Лекция 4. Политические и правовые учения эпохи Просвещения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

Вольтер (Мари Франсуа Аруэ) (1694-1778) был великим французским мыслителем,

просветителем, литератором.

Вольтер вел переписку с Екатериной II, которая неоднократно приглашала его в Россию,

был иностранным и почетным членом Петербургской академии наук.

Он не оставил после себя специальных политико-юридических трудов, его программу в

области права и правосудия мы узнаем из его произведений.

«Свобода, - писал Вольтер, - состоит в том, чтобы зависеть только от законов». Так

прорастала на французской почве ставшая позже весьма известной и популярной на Западе

идея «господства права» («rule of law»). Равенство людей понимается Вольтером только в

строго формальном политико-юридическом смысле: обретение всеми людьми одинакового

статуса гражданина, одинаковая зависимость всех граждан от закона и одинаковая защита

их законом. Такое равенство в его трактовке весьма содержательно и социально эффективно.

Однако сторонником имущественного равенства и общности имуществ он не был.

Вольтер предлагал реформировать феодальное общество, неизменно вызывавшее его

протест. С таких позиций он выступал за уничтожение сословных привилегий и

упразднение церковных судов. Аристократию, занявшую почти все ключевые должности

в системе управления государством, следует, по Вольтеру, заменить профессиональной

бюрократией. Он настаивал на необходимости устранить партикуляризм действующего

законодательства, добиться справедливого судопроизводства с широким участием адвокатов

в процессе, отменить пытки и т.п.

Корень существующих социальных зол, которые могут и должны быть уничтожены, Вольтер

видел прежде всего в засилье невежества, предрассудков, суеверия, в подавлении разума.

Главным оплотом и виновником всего этого он считал церковь, католицизм. Понятно,

почему беспощадная борьба с ними занимает весьма большое место в творчестве мыслителя.

Достается от него Богу, который изображается тираном, сеющим злобу и слепым в своей

ярости. Священнослужители презрительно именуются бонзами и дервишами, осуждаются

религиозные преследования и фанатизм,

Именно религиозный фанатизм, единомыслие, которое насаждает церковь, умерщвляют,

как убежден Вольтер, жизнетворное начало всякой свободы — свободу совести и слова.

Надо, однако, знать и помнить, что, относясь крайне враждебно к католической церкви и

католицизму, мужественно сражаясь с ними, Вольтер отнюдь не отвергает религию и

религиозность как таковые. Крылатыми стали его слова: «Если бы Бога не существовало,

его следовало бы выдумать». Антиклерикальный настрой не мешал Вольтеру полагать, что

религия должна оставаться необходимой уздой для народных масс.

Среди произведений видного французского просветителя, юриста и политического мыслителя

Ш.Л. Монтескье (1689-1755) можно упомянуть «Персидские письма» (1721), «Размышления о

причинах величия и падения римлян» (1734), «О духе законов» (1748), «В защиту «О духе

законов» (1750).

Главная тема всей политико-правовой теории Ш.Л. Монтескье и основная ценность,

отстаиваемая в ней, - политическая свобода. К числу необходимых условий обеспечения

этой свободы относятся справедливые законы и надлежащая организация

государственности.

Объединение людей в общество необходимо, только в общественном состоянии они

утрачивают сознание своей слабости. Исчезает существовавшее между ними в

естественном состоянии равенство, начинаются войны двоякого рода - между отдельными

лицами и между народами. «Появление этих двух видов войны, - писал Ш.Л. Монтескье, -

побуждает установить законы между людьми». Далее Ш.Л. Монтескье отмечает:

«Общество не может существовать без правительства. Соединение всех отдельных сил

образует то, что называется политическим состоянием (государством). Позитивные законы

обязательно должны соответствовать естественному праву».

Решающее влияние на законы, согласно Ш.Л Монтескье, оказывают природа и принцип

правительства, учреждаемого в гражданском состоянии. Он различает три образа (формы)

правления: республиканский, монархический и деспотический. При республиканском

правлении верховная власть находится в руках или всего народа (демократия), или его части

(аристократия). Монархия - это правление одного человека, но посредством твердо

установленных законов. В деспотии все определяется волей и произволом одного лица вне

всяких законов и правил.

Применительно к демократии Ш.Л. Монтескье отмечает, что здесь народ является

государем только в силу голосований, которыми он изъявляет свою волю. Поэтому

основными для демократии он считает законы, определяющие право голосования

(избирательные законы). Законодательная власть в демократии принадлежит народу.

К основным законам аристократии Ш.Л. Монтескье относит те, которые определяют право

часта народа издавать законы и следить за их исполнением. Аристократия тем лучше, чем

ближе она приближается к демократии.

К основным законам монархии Ш.Л. Монтескье относит законы, определяющие

«существование посредствующих каналов, по которым движется власть» (в частности,

власть дворянства).

Без таких каналов монархия вырождается в деспотию, где, собственно, нет законов, их

место занимают произвол и прихоть деспота. В деспотии все же основным законом является

наличие должности полновластного визиря.

Природе каждого вида правления соответствует и свой принцип, приводящий в движение

механизм человеческих страстей, - особый для данного политического строя. В республике (и

особенно в демократии) таким принципом является добродетель, в монархии - честь, в

деспотии - страх.

