Глава VII

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

Первые мирные годы

К концу 1920 года гражданская война в основном была закончена. После трехлетней тяжелой борьбы с внешними и внутренними врагами Советская страна получила возможность приступить к мирному социалистическому строительству.

Партия, Ленин выработали новую экономическую политику — НЭП, направленную на восстановление промышленности, построение экономического фундамента социализма.

Перед ВЧК в этот период встала задача борьбы против политического бандитизма. Остатки врагов Советской власти в это время организовывали в различных районах страны ряд бандитских выступлений. Наиболее крупным из них было восстание в Тамбовской области, поднятое эсером Антоновым. Оно совпало с наступлением поляков и вспыхнуло сразу в пяти уездах в конце августа 1920 года. Для ликвидации его потребовались значительные силы Красной Армии, которыми командовал М.Н.Тухачевский.

В 1921 году только на Украине были разгромлены банды Махно, Каменюка, Блохи, Белокобыльского, Сычева и другие. Особенно долго шла борьба с басмаческими бандами в Средней Азии.

В 1921-1923 годах ВЧК продолжала вести схватки с контрреволюционными организациями в Москве, Петрограде и на территории северо-западных и юго-восточных областей европейской части России, созданными агентами иностранных государств.

В связи с переходом к НЭПу потребовалась и реорганизация ВЧК применительно к новым условиям внутренней и международной обстановки. В мирной обстановке появилась возможность передать судебные функции в ведение других органов, ограничить ее деятельность задачами политического обеспечения государственной безопасности Советской страны. В соответствии с этим 6 февраля 1922 года ВЧК и ее местные органы упразднялись и вместо них создавалось Государственное политическое управление — ГПУ, в дальнейшем ОГПУ.

До начала двадцатых годов среди советских и партийных работников не было вполне установившегося взгляда относительно функций и методов работы ВЧК-ГПУ, перспектив ее дальнейшего существования. Неоднократно даже ставится вопрос об упразднении этого органа и передачи его функций ревтрибуналам и милиции. Однако с учетом сложности внутренней обстановки, анализа расстановки классовых сил В.И.Ленин сделал вывод о защите Социалистического отечества и необходимости длительного существования в системе Советского государства специального органа, охраняющего его безопасность.

“Без такого учреждения власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры ...”[21]. “Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться”[22].

В свете этих установок В.И.Ленина осуществлялся и подбор на работу в органы государственной безопасности людей с безупречным революционным прошлым, стоящих выше всяких подозрений как в политическом, так и нравственном отношении. Эталоном чекиста служила и будет служить жизнь и деятельность Ф.Э.Дзержинского. “Чекист, — указывал он, — должен быть кристально честен, иметь сильную волю, уметь противостоять искушениям и соблазнам, быть готовым в любой момент, не щадя сил, а если потребуется и жизни, выполнить свой священный долг по защите великих завоеваний Октября”.

Характерным в этом отношении является его изречение: “У чекиста должны быть горячее сердце, холодная голова и чистые руки”.

Первые чекистские кадры крепли и закалялись в непрерывных схватках с врагами революции. В огне гражданской войны и интервенции сложились замечательные чекистские традиции: непоколебимая вера в победу социализма, беззаветная преданность партии и Родине, беспощадность к врагам революции и чуткое отношение к трудящимся, высокая политическая бдительность, героизм при выполнении боевых и оперативных заданий, постоянное повышение политических и профессиональных знаний.

Эти чекистские традиции остаются актуальными и сохраняются сотрудниками органов госбезопасности и по настоящее время.

В те героические годы чекисты на каждом шагу проявляли мужество и стойкость в борьбе с контрреволюцией, вылазками подполья, при подавлении заговоров и мятежей. В борьбе за высокие идеалы революции более 7 тыс. чекистов геройски погибли при выполнении боевых и оперативных заданий. Яркими примерами этому могут служить беспримерные по своему мужеству подвиги чекистов Ксении Сердюковой в г. Кисловодске и Николая Микулина в Прибалтике, которых не могли сломить белогвардейцы. Ксению они повесили, а Николая сожгли в топке паровоза.

