ГЛАВА IV.

К оглавлению
1 2 3 4 5 

ОСОБЕННОСТИ ПРАКТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ США В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

 

Тематика публикаций американских СМИ

Особенности стилевого и жанрового многообразия в американской прессе

 

Тематика публикаций американских СМИ

Для средств массовой информации и коммуникации, безусловно, важнейшим является их содержание, без которого немыслимы ни осуществление прессой коммуникативной функции, ни амбициозные планы превращения журналистики в «четвертую власть», ни эффективность формирования общественного мнения и управления им, ни доходы медиакорпораций. В журналистике два человека играют ведущую роль: журналист и читатель (слушатель, зритель). Именно от их взаимодействия зависит характер прессы, как печатной, так и электронной.

Деление всей прессы США на «массовую» и «качественную» весьма условно, поскольку любая «массовая» газета стремится делать хорошие, качественные материалы, а любая «качественная» – к увеличению тиража и охвату максимально возможного числа читателей из аудитории, на которую она сориентирована.

Конечно, социальная ориентация издания сказывается на его содержании в первую очередь. Например, «Уоллстрит джорнэл» рассчитана на богатых американцев и освещает проблему «как делать деньги» в широком смысле слова[290][1]. Причем «делать деньги» не только в США, но и на мировом уровне. Состав редакции – 500 человек. Имеет очень высокий доход от рекламы. Основная часть тиража расходится по подписке; число экземпляров, распространяемых в розницу невелико. О «качественном» характере этого издания говорит, например, тот факт, что на первой полосе не помещается фотографий.

Конечно, самой престижной газетой Америки по праву считается «Нью-Йорк таймс». Многочисленный штат репортеров и обозревателей позволяет газете обходиться без публикаций материалов информационных агентств, в том числе и по международной тематике, поскольку газета содержит большое число зарубежных корреспондентов. Лозунг «Все новости, достойные опубликования», иногда претворяется в жизнь весьма своеобразно. Например, в ходе процедуры импичмента против президента Клинтона газета опубликовала 400 страниц доклада прокурора, содержащие интимные подробности жизни Клинтона, на том основании, что «читатель желает знать». Этот отблеск «желтизны», однако, не повредил репутации газеты, чего не скажешь о репутации Клинтона.

Как отмечает Ю.В. Маркина[291][2], несмотря на очень высокий уровень информационных технологий, который позволил бы назвать «Нью-Йорк таймс» глобальным изданием, эту газету нельзя отнести к данному типу. Существуют определенные признаки, по которым она является именно общенациональной газетой, освещающей новости международного масштаба. Глобальное издание должно иметь:

         не более двух секций или полное их отсутствие (в то время как «Нью-Йорк таймс» состоит примерно из 18 секций);

         небольшой объем рекламы, не превышающий 30% всей печатной площади (рекламный размер «Нью-Йорк таймс» составляет около 50%);

         компактный объем газеты, не превышающий 20–24 полос (объем «Таймс» составляет от 64 до 160 страниц). Газета имеет несколько региональных вариантов: нью-йоркскую версию, северо-восточную, общенациональную – и воскресный вариант.

Наибольший интерес в плане создания имиджа газеты представляет нью-йоркский вариант. Блоки его материалов представляют собой колонки международных, местных, спортивных, экономических новостей.

Воскресный номер несколько варьируется – к нему добавляются еще шесть-семь страниц. Этот выпуск журналисты стараются сделать более легким и развлекательным. Политическую и экономическую информацию они разбавляют известиями из области искусства, науки, литературы, спортивными новостями, анализом автомобильного рынка и так называемыми «домашними» новостями.

Обычно на «Нью-Йорк таймс» ссылаются как на достоверный источник информации. Журналисты обязаны быть чрезмерно точны и скрупулезны в ее отборе.

«Что касается языка и стиля, то все сотрудники держат у себя на столе редакционный словарный и стилистический справочники. Там перечислены все репортерские запреты – никакой резкости и грубости, запрещено употреблять бранные слова, даже что-либо типа черт побери. Во всех материалах перед фамилией персонажа положено ставить формально вежливое госпожа или господин, даже если этот господин убийца из Бронкса, схваченный с пистолетом в руках. NYT никогда не напечатает такое же интервью, как журнал "Плейбой". В сущности, в этом нет ничего удивительного. Это вид редакционной цензуры, который в значительной степени определяет направление, стиль, традиции издания», – свидетельствует Ю.В. Маркина[292][3].

За последние десятилетия произошли изменения в оформлении газет: множество фотографий сделало их более красочными. Однако первое цветное фото в будничном номере «Нью-Йорк таймс» появилось лишь в 1997 году. Преобразования претерпела не только внешняя сторона изданий, но и их внутреннее содержание. На наш взгляд, журналистика всегда являлась отражением жизни общества. Если одни человеческие ценности конкретного периода времени заменяются другими, то и в газетных публикациях происходит смена тематики статей. Так, в частности, в «Нью-Йорк таймс» начала 1990 годов появлялись публикации, противоречащие этическим нормам прежней строгой «Таймс». Однако подобные преобразования стали следствием экономического кризиса 1990–1992 годов, снизившего объемы рекламы. Еще одним фактором, повлиявшим на изменение тематики материалов, стало резкое падение интереса американцев к чтению серьезных газет. Издатели крупных респектабельных газет были вынуждены приспосабливаться к желаниям и настроениям нового поколения читателей.

Впоследствии другая стратегия, выбранная новым издателем А.О. Сульцбергером – младшим (с 1993 года), начала приносить положительные плоды. Молодой энергичный владелец решил немного изменить направленность элитарной «Нью-Йорк таймс», адресовав газету не только богатым людям из высшего класса, но и привлекая разные слои общества. Тексты статей стали более живыми, злободневными, стали восприниматься легче, чем раньше. Газета стала больше отражать то, что заботило не только людей из высшего класса.

Основанная в 1981 году общенациональная газета «Ю-Эс-эй тудей» рассчитана на самую широкую аудиторию. Это подчеркивает и дизайн с использованием цвета. Отдает предпочтение очень коротким материалам – не более 10 предложений в каждом. Позволяется размещать не более четырех материалов по 35 предложений. Этот подход перекочевал с телевидения. Географический охват политических и спортивных материалов – по одному материалу из каждого штата. Многие осуждали подобный подход газеты, считая его поверхностным. Но в итоге получилось так, что «Ю-Эс-эй тудей» стала публиковать материалов на политическую тематику больше, чем «Нью-Йорк таймс», а по проблематике штатов – больше, чем соответствующие региональные газеты.

Несколько утратила свои позиции «Вашингтон пост», достигшая пика своей популярности в годы правления президента Никсона, в связи с расследованием уотергейтского скандала. Вместе с тем, владевшая газетой Екатерина Великая (так называли журналисты Кэтрин Грэхэм) пользовалась исключительным уважением; с ней не могли не считаться президенты. Своим личным другом Кэтрин Грэхэм считали президенты США Линдон Джонсон и Рональд Рейган, президент Франции Жискар д'Эстен, федеральный канцлер ФРГ Вилли Брандт, британский премьер Эдвард Хит, принцесса Диана Уэльская. Показателен такой пример. Одному из корреспондентов «Вашингтон пост» удалось добыть «жареные» факты, затрагивающие интересы высокопоставленных чиновников. Утечка информации из редакции позволила принять предупредительные меры. Директор ЦРУ позвонил Кэтрин Грэхэм и попросил не публиковать материал. Она отказалась подчиниться. Тогда ей позвонил президент Рональд Рейган. Материал так и не увидел свет, но этот случай остался в памяти американцев.

Когда Екатерина Великая умерла в 2001 году в результате травмы головы при случайном падении, то американцы отмечали, что ее имя золотыми буквами вписано в историю журналистики. «Столица и вся страна оплакивают сегодня утрату любимой первой леди американской журналистики, – говорится в заявлении президента Буша. – Г-жа Грэхэм стала легендой при жизни, потому что она была настоящим лидером и настоящей леди: железная, но и застенчивая, властная, но и скромная, известная своей честностью, всегда любезная и великодушная к другим». Мэр Вашингтона Энтони Уильямс приказал приспустить флаги на столичных государственных учреждениях в знак траура.

Кэтрин Грэхэм унаследовала свое дело от мужа Филиппа Грэхэма. Обанкротившуюся газету «Вашингтон пост» в 1933 году купил на аукционе ее отец Юджин Мейер, эльзасский еврей-иммигрант, о котором Джон Пирпонт Морган однажды сказал: «Следите за этим малым, а не то дело кончится тем, что он завладеет всеми деньгами на Уоллстрит». Спустя шесть лет Кэтрин Мейер познакомилась с молодым юристом Филиппом Грэхэмом и стала его женой. Глава компании, чей сын к тому времени стал врачом, предложил передать дело зятю, и тот согласился. В 1961 году к компании добавился еженедельник «Ньюсуик», затем две телевизионные станции. В 1963 году Филипп Грэхэм, страдавший тяжелой депрессией, покончил самоубийством, и у руля встала его вдова. В 1990 годах она уступила пост председателя совета директоров сыну Дональду.

Именно под руководством Кэтрин Грэхэм «Вашингтон пост» добилась своего основного успеха: при ней «раскручивалось» дело о документах Пентагона, при ней велось расследование уотергейтского скандала.

Вместе с известностью пришли и финансовые успехи. За три десятилетия руководства Кэтрин Грэхэм доходы компании выросли в 20 раз. В 1997 году за книгу мемуаров «Личная история» она получила Пулитцеровскую премию. Быть гостями ее дома в Джорджтауне почитали за честь самые могущественные люди этого мира.

Конечно, среди влиятельных газет нельзя не отметить и «Лос-Анджелес таймс», обслуживающую второй по величине регион США. Этой газете так и не удалось стать общенациональной, к чему она стремилась. Герберт Терри относит эту неудачу к недостаточному профессионализму журналистов[293][4]. 400-страничный воскресный выпуск газеты весом 2,5 кг позволил «Лос-Анджелес таймс» завоевать репутацию самой большой газеты в США.

Все средства массовой информации в той или иной мере освещают политическую проблематику. После событий 11 сентября 2001 года в американской журналистике многое изменилось. Известный исследователь зарубежной журналистики П.Я. Рыкованов отмечает:

«Анализ медиатизации трагических событий в Нью-Йорке и в Вашингтоне 11 сентября 2001 г. самым мощным в мире арсеналом СМИ этой страны позволяет со всей ответственностью утверждать, что масс-медиа США с первых минут чудовищного теракта превратили его освещение в истеричную кампанию нагнетания страха. Ведущая роль, конечно, была отведена телевидению, непрерывно транслировавшему прямой репортаж с мест трагических событий не только на всю страну, но, можно сказать, даже на весь мир. Впервые за свою историю американское телевидение отказалось от принципов эпизодической и тематической подачи новостей, использовав ситуационный принцип, позволивший хлынуть с экрана телевизора потоку фактоидов – слухов, домыслов, шепотков, короче, неверсифицированной, недостоверной информации из сомнительных источников, подчас не менее ужасной, чем кадры врезающихся в башни Мирового торгового центра самолетов, разрушений, бегущих в панике людей.

В течение первых четырех дней "насыщенный репортаж" транслировался всеми сетями американского телевидения, в нарушение сложившейся у них традиции, бесперебойно, не прерываясь ни на секунду рекламными роликами. Американцы впервые стали свидетелями такого длительного "пира" ничем не прикрытого насилия на экранах своих телевизоров. Страна была повержена в шок. Уже через несколько минут после теракта из журналистских комментариев исчезло слово "преступление". Слово "война" быстро вытеснило его и зазвучало назойливо, как заклинание: "военным актом" сразу же квалифицировало злодеяние террористов американское руководство. О возможных причинах террористической атаки Нью-Йорка, а затем и Вашингтона – ни слова»[294][5].

Разного ранга представители администрации США устраивали многочисленные пресс-конференции, в ходе которых развивали оценки, кратко сформулированные президентом Бушем. «Во время кризиса телевидение – не только средство, транслирующее информацию. Это также сцена, на которой интерпретируются ключевые акты политики, сцена, которая использует ответственных лиц правительства для общения с протагонистами и их избирателями», – отмечал профессор Э. Кляйненберг. Но гораздо труднее объяснить его же свидетельство: «... спустя неделю после атаки американцы, которые хотя все и видели, но по-прежнему не понимали даже мелочей в событии, только что перевернувшем их жизнь»[295][6].

Предваряя развитие событий, телеканалы начинали использовать новый прием. В течение многих дней они делили экран на две части, совмещая показ наиболее зловеще сенсационных сцен теракта с беспрерывной подачей устной и визуальной информации. Большинство сетей сопровождали при этом видеоряд подпечаткой текста новостей бегущей строкой: «Антиамериканское настроение завоевывает почву у радикальных исламистов», «Европейцы соблюдают три минуты молчания», «Уолмарт продал более 300 тысяч американских флагов, начиная со вторника», «Пауэлл: Со странами, которые скрывают террористов, будут обходиться как с террористами» и т.д.

Вскоре тон заявлений меняется: нет ни страха, ни сомнения. Есть одержимость в достойном военном – и никаком ином – ответе неизвестному противнику. Журналисты и официальные лица настаивают на необходимости единства. «Когда 15 сентября президент Буш заявил: «Война была объявлена Америке, и мы ответим соответственно», – телевидение уже подготовило к такому решению общественное мнение. По результатам его опроса, проведенного «Нью-Йорк Таймс» 13 и 14 сентября 2001 года, «67 процентов американцев», по утверждению газеты, положительно ответили на вопрос: «Должны ли США принять военные меры против инициаторов атак, если даже это означает, что тысячи невинных гражданских лиц могут быть убиты?» Большинство опрошенных ответили «да» войне, будучи уверены, что жертвы ее окажутся в лагере противника США, но за их пределами, неважно где! Довольно быстро телевидение поменяло сострадательный характер освещения теракта на бездушный, мстительный, реваншистский, агрессивный»[296][7].

Нагнетание напряженности сплотило нацию вокруг «не очень чисто избранного президента». Постоянно поддерживаемый страх способствует объединению на относительно долгий срок. Наличие внешнего врага надежнее всего гарантирует постоянство страха и национального единства. Мир поделен на «своих» и «чужих», на «добрых» и «злых». «Злые» будут жестоко наказаны военной мощью «добрых». Иначе нельзя – такова воля общественного мнения! 534 члена конгресса США из 535 в торжественной обстановке поразительного единодушия (не без оснований напомнившей некоторым телезрителям атмосферу съездов КПСС, правда, в другом интерьере, с другой символикой) голосуют за военное решение конфликта.

Телевидение не утруждает себя разъяснением американцам такой существенной «детали», что впервые США объявляют войну, но не государству, а террористической сети, что эта война может быть затяжной, иметь не один театр военных действий, со всеми вытекающими из этих обстоятельств последствиями для рядовых граждан. Впрочем, конфронтационная телевизионная риторика с преобладающей апологией американского триумфализма исключает для телезрителя всякую возможность получения не только знания, но даже представления о реальном положении вещей в их причинно-следственных связях. Такой характер телевизионной риторики исключает также и малейшую возможность национального и международного диалога»[297][8].

Конечно, в такой обстановке трагедия 11 сентября 2001 года не могла разбудить гуманистического сознания американцев. И когда грянула «странная» американо-иракская война, общественное мнение США к ней было вполне готово.

Американская организация «Честность и точность репортажа» (FAIR) очень большую долю своего труда направляет на разоблачение «клишированности», лицемерия, «двойных стандартов» СМИ в Соединенных Штатах. От ее внимания не ускользают ни военная истерия, ни проблема «обедненного урана», не получившего адекватного освещения в США, ни однобокость в американских комментариях по поводу развертывания ПРО, ни многое другое. Помимо отслеживания в прессе информационных «белых пятен» или, наоборот, растиражированных ложных клише; кроме составления документированных комментариев, нередко опирающихся на материалы западноевропейской прессы, «Честность и точность репортажа» знаменита своими своеобразными общественными акциями. Выявляя очередные подлоги, клевету или несуразности в американских СМИ – причем именно не случайных, но самых типических – эта организация становится инициатором акций массовой рассылки писем в редакции со стандартными вопросами: «А разве это так?», «Почему концы с концами не сходятся?» – и многих их модификаций.

Приведем схожие примеры с сепаратизмом. 24 июня 1999 года «Нью-Йорк таймс» в репортаже о суде над Абдулахом Оджаланом дает следующую предысторию событий: «Война Оджалана привела к гибели 30 тыс. жизней и сделала его объектом ожесточенной ненависти. Она же превратила его в героическую фигуру для многих курдов, живущих на юго-востоке Турции». Сказанное интересно сравнить с описанием другого конфликта в той же газете от 27 марта того же года: «Сербская кампания против этнических албанцев в прошлом году привела к 2 тыс. убитых и к тому, что сотни тысяч косоваров были изгнаны из своих домов». Парадоксальным образом в первом случае виноватыми оказались те, кто стремится отделиться, во втором – от кого отделяются. Но и степень, и соразмерность насилия не служит критерием в оценках «Нью-Йорк таймс». Приводимое «FAIR» сравнение из публикаций одного и того же издания и сходных дат красноречиво доказывает это. «Акция» заключалась в посылке письма господину Эндрю Розенталю, директору международного отдела «Нью-Йорк таймс», с просьбой применять единые стандарты к сходным ситуациям. Или дать ответ о принципиальном различии курдской и косовской ситуаций, которое вызывает столь зеркально противоположное к ним отношение. Летопись подобных акций (иногда организация получает достаточно внятные ответы) могла бы стать самым лучшим доказательством, что плюрализм мнений в США, конечно, есть (и это доказывают сами акции), но эта материя имеет малое отношение к тому, с чем сталкиваются американцы в своем большинстве.

