Об авторе книги

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

 

Когда в середине 60-х годов Вилен Васильевич Егоров в команде нового председателя Госкомитета по радиовещанию и телевидению Н.Н. Месяцева появился на ТВ, старожилы отнеслись к пополнению с недоверием и, надо признаться, с ревностью. Но «десант» быстро развеял сомнения – и размахом свежих идей, и решительностью их воплощения. Было еще одно: то, что потом стало называться человеческим фактором. Вот об авторе интересной и поучительной книги, о масштабе и значении его личности в истории отечественного телевидения хочу поделиться с читателем своими впечатлениями.

 

Казалось бы, из партийных кадров, человек номенклатуры. И секретарем парткома, и членом коллегии Гостелерадио, и главным редактором пропаганды побывал. Но сделал так много для развития нашего телевидения, что рядом с ним поставить кого-либо трудно. Организационный талант, умение угадывать людей способных, полезных делу, и главное! – беречь их, а если надо, то и бороться за их судьбы, – это дорогого стоило. Рисковал, балансировал на грани. Знаю, что подчас он и страх испытывал, но был упрям в достижении задуманного. Напрасно голову не подставлял, но, себя оберегая, сохранял и дело.

 

Три проекта, которые возглавил и довел до завершения В.В. Егоров, убежден, останутся в истории нашего ТВ.

 

Первый проект – создание из небольшой третьестепенной редакции самостоятельного программного канала. Начальный замысел – организация учебно-образовательного направления – постепенно перерос в двухуровневое взаимодополняющее вещание образовательного и культурно-просветительского содержания. От телеуроков в помощь школе, лекций выдающихся ученых до литературного театра Анатолия Эфроса, историко-литературных циклов Владимира Лакшина и т.д.

 

Второй проект был связан с идеей создать специальную программу «повышенного интеллектуального уровня» – программу для «высоколобых» с их особыми запросами и вкусами. Конечно, В.В. Егоров и его команда не были настолько наивны, чтобы не понимать, чем такой проект может завершиться в «рабоче-крестьянском» государстве. Нужен был камуфляж. Им, отчасти, стала тематика, заявленная в проспекте, и некоторая туманность пояснений. Лицензию на вещание, как сказали бы сегодня, удалось получить благодаря тому, что в заявке удачно отделили «что» – тему, содержание от «как» – формы, жанра: способа экранного воплощения. Например, в сериале по книге Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» – работе сложной, не многим понятной – предполагались инсценировки, разыгранные актерами. По признанию значительной части зрителей, замысел и его решение оказались настолько удачными, что пробудили интерес к этому сочинению (напомню, что оно стояло в списке обязательной литературы в сети партучебы, охватывавшей миллионы людей).

 

Под таким прикрытием была определена структура всей программы четвертого канала: искусствоведческие циклы о кино и театре, передачи из области литературоведения и истории культуры и пр. Рубрики четвертой «кнопки» дразнили необычностью, пытались уйти от идеологического прессинга и масскультовской рутины. Адресовались они, как уже было сказано, просвещенной аудитории. На чем организаторы и споткнулись. Комиссия из горкомовских политкомиссаров и партпрофессуры обвинила нас (был и я причастен к этим экспериментам) в элитарности, в «расслоении единого советского народа» и других смертных грехах. Редакцию, к счастью, не разогнали, но передачи с эфира сняли.

 

Осмотрительная смелость Вилена Васильевича, его склонность к новациям и облекаемая в самоиронию боязнь провала превращали деловое общение с ним в некое подобие игры. Юмор, только ему присущий, каждый раз неожиданный, вообще был нередко спасательным кругом, который помогал держаться на плаву в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях.

 

Как-то предложил я, дабы расшевелить коллег и посмотреть, кто на что горазд, конкурс. Каждый из ста с лишним работников главной редакции пропаганды должен был в месячный срок представить заявку (2–3 страницы машинописного текста): тема, набросок сюжета, экранное воплощение. Поощрение в случае одобрения редколлегией – творческая командировка и гонорар по высшей ставке. Помню, В.В. Егоров хохотнул: «Не получится ли так, что полредакции окажется в положении «голого короля»?» И все мы словно попали на предметное стеклышко микроскопа: кто вообще ничего не надумал, кто сочинил благоглупости, но с десяток стоящих предложений обнаружилось. И это вовсе не так уж мало, если учесть прожорливость телевизионного конвейера, дефицит притока новых идей и худосочность редакционных портфелей.

 

Третий проект Вилена Васильевича и едва ли не самое любимое его детище – Всесоюзный (Всероссийский) институт повышения квалификации работников телевидения и радиовещания. О значении ВИПК в масштабах телевидения страны говорить не стану – общеизвестно. Отмечу одно только обстоятельство: В.В. Егорову удалось сначала, в пору всеобщего развала, спасти достойных людей, а потом организовать их и сцементировать в серьезный дееспособный коллектив.

 

Капитан по-прежнему на мостике и уверенно держит штурвал. Так держать!