Экономика интересует?

ahmerov.com
загрузка...

Глава XII

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

Убийца Г.Ягода

В первые два-три года после прихода к власти фашистов в Германии по Европе прокатилась волна переворотов, военных путчей, убийств видных государственных и политических деятелей, раскрытий заговоров, актов измены и насилия.

Не миновала эта волна и Советского Союза. В различных районах страны создавались группы боевиков, в которые входили бывшие эсеры, профессиональные убийцы, агенты царской охранки, националисты, антисоветски настроенные элементы. Отдельные из этих групп готовили и предпринимали попытки покушений на советских руководителей.

В сентябре 1934 года Председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М.Молотов предпринял поездку по горнорудным и промышленным районам Сибири. После поездки на одну из шахт Кузбасса машина, в которой он ехал, внезапно свернула с дороги и покатилась с насыпи. Она опрокинулась и остановилась на самом краю крутого оврага. Молотов и сопровождавшие его лица отделались легкими ушибами и чудом избежали смерти. Машиной управлял Валентин Арнольд, член местной троцкистской организации, которой руководил известный Шестов. Это по его заданию Арнольд должен был совершить несчастный случай. Он не удался лишь потому, что водитель в последний момент потерял самообладание и затормозил.

Боевики из нелегальной заговорщической организации проследили в Москве маршрут поездок на работу народного комиссара обороны К.Е.Ворошилова. Они несколько дней дежурили на улице Фрунзе, но его машина, как правило, шла на большой скорости, что не позволяло эффективно осуществить террористический акт.

Террористу Богдану было поручено убить Сталина на одной из партийных конференций. Он сумел в мае 1934 года проникнуть в зал заседания, но не смог приблизиться к месту, где находился Сталин. К тому же в последний момент Богдан заколебался. На следующий день он был убит у себя на квартире. Его устранил Иван Бакаев, один из бывших помощников Зиновьева по Ленинграду. Этот отъявленный убийца предполагался Зиновьевым и Каменевым после свершения переворота на должность Председателя ОГПУ и должен был замести все следы их кровавых преступлений.

Однажды бакаевские боевики стреляли по катеру, полагая, что на нем совершал прогулку вдоль побережья Черного моря Сталин.

Все эти акции в отношении советских руководителей, а также информация, получаемая по каналам разведки и контрразведки о преступных замыслах троцкистов и иностранных спецслужб, заставили органы госбезопасности принять дополнительные меры по усилению службы охраны руководителей партии и Советского правительства. В составе ОГПУ был создан для этих целей специализированный Оперативный отдел, увеличены значительно штаты подразделений безопасности и охраны членов Политбюро, секретарей ЦК ВКП(б), видных членов правительства, выдающихся военачальников и ученых. Каждый из них имел теперь личную охрану, специальный обслуживающий персонал, охрану мест жительства. Автомашины, в которых они совершали поездки по городу и в другие районы страны, были оборудованы специальными средствами защиты. Трассы проезда усиленно охранялись сотрудниками безопасности.

Личный состав Оперативного отдела проходил боевую подготовку по особой программе и нес службу весьма квалифицированно. Большое внимание при этом обращалось на организацию и обеспечение безопасности при проведении крупных партийно-правительственных мероприятий с участием высоких советских руководителей.

Советское руководство и лично И.В.Сталин придавали большое значение деятельности органов безопасности в лице ОГПУ и сравнивали его с Комитетом общественной безопасности французской революции.

“ВЧК-ОГПУ, — говорил И.В.Сталин, — была создана для ограждения интересов революции от покушений контрреволюции и ее агентов, различного рода заговорщических, террористических и шпионских организаций, финансировавшихся русскими и заграничными империалистами. Этот орган развивался и окреп после ликвидации ряда террористических актов против деятелей Советской власти ... Он наносил тогда удары по врагам революции метко и без промаха. Это качество сохранилось за ним и впоследствии.