Подчас именно полное молчание оказывается красноречивее любой дезинформации или недобросовестной интерпретации. В начале марта 2001 года во время официальной встречи с американским госсекретарем Колином Пауэллом руководители Европейского Союза Анна Линдт, Кристофер Паттен и Хавьер Солана настояли на включении в повестку обсуждения проблемы смертных приговоров в США. Это обстоятельство тем более актуально, что в конце прошлого года было принято дополнение к Хартии прав и свобод Европейского Союза, запрещающее экстрадицию преступников в страны, где существует смертная казнь. Показательна реакция Джеффри Гедмина, ведущего сотрудника республиканского «мозгового центра»: «Странно, что внутреннее американское дело стало столь значительным предметом внешнеполитических переговоров. Это – дубина, которой бьют Америку, это – проявление евронационализма. Нам как бы говорят – вы сверхдержава, зато мы намного превосходим вас морально». Удивительно здесь не только полная идентичность аргументов и интонаций былой реакции на подобные события в Советском Союзе или нынешнем Китае или Ираке, но и почти тотальное замалчивание очевидно немаловажной темы в американских СМИ.

Для граждан нашей страны наиболее ощутимы «двойные стандарты» Запада по отношению к России. Тема это поистине неисчерпаема. Приведем очевидный пример. Когда азиатский кризис напугал инвесторов и заставил их убежать с бразильского рынка, в результате чего рухнул реал, обозреватели назвали это ухабом на дороге. Когда азиатский кризис напугал инвесторов и заставил их убежать с российского рынка, в результате чего рухнул рубль, обозреватели заявили, что этот кризис свидетельствует о провале либеральных экономических реформ в России. Вряд ли стоит удивляться тому, что многие россияне считают, что Запад пользуется двойными стандартами. Американские политики и СМИ в наибольшей степени подвержены воздействию определенных «клише» в отношении России как в связи с «мессианской» самоуверенностью единственной сверхдержавы, так и по причине территориальной удаленности от нашей страны.

Базирующийся в Нью-Йорке авторитетный «Комитет по защите журналистов» сообщает, что в Соединенных Штатах «основное беспокойство» у него продолжает вызывать ситуация в области «безопасности журналистов-иммигрантов и случаи убийства журналистов по причинам, прямо связанным с их профессией». По данным Комитета, с момента широко освещавшегося убийства в 1976 году репортера газеты «Аризона Рипаблик» Дона Боллеса по меньшей мере 11 журналистов были убиты в Соединенных Штатах по причине их работы. Комитет сообщает также, что большинство из этих случаев получили мало или вообще никакого внимания в прессе США и что из 11 случаев убийства журналистов нераскрытыми остаются 7. Из 11 убийств 10 были убийствами журналистов-иммигрантов, работавших в СМИ на языках национальных меньшинств (5 убитых были американцами вьетнамского происхождения).

Характеризуя отношение властей к раскрытию убийств этих журналистов, «Комитет по защите журналистов» указывает, что были проведены ограниченные расследования силами местной полиции с минимальным содействием со стороны федеральных правоохранительных органов, несмотря на то что по ряду дел были весомые признаки преступных заговоров межштатовского и даже международного уровня. «Комитет защиты журналистов» признает, что приводимые им данные могут быть неполными, так как он «не следит систематически» за проблемами, с которыми сталкиваются журналисты в США и других странах с развитой демократией, концентрируя свои усилия главным образом на государствах в остальных частях света.

Вот один из подобных случаев. В ночь на 18 октября 2000 года у своего дома был застрелен Джеймс Эдвард Ричардс – редактор Интернет-обозрения «Нейгборхуд ньюс» («Соседские новости»). Его издание освещало новости, в том числе криминальные, в городке Оквуде, пригороде Венеции в Калифорнии. Ричардс был также многолетним активным участником самоуправления в своем квартале. Член городского совета Руфь Галантер прямо сказала местной прессе, что по ее мнению, данное покушение «носит откровенно заказной» характер, поскольку у Ричардса, как у журналиста и общественника, было немало недоброжелателей. Офицеры полиции Лос-Анжелесского департамента заявляют, что у них нет подозреваемых и предположений о мотивах данного преступления.

Не менее авторитетная американская организация «Репортерский комитет за свободу прессы» сообщает, что во время демонстраций протеста в Филадельфии в июле 2000 года и в Лос-Анджелесе в августе, где проходили предвыборные съезды Республиканской и Демократической партий США, силы правопорядка и полиции превысили свои полномочия, в результате чего несколько журналистов были избиты и даже попали в тюрьму, несмотря на имевшиеся у них все необходимые аккредитации и разрешения для работы. Фотограф журнала «Ю. Эс. ньюс энд Уорлд рипорт» Стефан Заклин, подтверждает, что во время освещения Республиканского съезда в Филадельфии он был положен полицейскими на асфальт, на его руках были застегнуты наручники, и он был арестован в тот момент, когда фотографировал арест полицией участников акций протеста. После этого, несмотря на наличие у него журналистского удостоверения, он был доставлен в полицейский участок. Корреспондент агентства Рейтер Марк Эган сообщает в этой связи, что был задержан полицейскими и провел пять часов в тюрьме, прежде чем был выпущен. По его словам, никакие извинения ему не были принесены и на протяжении двух или трех дней после этого инцидента он «подвергался нажиму со стороны полиции», звонившей ему по три-четыре раза в день, интересуясь его журналистскими блокнотами и данными о том, что может произойти в Филадельфии или Лос-Анджелесе. В Лос-Анджелесе были арестованы также корреспондент газеты «Чикаго трибюн» Флинн Макробертс и корреспондент агентства Ассошэйтед пресс Брайан Бланд. Корреспондентка газеты «Хьюстон кроникл» Лайза Тичи сообщила, что получила травму, когда полицейский в Лос-Анжелесе толкнул ее на бетонную баррикаду. «Американский союз гражданских свобод» возбудил судебный иск от лица семи пострадавших журналистов. В иске, где говорится о преднамеренной стрельбе резиновыми пулями по журналистам, сообщается, например, что фотограф-«фрилансер» Ал Креспо снимал демонстрацию протеста, и в тот момент полицейский три раза прицельно выстрелил в него, в том числе в голову. Телевизионный оператор Кевин Граф получил 10 резиновых пуль, в том числе 3 в голову. Фотожурналистка Ребека Родригес была вынуждена обратиться за медицинской помощью для лечения трещины в кости лопатки, после того как полицейский ударил ее дубинкой по плечу.

Подобные эксцессы происходят не только во время мероприятий, имеющих общенациональный масштаб. 25 марта 2000 года Еррол Мэйтланд, продюсер и режиссер программы «Демократия сейчас», выходящей на Нью-Йоркском филиале радиосети «Пасифика», передавал репортаж с похорон Патрика Дорисмонда – американца гаитянского происхождения, застреленного полицейским за неделю до этого. Журналист вел передачу в прямом эфире по сотовому телефону. По окончании траурной службы в бруклинском храме Святого Креста Мэйтланд сообщил, что полицейские положили одну из участниц церемонии «лицом на пол». Когда он обратился к офицеру полиции за комментариями, четыре стража порядка сделали с ним то же самое. Затем журналист был доставлен в 72 полицейский участок по обвинению в хулиганстве. Хотя Мэйтланд испытывал острую боль в грудной клетке, плече, спине, коленях и голове, и его дыхание было затруднено, до вечера того же дня врач не был к нему допущен. Только после вмешательства адвоката журналист был доставлен в отделение интенсивной сердечной терапии госпиталя Кинге Каунти. Мэтланд смог выписаться из больницы лишь по прошествии 11 дней и выйти на работу лишь в декабре, причем по облегченному графику, – настолько серьезны оказались травмы, полученные им 25 марта.

Приведенные факты служат примером по меньшей мере непростых отношений прессы и правоохранительных органов. «Национальная конференция адвокатов и представителей прессы» США сообщает о том, что в целом ряде случаев последние чинят препятствия журналистам, освещающим работу судов или конкретные судебные слушания. Действия полиции, например, могут не соответствовать законам того или иного штата об открытости источников информации. Ограничение доступа к информации – не единственная претензия американской прессы к правоохранительным органам. С 1992 года действует правило, согласно которому с разрешения Генерального прокурора США агенты ФБР могут действовать под видом журналистов. «Общество профессиональных журналистов», «Американское общество редакторов газет», «Ассоциация директоров радио и телевизионных новостей», «Национальная федерация журналисток» подвергли резкой критике данное распоряжение и обратились к директору ФБР с требованием запретить агентам «изображать журналистов». Эти организации заявили, что «когда официальные лица маскируются под прессу, общественность менее охотно с ней сотрудничает, что приводит к трудностям в сборе новостей и подрывает независимую роль новостных СМИ».

Как видим, условия для работы репортеров могут быть весьма непростыми.

Когда речь заходит об освещении политической тематики в американских средствах массовой информации, то возникает некоторая сложность: как, скажем, отличить освещение работы правительства от политики, потому что вся работа правительства – политика. Более того, любой вопрос, касающийся политической власти, есть вопрос политический.

При освещении политической проблематики американские журналисты до сих пор полагаются на сведения, добываемые коллегами. Как правило, первый материал появляется в какой-либо ведущей американской газете или информационных агентствах; затем тема «раскручивается» более мелкими газетами. Различные кампании зачастую начинаются в специализированной («нишевой») прессе, затем подхватываются иными изданиями.

Скандал с Клинтоном, например, начался так. О «шалостях» Клинтона многие журналисты знали, но никто не решался начать кампанию. В тех же грехах был заподозрен и Буш-старший, но пресса посчитала, что это его личное дело. С Клинтоном все обстояло несколько иначе. Когда он был губернатором Арканзаса, его некоторые любовные истории попали в местные газеты. На них начали ссылаться; эстафета была подхвачена. Как известно, кампания была доведена до логического конца.

Конечно, у властей есть определенные возможности для управления прессой. Пиармены это делать умеют. У каждого из них всегда под рукой сетки вещания, графики выхода газет и т.п. Они стремятся своевременно выдвинуть событийный повод для сообщения нужной информации. Основная нацеленность любой внутриполитической кампании – на использование возможностей телевидения. Политические деятели обучены своими имиджмейкерами таким образом, что перед камерой отвечают на вопросы не более 10–15 секунд. Этого недостаточно для газетной публикации, поэтому журналистам-газетчикам приходится самим добывать информацию или обращаться к штатным пиарменам из команды нужного политического деятеля.

Если говорить об избирательной кампании, то интерес читателей, зрителей и слушателей проявляется только во время «горячих» выборов, когда осталось два кандидата на место. Наметился парадокс: в региональной прессе все больше внимания уделяется политическим кампаниям, в то время как крупные газеты и информационные агентства все меньше и меньше этим занимаются.

В последнее время ЮПИ слабо справляется со своими обязанностями на информационном рынке внутри страны. Вся нагрузка ложится на АП, причем региональные издания базируются в основном на информации, предоставляемой АП, добавляя свои региональные новости.

При освещении политической тематики американские журналисты все чаще используют специализированные издания, в том числе и по узким политическим вопросам. Довольно часто это общеполитические или специализированные журналы.

С политической информацией теснейшим образом связана информация экономическая. И не только потому, что крупные корпорации лоббируют свои интересы в конгрессе и стараются «протолкнуть» важные для себя законопроекты. Дело значительно сложнее: в конечном итоге политика является надстройкой над экономикой, хотя и обладает известной самостоятельностью.

Проблемы экономики можно рассматривать с двух точек зрения: с точки зрения корпораций и с точки зрения потребителей. «Основное занятие в США – делать деньги. С начала строительства американского государства это было краеугольным камнем», – отмечает Герберт Терри[298][9].

В 1970–1980 годы бизнес стал активно влиять на все сферы жизни общества, в том числе и на культуру. Короче говоря, утилитарное значение бизнеса уже изжило себя. К приходу к власти президента Рональда Рейгана в прессе акцент с борьбы за права человека переместился на бизнес, что не всегда вызывало понимание общества. Сейчас все интересы общества сфокусированы на бизнесе, в том числе и внешнеполитические. Это, естественно, нашло свое отражение и в журналистике.

В 1960 годы возникло движение потребителей. Появилось множество журналов и бюллетеней, критиковавших фирмы с точки зрения потребителей. В конечном счете, это самым лучшим образом сказалось на качестве товаров.

В последние 20 лет американская журналистика развивалась в направлении углубленного изучения сферы бизнеса, причем в тесной увязке с социальными проблемами. В этом плане интересны следующие направления журналистского поиска:

         как расходуются средства для обеспечения начального уровня социального обеспечения за счет общественных отчислений;

         как осуществляется инвестирование гражданами своих средств в фирму, на которой они работают; в банк, в пенсионный фонд;

         поскольку существующая система социального обеспечения работает плохо, конгресс предложил законы, управляющие этим процессом. Пресса взяла во внимание такое направление: компании должны объяснить, куда они инвестируют, например, деньги будущих пенсионеров.

Если говорить об экономической тематике, то престижные газеты (особенно бизнес-издания) прежде всего публикуют информацию о движении акций. Эти публикации нацелены на бизнесменов, но журналисты не забывают и о тех, кто может сделать свои небольшие частные вложения. Это особенно характерно для «Нью-Йорк таймс». При рассмотрении вопросов экономического характера приоритет отдается политическим новостям. Как правило, отдельные журналисты специализируются на избранных секторах экономики.

Городские издания чаще всего просто перепечатывают информацию из ведущих газет и публикуют сообщения информационных агентств, основа экономики для них – местные сообщения. До сих пор многие городские газеты продолжают публиковать котировки акций, хотя интерес к ним значительно упал. Каждое воскресное приложение к любой газете имеет бизнес-раздел, при подготовке материалов для которого активно используются пресс-релизы. В воскресных изданиях обязательно существует раздел об автомобилях, однако критичностью этот раздел не отличается.

Большую роль в освещении экономической проблематики играют колумнисты. Они готовят материалы не только интересные по содержанию, но и практически полезные: рекомендуют, куда вложить деньги, чтобы заработать.

Ежедневная деловая пресса как правило не обладает большими тиражами. Зато в каждом номере есть подробный комментарий о том, как за определенный период развивался бизнес. Интересное явление: обычные американские газеты «общего интереса» подписываются на бизнес-газеты. По большому счету, в ежедневных деловых газетах есть весьма глубокие и серьезные публикации, хотя существуют и такие издания, которые ограничиваются подборками пресс-релизов.

Журналы как правило имеют широкую, общую тенденцию в освещении новостей бизнеса. Ведущие журналы имеют колумнистов, ведущих темы на национальном уровне. В журналах, как правило, кроме фактического освещения той или иной темы работают и хорошие аналитики. Крупные статьи аналитиков могут печататься с продолжениями в 4–5 номерах.

Естественно, больше всего внимания экономической проблематике уделяют специализированные издания для бизнесменов. Например, «Бизнес уик» рассчитан на крупных бизнесменов, руководителей компаний. Разброс тем здесь очень большой. Основной акцент делается, естественно, на американском бизнесе. Широко публикуются новости, портреты бизнесменов и компаний. На крупных бизнесменов рассчитаны журналы «Бернс», «Форчун», «Форбс». Они не стремятся отражать оперативные новости; в большей мере характерен аналитический подход. Эти издания известны своими ретроспективами. «Форчун» публикует список 500 ведущих компаний; «Форбс» – 500 наиболее богатых людей в США. Существуют и городские журналы, рассчитанные на местных бизнесменов.

Особого внимания заслуживает потребительская журналистика, о которой говорилось ранее. Она отстаивает интересы потребителей, причем очень часто проводит экспертную оценку товаров и услуг. Например, общество потребителей провело экспертизу одной из моделей «Судзуки» и выявило серьезные недостатки в конструкции машины. Результаты были опубликованы в ряде журналов. Уровень продаж «Судзуки» упал до нуля. Фирме пришлось отзывать ранее проданные машины и доводить их «до ума». Тиражи подобных изданий непрерывно растут.

От, скажем, «Бизнес уик» значительную часть читателей отнимают нишевые, специализированные издания, для которых характерны достоверность и точность информации. Они хорошо себя чувствуют на рынке прессы, хотя тиражи у них весьма маленькие.

Финансовые новости передают телевизионный канал Си-эн-эн и другие, мощным информационным агентством стало агентство Блумберг. АП еще с 1980 года имеет отделение АП-Доу Джонс, специализирующееся на финансово-экономической тематике. Широко для этой цели используется Интернет.

Все разнообразие тематики американских газет отобразить невозможно остановимся лишь на одном важном явлении. В американской журналистике появился термин «инфортеймент» – нечто среднее между информированием и развлечением. Тенденция увеличения доли публикуемых материалов этого направления имеет причины. Во-первых, это конкуренция с радио и телевидением. Во-вторых, появление таких изданий, как «Ю-Эс-эй тудэй». Возникновение «инфортеймента» приурочивают к 1970–1980 годам, когда общество устало от серьезных материалов. Социологические исследования 1970 годов показали, что «жесткая» новость уже не интересует читателей. Основой нового направления стали «мягкие» новости, дополняемые комментариями.

Сейчас газеты стремятся сочетать информативность содержания с мини-сенсациями и скандалами. Главное здесь – разумная дозировка. Погоня за сенсационностью достигла своего пика в 1990 годы. Сочетание информативности и сенсационности необходимо для того, чтобы материал привлекал возможно большее число читателей. Кроме того, за последние 20 лет газеты увеличили свой объем, а это позволило больше места отдавать развлекательным материалам.