Только высокий профессионализм и не меньшая политическая убежденность помогли чекисту Я.Я.Буткису проникнуть в среду контрреволюционеров, которые под руководством английской миссии Локкарта готовили опасный антисоветский заговор. Это позволило ВЧК успешно провести ряд операций по вскрытию и предотвращению деятельности внешней и внутренней контрреволюции. И таких примеров было очень много.

При переходе к мирному периоду после гражданской войны Советское правительство поставило перед чекистами задачу усилить борьбу против разведок империалистических государств, белой эмиграции, мобилизовать их усилия на борьбу с бандитизмом и экономической контрреволюцией.

Одновременно они выполняли большую работу по недопущению использования враждебными элементами средств массовой информации в условиях НЭПа, которые вели открытую пропаганду против Советской власти. Чекисты активно участвовали в борьбе с разрухой и ликвидацией беспризорничества, перебоями на транспорте, содействовали заготовкам продовольствия и сырья и т.п. Всю работу они проводили с опорой на народные, пролетарские массы, в связи с чем народ понял, что это не прежняя охранка, а орган защиты революции и пролетарского государства.

Основные же усилия органы госбезопасности направляли в этот период против разведок Англии, Франции, Германии, Польши и других сопредельных государств, вынашивавших планы новой агрессии против Страны Советов. Эти планы базировались на вооруженных силах Польши, Финляндии и Румынии, а также на остатках бежавших за границу армий Колчака, Юденича, Деникина, Врангеля и атамана Семенова. Значительные силы белой армии оказались тогда на Балканах: 18 тыс. казаков — в Югославии, 17 тыс. — в Болгарии, большое количество в Греции и Венгрии. В Польше находилась группировка войск численностью 30 тыс. солдат и офицеров, в Маньчжурии — остатки армии атамана Семенова, объявленные как особая русская армия под контролем японского верховного командования.

Основу этого военного сброда, рассеявшегося по всему свету, составляли аристократические элементы, авантюристы, профессиональные громилы, агенты охранки, белогвардейцы и мародеры. По своим воззрениям это были приверженцы монархического строя, ярые антисоветчики и враги демократии.

По некоторым данным, на 1923 год в Германии проживало около 500 тыс. русских белоэмигрантов, более 400 тыс. — во Франции, примерно 100 тыс. — в Польше. Десятками тысяч они прижились в Прибалтийских странах, в Китае, Японии, Канаде, США. Только в Нью-Йорке их оказалось около 3 тыс. Общая численность русской эмиграции на это время составила более 2 млн. человек.

Под руководством генеральных штабов и разведок стран, где обосновались русские эмигранты, создавались вооруженные отряды, костяком которых были реакционные белые офицеры и солдаты. Командовал всеми этими формированиями “Русский военный союз”, штаб которого был расквартирован в Париже.

Весь генералитет русской армии, оказавшийся в эмиграции, сразу же вступил в сотрудничество с местными спецслужбами и стал принимать активное участие в заговорах и яростной антисоветской деятельности многочисленных белоэмигрантских организаций.

Однако на самое видное место вновь выдвигается в этот период фигура Бориса Савинкова, ставшего идейным и организационно связующим звеном всех русских антисоветских организаций. О значении белой эмиграции и лично Савинкова в планах западных стран говорят такие факты: его лично принимал Ллойд Джордж и он поддерживал тесные связи с Черчиллем и Пилсудским.

Следует отметить, что белоэмигрантское отребье, растекаясь по всему свету, несло с собой былое зверство и ненавистничество царской России, лютую злобу против демократии, погромные лозунги и патологические предрассудки. Идеологическим подспорьем для этого им служили “Протоколы собраний сионских мудрецов”, антисемитская “библия”, согласно которой все зло в мире исходит от евреев. Эти брошюры они стали широко распространять по всему миру.

Русская эмиграция за границей не только влилась в армейские формирования. Она составляла и значительную часть аппарата тайной полиции, особенно в Прибалтике и на Балканах, различных организаций, контор и агентств шпионажа.