ОГПУ — гроза буржуазии, неусыпный страж революции, обнаженный меч пролетариата. Неудивительно, что буржуа всех стран питают к нему животную ненависть. Про нее много легенд и клеветы на нее. А это значит, что она правильно ограждает интересы революции и поэтому к ней с уважением относятся рабочие. Многие советуют ликвидировать ОГПУ ... Мы не хотим повторять ошибок парижских коммунаров, которые были слишком мягки к версальцам и за это поплатились, когда Тьер вошел в Париж и расстрелял десятки тысяч рабочих”.

Продолжая, И.В.Сталин говорит, что “внутренние враги не являются у нас изолированными одиночками. Мы страна, окруженная капиталистическими государствами, которые являются базой и тылом внутренних врагов нашей революции. Воюя против первых, мы ведем борьбу с контрреволюционными элементами капиталистических стран, а отсюда мы не можем обойтись без карательных органов, таких, как ОГПУ. Мы не хотим повторить ошибок парижских коммунаров”[41].

Иосиф Виссарионович был в курсе дел ОГПУ и в целом НКВД. Ежедневно ему докладывали разведывательные и контрразведывательные данные по наиболее важным вопросам и событиям внутри страны и за границей. Разведка в этот период работала весьма результативно, добывая информацию о замыслах правительств и планах спецслужб империалистических государств в отношении Советского Союза и его военного потенциала, о деятельности антисоветских, белоэмигрантских и различного рода оппозиционных политических организаций. Особую роль в этом отношении представлял Троцкий и его антисоветская деятельность, связь с внутренней оппозицией.

В контрразведывательном плане усилия направлялись против буржуазных и кулацких элементов в целях выявления среди них лиц, вынашивавших враждебные намерения против Советской власти и ее руководства. Главную цель для органов тогда представляли оппозиционеры, объединившие в своих рядах отщепенцев всех мастей, начиная с бывших высоких политических деятелей и кончая эсерами, бандитами и неудачниками-белогвардейцами.

Особое значение придавалось военной контрразведке и ее деятельности по выявлению в армейской среде лиц с негативными, оппозиционными и враждебными настроениями. Подобная работа велась также и среди советской творческой интеллигенции.

Постановка таких задач перед органами госбезопасности была естественным процессом, связанным с серьезной информацией, поступавшей по каналам советской разведки и контрразведки. Спецслужбы капиталистических государств и троцкистская оппозиция делали все, чтобы объединенными усилиями нанести удар по Советской власти и реставрировать в России капитализм. Свои главные усилия они направляли против Сталина и Центрального Комитета партии, ставили конкретные задачи перед своей агентурой о физическом устранении с политической арены и из жизни Сталина, Молотова, Ворошилова, Кирова, Кагановича и других видных деятелей ВКП(б) и Советского государства.

Курируя деятельность органов госбезопасности, Сталин тем самым держал руку на пульсе жизни страны, был в курсе всех важных проблем, событий, поворотов и направлений в политической, общественной, военной, аграрной, промышленной и других средах деятельности такого громадного государства, каким являлся Советский Союз.

Информация о состоянии дел и подрывной деятельности враждебных сил в те годы шла широким потоком через ОГПУ и ее подразделения на местах. Контрразведка нащупывала и обрубала щупальца иностранных разведорганов, которые так или иначе выходили на антисоветские оппозиционные элементы. Все свидетельствовало о большом заговоре, в отношении которого необходимо было предпринимать действенные контрмеры.

В то же время этот период в жизни советского народа характеризовался, по мнению старых чекистов, началом массового потока доносов и ложных обличений видных советских партийных, хозяйственных работников, военных и специалистов. Арестованные враждебные элементы, как правило, “выдавали” честных советских граждан, наговаривали на них, приписывали им несвойственные действия и высказывания, а те в свою очередь под давлением “улик” тянули за собой цепь других людей, фактов, событий. А в общем все это создавало атмосферу незаконных действий органов безопасности, постоянного хождения различных слухов и сплетен, нагнетания внутренней обстановки в стране. Это как раз и послужило причиной арестов, приговоров к расстрелу за антисоветскую и враждебную деятельность советских граждан, среди которых было много невинных жертв обстановки того времени.

