возбудить уголовное дело.

Говердовская Е.В.,

доцент кафедры русского языка

как иностранного

Пятигорского госпединститута

иностранных языков,

кандидат филологических наук

Рекомендации к игре

Оба материала (и статью, и справку) возможно (но не обязательно) раз_

дать одновременно.

После обсуждения, «озвучивания» мнений и межгрупповой дискуссии

следует сказать игрокам, что после публикации материала в газете «Вечер_

ние Кавминводы» герой публикации — мэр города Товкань — подал заявле_

ние с просьбой возбудить уголовное дело по ст. 131 УК РСФСР — «Оскорб_

ление» (ныне ст. 130 УК РФ).

Задание:

Определить, достаточно ли оснований для возбуждения уголовного дела

по ст. 131 УК РСФСР (ст. 130 УК РФ).

Ознакомление с материалом — 10 минут.

Обсуждение в группах — 15 минут.

Высказывание мнений — 10 минут.

Дополнительный вопрос: что можно было бы изменить в статье, чтобы

«не подставляться», быть неуязвимым с точки зрения закона?

Заключение по публикации

Главная идея публикации сформулирована в конце материала — устра_

нить неудачного мэра города путем перевыборов. Это требование аргумен_

тируется негативной характеристикой мэра.

Фактуальная информация состоит из:

1. Личного контакта автора статьи с самим героем статьи.

2. Свидетельства других лиц.

3. Приведения общественных фактов.

Портретные качества мэра. В статье говорится о явном несоответствии

самого вида и образа мэра общепринятым требованиям к представителю

власти. Внешний вид охарактеризован в статье следующими словами: смот_

реть противно, толстый мужик с «соловелыми глазами, в мятых брюках, весь

какой_то расхристанный».

Стиль поведения и общения можно оценить как неприемлемый и не_

приличный. «Грубый, невоспитанный, нетерпимый, дал «указание» матом».

Деловые качества мэра. «Компетентность в проблемах города на нуле,

город запущен, мэр далек от нужд города, не то что “прошлые отцы горо_

да”». Из всего этого автор делает вывод о том, что необходимы перевыборы

мэра города.

Жанр публикации можно определить как маленький фельетон.

Лексику, употребленную в статье, можно охарактеризовать как разговор_

ную, просторечие с элементами ненормативной лексики, но исходящую не

от самого автора, а зафиксированную со слов других людей.

Ряд высказываний, употребленных в статье, носит унизительный ха_

рактер для героя публикации. Например, «хам» — носит презрительное от_

ношение. В Толковом словаре Ожегова сказано, что хам — грубый, наглый

человек.

Неприличную форму выражения можно усмотреть только в одной дву_

смысленности — «не связывайся с этим г ...». Однако автор ловко отводит

обвинения, допуская и другое толкование следующим после многоточия

словом «гражданин». Хотя на это можно и возразить, что многоточием заме_

няется непечатное слово, иначе оно не было бы нужно.

Лингвистический анализ публикации сделан на уровне слова, а не текс_

та. Не проведено содержательно_смыслового исследования текста. Вывод

специалиста о том, что выражение «гены с браком» состоит из нейтральных

лексических единиц и является новообразованным фразеологизмом, кото_

рый имеет свои синонимы в русском языке, такие, как «без царя в голове»,

«ранен в голову», «пуля в голове», несостоятелен. Эти слова можно воспри_

нять как оскорбление человека, так как, по сути дела, это синоним таких

слов, как «вырожденец», «ублюдок», а не «пуля в голове».

К тому же специалист в своем заключении выходит за пределы консуль_

тации, выражая свое отношение к герою публикации — относительно фра_

зы «“У В. Товканя явно не та голова, что нужна для главы”», то и здесь нет

ни малейшего сомнения в правоте автора, так как для «головы города», ко_

нечно же, недостойно появляться в общественном месте в таком непотреб_

ном виде, о чем также свидетельствует его стремление возбудить уголовное

дело», а также отвечает на правовые вопросы — «и не содержит ни одного

неприличного слова, как оно понимается в Уголовном кодексе».