Появление Си-эн-эн, программы 60 минут и других поставил вопрос о том, какими методами журналисты добывают сведения. Так, Эй-би-си решила дать в эфир материал о том, как сеть магазинов «Фуд лайн» обрабатывала химическим путем мясо и рыбу и переклеивала этикетки со сроком годности. Журналисты внедрились в компанию, работали скрытой камерой и скрытыми микрофонами. Материал был подготовлен и выпущен. «Фуд лайн» подала в суд иск... против формы сбора материала. Как отмечала фирма, журналисты предоставили о себе неполные сведения при поступлении на работу; сокрыли истинные данные о себе; поскольку журналисты уже имели работу, они «нанимались, чтобы бездельничать», а фирма потратилась на их обучение и т.д. Все это породило особо пристальное внимание к этике журналиста. В итоге выяснилось, что при журналистском расследовании может быть затронута частная жизнь человека, что недопустимо; скрытые источники информации – это очень широкое понятие и их проблема выходит за рамки расследовательской журналистики; в случае освещения скандала журналисты не могут отстаивать свои интересы в полной мере[299][10].

Как видим, тематика и проблематика американских СМИ весьма широка, и журналисты активно ищут формы и методы освоения все новых и новых пластов отображаемой ими жизни.

в начало

 

Особенности стилевого и жанрового многообразия в американской прессе

Мы часто задаемся вопросом: а что же такое журналистика? Что такое новость? Каким должен быть инструментарий журналиста, чтобы подготовить хорошую публикацию? Ответы не могут быть однозначными для разных аудиторий, но в развитых в информационном отношении странах уже сложились определенные подходы к решению этих проблем.

Есть медленно устаревающее определение журналистики, ранее принятое в России. Журналистика – это часть общелитературного процесса, осуществляющая литературно-публицистическую деятельность в газетах, журналах и других периодических изданиях.

Сейчас это определение воспринимается далеко не всеми. Многие считают, что журналистика – это не литература. Она – часть коммуникаций, где самое главное – доведение до аудитории идей коммуникатора.

В США также длительное время шли споры относительно журналистики. С этой целью в 1947 году была создана комиссия по свободе прессы, возглавляемая Робертом М. Хатчинсом. Доклад под названием «Свободная и ответственная пресса» стал главным источником концепции социально ответственной прессы, регулятивной идеи, оказавшей за последние пятьдесят лет огромное влияние на теорию и практику журналистики разных стран. Комиссия предложила решить проблему путем принятия мер, которые защищали бы общественность более надежно, чем существующие законы. Для этого были выработаны пять норм деятельности, требуемых от свободной и ответственной прессы:

         обеспечивать «правдивый и всесторонний отчет о событиях дня в контексте, который сделал бы их значимыми»;

         служить «форумом для обмена комментариями и критикой»;

         давать «представительную картину групп, составляющих общество»;

         представлять и разъяснять «цели и ценности общества»;

         обеспечивать «полный доступ к информации дня».

Комиссия, в частности, отметила, что журналистика не является самостоятельной профессией, поскольку каждый грамотный человек может писать в газету, а индивид, переставший поставлять свои материалы в прессу, перестает быть журналистом.

Идея обеспечения свободы выражения мнений, что считается одной из составляющих свободы печати, сама по себе носит позитивный характер. Однако теоретики доктрины социальной ответственности призывали прессу, правительство и общественность активно способствовать не только свободе выражения мнений, но и выполнению требований к свободной и ответственной прессе, сформулированных комиссией Хатчинса. Считалось, что правительство должно и может контролировать условия, в которых работает пресса, не контролируя саму ее деятельность: «Установление правил и условий для более честной игры не мешает свободе игроков – это улучшает игру и для них, и для зрителей. Рассмотрение всей деятельности свободной прессы с этой точки зрения может иметь подобные преимущества как для прессы, так и для публики. При этом будут достигаться цели уменьшения расточительности и хаоса, формирования подлинного общественного мнения и предоставления прессы наилучшего качества максимальному числу людей»[300][11].

Комиссией были установлены строгие рамки того, что правительство может и должно делать для повышения ответственности прессы, однако сама возможность вмешательства в случае, когда пресса «вела себя безответственно», вызывала негативную реакцию со стороны журналистского и научного сообщества. Высказывались опасения, что доктрина социальной ответственности приведет к ограничениям в деятельности прессы, сузит ее свободу, ибо в стране не может быть свободной прессы без того, чтобы последняя не демонстрировала отдельные примеры или даже целые периоды безответственности. Американские исследователи обоснованно критиковали теорию за то, что понятие «социальной ответственности» совершенно обходило вопрос об источнике обязанностей журналистов или о том, на что они должны быть направлены[301][12].

Таким образом, американский опыт государственного регулирования прессы продемонстрировал, что любые формы вмешательства власти в деятельность средств массовой информации, какими бы благими намерениями они не были продиктованы, губительны для свободы информации. Социальная ответственность журналистики – это область саморегулирования, но никак не государственного регулирования.

К осознанию этой простой истины давно уже пришли развитые европейские страны. Так, двадцать первая очередная сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы (23 января 1970 года) приняла «Декларацию о средствах массовой информации и правах человека», в которой меры по обеспечению ответственности печати и других средств массовой информации описаны в особом разделе. Для того чтобы журналисты выполняли свои функции с чувством ответственности перед обществом и отдельными гражданами, предлагается предусмотреть налаживание профессиональной подготовки журналистов, принятие кодексов профессиональной этики, а также создание советов по печати, которые были бы правомочны принимать меры по осуществлению самоконтроля.

В 1996 году этот документ был ратифицирован российскими парламентариями, и только после этого Совет Европы принял Россию в свои ряды. О том, что рекомендации, изложенные в Декларации, российским журналистским сообществом уже во многом выполнены, говорилось выше. Теперь главная проблема заключается в том, чтобы преодолеть формальный характер мер, предпринятых в области саморегулирования, т.е. повысить действенность этических кодексов, а также укрепить авторитет этических комиссий, созданных усилиями исключительно самих журналистов. Последнее обстоятельство заслуживает особого внимания, ибо в российском обществе за последние годы предпринималось несколько попыток создания всевозможных комиссий по этике и нравственности, которые пытались создать систему регулирования преимущественно в области телерадиовещания.

Между тем опыт европейских стран свидетельствует о том, что оптимальная форма телерадиовещания, в которой бы отсутствовало всякое внешнее давление на информационную политику, давно уже найдена. Эта форма – публичное или общественное телерадиовещание. Пути его построения предложены в Резолюции № 1 четвертой международной конференции министров по политике в области средств массовой коммуникации «Будущее общественного телерадиовещания» (Прага, 7–8 декабря 1994 года). Россия, как и любой другой новый член Совета Европы, рано или поздно должна принять эту модель телерадиовещания. Для этого ей необходимо взять на себя обязательства по преобразованию системы государственного вещания, по освобождению ее от экономической и политической зависимости и созданию независимой системы общественного вещания, которое получило бы поддержку правительства, но было бы максимально защищено от политического давления.

Существует множество определений новости. Один американский редактор как-то сказал: «Новость – это то, что я считаю новостью». Определенный резон в этом есть, ибо давно известные факты при определенных условиях высвечиваются с неожиданной стороны.

И все-таки, как определяют словари, новость это:

         нечто новое, новинка;

         недавно полученное известие;

         непривычность.

Новое и старое – две противоположные силы и тенденции, борьба между которыми, особенно в общественных явлениях, составляет движущую силу развития. То, что двигает, направляет развитие в определенных исторических условиях, есть новое.

Для прессы, естественно, необходимы несколько иные критерии. Вот как характеризуются «классические элементы новости»:

         своевременность;

         близость события аудитории;

         конфликтность;

         «человеческий интерес»;

         масштабность события;

         «эмоциональный толчок».

Новость есть информация о некоем предмете, в получении которого заинтересован читатель; то, о чем ранее он не знал.

В США, а затем и во многих других странах, журналисты различают «жесткую» и «мягкую» новость[302][13].

В соответствии со сложившимися традициями в России издавна укоренилась так называемая «журналистика мнений», когда главным в публикации является не сообщение о событии, а его интерпретация, мнение автора. Конечно, практически повсюду «журналистика мнений» существует, но не является доминирующей. Во многих странах укоренилась так называемая «журналистика новостей», когда новость играет основополагающую роль, а мнение автора по сути дела недопустимо. Это – объективная необходимость журналистики там, где существуют классы и слои населения с различными, подчас антагонистическими интересами. В этом случае журналист лишь сообщает новость, а читатель, слушатель или зритель сам ее комментирует и интерпретирует.

Как же выбрать новость, пригодную для опубликования? Здесь также существует множество точек зрения. Приведем лишь крайние.

«Редактор существует для того, чтобы редактировать», – говорят одни[303][14]. Тем самым подчеркивается субъективность в выборе для опубликования новости, которая может быть вызвана самыми различными причинами.

«Актуальность должна определяться рыночными силами, а не мнением редактора», – отмечают другие[304][15].

Но практически все сходятся на том, что существуют факторы, действующие на редактора при отборе и обработке новостей. Это силы, соревнующиеся за место в газете или эфирное время: эгоистические мотивы отдельных лиц и их объединений; желания репортеров напечататься; общие или групповые, а иногда и личные воззрения и мнения; общечеловеческие ценности, внешние силы и др.; выбор осуществляется из ранее заказанных материалов; доверие «бюджету» агентств новостей (т.е. рейтинги важности); ориентация на ведущие газеты и т.д.

В последнее время предлагается новый подход в отборе и обработке новостей.

         «Новости» – сложное составное понятие, и журналистам требуется подходить к его определению с умом, тщательно продумав стратегию.

         Редакторы и репортеры принадлежат к элитарной группе, они не могут представлять интересы своих читателей и зрителей и эффективно выступать от их имени.

         Маркетинговый подход к определению новостей – самый эффективный и продуктивный метод отбора и подачи событий, релевантных с точки зрения аудитории и представляющих для нее интерес.

Этот подход встречает жесткое противодействие. Вот, например, что думает по этому поводу Джон Мэррилл.

         Мнение редактора, а не рыночная конъюнктура должно быть критерием при отборе новостей. «Подчинение процесса отбора новостей требованиям рынка превращает прессу в мастерскую по предоставлению услуг населению».

         Редактор (или другое лицо, принимающее профессиональные решения) должен определять ценность новости с учетом потребностей аудитории.

         Хороший редактор – это человек, который понимает, что ответственность журналиста заключается в обеспечении читателя важными и полезными новостями, которые совсем не обязательно могут быть привлекательны и интересны для них.

В журналистской практике различается оперативное и «мягкое» информирование: краткая новость в «жестком» варианте, оперативно излагающая суть происшедшего, и в варианте «мягком», когда оперативность ослаблена, зато введен момент интриги, активнее используется деталь.

«Жесткая» новость чаще всего затрагивает вопросы власти, бизнеса, экономики и т.д. Она заметнее всего на первых полосах газет в экстренных выпусках новостей.

В зависимости от приоритета того или иного момента (акцентирующего важность результата, «известное лицо», трагизм ситуации и пр.) журналист располагает их по «убывающему интересу», начиная с самого важного. В результате получается композиционная конструкция, известная под названием «опрокинутая» или «перевернутая пирамида». Основание, главная опора такой «пирамиды» при этом оказывается вверху. Этот стиль появился после Гражданской войны и возник из-за правила выносить в «аннотацию» статьи ответы на вопросы кто, что сделал, когда, где, а иногда и почему. Кроме того, форма «перевернутой пирамиды» позволяет сокращать материал, не думая – самые несущественные детали всегда помещаются в его конце.

Ответы на перечисленные выше вопросы позволяют создать много вариантов начала публикации: все зависит от того, на какой первый вопрос вы будете отвечать в начале материала.

Прежде, чем говорить об информационных жанрах в США, кратко остановимся на самом определении жанра. В России издавна детально разработана теория журналистских жанров; в других странах это зачастую рассматривают как нечто совершенно необязательное и анализируют лишь тематику публикуемых материалов.

Что же такое жанр?

Жанр – это тип художественной формы литературного произведения, характеризующийся общностью структурно-композиционных и стилистических признаков, специфичных именно для него.

Традиционно (для российской журналистики) жанр может делиться на виды и подвиды.

Что касается жанрового многообразия российской прессы, то этому вопросу посвящено немало книг и статей. Поэтому остановимся на сравнительном анализе российской и американской систем журналистских жанров, особое внимание обратив на опыт американских коллег.

Безусловно, в американскую журналистику проникло множество журналистских жанров, используемых в континентальной Европе: интервью, памфлет, открытое письмо и другие. Вместе с тем американские журналисты значительно больше внимания, чем их европейские коллеги, уделяют не форме, а содержанию публикуемых материалов. Поэтому классификация жанров на первый взгляд может показаться недостаточно разработанной.

Приведем упрощенную схему классификации американских газетных жанров (см. ниже). Она была предложена Гербертом Терри и не претендует на всеобъемлющий охват. Многие из жанров, их видов и подвидов, практикуемые в России, вообще не используются в США.

Теперь собственно об информационных жанрах в США. Они исчерпываются понятиями «жесткая новость» и «мягкая новость», но включают в себя интервью и отчет, репортаж и многое другое. Главное – это разнообразие на газетной полосе.

Вот как оценивают это американские журналисты.

Полоса новостей – часть газеты, где помещается информация, которую редакция считает наиболее важной. Эти полосы должны быть подобны хорошему обеду: разная пища, легкие закуски, сопутствующие основному блюду. Не стоит помещать слишком много новостей на одну тему (из области политики, здравоохранения и проч.), темы следует варьировать.

 

Основные газетные жанры, используемые в США

 

НОВОСТИ (News)

Жесткие

Политика Власть Большой бизнес и т.п.

Мягкие

Международные Национальные

News Brief

Соответствует российской хронике или короткой информационной заметке

General News Account

Расширенная информация (в российской классификации жанров)

 

ОСОБЕННОСТИ (Feature)

 

Задача: больше развлекать, чем информировать

News Feature

В некоторой степени соответствует расширенной информации или нашей информационной корреспонденции.

News Analysis Комментарий, мнение, обзор новостей

Review Обзор, обозрение

 

ДРУГИЕ

 

Редакционные материалы и комментарии

 

Авторские колонки

политические

юмористические

стиль жизни и развлечения

 

СОПУТСТВУЮЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Гороскопы. Кроссворды. Юмор. Комиксы. Погода и т.п.

 

Легкость изложения также необходима. Полосы новостей должны сообщать о важных событиях, но такой диете не следует быть слишком строгой. Полосы могут быть серьезны, но не чрезмерно. На них обязательно нужно найти место легким, смешным, даже тривиальным сюжетам.

Типы легких сюжетов:

калейдоскоп – сцены и события обыденной жизни. Хороший автор самую рутинную историю сделает интересной и занимательной;

 

забавные истории – агентства новостей – хороший источник такого рода информации, поскольку материал поступает к ним отовсюду. Часто забавны репортажи из зала суда;

персоналии – забавные истории о политиках, теле- и кинозвездах и т.д.;

знаменательные даты – «большое видится на расстоянии», и мало кто из читателей может отказать себе в удовольствии предаться ностальгии;

открытия – архивные исследования, научный поиск, археологические раскопки всегда приводят к каким-то открытиям. Некоторые из них имеют ценность, другие просто любопытны. Отраслевые журналы и университетские издания – хороший источник такого рода информации;

общественная жизнь – новые тенденции в социальной жизни, а также черты в поведении людей всегда могут дать интересный материал для незатейливой статейки. Информацию можно добыть путем собственных изысканий;

странные вещи – на продажу, просят или предоставляют необычные услуги. Такая информация часто встречается в колонках частных объявлений специальных журналов;

новые издания – спорные книга, фильмы, телевизионные программы – неиссякаемый источник подобного рода работ.

В США мини-сенсации – это общее название не самых важных сообщений, которыми можно разбавить основные новости. К мини-сенсациям относятся:

необычные происшествия – собственно, это не новости, но собранные вместе, они привлекают внимание читателя;

цитаты – высказывания недели/дня/месяца, собранные в одну колонку;

опечатки – в газетах, оговорки политиков, ошибки в средствах массовой информации;

дуэль с бюрократией – примеры жаргона, неудачных выражений, употребленных официальными лицами или в официальных публикациях. Реакция аудитории на них;

первая десятка – лучше всего продающиеся книги, пластинки, наиболее популярные курорты, названия самых преуспевающих фирм и т.д.;

зарисовки читателей – просите людей присылать рисунки, фотографии и пр. Публикуя их вместе с письмами, вы повышаете чувство сопричастности аудитории своей газете;

головоломки – небольшие загадки для читателей крайне популярны. Количество их неисчислимо;

конкурсы – не только хорошее средство привлечь внимание, но и способ сделать газету притчей во языцех, объявив оригинальный приз (одна французская газета как-то предложила вечер с Бриджит Бардо в качестве награды), что не всегда плохо;

с точки зрения читателя – выбираете тему, интересующую вашу аудиторию, публикуете вопросник, а затем сообщаете о результатах. Тема может быть серьезной, а может быть и предельно обыденной, например, кто убирает ваш дом или как вы воспитываете детей (во сколько они ложатся спать, даете ли вы им карманные деньги и т.д.);

комиксы – известны как «веселки» в США.

Этими рекомендациями, конечно, не исчерпываются формы и методы работы с информационными жанрами, но они дают общее представление о работе с полосой новостей.