Настоящие чекисты, по возможности, боролись, с такими явлениями, стремились оградить советских людей от лживых наветов, отдавали даже себя в жертву ради своей чести и достоинства принадлежать к коллективу советских органов государственной безопасности. Однако профилактика советских граждан как метод работы органов, применявшаяся во времена. Ленина-Дзержинского, была предана забвению. Тогда шла жестокая классовая борьба за жизнь и существование Советского государства. Поэтому вместе с деревьями летели щепки, особенно на периферии, куда был недосягаем глаз центральных органов власти и партии и где, естественно, было больше нарушений социалистической законности.

Что же касается политики партии и деятельности органов госбезопасности против антисоветских, оппозиционных и враждебных элементов внутри страны, вынашивавших цели свержения Советской власти и оказания помощи гитлеровской Германии в случае ее вторжения в Советский Союз, то они были правильными и находили полную поддержку со стороны советского народа.

Советские чекисты в тот горячий период работали весьма самоотверженно, честно выполняли поставленные перед ними партией задачи по обеспечению безопасности нашего народа и государства. И если говорить о нарушениях социалистической законности, то все началось с прихода к руководству ОГПУ Генриха Ягоды, который создал при себе самую настоящую мафию из числа приближенных и вновь назначенных в органы руководителей подразделений и сотрудников[42]. Это явилось явным нарушением практики подбора и назначения кадров на службу в органы госбезопасности по деловым и политическим качествам, отходом от традиционных правил, введенных Ф.Э.Дзержинским и продолженных В.Р.Менжинским.

Мало того, Ягода включил в существо подбора кадров и другой принцип — принцип личной преданности, преследуя тем самым осуществление своих далеко идущих целей и корыстных планов.

После смерти Менжинского в июле 1934 года был создан Народный комиссариат внутренних дел — НКВД, народным комиссаром которого назначили сорокатрехлетнего Генриха Ягоду (Иегуду Гершеля). Это был человек среднего роста, уравновешенный, с деловым характером, с убегающим подбородком и подстриженными усиками. Он родился в Нижнем Новгороде в 1891 году, имел среднее образование, рано примкнул к революционному движению. В 1911 году за участие в революционной пропаганде был отправлен в ссылку на два года. Он женился на племяннице Я.М.Свердлова, что, несомненно, сыграло роль в его дальнейшей политической карьере.

С 1916 года Г.Ягода работал на Путиловском заводе помощником у Н.И.Подвойского, с которым его судьба затем связывала в годы Октября и гражданской войны. С 1919 года он член Коллегии Наркомата внешней торговли по вопросам охраны границы и одновременно входил в состав ВЧК. После он стал управляющим делами ВЧК, заместителем начальника Особого отдела. В 1924 году Ягода занимал уже должность заместителя начальника ОГПУ. Его роль возросла в связи с уходом из органов верных соратников Ф.Э.Дзержинского, таких, как М.Лацис, Я.Петерс, М.Кедров, И.Уншлихт и других.

Характерные черты и политическая склонность Ягоды как заместителя председателя ОГПУ проявились в самые горячие годы борьбы партии с оппозиционерами. Как личный друг Бухарина, Ягода был на его стороне, но, чтобы скрыть свои взгляды, он всячески стремился показать себя лояльным и преданным Сталину.

В эти годы он создает в ОГПУ, а затем в НКВД свой аппарат, подчиненный и верный только ему — Генриху Ягоде. Первым его заместителем был назначен Агранов (Сорензен) Яков Саулович, начальниками отделов: Особого — Гай Мирон Ильич, Экономического — Миронов Самуил, Иностранного — Слуцкий Аркадий Аркадьевич, Транспортного — Шанин Абрам Моисеевич, Оперативного — Паукер Карл Вениаминович, Специального — Добродецкий Вениамин Исакович, Антирелигиозного — Иоффе Исай Львович, Главного управления рабоче-крестьянской милиции — Вольский Лев Наумович, Уголовного розыска — Вуль Леонид Иосифович, Главного управления внешней и внутренней охраны — Могилевский Борис Ефимович, Инспекции погранвойск — Ширвиндт Семен.