Возможные правовые последствия. По общему правилу свобода выраже_

ния мнения абсолютна и гарантирована как российским законодательст_

вом, так и международно_правовыми актами. Право гражданина на выраже_

ние своего мнения закреплено в основном законе государства — Конститу_

ции РФ, статья 29 которой гласит: «1. Каждому гарантируется свобода мыс_

ли и слова. <...> 3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. <...>». Помимо Конституции РФ

право на свободу выражения мнения гарантировано и Европейской конвен_

цией о защите прав человека и основных свобод, статья 10 которой закреп_

ляет право каждого на свободу выражения мнения. Аналогичное право за_

креплено и в ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических

правах.

Право на свободу выражения мнения является одним из фундаменталь_

ных прав человека, которое может быть ограничено лишь в четко опреде_

ленных законом случаях, когда существует реальная необходимость для та_

кого ограничения в демократическом обществе. В частности, одним из за_

конных интересов, для защиты которого может быть введено ограничение

на свободу выражения мнения, в ч. 2 ст. 10 Европейской конвенции указана

защита репутации или прав других лиц.

Российское законодательство содержит единственное ограничение пра_

ва на свободу выражения мнения — уголовную ответственность за оскорбле_

ние, то есть унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприлич_

ной форме. Оценочное суждение, выраженное в неприличной форме, может

повлечь привлечение к уголовной ответственности по ст. 130 УК РФ «Ос_

корбление». Такое злоупотребление своим правом на свободу выражения

мнения грубо нарушает права и свободы других, в частности право на честь

и достоинство.

Крайне обидная характеристика, данная журналистом герою публика_

ции, в подавляющем большинстве фраз выражена в виде оценочных сужде_

ний (мнения автора или других, неизвестных лиц): «грубый, невоспитанный,

нетерпимый», «компетентность в проблемах города на нуле», «смотреть про0

тивно», «толстый мужик с соловелыми глазами, в мятых брюках, весь какой0

то расхристанный», «косноязычие», «матерщинник», «нажравшийся хам»; «он

явно не соответствует должности ... ни по человеческим, ни по служебным ка0

чествам».

Однако есть и фактологические высказывания, указывающие на совер_

шение В. Товканем неблаговидных, аморальных или даже неправомерных

поступков, например: «дал «указание» матом»; «слетал в Париж и «прихва0

тил в состав городской делегации ... свою жену и супругу своего заместителя»;

«Товкань во хмелю» (из контекста вытекает то, что Товкань был пьян на рабо_

чем месте). В случае предъявления иска о защите чести и достоинства такие

выражения требуют доказательства соответствия их действительности, так

как иначе могут быть признаны порочащими по ст. 152 ГК РФ. Если же ве_

дется следствие по ст. 130 УК РФ «оскорбление», то главным становится во_

прос: не соответствуют сведения действительности или нет, а в какой форме

они выражены — приличной или неприличной. И здесь уже неважно, явля_

ются ли данные высказывания мнением автора публикации или это факто_

логические суждения.

Безусловно, данная публикация может быть предметом лингвистичес_

кой экспертизы, в целях анализа является ли используемая в ней лексика не_

приличной по форме. От этой экспертизы и будет зависеть судьба уголовно_

го преследования автора публикации по ст. 130 УК РФ. Анализ публикации

показывает, что она балансирует на грани нарушения ст. 130 УК РФ и ст. 152

ГК РФ. И если перспективу уголовного преследования однозначно оценить

трудно, так как она зависит от качества лингвистической экспертизы и сло_

жившейся судебной практики, то по поводу иска о защите чести и достоин_

ства можно сказать, что в случае его предъявления вероятность его удовле_

творения на практике весьма высока.

Герой публикации может обратиться с иском о защите чести и достоин_

ства (ст. 152 ГК РФ) и возмещении морального вреда (ст. 151 ГК РФ). В этом

случае ответчиками по делу будут как автор статьи, так и редакция СМИ,

распространившая данные сведения. В случае уголовного преследования по

ст. 130 УК РФ к уголовной ответственности может быть привлечен лишь ав_

тор статьи. Также В. Товкань может воспользоваться внесудебным порядком

разрешения спора: правом на опровержение (ст. 43–45 Закона РФ о СМИ)

или правом на ответ (ст. 46 Закона РФ о СМИ).