Закон западной журналистики гласит, что новости и комментарий к ним должны печататься раздельно. Один из самых известных в Англии редакторов К.П. Скотт («Гардиан») говорил: «Факты священны, комментарий фриволен», – подчеркивая тем самым, что у каждого человека есть свое мнение, но лишь немногие обладают подлинной информацией. Разделение между новостями и комментарием закреплено в существующей на Западе традиции, собирать комментарий на определенных страницах, в Европе называемых «полосой-передовицей», а в Америке по странному стечению обстоятельств – «редакторской полосой».

Редактор, ряд наиболее опытных журналистов, специалисты обычно пишут комментарий, но существует общепринятая практика приглашать для этих целей ведущих экспертов и наиболее авторитетных в данной области фигур. Редакционные авторы обычно составляют фоновый комментарий и аналитические заметки, которые, равно как и тема комментария, обсуждаются на коллегии ведущих обозревателей газеты.

Аналитические статьи – эти расчленяющие события, факты, последствия, результаты статьи являются попыткой объяснить то, что произошло, что происходит в настоящее время или произойдет в будущем. От такого материала требуется, чтобы он был не просто голословным утверждением, но содержал доказательства предлагаемых объяснений, позволял окинуть свежим взглядом то, что сообщается в информационном разделе. Статья также должна подводить к какому-то выводу. Журналистика в этой связи может заслужить упрек в попытке писать историю по свежим следам, тогда как для подлинного осмысления событий требуются годы, но, тем не менее, подобных статей от нас всегда ждут. Если мы честно вскрываем недостатки современности, в нашей работе нет обмана.

Фоновые статьи представляют собой рассказ об истории вопроса, экскурс в прошлое отдельного человека, сообщение о причинах, приведших к определенным последствиям. Цель их заключается в том, что они дают представление о происходящем как о части непрерывного процесса, а не о результатах каприза судьбы. Они позволяют наметить перспективу, определить широкий контекст того, о чем сообщается в разделе новостей.

Комментарии представляют собственное мнение редакции или отдельного автора. Они должны содержать необычный взгляд на вещи, включать элементы фоновой или аналитической статьи. Предмет рассуждения выбирается в том случае, если у автора или у редакции есть четкая точка зрения на определенный вопрос и конкретные выводы по нему. Если комментарий заканчивается фразой: «Пока рано окончательно судить об этом», – читатель вряд ли станет еще раз читать этот раздел газеты.

Золотое правило обозревателя гласит, что не следует писать комментарий по вопросу, который принимаешь близко к сердцу. В лучшем случае статья окажется пустой и бездоказательной, в худшем – неискренней. В целом предпочтительнее всего выражаться сдержанно и нейтрально, так, чтобы в тех редких случаях, когда вы используете экспрессивные выражения, эффект от выражаемого вами гнева был более силен. Следует также работать над фразами, содержащими характеристику проблемы или ситуации. Такие элементы становились украшением наиболее известных комментариев, когда-либо публиковавшихся в газетах.

В западной прессе существует много разновидностей колонок. Они берут начало от колонок, содержащих высказывания людей, сделавших себе имя на телевидении или в прессе, в литературе или иной области. Изречения этих людей читаются и публикуются из-за имени, а не из-за того, что они говорят.

Колонки могут состоять из коротких отрывков, сообщений, представлять одну статью или дневник. Они должны содержать лишь одну точку зрения, характеризоваться своим «голосом» и стилем.

Колумнистика – явление в журналистике важное и интересное и заслуживает особого разговора, к которому мы перейдем несколько позже.

Хроника путешествия и репортаж с продолжением –материал, который труднее всего написать. Нет более трудной задачи, чем быстро составить репортаж о крупной катастрофе. С небольшого расстояния такие сюжеты кажутся весьма прозрачными, но чтобы увидеть эту простоту требуется несколько дней, а у журналиста редко бывает в запасе такой срок. Как правило, при поступлении первого сообщения о случившемся в редакцию по каналам информационных агентств или просто по телефону событие представляется весьма ординарным и лишь потом становится очевидным подлинный масштаб происшедшего.

Иногда случается обратное. Согласно первой информации произошло нечто глобальное, но после проверки и сбора дополнительной информации событие оказывается достаточно обыденным. Опыт научит вас не торопиться делать выводы, но он не поможет вам сразу определить, что есть что. Несколько примеров того, как разваливались (или не разваливались) статьи о крупных катастрофах, покажут это со всей очевидностью.

Необходимая последовательность действий в случае ка­тастрофы:

         в первую очередь, газетным работникам или отдельному репортеру следует сосредоточиться на деталях и воссоздать хронологическую последовательность случившегося;

         это будет непросто, но ничего не получится, если Вы не убедитесь в том, что все спасательные службы, медицинские работники и представители властей действуют скоординировано, в постоянном контакте друг с другом;

         не торопитесь обвинять, кого бы то ни было. Первая реакция большинства газет, сообщающих о катастрофе, заключается в том, чтобы поспешно возложить ответственность за происшедшее на чью-то голову. В этом случае очень легко ошибиться. Сосредоточьте внимание на воссоздании полной картины происшедшего;

         свяжитесь с экспертами, имеющими опыт в данной области, узнайте их точку зрения. Параллели с другими аналогичными несчастиями могут быть крайне полезными. Поговорите с опытными людьми, установите, в чем заключается специфика того места, где произошла катастрофа. Если, например, несчастье случилось на футбольном матче, следует немедленно связаться со специалистом в области архитектуры спортивных сооружений или экспертом по технике безопасности на стадионах;

         соберите как можно больше свидетельств непосредственных очевидцев события, но большее значение придавайте рассказам людей, которые, подобно медикам, ранее сталкивались с подобным. Впервые попавшие в такие обстоятельства люди, особенно получившие травмы – свидетели весьма ненадежные, легко поддающиеся воздействую окружающего;

         научитесь писать так, как будто все уже известно, даже если окончательная черта еще не подведена, события еще развиваются.

Существует несколько способов избежать зависимости от судьбы в своей статье. К примеру, если общее число погибших не установлено, некоторые представители властей говорят о 304 жертвах, другие – о 400, а полиция называет цифру 280 погибших, пишите «по меньшей мере 280» или «несколько сот», а затем перечислите все названные цифры.

Репортаж с продолжением – репортаж, посвященный событиям, информация о которых продолжает поступать в течение некоторого периода времени. В наиболее сложных случаях к моменту выхода первой части материала ее еще недостаточно. Обычно репортаж о катастрофах пишется с продолжением. Все сказанное здесь имеет прямое отношение к ним, а также к некоторым другим типам статей:

         если вы находитесь на месте происшествия, не прерывайте связи с редакцией. Редактор отдела новостей, возможно, надеется на вашу помощь, чтобы составить представление о масштабах случившегося, и помимо этого хочет знать, когда вы закончите, и, возможно, даст вам некоторые другие инструкции;

         вы должны успеть сдать материал в срок. Это общее непреложное правило, но в таких случаях выполнить его особенно важно;

         вы можете продиктовать материал по телефону стенографистке, не записывая его предварительно. Если вы поймете, что вам придется так поступить, убедитесь, что в пределах досягаемости есть работающий телефон (часто помогает взятка) и составьте в уме лид прежде, чем звонить в редакцию. Когда вы приобретете некоторый опыт, остальная часть статьи напишется сама собой;

         при диктовке материала по телефону проще всего разделить его на рубрики: показания очевидцев, хронология, реакция на случившееся и т.д. Если есть время, сделайте хотя бы это. Другой хороший способ заключается в том, чтобы составить костяк статьи, затем вернуться и подойти к завершению, сочинив «голову и хвост», т.е. лид и заключительный абзац статьи.

Национальные газеты в Соединенных Штатах Америки имеют в своем штате большое количество репортеров, освещающих какую-либо одну область. Они становятся редакционными экспертами в своей области. Вот перечень специалистов и их обязанностей:

         внутренние дела – система судопроизводства, тюрьмы, преступления, агентства по поддержке законности;

         дипломатия – международная политика, рауты, международные организации, внешняя политика;

         здравоохранение – исследования в области медицины, больницы, национальная служба здравоохранения и проводимая ею политика, образ жизни людей, коль скоро это имеет отношение к здоровью;

         окружающая среда – охрана природы, загрязнение окружающей среды, естественная история;

         искусство – художественный рынок, искусства, археология;

         образование – школы, университеты, воспитание подростков, дошкольное воспитание;

         наука – фундаментальные и прикладные исследования;

         религия – церкви, религиозные организации, вопросы морали;

         политика – законодательство, политические партии, все, что связано с выборами;

         средства массовой информации – ТВ, газеты, радио, политика: издательская и правительственная;

         транспорт – автодороги, железные дороги, воздухоплавание и водный транспорт;

         мода – одежда, прически, индустрия моды;

         индустрия – профсоюзы и управление;

         экономика;

         социальные проблемы – домовладение, нищета и др.

         социальные вопросы.

Возможно также наличие более узких специалистов в области бизнеса, искусства, спортивных обозревателей, которые занимаются какой-то одной областью в данной сфере.

Роль специалиста:

         осуществлять экспертизу в своей области;

         поддерживать контакты с деятелями своей области;

         знать о происходящем вне их непосредственной области;

         читать специальные журналы и газеты в своей области в поисках тем.

Наличие в редакции хорошей команды специалистов дает много преимуществ, но и они, и руководство газеты должны осознавать, что постоянное вращение в одном и том же кругу представляет определенную опасность для репортера:

         специалист не должен становиться частью того мира, о котором он пишет. В этом случае возможна подмена мнений. Специалист может начать анализировать происходящее не с точки зрения читателя, а с позиции представителя своей области знаний;

         специалист не должен так далеко заходить в своих контактах, чтобы люди, о которых он пишет, могли воздействовать на то, что и как он пишет. Прямое давление редко, чаще встречается ситуация, когда специалист соглашается отказаться от публикации статьи в обмен на обещание в будущем получить более интересный материал. Опасайтесь этого, а еще больше опасайтесь такого репортера, если вы редактор и вам стало известно о таких фактах;

         специалист должен избегать употребления жаргона, принятого в его области. Это одна из наиболее типичных ошибок, допускаемых специалистом, и первый показатель того, что он становится частью того мира, о котором пишет;

         специалист должен отбирать достойные, подходящие новости, не скатываясь до статей о борьбе с бюрократией на потребу невзыскательному читателю;

         специалист должен следить за тем, чтобы не создавать статьи для посвященных. Если специалист говорит вам, что написал статью для нескольких сотен людей, самое время перевести его на другую тематику, а заодно – и выкинуть из газеты.

Большую роль в каждой газете играет кампания – серия статей, в которых газета использует всю свою силу, власть, возможности для борьбы за определенную цель.

Предметом кампании может явиться ситуация, когда жизненно важны какие-то перемены, но власти в данный момент бездействуют, например назревшая необходимость принятия закона об оказании помощи пострадавшим по вине официальных или коммерческих структур. Кампания приводит к появлению хороших статей, позволяет газете проявить характер, отстоять свои убеждения и дает читателям чувство сопричастности подобным акциям. Лучше всего проводить кампанию против откровенного беззакония: за отмену несправедливых законов, против коррупции, нерешительности или бездействия властей в деле отстаивания интересов народа.

Кампания должна соблюдать два правила:

         обладать четко определенной целью и быть специфической, иметь установленные и согласованные требования, задачи и, возможно, заранее определенный срок окончания;

         иметь хотя бы теоретически шансы на успех. Если перед кампанией поставлены слишком широкие цели, изначально недостижимые, провал неминуем. Убийство и грех должны обсуждаться, но направленные на их искоренение кампании не могут быть успешными.

Как проводить кампании:

         читателям следует в максимально доступной форме объяснить, что именно вы делаете. Начните кампанию с разъяснения того, какова ее цель и задачи, перед ней стоящие. Дайте кампании название, снабдите ее лозунгом, определите ключевое слово, которое будет повторяться в каждой статье;

         следите за тем, чтобы статьи, имеющие отношение к кампании, появлялись в каждом выпуске газеты. Если начали вести кампанию, вложите в нее свое сердце и не сдавайтесь, если цель не достигнута в течение первой же недели. Вам даже придется приготовиться к тому, что вы рискуете надоесть людям. Они вам все простят, когда кампания завершится успехом;

         большинство кампаний заключает в себе статьи, демонстрирующие несправедливости, против которых вы боретесь. Комментарий хорош при проведении кампании, но к нему следует прибегать в умеренных дозах;

         твердая поддержка со стороны политиков, экспертов, читателей, общественных учреждений и пр. Это придаст кампании силы и может инспирировать появление статей в поддержку кампании. Сообщайте о поддержке и подтолкните политиков представить ваши материалы на рассмотрение судебных и правительственных органов;

         сосредоточьте свое внимание на жертвах беззаконий. Это ваш долг – и всякий пример небрежения ими, который вы можете документально подтвердить, льет воду на вашу мельницу – так выигрываются кампании;

         будьте верны кампании – в большинстве случаев, если вы соблюдаете правила, вы выигрываете. В последние несколько лет «Обсервер» начинал и выигрывал кампании против содержания свинца в бензине; против подоходного налога, приводившего к выращиванию хвойных деревьев на заповедных землях; за закрытие бесчеловечных психиатрических лечебниц; за компенсацию людям, инфицированным вирусом по вине медицинских работников; против аукционов по продаже ворованных вещей; в защиту курдов; за выплату компенсации пенсионерам и ограбленным коррумпированным бизнесменом Робертом Максвеллом.

Любой репортаж есть расследование своего рода, но собственно расследование – это специфическая операция, производимая одним или несколькими репортерами (как правило, несколькими) на протяжении определенного времени, чтобы разобраться в ситуации, представляющей известные трудности, В основном, к расследованию приступают только при наличии следующих факторов:

         вы знаете или подозреваете о наличии каких-либо злоупотреблений, но у вас нет доказательств, и поэтому вам необходимо собирать информацию;

         более чем один человек требуется для сбора такой информации;

         сбор информации требует нескольких недель или месяцев;

         скрывается какая-либо важная информация, и вам необходимо ее добыть.

Расследование начинается также в том случае, когда на первый взгляд обычная история оказывается более глубокой, вскрывается новая информация, указывающая на то, что затрагиваются более важные моменты. Как проводить операции по расследованию:

         редактор отдела новостей или главный редактор должен выделить людей и средства на проведение операции;

         необходимо определить дату окончания расследования. Расследованию ничего не стоит тянуться месяцами, причем репортеры всегда говорят, что им нужна еще «всего неделя» для завершения работы;

         операция должна находиться под строгим контролем ответственного лица;

         редактор должен быть готов к тому, что операция закончится ничем. Не следует печатать, что бы то ни было лишь потому, что на сбор материала ушло много времени. Статья должна выдержать самую строгую проверку на прочность, следует преодолеть искушение опубликовать ее преждевременно;

         предварительные сообщения иногда побуждают людей делиться новой и зачастую крайне важной информацией;

         поскольку расследование – всегда балансирование на краю и такие публикации часто завершаются судебным иском против газеты, следует на всем протяжении акции вести тщательные записи.

Нет более раздражающей читателя вещи, чем, прочитав заинтересовавшую его статью, обнаружить в конце, что «продолжение следует». Подобное небрежение читательских интересов допустимо в некоторых случаях, если речь идет о еженедельнике или более редко выходящих изданиях, но ежедневные газеты должны всегда помнить о необходимости завершенности описания. Нехорошо оставлять читателя в подвешенном состоянии. Все статьи, описывающие события, не имеющие четкого конца, должны быть снабжены послесловием, чтобы читатель смог убедиться в существовании каких-либо выводов или последствий из прочитанного. Иногда полученная таким образом информация представляет большую ценность, чем сама основная статья.

Существует много примеров успешных журналистских расследований, но наиболее известное из них было проведено газетой «Вашингтон пост», в ходе которого вскрылась коррупция в администрации президента Никсона.

Два репортера, проводивших расследование, Боб Вудворд и Карл Бернстайн, написали книгу об этом деле, которая по сей день остается лучшим учебником для репортеров. По этой книге был поставлен известный фильм.

В последнее время в журналистских кругах все чаще и чаще заходит разговор о колумнистах как авторах и о самом явлении, получившем такое широкое распространение в западной журналистике. И почти у каждого – свое определение «колонки» как жанра[305][16]. Практически все эти определения при всей кажущейся противоречивости и взаимоисключающих положениях – в основе своей правильные. В чем же дело? Чем объясняется этот разнобой? И, наконец, как стать колумнистом и что для этого нужно уметь? Прежде чем ответить на эти вопросы, попытаемся все-таки разобраться с самим определением колонки.

Американские газетчики выделяют несколько значений английского слова «column». Прежде всего, это просто газетная колонка как элемент оформления. Отсюда и все производные: материал, размещенный на одну колонку; раздел или отдел в газете или журнале и – собственно американское – фельетон, колонка юмора. Журналиста, ведущего определенную рубрику, называют «column conductor» или «columnist». В последнее время все чаще и чаще под «колонкой» понимают авторскую рубрику, закрепленную за одним человеком. Колумнистика находит свое место и в российской журналистике, но наибольшее распространение она все-таки получила на Западе.

И еще одно: колумнистика – чаще всего атрибут так называемой качественной прессы, которая оказывает свое влияние на общество информированностью, аналитичностью, способностью предвидеть будущее, а не громадными тиражами. Кроме того, качественная пресса способна влиять на умонастроения элиты, принимающей важные решения. Отсюда и особые, повышенные требования к колумнистам.

В западной прессе существует множество разновидностей колонок. Они берут начало от публикаций, содержащих изложение точки зрения людей, сделавших себе имя в политике, литературе, на телевидении или в печатных средствах массовой информации. Высказывания этих людей читаются и публикуются из-за имени, а не из-за того, что они говорят. Колонки могут состоять из коротких отрывков, статеек, представлять собой разовое выступление в прессе или целый дневник. Самое главное требование – колонка должна содержать лишь ОДНУ ТОЧКУ ЗРЕНИЯ, характеризоваться своим «голосом», стилем.