Начальниками управлений лагерей (ГУЛАГ): Берман, Нахимсон, Френкель, их заместителями: Фирин, Раппопорт, Абрамсон. Начальниками крупных лагерей: Коган, Биксон, Серпуховский, Филькельштейн, Погребский, Мороз Яков Моисеевич, свояк Ягоды, сын которого впоследствии станет мужем Светланы Аллилуевой, дочери Сталина.

Начальниками краевых и областных управлений НКВД были: Абрампольский, Балицкий, Блат, Гоглидзе, Гоголь, Дерибас, Заковский, Замин, Заликман, Карлсон, Канцельсон, Круковский, Леплевский, Пилляр, Райтский, Суворов, Троцкий, Файвилович, Фридберг, Шкляр и многие другие приспешники Ягоды, большинство из которых были ярыми оппозиционерами и даже агентами германской разведки.

В основном это были лица еврейской национальности, близкие к Троцкому и видным его сторонникам, но скрывавшие свое прошлое и настоящие политические взгляды.

Генрих Ягода, сосредоточивший в своих руках огромный оперативный аппарат НКВД, обладал, таким образом, большими агентурными и информационными возможностями, хорошо знал о наличии в СССР широко разветвленной, мощной подпольной сети троцкистской организации, охватывавшей важные узловые пункты политической и экономической систем, которая, по его мнению, имела все реальные возможности прийти к власти и создать иной режим в стране. Ягода хотел быть на стороне победителей, поэтому являлся тайным агентом “правотроцкистского блока”, к которому примкнул в 1929 году. Он сам говорил на следствии и суде: “Я очень внимательно приглядывался к ходу борьбы, заранее определив для себя, что пристану к той стороне, которая победит в этой борьбе. Когда начались репрессии против троцкистов, вопрос о том, кто победит — троцкисты или ЦК ВКП(б), — окончательно еще не был решен. Во всяком случае так думал я. Поэтому я как заместитель председателя ОГПУ в карательной политике исходил из того, чтобы не озлоблять против себя троцкистов. Направляя их в ссылки, я создавал им там такие условия, при которых они могли продолжать свою деятельность” (т 1, л.д.58).

Об участии Ягоды в заговоре знала только незначительная верхушка правых и всячески держала это в строгой тайне, полагаясь в нужный момент на его помощь. Со своей стороны Ягода щедро платил им за это, используя служебное положение. На судебном процессе он показал: “... я на протяжении ряда лет принимал все меры к тому, чтобы оградить организацию, в особенности ее центр, от провала” (СО. С.502).

Когда в 1933 году неожиданно был арестован Н.Смирнов., один из организаторов троцкистско-зиновьевского террористического центра, Ягода под предлогом допроса заключенного посетил его в камере и “проинструктировал” о том, как ему держаться на допросе.

С его помощью в аппарат ОГПУ проникли многие агенты иностранных разведок, как, например, Паукер и Волович. Он считал их ценными помощниками при осуществлении заговорщических планов и для связи с иностранными разведками.

Несмотря на то, что внешне Ягода выглядел спокойным и уравновешенным, в действительности он был человеком весьма честолюбивым, жестким и коварным. Он понимал, что тайная деятельность троцкистов зависела от него, и возомнил себя главной фигурой всего заговора.

Его кумиром был Гитлер, ставший из ефрейторов главой германского государства. Ягода не только мечтал быть в таком же положении., но и выработал определенные принципы государственного и политического устройства СССР' после свержения Сталина. Прообразом для этого он считал фашистскую Германию, а себя в роли фюрера — Председателя Совнаркома. Томского он пророчил руководителем профсоюзов, Рыкова — секретарем ЦК партии, Енукидзе — Председателем ЦИК, а “философа” Бухарина — в качестве доктора Геббельса (СО. С.489).

Ягода был противником возвращения Троцкого в Россию, но и понимал, что от него будет многое зависеть в установлении и поддержании отношений с Германией и Японией, с которыми он вел переговоры. Военный переворот, по его словам, должен был быть приурочен к началу войны против СССР.

