Лекция 6. Политические и правовые учения второй половины XIX в.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

Учение немецкого правоведа Рудольфа фон Иеринга (1818-1892), автора книги «Борьба за

право», оказало серьезное влияние на развитие социологического направления в

юриспруденции, воздействовало на формирование ряда правовых доктрин XX в., таких, как

юриспруденция интересов {в Германии) и юридический прагматизм (а США).

Право, по теории Р. Иеринга, является суммой условий социальной жизни, обеспеченной

мощью государства с помощью средств внешнего принуждения. Отсюда ученый выводил

следующие важные элементы права: его зависимость от принуждения, его норму и его цель

{или условия общественной жизни). Поскольку единственным орудием принуждения в

обществе является государство, оно служит и единственным источником права.

Критерием, благодаря которому мы отличаем право от этики и морали, выступает его

признание государством и осуществление с помощью государственной власти. Так же, как

принуждение является внешней стороной права, норма является его внутренним элементом,

абстрактным императивом человеческого поведения. Таким образом, норма, согласно Р.

Иерингу, - правило, но отличается от всех других правил благодаря своей направленности

на человеческое поведение. Так как она отличается от моральных максим своим

обязывающим и императивным характером, из этого следует, что норма, как и

принуждение, - это чисто формальный элемент. Однако и норма, и принуждение, будучи

чисто формальными элементами, ничего не говорят о содержании права, но именно

благодаря содержанию права мы узнаем о той цели, которой служит право в обществе.

Право у Р. Иеринга предстает в обязательном порядке защищенным именно государством,

среди его формулировок определения права можно привести следующее: «Право есть

совокупность жизненных условий общества в широком смысле, обеспечиваемых внешним

принуждением, т.е. государственной властью». Получается, что природа права не присуща

ему самому, а привносится извне, государством.

С формальной точки зрения Р. Иеринг традиционно определяет право как совокупность

общеобязательных норм: «Ходячее определение права гласит: право есть совокупность

действующих в государстве принудительных норм, и такое определение, по-моему,

вполне правильно».

С точки зрения Р. Иеринга, право не может осуществлять одни и те же нормы

регулирования жизни для всех времен и народов и должно быть адаптировано к условиям

жизни народа, уровню его цивилизации и потребностям времени.

Р. Иеринг утверждал, что мерилом права служит не истина, являющаяся абсолютной., а цель,

являющаяся относительной. Право способствует осуществлению определенной цели,

которая заключается в обеспечении условий общественной жизни. Осуществление действия

закона государства способствует возникновению е индивиде стремления к реализации

всеобщего интереса в обществе наряду с его личным интересом. Общество воздействует на

индивида, используя два основных стимула поведения человека - эгоизм и альтруизм.

Одну из важнейших задач теории права Р. Иеринг видел в исследовании тех условий жизни

индивида и общества, которые существуют независимо от права, предшествуют ему и

которые определяют функции и цели права.

Теоретическое правоведение во Франции первой трети XX в. связано прежде всего с

именами Л. Дюги и М. Ориу.

Выдающимся теоретиком права, конституционалистом был Леон Дюги (1859-1928),

занимавший в течение нескольких лет пост декана юридического факультета Бордоского

университета (Франция). Его главным трудом является «Трактат о конституционном

праве» (1911). В целом Л. Дюги можно назвать приверженцем позитивистско-

социологического правопонимания с некоторыми отступлениями в сторону естественно-

правовой доктрины.

Л. Дюги старался упразднить в теоретико-правовой науке такие «метафизические»

понятия, как «суверенная личность государства», «субъективное право личности». Он

называл объективно существующую в обществе публичную власть «просто фактом», а

субъективные права полагал иллюзорными и попросту несуществующими. При этом

утверждал, что в XX в. прежний государственный строй {свойственный, например,

политико-правовому режиму Третьей республики во Франции) исчезает, заменяется новым

- «более гибким, более гуманным, более защищающим индивида». Этот новый строй

покоится на концепции социальной нормы (основывающейся на объективном «факте

взаимной зависимости», связывающей воедино все человечество) и «синдикальном

федерализме» (децентрализации). Л. Дюги в этой связи указывал, что современное

общество постепенно движется «к федерализму классов, сорганизованных в синдикаты», а

роль центральной государственной власти со временем «примет совершенно другой

характер и сведется к функциям контроля и надзора».