Среди известных колумнистов – бывший президент США Ричард Никсон, писатель-сатирик и публицист Арт Бухвальд, обозреватели Уолтер Липпман, Джозеф Олсоп, Джон Рестон и многие другие. У каждого из них – свой взгляд на жизнь, свой стиль, свои методы работы. Колумнистика – раздел публицистики. Вот почему среди известный колумнистов – эссеисты Джим Фитцджеральд и Кэтлин Стоккин, политические обозреватели Том Виккер и Ричард Ривз, критики Уолтер Керс, Дэвид Денби, Нейл Габье.

Чтобы стать колумнистом, надо сначала заработать себе имя. Это не пустая формальность. В типичной американской ежедневной газете, где штат значительно превышает сотню (а иногда и не одну) человек, писать редакционные статьи и вести рубрику могут только два – три наиболее подготовленных журналиста по указанию главного редактора. А если ты колумнист с именем – то на твою колонку могут подписываться газеты, как, скажем, на информацию Ассошиэйтед Пресс или другого информационного агентства. Правда, бывали случаи, когда разовое выступление автора приводило к тому, что ему поручалось вести колонку, но это встречается довольно редко.

Конечно, чтобы вести раздел в журнале или колонку в газете, нужно постоянно учиться, накапливать знания и опыт. Известный публицист Джеймс Дж. Килпатрик, в частности, отмечал: «Хочу заметить, что человек научится хорошо писать, если создаст нечто похожее на бабушкин чердак. Он должен коллекционировать слова, фразы, образы; собирать цвета, запахи, звуки, движения, качества; культивировать в себе особое восприятие обыденных вещей: спущенной шины, перегоревшей лампочки, разорванного кружева, оброненной записки, последнего удара судьбы, чувства тошноты у человека, окончательно выбившегося из сил... Мы накапливаем эти кусочки и обрывки, зная, что когда-нибудь они нам пригодятся».

Каждый создает этот «бабушкин чердак» по-своему: это может быть картотека либо записная книжка, а то и компьютерный банк данных. С наполненным «чердаком» работать легче.

Поскольку колонки бывают разные, то и методы работы у колумнистов не одинаковы. Эссеисты и фельетонисты пользуются одним набором «безотказных» приемов, литературные и музыкальные критики – другим, политические обозреватели – третьим...

Эссе как жанр более всего отвечает требованиям колум-нистики. Обычно это прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции, выражающее индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендует на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета. Короче говоря, это индивидуальное мнение, которое может быть интересно многим.

Читатели воспримут эссе лишь в том случае, если это произведение несет новое, субъективно окрашенное слово об общественно важной проблеме. Издревле особый стиль эссе формировался в сочинениях, где на первый план выступала личность автора. Известный борец за свободу Северо-Американских колоний от британской короны Томас Пейн во время войны за независимость прославился как публицист и видный политический деятель. Но перенесемся в наше время. Именно XX век стал веком расцвета эссеистики. Современный стиль эссе вобрал в себя все достижения раннего периода: взволнованность и страстность, ироничность и импровизированное, скрытое диалогизированное обращение к широкому читателю.

Часто ирония приводит к некоему смешению жанров: эссе, по сути дела, превращается в фельетон (в нашем, российском понимании этого термина). Приведем в качестве примера колонку Арта Бухвальда (с незначительными сокращениями).

 

В защиту «Дженерал моторс»

Человеку всегда хочется поддержать несправедливо обиженных, и я считаю, что настало время заступиться за «Дженерал моторс». Эту бедную, еле сводящую концы с концами корпорацию преследует и изводит специальная комиссия сената. За что? Да только за то, что «Дженерал моторс» без всякого злого умысла наняла частных детективов, чтобы познакомиться с личной жизнью выступающего в сенате свидетеля, который в своей книге поставил под сомнение надежность одной из марок автомашин компании. Это не только причинило компании горе и душевные страдания, но и представляет собой прямую угрозу нашей системе свободного предпринимательства.

Если какая-нибудь организация может быть подвергнута критике только за то, что из самых благородных побуждений она заинтересовалась сексуальной жизнью и привычками человека, который написал о ней книгу, то мы гораздо дальше продвинулись на пути к полицейскому государству, чем принято думать. Посмотрим на факты. Некий мистер Ральф Надер написал книгу «Небезопасны при любой скорости», в которой вскрываются конструктивные дефекты современных автомобилей и их опасность для жизни автомобилистов. Поступок очень антиамериканский, потому что, как сказал однажды бывший министр обороны, «то, что хорошо для «Дженерал моторс», хорошо для страны». Следовательно, когда мистер Надер выступил против «Дженерал моторс», он тем самым выступил против страны.

«Дженерал моторс» ничего не оставалось делать, кроме как заняться выяснением личности мистера Надера. А к кому же тогда и обратиться, как не к частному детективному агентству с хорошей репутацией.

Исходя из веского довода, что человек, которому не нравится продукция «Дженерал моторс», должен страдать отклонениями от нормы, корпорация просила детективное агентство разобраться в сексуальной жизни мистера Надера. Агентство не смогло найти в сексуальной жизни мистера Надера ничего предосудительного – доказательство того, что этот человек необычайно хитрый и скрытный. Работая в этом направлении, детективы могли прибегнуть к одному единственному честному методу. Они установили за ним слежку...

Расследование в специальной комиссии сената со всей ясностью показало только одно: нужен закон для зашиты крупных корпораций.

Для начала следует принять закон о том, что любой автор книги о промышленной компании должен на суперобложке этой книги рассказать все о своей сексуальной жизни. Другой закон должен запретить американцам давать показания против компаний, производящих автомобили. Президенты корпорации должны быть избавлены от позора публичных извинений за то, что считается в их практической деятельности общепринятым.

Я думаю, что никогда больше не увижу такого грустного зрелища: президент «Дженерал моторс» Джеймс Роуч, сидя рядом со своим юристом Тедом Соренсеном, должен был в присутствии всех членов сенатской комиссии просить у мистера Надера прощения за то, как с ним поступила компания «Дженерал моторс».

Это была душераздирающая минута для всех тех, кто всегда готов стать на защиту слабейшего, кто считает, что «Дженерал моторс» оказалась без вины виноватой.

* * *

Что обращает на себя внимание в этой колонке? Прежде всего ирония, доходящая до сарказма. Затем, парадоксальность избранной позиции и логические построения, доводящие точку зрения «Дженерал моторс» до абсурда. Если открытые оценки колумниста здесь очевидны (он, вроде бы, на стороне одной из крупнейших в мире автомобильный корпораций) то скрытые оценки явно доминируют и говорят о противоположном. Далее, колонка производит впечатление произведения, написанного «на одном дыхании» – так логично и плотно подогнаны друг к другу все составные элементы. Взгляните на первый и последние абзацы: не правда ли, очень похоже на добрую российскую журналистику? Зато так называемые «промежуточные выводы», где автор предлагает принять новые законы в защиту крупных корпораций, едкие, можно сказать, злые и хлесткие.

Хороший колумнист – всегда большой художник. Арт Бухвальд в 1988 году вынужден был отстаивать свои авторские права в судебной тяжбе с одной из крупных киностудий Голливуда.

Фильм «Приезжая в Америку» стал вторым по кассовым сборам в 1988 году – 128 миллионов долларов.

Он создан в Голливуде на известной студии «Парамаунт». Сюжет – поиски подруги жизни – приводят богатого принца из мифической африканской страны Заманда в Нью-Йорк...

Принца играет популярный комедийный актер Эдди Мэрфи. Он же является и автором сценария. Когда фильм посмотрел известный колумнист Арт Бухвальд, ему стало не до шуток, которыми изобиловал сценарий, но не потому что он не увидел юмора в нем или посчитал его менее тонким, чем собственный. Дело в том, что А. Бухвальд узнал свой почерк, свой юмор. «Это мой сюжет, моя идея», – сказал он.

В 1983 году фельетонист продал сюжет для сценария студии «Парамаунт», который назывался «Король на один день». Фильм долго никто не ставил, но вдруг Бухвальд узнал его в демонстрируемом фильме «Приезжая в Америку». Большой кассовый сбор навел Арта Бухвальда на идею возбудить иск против студии Голливуда.

В свое время он предусмотрительно заключил с «Парамаунт» контракт, который гласил: в случае использования его юмористических сюжетов в кинофильмах, ему будет отчисляться гонорар. Он предъявил студии и Э. Мэрфи иск в пять миллионов долларов. Но в Голливуде Бухвальду ответили: «Надо потерять чувство юмора, чтобы поднять руку на любимца публики и популярнейшего комика Эдди Мэрфи».

В эссе и фельетонах допустимы аллегория и вымысел, которые у хороших авторов, как правило, переплетаются с реальной действительностью и конкретными фактами. В одних случаях прямо указываются имена и названия, в других колумнист прибегает к таким прозрачным намекам, что читатель без труда узнает героя.

По мнению многих, основную массу колумнистов составляют обозреватели. Посмотрим более детально на их практику работы.

В понимании западных журналистов информационный материал – это подборка фактов, мастерски изложенных и умело скомпанованных. При этом личность автора отступает на второй план, его переживания и мысли никому не интересны. Совсем другое дело – «колонка». Здесь обязательно собственное мнение, ведь именно ради него и будут читать ваш материал. В принципе, обозрение на внутреннюю или международную тему является одним из жанров информации. Тематика обозрений многообразна и зависит от ориентации газеты или журнала.

Закон журналистики «факты священны, комментарий свободен» подчеркивает различие между мнением человека и собственно информацией. Разделение между новостями и мнениями закреплено в существующей в западной журналистике традиции собирать комментарий на страницах, отделенных от информационных. Чаще всего политический обозреватель выступает с материалом, который представляет собой собственное мнение отдельного лица либо редакции в целом. Колонка политического обозревателя обычно закреплена за определенным автором, уже заслужившим доверие и уважение читателей своей предшествующей деятельностью. Но иногда в качестве обозревателей выступают главный редактор, наиболее опытные журналисты, специалисты, ведущие эксперты и наиболее авторитетные в данной области фигуры.

Безусловно, основой обозрения должна быть достоверная информация. Поэтому часто в произведениях колумнистов встречаются ссылки, цитаты, цифры и подборки данных. Их использование зависит от мастерства журналиста – ведь одни и те же факты и цитаты могут привести даже к прямо противоположным выводам. Вот почему выступление колумниста должно быть доказательным.

Комментарий, с которым выступает автор колонки, должен содержать необычный взгляд на вещи. Предметом комментария берется лишь то событие, на которое у автора либо у редакции есть четкая точка зрения и могут быть предложены конкретные выводы и рекомендации.

Существует два диаметрально противоположных правила подготовки подобной колонки. Первое из них гласит, что не следует писать комментарий по вопросу, который принимаешь близко к сердцу. В лучшем случае материал окажется пустым и бездоказательным, в худшем – неискренним. Предпочтительнее всего выражаться сдержанно и нейтрально, чтобы в тех редких случаях, когда вы используете экспрессивные выражения, эффект был более сильным. Наиболее отточенными должны быть фразы, характеризующие проблему или ситуацию в целом. Второе правило, наоборот, не рекомендует браться за перо до тех пор, пока сам не изучишь и не прочувствуешь всю глубину проблемы. Тогда и слова подходящие найдутся, и выразительные средства будут выбраны самые правильные. Каким из этих правил пользоваться – дело автора.

Иногда колумнист вынужден объяснить то, что произошло, происходит или произойдет в будущем. В этом случае требуется, чтобы колонка содержала доказательства предлагаемых объяснений, позволяла окинуть свежим взглядом то, что сообщается в информационном разделе. Безусловно, комментарий должен приводить к какому-то выводу. Желательно, чтобы он отражал линию газеты, ее дух и направленность. Здесь возможны следующие варианты работы. В начале материала вы излагаете предпочтительное мнение или решение проблемы, затем его обосновываете и в конце вновь еще раз формулируете. Или же пишете о том, что вы знаете лучше всего, и после постановки проблемы даете определение предпочтительного решения.

Объем колонки не превышает двухсот строк (12000 знаков). Если российский обозреватель поднимает интересную тему, то он запросто может «отхватить» под материал целую газетную полосу. На Западе «полосатая жизнь» просто невозможна. Газетная площадь весьма ценится.

Эффективность выступления колумниста в большой степени зависит от окружающих его колонку материалов. Практически всегда им сопутствуют так называемые фоновые статьи. Они представляют собой рассказ об истории вопроса, сообщение о причинах, которые привели к тем или иным последствиям. Фоновые статьи позволяют наметить перспективу, определить более широкий контекст того, что излагается в колонке или на странице новостей.

Колонка хорошего автора читается «на одном дыхании». Кажется, что колумнист просто сел за рабочий стол и изложил те мысли, которые теснятся у него в голове. Но, как мы знаем, любой экспромт должен быть тщательно подготовлен.

Поскольку колонка – авторское произведение, то работа над словом должна вестись особенно тщательно. Главная задача любой колонки – дать читателю представление о точке зрения колумниста на то или иное событие, факт или явление. Вот почему внимание читателя должно быть приковано не столько к событию, которое явилось поводом для написания материала, сколько к внутреннему монологу колумниста. Тон подобной публикаций чаще всего искренний, доверительный, увлекавший читателя потоком ассоциаций и мыслей автора.

Иногда – особенно в произведениях политических обозревателей – автору необходимо дать резкий по форме ответ на событие или сообщение. В этом случае именно личностная оценка происходящего позволяет «отбросить дипломатический этикет». Ведь колонка – всего-навсего мнение одного человека! Взволнованность, искренность и доверительность интонаций привлекают читателя, который может многое простить колумнисту. Тем более он и не претендует на всезнание, ему чужд менторский тон.

Но при работе над колонкой нельзя забывать о четкости формулировок, точности языка, простоте и ясности выражений. В журналистике вообще, а в колумнистике в особенности, ясность и живость языка не совместимы с шаблоном и трафаретом. Повторяющиеся, натянутые образы и сравнения, сухость и подчеркнутая личная отстраненность от излагаемого при работе над колонкой дают сильный отрицательный эффект, читатель хочет знать ваше мнение, а вы его не сообщаете.

Президент и генеральный директор Ассошиэйтед Пресс Луис Д. Боккарди в предисловии к книге Рене Каппона «Слово, или Как профессионально писать для Ассошиэйтед Пресс» отмечал, что «умение хорошо писать нужно в практический целях: материал должен быть хорошо написан для того, чтобы его охотно читали. Но еще важнее то, что это дело профессиональной гордости. Мы должны испытывать гордость за то, что успешно выполняем свою работу, и свой долг хорошо служить читателю». Начинавшему колумнисту поможет старая истина: учиться надо у мастеров, а научится можно только самому.

Сопутствующая информация – любая информация, от прогноза погоды до анонса программы кинотеатров, которая облегчает жизнь читателю, помогает ему в работе, способствует организации досуга, подталкивает к принятию нужных решений, предостерегает от опасностей, с которыми он может столкнуться.

Единственный критерий отбора такого рода информации – степень ее полезности читателю. Как правило, ее легко получить, дешево напечатать, а именно ее читатель больше всего и ценит в газете. Однако именно на эту область журналистской деятельности, в основном, мало обращают внимания.

Типы сопутствующей информации:

         погода – в данной местности, в регионе, в стране и в мире. Прогноз должен печататься в центральных газетах. Но не просто прогноз, а сообщение о том, какая погода была накануне во всем мире. Места постоянного отдыха ваших читателей обязательно должны быть указаны в этом списке;

         финансовые новости – биржевые цены, курс валюты, таблицы облигаций, выигравшие номера лотерей и любая другая финансовая информация, которая может заинтересовать читателя;

         спорт – не только наиболее полный перечень результатов национальных и международных соревнований, но также даты проведения соревнований, статистический отчет о матчах и пр. Подумайте также: нет ли среди ваших читателей людей, чьи спортивные интересы выходят за рамки принятых в вашей стране;

         искусство – что идет в кино, в театре, в концертных залах, какие намечаются выставки, что происходит в галереях, выставочных залах; кроме того, следует сообщать подробности о наиболее значительных событиях;

         досуг – какие еще мероприятия могут заинтересовать вашего читателя, следует предоставлять наиболее полную информацию: время начала, цена билетов, телефон для справок и пр.

         путешествия – перечень воздушных, морских, железнодорожных, сухопутных маршрутов с указанием деталей, списком особых услуг, возможностей неожиданного закрытия, ожидающих сложностей и т.д.;

          здравоохранение – если ваша газета выходит в крупном городе, следует поместить время открытия больниц, поликлиник и других здравоохранительных учреждений, перечень аптек, работающих круглосуточно;

         общественные нужды – предостережения, возможные случаи нарушения общественного порядка, появления некачественных продуктов и пр.;

         планирование – прекрасная возможность для газет, выходящих в небольших городах, где читатели проживают компактно. Необходимо публиковать список того, что собираются делать городские власти;

         новые законы – детали вновь принятых законов, которые могут повлиять на читателей, на их образ жизни;

         ваши права – периодический справочник по правам гражданина, возможно, даже в весьма обыденных областях;

         призывы – о помощи деньгами, продуктами и пр. людям, небезразличным вашим читателям.

К этому списку можно добавить многое. Подумайте о том, как именно живут ваши читатели, какая информация им требуется, что бы им хотелось знать.