Однако большие ее массы оказались на чужбине обездоленными и нищими, влачившими жалкое существование. Они стали шоферами такси, гарсонами, поварами, кулинарами, гидами, зарабатывая себе на пропитание. Это были люди, которые не поняли исторического хода событий, обманутые генералами и правителями царской России и обрекшие себя на вечное прозябание. Многие из них остались патриотами России и вернулись впоследствии в Советский Союз.

Очутившись за границей и потеряв свое огромное состояние, русская буржуазия сразу же зашевелилась. Она щедро субсидировала белогвардейские полчища, не жалела средств на подрывную и контрреволюционную деятельность любых организаций, лишь бы они выступали против Советской власти и главное — против Ленина и большевиков. Значительная и самая богатая ее часть обосновалась в Париже, где она имела солидные вклады. Наиболее яркими представителями русской буржуазии являлись крупнейшие капиталисты, банкиры, промышленники и дельцы, такие, как Нобель — нефтяной бакинский король и хозяин многочисленных судостроительных предприятий на Каспии и Волге; Степан Лианозов — русский Рокфеллер; Владимир Рябушинский — богатейший купец России; А.К.Денисов -магнат сталелитейной промышленности и другие предприниматели, хорошо известные в мировых промышленных и финансовых кругах.

Все они располагали широкими связями с иностранцами, особенно с английскими, французскими и германскими предпринимателями, и стремились к тому, чтобы всеми возможными путями и средствами вернуть свои капиталы и восстановить в России вновь монархический или какой-либо другой, но капиталистический режим.

С этой целью группа вышеназванных капиталистов -белоэмигрантов в 1920 году создала в Париже свою организацию, которая в последующие годы будет играть значительную роль в различных заговорах и выступлениях против Советской России, вести разнузданную антисоветскую пропаганду. Она получила наименование “Торгпром”, или “Русский торговый, финансовый и промышленный комитет”, который возглавил Н.К.Денисов.

“Главной целью “Торгпрома”, — как заявил его глава, — являлась борьба всеми средствами и способами с большевиками на экономическом фронте”. Но деятельность этого комитета не ограничивалась только этим направлением борьбы. Как указывалось в его официальном заявлении, “Торгпром” будет продолжать упорную борьбу против советского правительства, будет неуклонно осведомлять общественное мнение культурных стран об истинном смысле событий, происходящих в России, и подготовлять будущее восстание во имя мира и свободы”.

С самого начала создания этого комитета вокруг него стали концентрироваться все другие антисоветские организации, которых в то время в Париже, как основном центре белоэмиграции, было создано уже достаточно много. Особенно в этом преуспевало русское белое офицерство, являвшееся главным поставщиком агентов разведок и контрразведок западных стран, громил различных политических и анархических организаций.

В то же время на авансцене антисоветской борьбы вновь всплыла фигура английского разведчика Сиднея Рейли. После своего провала в России, он обосновался в Париже, откуда часто наезжал в Варшаву и Прагу в целях создания вместе с Б.Савинковым антисоветской армии и шпионско-диверсантских агентств. В это время он поддерживает тесные отношения со своими старыми связями из числа влиятельных лиц в российской экономике, и в частности с графом Шуберским. Через них он осуществляет план объединения “Торгпрома” с английскими, французскими и германскими промышленниками. В результате финансовых операций Рейли сколотил довольно значительное состояние и был пайщиком ряда фирм. Но, как и раньше, он остался ярым фанатиком в своей ненависти к большевикам и Советской России.

Главную же ставку в своей деятельности Рейли делал на Савинкова, которого рассматривали в то время западные разведки как будущего диктатора России. Этот бледный, лысоватый человек, с вкрадчивыми манерами, безукоризненно одетый, в неизменном сюртуке и лакированных ботинках, скорее напоминал директора банка, чем матерого контрреволюционера и террориста.

Вот как описал У.Черчилль Савинкова в своей книге “Великие современники”, которому он был представлен Сиднеем Рейли: “Этот человек сочетал в себе мудрость государственного деятеля, качества полководца, отвагу героя и стойкость мученика. Вся его жизнь прошла в заговорах”.