Центральной идеей учения Л. Дюги является концепция солидаризма, у основания которой

стоит французский философ-позитивист, один из основателей современной социологии

Огюст Конт (1797-1857). Значительный теоретический вклад в рассматриваемую

проблематику был внесен другим французским социологом Эмилем Дюркгеймом (1858-

1917), в частности его работой «О разделении общественного труда» (1893).

О солидарности в рассматриваемом контексте Л. Дюги высказывался следующим образом: «В

солидарности я вижу только факт взаимной зависимости, соединяющей между собой, в силу

общности потребностей и разделения труда, членов рода человеческого, в частности, членов

одной социальной группы. Прибавлю, что в последние годы до того злоупотребляли

прекрасным словом «солидарность», что я колеблюсь произносить его; нет деревенского

политика, который не разглагольствовал бы о социальной солидарности, не понимая, впрочем,

значения этих слов. Поэтому я предпочитаю говорить: взаимная социальная зависимость».

«Особо тесная зависимость» (солидарность), по мысли Л. Дюги, объединяет людей в классы

и иные социальные группы.

Помимо общественной солидарности, в трактовке Л. Дюги индивидов интегрируют в

социальные общности те правила поведения, которые заданы не субъективными правами

индивидов и коллективов, а социальной нормой: «Всякое общество есть дисциплина, а так

как человек не может жить без общества, то он может жить, только подчиняясь какой-

нибудь дисциплине», каковой и является основополагающая и априорная социальная

норма. Л. Дюги придавал концепции социальной нормы приоритетное значение в своих

разработках: «Как Эвклид основал всю свою геометрическую систему на постулате

параллелей, так и современный человек может основать всю политическую и социальную

систему на постулате нормы поведения, обязательной для всех». Социальная норма

является, по выражению Л. Дюги, «органическим законом общественной жизни».

Теория институционализма в традиции французского правоведения успешно развивалась

Морисом Ориу (1859-1929), в частности в его основном труде «Принципы публичного

права»(1910). Институционализм утверждает, что существующие в обществе коллективы

{социальные общности, учреждения, общественные объединения, разнообразные

ассоциации и группы) являются основными интегративными механизмами, преобразуют

общество в нацию-государство. При этом указанная публичная функция подобных

коллективов выполняется ими в связи с реализацией более частных социальных ролей,

связанных со служением, выгодным им самим. Концептуальная основа институциональной

теории в праве восходит к идее равновесия, которую Полибий считал краеугольным

камнем смешанной формы государства, а Ш.Л. Монтескье положил в основание своей

концепции разделения властей в государстве. М. Ориу и другие институционалисты

утверждают, что в обществе нет никакого предустановленного (ни природой, ни каким-

либо сувереном) порядка: «Мы верим только, что существует здесь определенное

направление, являющееся для обществ пинией их прогресса. Существует социальный

идеал и существует порядок вещей, но он не предустановлен, он рождается».

Правовые отношения с точки зрения выполняемых ими социальных функций предстают у

М. Ориу областью социального мира, в котором уравновешиваются враждебные и

антагонистичные интересы отдельных личностей, социальных групп, право

уравновешивает, таким образом, перманентное противостояние между личностью и

обществом. Таким образом и создается универсальная система правового равновесия.

М. Ориу не согласен с тезисом Л. Дюги об иллюзорности прав человека, в частности он

отмечает, что право собственности (например, на землю) является «естественно вечным,

так как сама возможность уничтожения вещи длится вечно».