Большая часть сопутствующей информации – результаты спортивных соревнований, финансовые новости, расписание работы выставок и намечающиеся концерты лучше всего помещать о основной отдел, посвященный этой тематике. Но большинство информации общего характера: погода, планирование, путешествие и пр. – как правило собирают на одной полосе, которая становится записной книжкой читателя. Газеты, публикующие такие полосы, знают, что именно они являются наиболее читаемыми. Читатели часто пишут в газету с просьбой сообщать необходимую им дополнительную информацию.

Можно также ввести сезонные приложения с сопутствующей информацией. Английские газеты часто летом печатают советы родителям, куда им деть своих детей во время школьных каникул. Кроме того, публикуются имеющиеся в колледжах вакансии, путеводители по товарам и услугам, справочники, посвященные главнейшим событиям, типа Олимпийских игр.

Эффективность деятельности любого редакционного коллектива складывается из множества факторов. Мы остановимся лишь на некоторых из них. Тех, которые приносят успех в США.

Как завоевать читателей? Обычный ответ звучит так: дайте им то, что им нужно. Но знает ли сама аудитория, что она хочет? Ретроспективно – да, потому что ей нравится или не нравится то, что предлагают или не предлагают. Но могут ли читатели сообщить журналистам, что именно они хотят видеть в газете? Только в своей массе, покупая или не покупая ее.

Итак, как же завоевать читателя? Предполагается, что вы будете точны и оправдаете его доверие, но одного этого недостаточно.

Чтобы завоевать читателя, произвести на него впечатление, газета должна иметь свою философию, что придает ей особый характер. Это самое главное. Все преуспевающие хорошие издания имеют свою философию и характер. Философия газеты может представлять собой что угодно, от цельной политической теории или концепции, например, проявляет большой интерес к всякого рода несправедливостям, охране окружающей среды, характеризуется ироничным и парадоксальным отношением к происходящему, здоровым недоверием к материализму. Философия газеты оказывает влияние на все: от стиля газеты, подбора фельетонистов, выбора тематики – до дизайна, шрифта, использования фотографий и пр. Все это – основа каждого выпуска.

Философия наиболее респектабельных газет, появившись, развивается, но любое издание должна иметь ее изначально, иначе она исчезает. Желания просто использовать экономические возможности или «заполнить лакуну в рынке» недостаточно. Следует обдумать и сформулировать философию и характер газеты, на которую вы работаете, или, возможно, представить, какова была бы философия той газеты, которую вы могли бы создать.

Философия газеты должна воплощаться в жизнь редактором и, желательно, всем коллективом сотрудников. Это придаст смысл журналистской деятельности и оправдает дальнейшее существование газеты гораздо лучше, нежели чисто коммерческая основа. Философия – то, с чем могут быть солидарны читатели. Выработав, следует воплотить ее в жизнь. Лучшие американские газеты и журналы добиваются этого.

В зависимости от конкретно-исторических, географических, социальных и других условий слагаемые эффективности могут меняться. Но в области СМИ профессиональная культура – это не только хранилище этических норм, стандартов и стереотипов. Это также и творческое своеобразие.

Многоаспектность функционирования средств массовой информации предполагает участие журналистов в социокультурном творчестве, а, следовательно, выступление их в качестве коммуникаторов, об эффективности которых говорилось в первой главе. Здесь важно все: содержание, форма, тексты (и подтексты), стиль, язык и многое другое.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Средства массовой информации и коммуникации Соединенных Штатов Америки за время своего развития прошли большой и сложный путь от первых небольших газет до современной индустрии масс-медиа, оснащенной новейшей техникой. В годы борьбы за независимость и во времена Второй американской революции – Гражданской войны – прогрессивные журналисты отстаивали идеалы свободы, равенства и братства. Именно с той поры свобода печати и свобода слова стали важнейшими атрибутами американской демократии.

Параллельно с внедрением в практику газет и журналов, а затем радио и телевидения новейших достижений науки и техники изменялись характер и содержание журналистского труда, осваивались новые возможности практической журналистики.

Если первые газеты и журналы были универсальными, «всеядными», то вскоре пресса разделилась на издания новостей и издания мнений; «общего интереса» и специализированные, массовые и качественные и т.д. Дифференциация и специализация средств массовой информации позволяет более четко определить своего читателя, а следовательно, полнее удовлетворять его информационные потребности и, в случае необходимости, влиять на него.

Современные СМИ Соединенных Штатов действуют в правовых условиях свободы от государственного вмешательства, хотя Первая поправка к конституции и не гарантирует невмешательства со стороны частных лиц и коммерческих структур. В целом американские СМИ развиваются свободно, и им чужда сама идея какой-либо цензуры.

Саморегулирование прессы еще только развивается; многочисленные союзы, и ассоциации журналистов пока не играют сколько-нибудь существенной роли. Попытки газет самостоятельно вводить должности редакционных омбудсменов пока достаточно редки, но они помогают редакциям добиваться высокой точности в освещении событий и явлений.

Основой финансовых поступлений газет, журналов, радио и телевидения является реклама.

Радио и - особенно – телевидение играют первостепенную роль в информировании населения о важнейших событиях, причем американские СМИ поднимают самый широкий круг насущно важных и животрепещущих тем. Внедрение стандартов цифрового радио и телевидения, бурное развитие кабельного и спутникового ТВ предоставляют американцам широкий набор информационных услуг.

Журналистика США за время своего развития выработала целый ряд интересных и полезных в практическом плане направлений: общественная или «народная» журналистика; прецизионная; информационно-развлекательная; «новая» и т.д. Одной из черт американской журналистики с давних пор стало активное участие в ней видных писателей и общественных деятелей, что благотворно сказывается на языке и стиле публикаций.

Сильное влияние английской журналистики способствовало выработке своеобразных журналистских жанров, отличных от традиций европейско-континентальной журналистики.

Мощь информационного аппарата США, давние традиции международного обмена информацией позволяют американской журналистике уверенно лидировать в мире, распространяя на другие страны принятые в США стандарты и правила. Мировая журналистика в итоге начинает опираться на опыт и достижения журналистики американской.

ПРИЛОЖЕНИЕ I

 

ОБЩЕСТВО ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ

(КОДЕКС ЗАКОНОВ ЭТИКИ)

 

Общество профессиональных журналистов верит в то, что обязанность журналистов – служить истине.

Мы верим, что средства массовой информации призваны выносить на обсуждение общественные темы и информацию, действуя на основе их конституционного мандата и права на свободу освещения фактов.

Мы верим, что общественное просвещение – это предшественник справедливости, и нашей конституционной обязанностью является выявление истины, а эта роль является частью права общества знать истину.

Мы верим, что данная ответственность обязывает журналистов работать справедливо, точно и интеллигентно.

К этим положениям мы добавляем следующие стандарты практической работы журналиста.

I. Ответственность

Право общества быть в курсе событий общественной важности является важнейшей миссией средств массовой информации. Общее благосостояние – это цель распространения новостей и просвещенного мнения. Те журналисты, которые злоупотребляют профессиональным статусом представителей общественности в корыстных целях, нарушают высокое доверие.

II. Свобода печати

Свобода печати охраняется как неотъемлемое право людей, живущих в свободном обществе. Это означает, что печать имеет свободу и ответственность в ведении дискуссий, обсуждении вопросов, касающихся правительства, а также в выставлении оценки действиям и высказываниям правительства и других общественных и частных институтов. Журналисты отстаивают право высказывать альтернативные мнения и имеют привилегию соглашаться с большинством.

III. Этика

Журналисты должны быть свободны от всяких обязательств, кроме права общественности знать истину.

1.    Подарки, услуги, бесплатное передвижение либо преимущества могут компрометировать честность журналистов и их сотрудников. Ничто ценное не должно быть принято.

2.    Другой вид деятельности, участие в политике, занятие общественных должностей и служба в общественных организациях не должны иметь места, если вышеперечисленное компрометирует честность журналистов и их сотрудников. Журналисты обязаны вести такой стиль жизни, который бы защищал их от конфликта интересов, конфликта реального и вероятного. Это природа их профессии.

3.    Так называемые каналы сообщения новостей, идущих от частных источников, не должны публиковаться и транслироваться без обоснования своих взглядов на ценности новостей.

4.    Журналисты будут находить те новости, которые служат интересам общества, несмотря на преграды. Они будут постоянны в усилиях поиска подтверждения того, что общественные дела ведутся гласно и что общественно важные документы открыты для общества.

5.    Журналисты признают право защиты конфиденциальности источников информации.

6.    Литературное воровство считается бесчестным и неприемлемым.

IV. Точность и объективность

Искренность перед обществом – это фундамент достойной журналистики.

1.    Истина – конечная цель.

2.    Объективность в передаче новостей – это другая цель, которая является показателем опытного профессионала. Это стандарт деятельности, к которому мы стремимся. Мы преклоняемся перед теми, кто этого достиг.

3.    Не может быть уважительной причины для неточности или недостатка основательности.

4.    Газетные заголовки должны полностью соответствовать содержанию статей. Фотографии и телепередачи должны отражать точную картину событий и не должны быть вне контекста.

5.    Объявленная практика должна полностью обеспечивать ясное различие между сообщением новостей и высказыванием мнений. Сообщение новостей должно быть свободно от мнений и предубеждений и должно представлять все стороны обсуждаемого вопроса.

6.    Пристрастие в редакционных комментариях, заведомо расходящееся с истиной, нарушает принципы американской журналистки.

7.    Журналисты признают свою ответственность в ситуациях, когда им предлагается выступить с комментариями, анализом и редакционным мнением на общественные события или темы. Они признают, что только те журналисты, которые имеют достаточный опыт, компетенцию и рассудительность, могут выступать с такими комментариями.

8.    Специальные статьи и презентации, направленные на поддержку или собственные выводы автора, а также его интерпретации, должны квалифицироваться как таковые.

V. Честная игра

Журналисты должны всегда демонстрировать уважение достоинства личной жизни, прав и благополучия людей, с которыми встречаются в ходе сбора и представления новостей.

1.    Средства массовой информации не имеют права выносить обвинения, влияющие на репутацию и моральные достоинства личности без предоставления ему/ей возможности ответить.

2.    Средства массовой информации должны предотвращать нарушения права на личную жизнь.

3.    Средства массовой информации не должны потворствовать любопытству к деталям порока либо преступления.

4.    Обязанностью средств массовой информации считается внесение быстрых и полных поправок.

5.    Журналисты должны быть подотчетны перед обществом за свои репортажи, а общество не должно испытывать сомнений в высказывании претензий к средствам массовой информации. Открытые диалоги с читателями, телезрителями и слушателями должны только приветствоваться.

VI. Клятва

Приверженность данному кодексу направлена на сохранение и усиление взаимного доверия и уважения между американскими журналистами и американским народом.

Общество, используя программы образования и другие способы, должно способствовать журналистам в соблюдении данных положений, а также содействовать журналистам, работающим в печати, на радио и телевидении, совместно с их сотрудниками, участвовать в составлении кодекса законов этики, которые бы служили им руководством в осуществлении вышеназванных целей.

 

Перевод автора

ПРИЛОЖЕНИЕ II

 

ЭТИЧЕСКИЙ КОДЕКС

«Нью-Йорк таймс»

январь 2003

 

Содержание

 

1. Введение и цель

Сфера действия кодекса

Другие стандарты поведения

2. Наши обязанности перед читателями

3. Действие новостей

Личные отношения с источниками информации

Соблюдение законов

Радушие источников информации

Конкуренция

4. Защита газетного нейтралитета

Обсуждение финансовых и других вопросов

Принятие приглашений

Конкурсы и споры

Использование чужого оборудования

5. Участие в общественной жизни

4. Реклама, маркетинг, промоушн

5. Обязанности перед газетой

Ратовать за «Нью-Йорк Таймс»

6. Книги, фильмы, копии, авторские права

7. Журналистская работа за пределами газеты

8. Семейные узы

9. Правила для отделов редакции

Спорт

Культура

Автомобили

Путешествия

 

1. ВВЕДЕНИЕ И ЦЕЛЬ

Цель «Нью-Йорк таймс» – беспристрастное освещение новостей. Необходимо вести себя с читателями, с источниками информации, рекламодателями и другими честно и открыто, так, чтобы всем казалось, что вы именно так себя и ощущаете. Репутация «Нью-Йорк таймс» и сотрудников газеты базируется на исполнении этического кодекса издания. Следовательно, все сотрудники газеты делают все возможное, чтобы избегать конфликтов.

Более века сотрудники «Нью-Йорк таймс» ревностно следят за честью издания. Несмотря ни на что, наша главная обязанность – это соблюдать точность в освещении новостей.

Конфликт может проявиться в любой сфере деятельности. Конфликт может возникнуть между сотрудниками издания и читателями, источниками новостей, юристами, рекламодателями или конкурентами.

Не переча Первой поправке Конституции США, газета «Нью-Йорк таймс» соблюдает высокие стандарты журналистской этики. Важно отметить, что все сотрудники редакции их разделяют. «Нью-Йорк таймс» не запрещает своим сотрудникам заниматься своей собственной деятельностью и зарабатывать дополнительные деньги на другой работе. Но прежде чем работать на другую организацию, оставаясь в «Нью-Йорк Таймс», сотрудникам необходимо обсудить свою дополнительную деятельность с редакцией так, чтобы дополнительная работа не портила беспрекословную репутацию издания.

Сфера действия кодекса

Этот кодекс этики обращен к тем, кто имеет непосредственное отношение к новостям, к тем, кто влияет на содержание газеты. Конечно, это репортеры, редакторы, фотографы, художники, дизайнеры и даже социологи. Это группа профессиональных журналистов, которые в этом тексте подпадают под понятие «штат» или «сотрудники».

Секретари, курьеры, администраторы и другой обслуживающий персонал не подпадают под сферу действия данного кодекса. Существуют только два исключения: первое – использовать «Таймс» для собственной выгоды или вмешиваться в деятельность издания; второе – вести любую деятельность, которая может подпортить репутацию газеты.

Принятие кодекса и каждый пункт обсуждались с сотрудниками газеты. Все сотрудники ознакомлены с ним. Соблюдение данного документа важно для того, чтобы защитить самих же сотрудников. Несоблюдение ведет к дисциплинарным взысканиям вплоть до увольнения.

Наша главная задача защищать беспристрастность и нейтралитет «Таймс», а также правдивость всех материалов. В этом случае очень важно соблюдать этические нормы. Очень часто правильный ответ можно найти самому, всего лишь спросив кого-нибудь, вредят ли эти действия репутации газеты.

Каждый сотрудник должен тщательно прочитать этот кодекс и обдумать, как именно он повлияет на работу. Некоторая простота формулировок не может приуменьшить значимость всего кодекса. Наш мир изменяется постоянно и иногда драматично. И ни один написанный документ не может учесть каждую возможную ситуацию. Таким образом, сотрудникам необходимо консультироваться с редактором новостей или с редактором отдела, если возникают какие-либо сомнения в конкретной ситуации. В большинстве случаев достаточно электронной переписки.

Таким образом, кодекс этики не может найти выход из любой ситуации. Редакция «Таймс» сохраняет за собой право изменять и дополнять кодекс по мере необходимости.

Другие стандарты поведения

В дополнение к этому кодексу, мы рассматриваем «Редакционные стандарты», принятые в 1999 году, в которых говорится о соблюдении таких профессиональных стандартов, например, как проверка фактов, точность цитат, правильная подпись и расположение фотографий, непринятие анонимных источников информации. Данный документ можно посмотреть у главного редактора или в электронном виде под рубрикой «Политика издания».

в начало

 

2. НАШИ ОБЯЗАННОСТИ ПЕРЕД ЧИТАТЕЛЯМИ

«Таймс» ведет себя со своими читателями открыто и честно. В печатном или в электронном виде мы рассказываем читателям абсолютную правду. Наша обязанность состоит в том, чтобы исправлять наши ошибки, значительные или нет, как только узнаем об их существовании.

Мы ведем себя с нашими читателя открыто и честно не только на публике, но и в личных беседах. Все, кто общается с читателями, знают этот принцип. Они понимают, что наши читатели – это наши работодатели. Мы любезно ведем себя с нашими читателями вне зависимости от того, как проходит беседа: по телефону, тет-а-тет, путем письменных переговоров или он-лайн.

«Таймс» собирает информацию только для читателей и во благо читателям. Сотрудники газеты не используют свое положение для других целей, кроме как по своей работе. Они не могут использовать неизвестную читателям информацию в своих целях, не донося ее до читателя.

Редакция не потерпит сотрудников, которые дают заведомо ложную информацию, при этом подрывая доверие читателей.

в начало

 

3. ДЕЙСТВИЕ НОВОСТЕЙ

«Таймс» ведет себя с источниками новостей так же честно и открыто, как и с читателями. Мы не лезем целенаправленно в чью-то частную жизнь. Сотрудники не обещают своим источникам никаких поощрений за сотрудничество. Они не платят за интервью или за опубликование документов.

Сотрудники должны представляться людям, [деятельность] которых они освещают, хотя не всегда обязательно называть свой статус журналиста, если информация доступна и другим гражданам. Сотрудники «Таймс» не должны представляться полицейскими, адвокатами, бизнесменами или кем-то другим, когда они работают в качестве журналиста.

Театральные, музыкальные критики, искусствоведы и писатели могут не раскрывать свою принадлежность к «Таймс», но не могут представляться под чужим именем. Исключение составляют ресторанные критики, которые могут заказывать столик на чужое имя. Ресторанные критики и журналисты, занимающиеся путешествиями, должны скрывать свою принадлежность к «Таймс» для того, чтобы избежать особого отношения.