Основная цель разделения властей - избежать злоупотребления властью. Взаимное

сдерживание властей — необходимое условие их правомерного и согласованного

функционирования в законно очерченных границах. Разделение и взаимное сдерживание

властей являются, согласно Ш.Л. Монтескье, главным условием для обеспечения

политической свободы в ее отношениях к государственному устройству.

Ведущие и определяющие позиции в системе различая властей занимает, согласно Ш.Л.

Монтескье, законодательная власть.

Ш.Л. Монтескье так излагает свою теорию разделения властей: «Если власть

законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то

свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать

тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и

в том случае, если судебная власть не o'iделена от власти законодательной и исполнительной.

Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во

власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с

исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы

в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или

простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть

приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и впасть судить

преступления или тяжбы частных лиц».

Одним из самых ярких и оригинальных мыслителей во всей истории общественных и

политических учений является Жан-Жак Руссо (1712-1778), французский политический

писатель и философ; ему принадлежат следующие труды: «Рассуждение по вопросу:

способствовало ли возрождение наук и искусств очищению нравов?» (1750), «Рассуждение

о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1754), «О политической

экономии» (1755), «Суждение о вечном мире» (опубликовано в 1782 г.), «Об

общественном договоре, или Принципы политического права» (1762).

Происхождение и основания неравенства между людьми описаны Ж--Ж. Руссо в

«Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства между людьми». В естественном

состоянии, по Ж.-Ж. Руссо, все равны. Неравенство здесь вначале лишь физическое,

обусловленное природными различиями людей. Ж.-Ж. Руссо (в отличие от Т. Гоббса)

идеализировал естественное состояние всеобщего равенства и свободы людей, разрушенное в

связи с возникновением частной собственности. Социальное неравенство, пришедшее на

смену физическому, также возникает с появлением частной собственности, начинается

перманентная борьба между бедными и богатыми, В итоге бедные вынуждены были

согласиться на создание государства, которое тем не менее закрепило социальное

неравенство. Созданные путем договора государство и законы «наложили новые путы на

слабого и придали новые сипы богатому, безвозвратно уничтожили естественную свободу,

навсегда установили закон собственности и неравенства, превратили ловкую узурпацию в

незыблемое право и ради выгоды нескольких честолюбцев обрекли с тех пор есть

человеческий род на труд, рабство и нищету».

Неравенство частной собственности, дополненное политическим неравенством, привело,

согласно Ж.-Ж. Руссо, в конечном счете к абсолютному неравенству при деспотизме, когда

по отношению к деспоту все равны в своем рабстве и бесправии.

Только благодаря общественному договору, предлагаемому Ж.-Ж. Руссо, все оказываются

«равными в результате соглашения и по праву». Не отрицая самой частной

собственности, Ж.-Ж. Руссо вместе с тем выступает за относительное выравнивание

имущественного положения граждан и с этих эгалитаристских позиций критикует роскошь и

излишки, поляризацию богатства и бедности. В общественном состоянии, считает Ж.-Ж.

Руссо, «ни один гражданин не должен обладать столь значительным достатком, чтобы иметь

возможность купить другого, и ни один — быть настолько бедным, чтобы быть

вынужденным себя продавать; это предполагает в том, что касается до знатных и богатых,

ограничение размеров их имущества и влияния, что же касается до людей малых— умерение

скаредности и алчности».

В основе общественного договора (в трактовке Ж.-Ж. Руссо) и правомочий формируемого

суверенитета лежит общая воля. Ж--Ж. Руссо при этом подчеркивает отличие общей воли от

воли всех: первая имеет в виду общие интересы, вторая - интересы частные и представляет

собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц. Отстаивая господство в государстве и

его законах общей воли, Ж.-Ж. Руссо резко критикует всевозможные частичные ассоциации,

партии, группы и объединения (например, феодальные сословия и цехи), которые вступают

в неизбежную конкуренцию с сувереном.

Суверен (Народ) создает законы, однако не связан ими навеки: «Нет и не может быть

никакого основного закона, обязательного для Народа в целом, для него не обязателен даже

Общественный договор». Народ, по Ж.-Ж. Руссо, имеет право не только изменить форму

правления, но и вообще расторгнуть само общественное соглашение и вновь возвратить себе

естественную свободу.

В своей идеализированной конструкции народного суверенитета Ж.-Ж. Руссо отвергает

требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их взаимоотношениях с

государственной властью: «Итак, поскольку суверен образуется лишь из частных лиц, у него

нет и не может быть таких интересов, которые противоречили бы интересам этих лиц;

следовательно, верховная власть суверена нисколько не нуждается в поручителе перед

подданными, ибо невозможно, чтобы организм захотел вредить всем своим членам». Однако

соответствующие гарантии нужны против подданных, чтобы обеспечить выполнение ими своих

обязательств перед сувереном, В целом общественное соглашение, по словам Ж.-Ж. Руссо,

дает политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами.

Эту власть, направляемую общей волей, он и именует суверенитетом.

Судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы в одном и том же

лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были

соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение

постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы

частных лиц».