После революции Савинков бежал за границу и стал одним из влиятельных представителей белоэмигрантов в Европе. И вновь Черчилль дает ему в своей книге лестный отзыв. “Этот экснигилист проявил недюжинные способности и к власти, и к интригам, руководя всеми отношениями с союзниками и политически столь же важными прибалтийскими лимитрофными государствами, которые составляли в то время “санитарный кордон” на Востоке”.

Находясь в Польше, Савинков в 1920 году с помощью маршала Пилсудского создал тридцатитысячную армию из белых офицеров и солдат и готовил ее к нападению на Советскую Россию. В Праге, куда он затем перенес свою штаб-квартиру, Савинков создает вместе с чешским генералом Гайдой организацию под названием “Зеленая гвардия”, состоящую из царских офицеров и погромщиков-контрреволюционеров. Эта его гвардия часто вторгалась в пределы Советской России, грабила и убивала мирное население, выполняя при этом задания разведок западных стран.

Такие отряды из Чехословакии, Польши и Литвы направлялись в Россию, и ими руководили: Сергей Павловский, Прудников, Монич, Данила Иванов и другие. Направлялись с диверсионными целями и отдельные боевики, как, например, в 1922 году полковник Свежевский с заданием убить Ленина.

Свою активность развернули офицеры-белоэмигранты и в Германии, обстановка в которой по своему духу была им более благоприятной. Консолидируясь с русскими промышленниками и аристократами, они созвали в Баварии в 1921 году Международную антисоветскую конференцию, на которой присутствовали представители антисоветских организаций всей Европы. Конференция выработала план всемирной агитационной кампании против Советской России и избрала “Верховный совет монархистов”. Главная задача этого совета заключалась в “подготовке восстановления монархии, возглавляемой законным государем из дома Романовых в соответствии с основными законами Российской империи”.

На этой конференции русского белоэмигрантского сборища была представлена новая национал-социалистская партия Германии в лице Альфреда Розенберга, одного из будущих главарей нацистской Германии, военного преступника, осужденного на Нюрнбергском процессе за кровавые злодеяния во время второй мировой войны.

Розенберг был выходцем из богатой прибалтийской помещичьей семьи из-под Ревеля. Его отец — потомок тевтонских рыцарей — с гордостью называл себя немцем. До революции А.Розенберг учился на архитектурном факультете Рижского политехникума. С приходом к власти большевиков в Латвии он присоединился к белогвардейским бандам, бежал в Германию и появился в Мюнхене. К этому времени он уже был полностью во власти антидемократических и антисемитских бредней царских черносотенцев, которые и начал проповедовать в Германии.

Постепенно из его патологической ненависти к евреям и ярой злобы против большевизма и Советской власти стала вырисовываться и возникла фашистская теория расизма и реваншизма. Красной нитью через все писания Розенберга проходила идея “священного крестового похода” против Советской России. Его мечтой был день, когда мощные армии нового “тевтонского ордена” вторгнуться в Россию и сметут большевистский режим.

Контрреволюционный маньяк из Ревеля очень пришелся по своим взглядам тридцатилетнему австрийскому смутьяну Адольфу Гитлеру, который сразу же после знакомства назначил Розенберга редактором своей газеты “Фелькишер беобахтер”, официального органа нацистской партии.

Русская белая эмиграция не обошла и Соединенные Штаты Америки, наделав там немало шума. Руководил белоэмигрантским движением морской офицер лейтенант Борис Бразуль, агент охранки, ярый антисемитский пропагандист. Он создал в США первую организацию политэмигрантов под названием “Союз царских офицеров армии и флота”, состоявшую в основном из черносотенцев и погромщиков, эмигрировавших в Америку.

Союз поставлял ложную и фальшивую информацию в американскую разведку и госдепартамент и не замедлил подсунуть им как подлинные документы “Протоколы собраний сионских мудрецов”. Он уверовал американцев в том, что большевистская революция является частью “международного еврейского заговора”, и пользовался в этом отношении большой благосклонностью известного американского автомобильного магната Генри Форда.

Таким образом, русская белая эмиграция и ее наиболее реакционная часть — антисемиты-черносотенцы внесли определенный вклад в ускоренный процесс развития фашизма.