Личные отношения с источниками информации

Отношения с источниками информации требуют предельной самодисциплины для того, чтобы избежать пристрастного освещения события. Обрабатывать источник информации – это особое мастерство, которое чаще получается в неформальной обстановке, чем за деловым обедом. Также сотрудники редакции, особенно те, которые гоняются за сенсациями, должны понимать, что личные отношения с источниками информации могут перерасти в личное предпочтение. Журналисты «Таймс» должны понимать то, что источник информации может сообщить что-то для своей собственной выгоды.

Несмотря на то, что этот пункт кодекса требует строгих правил и ограничений, мы уважаем, профессионализм каждого сотрудника, который даже и не подумает о взятках. Сотрудники могут встречаться с источниками информации за едой или, выпивая что-нибудь, но они должны знать различие между профессиональным делом и личной дружбой. Например, парламентский репортер, еженедельно играет в гольф с членами Парламента, тем самым, рискуя произвести впечатление близкой дружбы с этими людьми, несмотря на то, что они обсуждают дела. Также ощущают себя репортеры, которые, например, постоянно играют в карты, или посещают боксерские матчи, или проводят выходные с людьми, [деятельность] которых он или она освещает. В таких случаях необходимо иногда сделать шаг назад и посмотреть на себя со стороны, не слишком ли далеко Вы зашли, не слишком ли сблизились с источником информации.

Без сомнения, романтические отношения с источниками информации влекут за собой личные пристрастия. Таким образом, в подобном случае о более близких отношениях с людьми, [деятельность] которых освещаете, журналисту необходимо сообщить зам. главного редактора или редактору отдела. В некоторых случаях больше никаких действий не надо предпринимать. В других случаях сотрудники могут отказаться работать над тем или иным материалом. Может быть и такое, что журналиста переведут в другой отдел, например из отдела экономики и бизнеса в отдел культуры, для того чтобы избежать появления конфликтов.

Соблюдение законов

Сотрудники «Таймс» должны подчиняться законам. Они не должны вламываться в здания, дома, квартиры или офисы. Они не имеют права просматривать личные вещи, в том числе и диктофоны, электронную почту и т.д. Они не имеют права прослушивать телефонные разговоры. Вкратце, они не имеют права делать что-либо незаконное.

Сотрудники редакции не имеют права использовать полицейские удостоверения или любые другие документы, за исключением своих личных, выполняя свою работу. Журналисты, которые имеют специальные удостоверения, обязаны сообщить о них руководству газеты. Журналисты, чья деятельность не требует специальных удостоверений, должны вернуть их.

Сотрудники не должны записывать разговор на пленку, не убедившись, что все участники беседы согласны с этим. Несмотря на то, что закон разрешает запись, если не согласен только один собеседник, практика важнее.

Радушие источников информации

Редакция «Таймс» оплачивает все расходы, потраченные на журналистов газеты источником информации, включая разнообразные презентации. В некоторых деловых ситуациях или по культурным традициям необходимо принять еду или напиток от принимающей стороны. Например, репортер «Таймс» не должен отказываться от интервью с представителем власти за обедом, который состоится в частной корпоративной столовой, где без сомнения невозможно взять чек. Но все равно репортер «Таймс» должен предложить альтернативное место, где редакция уже в состоянии заплатить. Например, безобидные кофе-брэйк во время пресс-конференции вполне допустимы, а посещение завтраков или обедов, устраиваемых для прессы – недопустимо, если это не оплачено «Таймс». То же самое касается и бесплатных подарков, билетов на самолеты, номеров в гостинице и т.д. Все оплачивает редакция «Таймс».

Журналисты, освещающие театральные представления, авто-шоу и т.д., те места, куда проход возможен только по билетам или специальному приглашению, могут принять аккредитацию. Но никакой другой сотрудник редакции, даже редакторы отдела культуры или спортивного отделов не могут принять бесплатные билеты. Даже если билеты заказываются в кассе, то сотрудник не может воспользоваться своим положением для того, чтобы попросить более удобные места.

Конкуренция

Сотрудники редакции рьяно соревнуются, но ведут себя со своими конкурентами честно и открыто. Мы не создаем препятствий конкурентам, чтобы им навредить. Когда мы используем факты из другого источника, мы об этом сообщаем.

в начало

 

4. ЗАЩИТА ГАЗЕТНОГО НЕЙТРАЛИТЕТА

Сотрудники редакции не должны принимать подарки, билеты, скидки и т.д. от лиц или организаций, [деятельность] которых освещает «Таймс» или может освещать в ближайшем будущем. (Исключением могут быть только безделушки, такие, например, как кепки, футболки с логотипом фирмы не дороже 25$). Сотрудники издания могут принять подарки, доступные обычной публике. Также сотрудники редакции могут бесплатно пользоваться услугами, которые предлагает компания Таймс.

Но сотрудники должны осознавать, что большие бесплатные предложения, даже от компании Таймс, могут со стороны показаться подкупом, в особенности, если журналист освещает компании, которые предлагают разнообразные скидки. Например, если компания Дженерал Моторс сделает определенную скидку всем сотрудникам компании Таймс, корреспондент Детройта не должен пользоваться этой услугой, пока не обсудит все возможные последствия с редактором. Если любое предложение такого рода вызывает сомнение у журналиста, то он (она) обязательно должен (должна) обсудить это с редактором отдела или с редактором [отдела] новостей.

Обсуждение финансовых и других вопросов

Сотрудники не должны давать советы кому-либо, связанные с руководством СМИ, сотрудничеством с газетными корпорациями и т.д. Они не должны быть финансовыми консультантами компаний.

Принятие приглашений

Сотрудники редакции должны быть осторожны с различного рода приглашениями. Приглашения от лиц, [деятельность] которых освещает журналист, от спонсора или от других людей, непосредственно связанных с работой сотрудника издания, могут быть приняты после того, как приглашенный обсудит последствия с редактором отдела или редактором новостей. Это делается для того, чтобы газету не смогли обвинить в пристрастности.

Сотрудники «Таймс» могут принять бесплатное приглашение от благотворительной, просветительской и других общественных организаций, для которых лоббирование и политическая активность не являются главной целью. Но если общая сумма приема превышает 2500$, то сотрудник должен проконсультироваться у редактора отдела или у редактора новостей.

Конкурсы и споры

Сотрудники редакции не должны участвовать в конкурсах, соревнованиях, спонсируемых людьми, которые заинтересованы в содержании материала газеты. Сотрудники не должны выступать в роли судей во время такого рода конкурсов или принимать награды. Существует запрет на участие в конкурсах, которые имеют отношение к кинофестивалям или другого рода мероприятиям, где критикам необходимо голосовать. Участие в таких событиях ставит под вопрос независимость газеты.

Список событий, в которых можно участвовать, находится в редакции. Участие в других мероприятиях необходимо обсуждать с редактором.

Если сотрудник получил награду на мероприятии, в котором нельзя участвовать, он должен вежливо отказаться от нее. Сотрудник может получить почетные медали, степени и т.д. от коллег, университетов и других учебных заведений. Те же, кто занимается вопросами, связанными с образованием, должны относиться к таким наградам очень осторожно. Если возникают сомнения, то следует проконсультироваться у редактора отдела или редактора новостей.

Использование чужого оборудования

Все вещи, которые берутся для съемок и для подготовки материалов, обязательно должны быть возвращены владельцу как можно быстрее. Сотрудники могут оставить себе, но не продавать или копировать, книги, кассеты, диски, записи, компьютерные программы, которые были высланы им для обзорного материала. То же касается и пресс-релизов.

в начало

 

5. УЧАСТИЕ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Сотрудники редакции «Таймс» – и семьянины, и простые граждане в той же мере, что и журналисты. Таймс уважает их вероисповедание, стремление обучать своих детей, участие в голосовании и т.д. Ничто в этом кодексе не ущемляет гражданские права наших сотрудников. Единственное, чего не должны они делать, использовать имя «Таймс» в своих личных целях.

Журналисты не должны принимать участия в политике. Сотрудники имеют право голосовать, но не должны делать ничего, подвергающего сомнению их профессиональный нейтралитет. Не должны участвовать в митингах, демонстрациях, в политических кампаниях и т.д. Не должны носить значки того или иного кандидата или наклеивать стикеры на свою машину.

Сотрудники не должны давать деньги в поддержку того или иного кандидата.

Сотрудники могут участвовать в программах радио и телевидения, но они не должны выражать мнение, противоречащее тому, что они пишут в газете.

в начало

 

6. РЕКЛАМА, МАРКЕТИНГ, ПРОМОУШН

«Таймс» ведет себя с рекламодателями так же честно и открыто, как и с читателями и источниками информации.

Отношения между рекламодателями и «Таймс» основываются на понимании того, что новости и реклама строго разделены. Рекламодатели не могут влиять на журналистов, так же как и журналисты не должны обсуждать что-то, связанное с работой, с рекламодателями.

в начало

 

7. ОБЯЗАННОСТИ ПЕРЕД ГАЗЕТОЙ

Имя и репутация газеты «Таймс» не принадлежит ни кому из нас. Никто не имеет права использовать значимость газеты в своих целях.

Сотрудники редакции не должны использовать удостоверение «Таймс» в своих личных целях.

Ратовать за «Нью-Йорк Таймс»

Сотрудники «Таймс» не должны раскрывать конфиденциальную информацию о планах, политике и любых делах издания. Если же журналист решает рассказать что-то, касающееся «Таймс», то это должно быть согласовано с редактором. Журналисты могут абсолютно свободно публично обсуждать их личную деятельность. Ни одно из этих предписаний не умаляет возможность журналистов честно и открыто отвечать на любые вопросы читателей.

в начало

 

8. КНИГИ, ФИЛЬМЫ, КОПИИ, АВТОРСКИЕ ПРАВА

Любой из сотрудников редакции может написать книгу, основанную на реальных фактах, используя материалы, которые он (она) получил благодаря работе в Таймс. Таким образом, Таймс решает настаивать на своих правах или нет. О любом таком проекте автор должен сообщить редакции.

Эти правила не касаются использования статей, фотоматериалов и т.д., взятых из газеты. Ни один материал Таймс не может быть перепечатан без письменного согласия редакции.

в начало

 

9. ЖУРНАЛИСТСКАЯ РАБОТА ЗА ПРЕДЕЛАМИ

ГАЗЕТЫ

Сотрудникам «Таймс» не следует работать также и на конкурентов. В редких случаях допускается сотрудничество с конкурентами, например, когда редакция не заинтересована в сотруднике и в будущем не собирается отдавать ему (ей) рубрику или какой-то отдельный проект.

Сотрудникам редакции может быть предложена дополнительная работа в компании Таймс, например на веб-сайте, или в Еженедельном обозрении или в каком-либо журнале компании Таймс, если сотрудник нуждается в дополнительной занятости.

На дополнительной работе в другом месте сотрудник газеты должен вести ту же политику и соблюдать те же правила, что и в редакции «Таймс» для того, чтобы не подрывать авторитет «Таймс». Например, он (она) не должен принимать бесплатные билеты, подарки, скидки и т.д.

в начало

 

10. СЕМЕЙНЫЕ УЗЫ

Сотрудники редакции не должны писать, редактировать и т.д. материалы, связанные с их родственниками или друзьями для того, чтобы сохранить беспристрастность.

в начало

 

11. ПРАВИЛА ДЛЯ ОТДЕЛОВ РЕДАКЦИИ

 

Спорт

Ни один сотрудник спортивного отдела не должен участвовать в спортивных играх, за исключением время от времени проходящих шутливых скачках на лошадях (не относится к тем журналистам, кто освещает данное событие).

Журналисты спортивного отдела не имеют права принимать билеты, скидки на путешествия, еду, подарки или что-либо еще от команд или промоутеров.

Спортивные репортеры, освещающие игру, не должны выступать в роле судьи. Журналисты спортивного отдела не должны участвовать во вручении спортивных наград, в голосовании за лучшего спортсмена и т.д.

Культура

«Таймс» имеет исключительное влияние в таких сферах, как театр, музыка, живопись, танцы, книги, мода и рестораны.

Журналисты, работающие в этом отделение, имеют права помогать другим любым способом продвигать любых творческих личностей. Не имеют права давать советы по обустройству ресторана. Не могут рекомендовать автора, композитора и т.д. агентам, продюсерам, галереям и т.д. Журналисты не могут давать какие-либо советы тем людям, [деятельность] которых они освещают. Сотрудники не могут давать любые свои комментарии до того, как выйдет материал.

Они не могут участвовать в качестве жюри на вручении разнообразных наград, участвовать в собраниях, совещаниях, где присутствуют люди, [деятельность] которых они освещают. Журналисты не должны принимать никаких наград и подарков от людей, о которых они рассказывают. И они не могут просить дополнительной копии книг, кассет или других материалов, которые им нужны для работы.

«Таймс» знает, что талантливые сотрудники пишут книги, оперы, ставят спектакли, пишут картины и лепят скульптуры. Занимаются тем, о чем они непосредственно пишут. Ни один сотрудник не должен идти на поводу у другого. Нужно следить за беспристрастным освещением событий.

Автомобили

Наша политика такова, что ни один сотрудник не имеет право даже протестировать машину без того, чтобы редакция не выплатила определенную сумму за прокат автомобиля.

Путешествия

Ни один сотрудник редакции не имеет права принимать скидки на любые виды транспорта, включая скидки на гостиницы, рестораны и т.д., не говоря уже о бесплатных услугах.

Сотрудники отдела путешествий должны скрывать свою принадлежность к «Таймс», а отдыхать и пользоваться услугами как обыкновенный отдыхающий для справедливой оценки. Если же становится известно, что Вы журналист, то необходимо обсудить вопрос дальнейшей работы над этим материалом с редактором. В некоторых случаях допускается раскрытие профессии, например, когда необходимо попасть в закрытое место, куда без пропуска не допускают.

Никто из отдела путешествий не имеет права писать о путешествии, предложенном членами семьи или близкими друзьями.

 

Перевод Дарины ТИМОФЕЕВОЙ

ПРИЛОЖЕНИЕ III

 

ИНФОРМАЦИОННЫЕ АГЕНТСТВА США

 

Два американских информационных агентства считаются мировыми – это Ассошиэйтед Пресс и Юнайтед Пресс Интернешнл. Они распространяют свою информацию по всему миру; они же получают информацию со всего мира. (

 

Ассошиэйтед Пресс – АП (Associated Press – АР). Крупнейшее информационное агентство США. Входит в число мировых агентств. Основано в 1848 году. Находится в Нью-Йорке. Это кооперативное объединение газетных издателей и владельцев радио- и телевизионных станций. Его членами являются 1700 газет и 5000 радио- и телестанций. Имеет около 8500 подписчиков в 121 стране мира.

АП покрывает свои расходы за счет отчислений, устанавливаемых по строгой системе тарифов, которая перелагает все финансовые тяготы информационного бизнеса на своих клиентов. АП считается наиболее мощным, осведомленным и надежным информационным агентством. Высокорентабельно.

Ежедневно передает около 20 млн. слов информации на английском и испанском языках, 1000 фотоиллюстраций. Располагает тремя крупными пресс-синдикатами: «Ассошиэйтед Пресс иллюстрейтед ньюс фичерс», «Уайрфотос» и «Уайд уорлд», распространяющими фотоиллюстрации, статьи и другую печатную продукцию среди большого числа печатных органов в США и за границей.

Оснащено электронно-вычислительной техникой. Главный, компьютер находится в Нью-Йорке. Располагает также ЭВМ в Лондоне для сбора и автоматической передачи информации через спутник и другие каналы связи в Нью-Йорк. Для передачи информации европейским подписчикам используется промежуточная ЭВМ во Франкфурте-на-Майне.

Имеет специальную экономическую и коммерческую службу «АП-Доу-Джонс» (которая в 1982 г. была внедрена на информационные рынки Австралии, Англии, Италии, Тайваня и Гонконга и начала регулярно поставлять подписчикам информацию о положении на мировых рынках нефти), а также крупнейшую в мире фотослужбу с отделениями в Нью-Йорке и Лондоне.

Для освещения избирательных кампаний создана специальная информационная служба.

АП представлено на рынках информации практически всех стран мира. Доля материалов АП в прессе ряда стран достигает 75 – 90%.

Руководящий орган – Совет директоров, избираемый на трехлетний срок.

 

Юнайтед Пресс Интернешнл – ЮПИ (United Press International). Второе по величине информационное агентство США. Входит в число мировых агентств. Было создано 21 июня 1907 года Э.У. Скриппсом под названием Юнайтед Пресс Ассошиэйшнс, инкорпорейтед. 24 мая 1958 года слилось с агентством Интернешнл Ньюс Сервис, принадлежавшим издательскому тресту Херста.

«Юнайтед Пресс» первым начало предоставлять информацию для крупных радиокорпораций, что стало традицией агентства; в 30-х годах под его «крышей» работал Ричард Хелмс, будущий директор Центрального разведывательного управления США (ЦРУ); в 1936 году продукцией ЮПИ широко пользовался тогда еще безвестный комментатор радиостанции «Who» Рональд Рейган, впоследствии ставший президентом США.

В 1960 годы ЮПИ стало серьезно отставать от основных мировых конкурентов, так как форма «семейного бизнеса» безнадежно устарела в Соединенных Штатах. Кроме того, свою роль сыграла и конкуренция с Ассошиэйтед Пресс.