“Для государственного переворота необходимы будут любые средства: и вооруженное выступление, и провокации, и даже яды”. Так заявил он своему сподручному Буланову. “Иногда бывают моменты, когда нужно действовать медленно, и чрезвычайно осторожно, а бывают моменты, когда следует действовать и быстро и внезапно” (СО. С.495).

Террористические методы и средства заговорщиков, по мнению Ягоды, были слишком примитивными и опасными. Он заинтересовался ядами, для чего в НКВД создал тайную лабораторию и привлек к работе в ней несколько специалистов-химиков. Цель была одна -найти способ убийства, исключающий его раскрытие.

Вскоре Ягода выработал собственную тактику убийств и рекомендовал ее как первоклассное средство борьбы с политическими противниками. “Все делается весьма просто, — говорил он на судебном процессе, — человек естественно заболевает, некоторое время болеет или выздоравливает. Врач больного может способствовать или выздоровлению больного, или его смерти. Ну, а все остальное дело техники”.

Так были созданы система и средства политического террора, с помощью которых были совершены покушения и чудовищные злодеяния против советских руководителей и выдающихся деятелей, создателем которых стал активный пособник злобных врагов Советской власти Генрих Григорьевич Ягода[43].

Опасность со стороны Ягоды заключалась в том, что он как руководитель ОГПУ, а затем НКВД СССР располагал огромными возможностями и средствами для осуществления своих враждебных замыслов. Мало того, он был непосредственным куратором службы безопасности (охраны) руководителей большевистской партии и Советского правительства. Все это позволяло ему в любой момент нанести удар по советским лидерам во главе со Сталиным, к чему всегда были готовы его сподручные.

И Ягода пошел по избранному им пути ликвидации с помощью медицинских препаратов вначале приближенных, а затем и самого Сталина.

Первой его жертвой стал Председатель ОГПУ В.Р.Менжинский. Он мешал Ягоде, стоял на пути его честолюбивых и коварных замыслов.

Для этих целей были подобраны два врача — Л.Г.Левин и И.Н.Казаков. Первый был привлечен под угрозой физического уничтожения его самого и членов семьи, если он откажется от сотрудничества. А затем через Левина был вовлечен в это дело и доктор Казаков. Оба они долгое время лечили видных советских руководителей и членов их семей. Доктор Левин при этом занимал высокое положение среди медперсонала Кремлевской клиники, а Казаков, постоянный врач Менжинского, пользовался в то время определенной известностью в связи с успешным методом лечения целого ряда болезней. Этот метод был окрещен тогда “лизатотерапией” и вызывал большое сомнение у многих иностранных и советских медицинских светил.

В беседе с Казаковым Ягода прямо заявил ему: “Вы зря возитесь с Менжинским. Жизнь его никому не нужна, всем мешает. Я Вам предлагаю вместе с Левиным выработать такой метод лечения, при котором можно бы было скорее покончить с жизнью Менжинского” (СО. С.528).

После этого был разработан метод лечения, в результате которого в ночь на 10 мая 1934 года В.Р.Менжинский скончался. Вместо него на пост Председателя ОГПУ был назначен Г.Г.Ягода, который впоследствии отрицал, что в деле умерщвления Менжинского им руководили личные соображения и претендентство на занимаемый им пост. По его словам, он действовал при этом в интересах заговорщической организации.

В то время в список лиц, намеченных правотроцкистскими заговорщиками к уничтожению, входили такие советские руководители, как Сталин, Ворошилов, Киров, Молотов, Куйбышев, Каганович, Жданов, Горький и другие. На этом настаивал и Троцкий, о чем неоднократно писал руководителям заговора из-за границы.

Следующей жертвой Ягоды стал близкий друг и соратник И.В.Сталина, член Политбюро, Председатель Государственной плановой комиссии Валериан Владимирович Куйбышев. Те же врачи-убийцы Левин и Казаков с помощью личного секретаря Куйбышева — некоего В.А.Максимова, воспитанника Бухарина по Институту красной профессуры и участника его правооппортунистической организации, совершили гнусный акт.

Максимов для этих целей был завербован Енукидзе и Ягодой и перед ним была поставлена задача — не торопиться с вызовом врачей в случае острого приступа болезни сердца у Куйбышева. Кроме того, он был обязан обеспечить беспрепятственное посещение больного врачами Левиным и Казаковым.