Штаб-квартира ЮПИ находится в Вашингтоне, ряд служб – в Нью-Йорке, Нашвилле, Далласе. До 1982 года контрольный пакет акций принадлежал «Э.У. Скриппс компани» и тресту Херста, с июня 1982 года – «Медиа ньюс корпорейшн», созданной группой владельцев американских агентств и телестанций. В 1985 году ЮПИ купили малоизвестные владельцы корпорации «Медиа ньюс» Дуглас Руэ и Уильям Гейсслер. Это сообщение вызвало широкий резонанс среди журналистов – откуда эти сравнительно молодые люди (37 и 36 лет) свободно нашли и выложили «не соответствующую их возрасту» сумму в 20 миллионов долларов? В том же 1985 году, 6 марта, владельцы компании обязались передать кредиторам (среди которых были «Футхилл кэпитал корпорейшн оф Лос-Анджелес», «ATT», «RCA», «Америкэн экспресс», «Экваториал коммюникейшнз компани») 90 процентов акций в уплату за долги. Но 26 марта того же года ЮПИ не смогло свести концы с концами, и его авуары были заморожены.

С июня 1986 года владельцем агентства является корпорация «Нью ЮПИ» во главе с мексиканским газетным магнатом Марио Васкесом Раньей.

Юнайтед Пресс Интернешнл обслуживает 1000 американских газет, 3600 радио- и 550 телестанций в США, 800 иностранных газет, 300 радиостанций более чем в 100 странах мира.

ЮПИ ежедневно передает 13 млн. слов информации на английском, испанском и португальском языках. Совместно с ведущим информационным агентством Испании ЭФЭ (Agencia EFE) создало всемирную радиослужбу на испанском языке.

ЮПИ поддерживает самые тесные связи с радиоэлектронной промышленностью, а также с радио- и телевещанием, в том числе и цифровым. Оказывает помощь общественному вещанию.

Имеет самую мощную в мире фотослужбу, службы экономической информации и информации для сетей кабельного телевидения. Хорошо оснащено электронно-вычислительной техникой. Главный компьютерный центр находится в Далласе. Передача информации осуществляется через спутники связи.

Есть еще одно мощное информационное агентство, которого... не существует. Дело в том, что формально было закрыто ЮСИА (Информационное Агентство Соединенных Штатов), а его функции переданы внешнеполитическому ведомству – государственному департаменту США. Но эта реформа носила чисто косметический характер, поскольку ни одно крупное государство не может не вести международного информационного обмена и внешнеполитической пропаганды. Так что информационная работа ведется соответствующими подразделениями государственного департамента.

Итак, Информационное агентство США – ЮСИА (United States Information Agency) формально было создано американским конгрессом 1 августа 1953 года. Его истоки – в службах психологической войны. Для изучения эффективности американской внешнеполитической пропаганды в 1947 году за рубеж была направлена делегация конгресса США, по итогам работы которой был принят закон №402, заложивший основы реорганизации пропагандистского аппарата США. Ранее существовало Управление психологической войны, которое занималось внешнеполитической пропагандой, однако при президентстве Гарри Трумэна (план реорганизации №8) вместо него было создано Управление по координации операций, ставшее основой для учрежденного вскоре Информационного агентства США. В частности, американский исследователь Т. Соренсен признавал, что ЮСИА было рождено на волне холодной войны.

Еще одна реорганизация состоялась при президенте Картере, когда ЮСИА было преобразовано в Управление по международным связям – УМС, при этом ему были переданы некоторые подразделения госдепартамента, а бюджет резко увеличен. Другой американский президент – Рональд Рейган – вернул этому внешнепропагандистскому ведомству его прежнее название и в некоторой степени изменил его функции.

ЮСИА работало в тесном контакте с Советом национальной безопасности (СНБ). Распространять информацию внутри США ЮСИА было запрещено.

Заграничная служба информации – ЮСИС – имела за рубежом информационные посты, центры и отделения информации. Деятельность всех сотрудников ЮСИС определялась секретным «планом по стране» и контролировалась послом.

ЮСИА издавало ряд журналов на иностранных языках, распространяло тематическую информацию, готовило радио- и телепрограммы, распространяло информацию по компьютерным сетям, поставляло ее агентствам новостей. Сейчас всем этим занимаются соответствующие подразделения государственного департамента.

Поскольку самое мощное влияние на жизнь людей оказывает крупный бизнес, то и финансово-экономические информационные агентства стали переходить в число мировых. Если уж даже известное мировое агентсво Рейтер основные доходы (около 90%) получает не от распространения международной информации, а от деловой, то, естественно, крупные агенства, специализарующиеся на бизнес-информации, в третьей четверти XX века стали весьма быстро развиваться. Одним из таких агентств стало агентство, возглавлявшееся видным политическим деятелем США Майклом Блумбергом (он после трагических событий 2001 года стал мэром Нью-Йорка и вступил в должность в январе 2002 года).

Агентство финансовых новостей Блумберг является глобальным и жестко конкурирует с агентством Рейтер, причем по ряду позиций у Блумберга положение предпочтительнее.

Информация передается в режиме реального времени, для чего активно используются компьютерные сети, в том числе и принадлежащие агентству, а также почти все современные виды связи.

Публикация котировок акций в газетах безнадежно устарела, поскольку любой подписчик новостей агентства получает сообщение о биржевых сделках одновременно с их заключением.

Майкл Блумберг родился в семье библиотекаря в пригороде Бостона. Учебу в университете оплачивал сам, подрабатывая парковщиком на автостоянке. Получив два университетских диплома, перебрался в Нью-Йорк, где в 1966 году поступил на работу в известную брокерскую фирму «Саломон бразерс». А через три года новичок стал партнером. Однако в 1981 году фирма объявила о слиянии с более крупной компанией «Фибро». Блумбергу, которому не нашлось места в руководстве, предложили отступные – 10 млн. долларов. На эти деньги Майкл основал медиакомпанию, которая очень быстро превратилась в империю: радиостанции, журналы, информационные агентства, телеканал, книгоиздательство. Сегодня состояние Блумберга оценивается в 4,5 млрд. долларов. Он живет в пятиэтажном особняке в Манхэттене, что само по себе является показателем богатства. Блумберг разведен, имеет двух дочерей. Славится пристрастием к дорогим вещам, молодым любовницам и скандальным вечеринкам, однако это не мешает ему быть цепким и удачливым бизнесменом.

Личные качества Майкла Блумберга как нельзя более кстати при управлении таким важным предприятием, как финансовое информационное агентство.

Современное управление информационными процессами и наступательная политика Блумберга позволяют ему получать сверхприбыли, о которых традиционные информационные агентства не могут и мечтать.

Конечно, в Соединенных Штатах Америки, как и в любой другой стране, существует множество мелких и мельчайших информационных агентств. Они нашли свою нишу, прежде всего в распространении информации среди провинциальных и местных газет. Эти агентства чаще всего специализированные, что позволяет некоторым из них выходить за рамки своего региона.

Одним из таких является, например, сравнительно новое агентство Писнет (Peacenet), организованное группой борцов за мир в штатах Калифорния и Нью-Йорк.

Первыми подписчиками и одновременно корреспондентами агентства стали 70 ведущих антивоенных организаций США, объединяющих в своих рядах свыше 3,5 млн. человек. Как неоднократно подчеркивал главный координатор агентства Марк Грэхэм, цель Писнет учить американцев миру. Среди задач агентства – активизировать распространение идей мира в США, помочь скоординировать деятельность многочисленных организаций борцов за мир, обеспечить их необходимой информацией о происходящих в стране и за рубежом событиях.

Существуют и другие агентства, в том числе и неординарные. Так, одно из подобных агентств было укомплектовано... бывшими сотрудниками ЦРУ. Да и само Центральное Разведывательное Управление США активно занимается распространением информации. Поскольку ЦРУ самостоятельно не может справиться с большим потоком открытой информации разведывательного значения, поступающей в интерактивную информационную сеть по открытым источникам OSIS, оно с 1 августа 1997 года предоставляет возможность пользоваться ею правительствам Австралии, Канады, Великобритании (предположительно – Израиля и некоторых стран Северной Европы) с расчетом получения от них дополнительной информации. По мнению руководителя проекта д-ра Марковича, факт сбора несекретной информации в какой-либо стране не должен служить предметом беспокойства, скорее – гордости. О предоставлении информации газетам, журналам, радио и телевидению от ЦРУ уже неоднократно сообщали различные источники.

Большую и важную роль играют специализированные информационные агентства, поставляющие новости интеллектуальным, деловым, научно-техническим и научно-производственным изданиям, количество которых в США значительно превышает число газет общего типа.

ПРИЛОЖЕНИЕ IV

 

МОНОПОЛИИ И ПРЕССА

 

Проблема взаимосвязей монополий и прессы может быть рассмотрена с двух позиций: как концентрация и монополизация самих средств массовой информации и коммуникации, так и со стороны влияния крупных концернов и других монополистических объединений на СМИ.

В Соединенных Штатах Америки по состоянию на 1999 год издавалось 1489 ежедневных газет общим разовым тиражом 56 млн. 180 тыс. экземпляров. Однако около 70% этих газет приходится на долю всего-навсего 149 газетных трестов, синдикатов и компаний. Ведущее место среди них занимают «Ганнет компани инкорпорейтед», «Найт-Риддер ньюспейперс инкорпорейтед», «Херст кор-порейшн», «Трибюн компани», «Нью-Йорк таймс компани», «Нью Америка паблишинг», объединение Мердока, «Таймс миррор компани», газетный трест Ньюхауза. Процесс концентрации и монополизации в издательском деле превратил прессу в одну из важных отраслей американской экономики. По данным американской прессы, десять газетных компаний входят в число 500 наиболее крупных корпораций страны.

В концентрации и монополизации американской прессы все большее значение приобретает иностранный и международный капитал. Пример тому – Руперт Мердок. Годовые обороты австралийской холдинговой компании Мэрдока «Ньюс Корпорейшн» в середине 1990 годов выросли до 20 млрд., плюс свыше 1 млрд. в авуарах и 1 млрд. чистого дохода. Мердок стал международным магнатом: его компания еженедельно выпускает 60 млн. экземпляров газет в США, Европе, Австралии и странах Тихоокеанского региона, контролирует 70% новостных изданий, бесчисленные телестанции. В Соединенных Штатах империя Мердока тоже впечатляет. В 1976 году после переезда в Соединенные Штаты Мердок купил три газеты за 20 млн. долларов; в 1980 году приобрел шесть независимых телестанций, а в 1985 году за 2,6 млрд. долларов голливудскую компанию Фокс Мультимедиа, в 1988 году за 2,8 млрд. долларов издательство «Харпер энд Роу».

Чтобы американский конгресс не мешал ему скупать газеты, в 1985 году Мердок получил американское гражданство. Мердок активно применяет практику демпингового снижения цен. Цена одного экземпляра воскресного номера его ежедневной газеты «Нью-Йорк пост», например, составляет всего 50 центов, т.е. в два с половиной раза ниже, чем экземпляр воскресного номера конкурирующей газеты «Нью-Йорк дейли ньюс». В «Ньюс корпорейшн» (основном тресте Мердока) работают около 30 тысяч человек.

Но Мердок не ограничивается приобретением только средств массовой информации. Так, за 80 млн. долларов он купил вторую по величине авиакомпанию Австралии «Ансетт Эйрлайнз».

Концентрация и монополизация средств массовой информации идет высокими темпами. Этому, в частности, способствует отмена многих антимонопольных ограничений, которая была проведена многими странами вслед за США. Так, отменен запрет на основание студий кабельного телевещания телефонным компаниям, оказывающим телефонные услуги в данной местности; практически нет ограничений на количество телестанций, принадлежащих одному физическому или юридическому лицу; разрешено дублирование передач средневолновых радиостанций станциями УКВ, отменены ограничения на владение одновременно эфирными станциями и кабельными каналами и т.п.

В процессе концентрации и монополизации появились новые тенденции. Так, слияния и поглощения стали проходить «по географическому принципу», т.е. в каком-либо регионе одна монополия захватывает все, скажем, печатные издания. Другая тенденция касается создания «мультимедийных групп», когда объединяются под рукой одного владельца (индивидуального или коллективного) различные СМИ: газеты, журналы, радио, телевидение...

Национальные и транснациональные корпорации также активно борются за право владения средствами массовой информации. Так, Дженерал Электрик осущетсвляет контроль над 13 телестанциями, охватывающими 28% американских жилищ (сеть Эн-би-си и ее дочерние предприятия); Вестингауз – 14 телестанций и около 200 филиалов по всей стране (сеть Си-би-эс); Виаком – Парамаунт Телевижн, Эм-ти-ви и т.д.; Дисней – Эй-би-си, Дисней ченнел и пр.

Приобретение различных средств массовой информации промышленно-финансовыми корпорациями позволяет большому бизнесу лоббировать свои интересы при подготовке важных государственных решений и формировать общественное мнение в нужном направлении. Кроме того, это позволяет добиваться финансовой устойчивости всей корпорации и несколько снижает степень зависимости СМИ от рекламодателей. Показательным примером в этом плане является пресса промышленных ассоциаций, которые в некоторых случаях сращиваются с государственными структурами и создают профильные журналистские ассоциации, играющие активную роль в саморегулировании прессы. Так, журнал «Сигнэл» издается Ассоциацией промышленности и Корпусом связи армии США; активно действует Ассоциация журналистов нефтяной промышленности и т.п.

Американские медиакомпании должны приносить прибыль, чтобы считаться успешными органами прессы. Но это далеко не всегда так. Некоторые уважаемые издания, например «Нью рипаблик», «Нейшн», «Уикли стандард», «Нью-Йоркер», долгие годы не приносят прибыли. Некоторые из лучших информационных программ на телевидении и радио вообще не приносят прибыли и получают деньги от правительства и из частных фондов, например Фонда Форда. В свою очередь требования увеличения прибыли привели к снижению качества новостей. Покупка местных газет и радиостанций крупными компаниями повлекла за собой сокращение бюджетов информационных отделов. На общенациональном телевидении стремление к сокращению расходов и повышению прибылей привело к тому, что в информационных выпусках появилось больше развлекательных сюжетов и меньше серьезных новостей, а также стало больше дешевых передач с «говорящими головами» в ущерб серьезным исследованиям и расследовательским программам.

Направлением, доступным лишь мощным медийным компаниям, является приобретение ими промышленных предприятий, зачастую не связанных с редакционно-издательским или радио- телевизионным бизнесом. Если раньше газетные тресты скупали лесные угодья и бумагоделательные предприятия или заключали с ними партнерские соглашения, то теперь они внедряются практически всюду – от лесной и целлюлозо-бумажной промышленности до сферы услуг, рекреационного бизнеса, новейших направлений электроники и ядерной физики.

В некоторой степени подобную деятельность СМИ может продемонстрировать «Нью-Йорк таймс корпорейшн» с дочерними организациями и фирмами. У корпорации есть свои богатые лесные угодья в Канаде, целлюлозо-бумажные предприятия, издательства, радио- и телесети, организации компьютерщиков-программистов, видео- и киностудии и т.д.

Еще одним направлением структурной перестройки монополистических объединений СМИ можно назвать перераспределение информационных потоков в каналах коммуникации. Наблюдается перенос деловой информации в специализированные информационные агентства и компьютерные сети.

Процесс концентрации и монополизации СМИ на национальном рынке характерен для большинства стран; однако в настоящее время он дополняется активным внедрением в информационный бизнес транснациональных корпораций.

Характерным примером экономических процессов и тенденций является слияние двух гигантских корпораций – Виаком и Си-би-эс. После того, как глава Виаком Самнер М. Редстоун и руководитель Си-би-эс Мел Кармазин заключили соглашение об объединении этих информационных организаций, в новой корпорации оказались известное издательство «Саймон энд Шустер», кабельные сети (включая Эм-ти-ви), радиостанции, студии Голливуда с многочисленными кинотеатрами и т.д. Основными конкурентами нового гиганта сейчас являются другая мегакомпания в данной области – «Уолт Дисней», объединенная компания «Тайм-Уорнер» и империя Руперта Мердока, в частности, «Ньюс корпорейшн». Наиболее перспективной и прибыльной считается «Тайм-Уорнер», поскольку основными активами компании являются кабельные системы и сети (Си-эн-эн, в частности).

Объединяются различные компании, действующие на рынке информационных услуг. Например, американская Эн-би-си и японская Сони совместно планируют вести дела в сфере развлечений при инвестиционном участии компании «Пакссон коммуникейшн».

В результате покупки медиа-группой «Трибюн компани» лос-анджелесской «Таймс-Миррор компани» возникла новая крупнейшая медиа-империя, в которую вошли «Лос-Анджелес таймс», «Чикаго трибюн», «Сентинел», «Балтимор сан», «Харфорд», «Коннектикут», «Ньюсдей» и другие, большое число радио- и телевизионных станций.

В современных условиях процессы концентрации капитала и монополизации СМИ продолжаются. Независимо от форм собственности и методов руководства предприятиями, концентрация и монополизация СМИ в современных условиях идет по целому ряду направлений. Наращивают свою мощь уже существующие монополии, неуклонно сокращая число «независимых» СМИ; усиливается связь СМИ с транснациональными корпорациями; органы правительственной власти играют все более значительную роль в ориентации и инспирации масс-медиа. Появились транснациональные предприятия СМИ с «рассеянным» капиталом, когда практически невозможно установить их национальную принадлежность.

Любое средство массовой информации можно рассматривать как торгово-промышленное предприятие, на которое воздействуют все законы и закономерности экономики. Можно эффективность средства массовой информации определить и по-иному: новость рассматривается как товар, а аудитория – как капитал. СМИ выступают как группы экономических интересов, а во взаимодействии с властными структурами – как группы влияния, «лобби». В последние годы заметно меняется экономическая структура СМИ. Все большее значение играет реклама как основной источник финансовых поступлений. В ряде случаев государство субсидирует СМИ как прямо, так и косвенно – предоставлением различных льгот, грандов, правительственной рекламы и т.д. Включение средств массовой информации в промышленно-финансовые группы позволяет добиваться финансовой устойчивости СМИ.