Под непосредственным руководством Ягоды доктор Левин разработал свой метод лечения, который сводился к впрыскиванию специальных препаратов, возбуждавших деятельность сердца. В результате здоровье Куйбышева резко ухудшилось.

25 января в два часа дня у В.В.Куйбышева в кабинете в Совете Народных Комиссаров начался сильный сердечный приступ. Максимов, вместо того чтобы вызвать врачей и уложить на диван больного, уговорил его ехать домой. При этом он даже не проводил его до дому, но успел сообщить о случившемся Енукидзе.

В.В.Куйбышев с чрезмерными усилиями воли доехал до дому, поднялся на третий этаж и тут же скончался.

Самым жестоким актом, совершенным Ягодой и его наемными врачами, было убийство Максима Горького и его сына — Пешкова. Горький страдал туберкулезом и болезнью сердца. Его сын — Пешков унаследовал от отца крайнюю восприимчивость к заболеваниям дыхательных путей.

Убийство Горького имело целью убрать его как человека, преданного политике партии и лично Сталину, как человека весьма авторитетного и влиятельного в стране и за границей. Троцкисты ненавидели и боялись его.

В своих показаниях на допросе Сергей Бессонов, связник Троцкого, сказал, что в начале июля 1934 года Троцкий говорил ему: “Максим Горький очень близко стоит к Сталину. Он играет исключительно большую роль в завоевании симпатий к СССР в общественно-мировом демократическом движении и особенно Западной Европы ... Вчерашние наши сторонники из интеллигенции в значительной мере под влиянием Горького отходят от нас. При этом условии я делаю вывод, что Горького надо убрать. Передайте это мое поручение Пятакову в самой категорической форме. Горького уничтожить физически во что бы то ни стало” (СО. С.602).

В свой список советских вождей на уничтожение внесли также Горького русская белогвардейская эмиграция и террористы, действовавшие заодно с нацистами.

Что касается убийства его сына — Пешкова, то цель в данном случае заключалась в том, что его смерть будет большим ударом для самого А.М.Горького. Как было вскрыто на процессе, он был убит доктором Левиным раньше отца вследствие заболевания крупозным воспалением легких в апреле 1934 года.

То же самое было и с Горьким. В отношении Алексея Максимовича применялись средства, против которых не могло возникнуть никаких сомнений и подозрений. Характерно, что когда Горький выезжал куда-либо из Москвы и не был связан с доктором Левиным, он всегда чувствовал себя лучше.

Первого июня 1936 года Горький заболел гриппом, который перешел в крупозное воспаление легких. “Дело шло все хуже, — вспоминает медсестра О.Д.Черткова[44]. — “8-го ему было совсем плохо. Все домашние собрались в его спальне. Внизу в столовой сидели: Сталин, Ворошилов, Молотов. Доктора отказались от лечения, считая положение безнадежным. Я вспомнила, как в Сорренто спасли Алексея Максимовича, впрыснув ему большую, недозволенную дозу камфары (20 кубиков). Я пошла к Левину и сказала: “Разрешите мне впрыснуть камфару 20 кубиков, раз все равно положение безнадежное ...”. Левин посовещался с врачами, сказал: “Делайте что хотите”. Я впрыснула ему камфару. Он открыл глаза и улыбнулся: “Что это вы тут делаете? Хоронить меня собрались, что ли?”

В это время вошли Сталин и другие. Алексей Максимович говорил с ними как здоровый о книжке “История гражданской войны”. Сталин уговаривал его много не говорить.

В столовой Сталин увидел Генриха (Ягоду) ... “А этот зачем здесь болтается? Чтоб его здесь не было. Ты мне за все отвечаешь головой”, — сказал он Крючкову (секретарю Горького. Примеч. автора). Генриха он не любил.

Дальше пошло то хуже, то лучше. День лучше, день хуже. 18 июня 1936 года умер великий советский писатель Алексей Максимович Горький. Пролетарского писателя провожала в последний путь вся страна, отдавая ему дань памяти за его гениальное творчество.