Экономика интересует?

Проектно-инжиниринговая компания. Описание работ, цены.
new-ground.ru
Проектно-инжиниринговая компания. Описание работ, цены.
new-ground.ru
ahmerov.com
загрузка...

Глава XIX

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

Перед бурей

1

Накануне второй мировой войны на Европейском и Азиатском континентах с нарастающей быстротой происходили и чередовавшись политические события и военные конфликты. Под маской антикоммунистического пакта Германия, Япония и Италия с нескрываемыми агрессивными аппетитами проглатывали народы и страны одну за другой.

Перед миром встала дилемма: или объединение народов против фашистской агрессии и предотвращение воины, или попустительство, разлад и поражение перед фашизмом. На языке политических деятелей и дипломатов это звучало так: или политика коллективной безопасности, выдвинутая Советским Союзом, или политика умиротворения агрессии, глашатаем которой был английский премьер-министр Невиль Чемберлен.

В этой обстановке пророческими оказались слова И.В.Сталина, сказанные на XVIII съезде партии: “Большая и опасная игра, начатая сторонниками политики невмешательства, может оказаться для них серьезным провалом”.

В сложившейся критической ситуации, чреватой взрывом мировых военных столкновений, Советское государство обратилось к правительствам Англии и Франции с предложением о создании коалиции против фашистской Германии. Но правители этих стран повели двойную игру, продолжали искать сделки с Гитлером за счет СССР. Главный смысл такой политики заключался в разделе СССР и отказе от гарантий независимости Польши.

. Руководствуясь указаниями XVIII съезда, партия и правительство стремились в этих условиях “соблюдать осторожность и не давать провокаторам войны втянуть в конфликты Советскую страну”. Из этого как раз и исходили партия и правительство, принимая в августе 1939 года ответственное решение о заключении с Германией договора о ненападении, предложенного германском правительством.

Это решение было принято после того, как полностью стало явным нежелание Англии, Франции и Польши заключить соглашение о совместной борьбе против гитлеровской агрессии и были использованы все другие возможности обеспечения государственной безопасности СССР.

Советский Союз, его руководство и лично И.В.Сталин, идя на этот шаг, отдавали себе ясный отчет в том, что, несмотря на заключенный договор, агрессия со стороны фашистской Германии продолжала оставаться и не снималась с повестки дня. СССР в данном случае ставил себя в более выгодное положение по отношению к вероятному агрессору, имел возможность выиграть некоторое время для подготовки и отражения нападения на свою страну и избежать опасности быть втянутым в войну на два фронта. Тогда стоял вопрос о том, чтобы любыми путями и средствами уберечь от войны первую в мире страну социализма.

Нужно сказать, что среди послов США в Москве имелось немало хороших аналитиков мировых политических событий. Одним из них являлся Джозеф Э.Дэвис, который так охарактеризовал альтернативу, стоявшую тогда перед Советским Союзом. В письме к советнику президента США Гарри Гопкинсу он писал: “Все мои связи и наблюдения, начиная с 1936 года, позволяют мне утверждать, что ... ни одно правительство яснее Советского правительства не видело угрозы со стороны Гитлера делу мира ... Всю весну 1941 года Советы добивались четкого и определенного соглашения, которое предусматривало бы единство действий и координацию военных планов, рассчитанных на то, чтобы остановить Гитлера.

Англия ... отказалась дать России в отношении Прибалтийских государств те самые гарантии защиты их нейтралитета, которые Россия давала Франции и Англии на случай нападения на Бельгию и Голландию. Советы окончательно и с полным основанием убедившись, что с Францией и Англией прямое, эффективное и практически осуществимое соглашение невозможно. Им осталось одно: заключить пакт о ненападении с Гитлером”[64].

23 августа 1939 года был подписан пакт о ненападении между Советским Союзом и Германией. Двадцать с лишним лет назад союзники России — Англия и Франция предали ее и она вынуждена была подписать унизительный договор с Германией в Брест-Литовске. Сейчас они вновь продемонстрировавши приверженность политике антисоветизма, чем заставили СССР вторично заключить договор с Германией в целях укрепления своей безопасности.

Спустя неделю фашистская Германия вероломно напала на Польшу. Ее механизированные части 1 сентября 1939 года вторглись в ее пределы в семи пунктах и начали развивать наступление в глубь ее территории. Через два дня Англия и Франция объявили войну Германии, но затем и пальцем не пошевелили, чтобы оказать военную помощь Польше. В результате через две недели польская армия развалилась, а правительство бежало в Лондон.

В сложившейся обстановке советское руководство отдало распоряжение Главному Командованию Красной Армии силами созданных Украинского (командующий командарм 1 ранга С.К.Тимошенко), Белорусского (командующий командарм 2 ранга М.П.Ковалев) фронтов перейти западную границу СССР, освободить территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, насильственно отторгнутых в 1921 году от нашей страны Польшей, и взять под защиту украинское и белорусское население.

17 сентября Красная Армия начала свой освободительный поход и в течение двенадцати дней поставленные перед ней задачи выполнила. Освободив значительную территорию, протяженностью с востока на запад от 250 до 350 километров (общая площадь 190 тыс. км2 с населением 12 млн. человек), Советский Союз заметно отодвинул западную границу страны и укрепил свои стратегические позиции. В руководящих кругах фашистской Германии выражалось крайнее недовольство тем, что немецкие войска дали возможность большевикам беспрепятственно продвигаться и выйти к Западному Бугу и Сану.

Очень хорошо по этому поводу сказал по радио 1 октября У.Черчилль, бывший тогда военно-морским министром Великобритании: “То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против немецкой угрозы. В результате этих мер замыслам нацистов в отношении балтийских государств и Украины должен быть положен конец”.

Справедливости ради следует сказать, что история подтвердила правильность политики и действий советского государства. Освобождение западных районов Украины и Белоруссии явилось первым барьером на пути захватнических планов гитлеровской Германии. Для Германии и ее армий был создан Восточный фронт, через линию которого переступить было уже трудно. Это почувствовал фон Риббентроп, министр иностранных дел Германии, когда прибыл в Москву по специальному приглашению. Ему пришлось столкнуться с тем фактом, что замыслам фашистской Германии в Прибалтике и на Украине не суждено было осуществиться.

Этому способствовало и то обстоятельство, что в конце сентября — начале октября 1939 года Правительство СССР заключило договоры о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой, согласно которым предусматривалось размещение на их территориях контингентов Красной Армии, создание аэродромов и военно-морских баз. В результате был нанесен весьма ощутимый удар не только по Англии и Франции, которые бросили эти страны на произвол судьбы и чуть не принесли их в жертву Гитлеру, но и по фашистской Германии, мечтавшей о превращении их в военные плацдармы для нападения на Советский Союз и вовлечения в войну на своей стороне.

В июле 1940 года в целях предотвращения нацистского путча в Прибалтике советские войска вошли в эти страны. Под воздействием народных масс в Латвии, Литве и Эстонии произошла смена правительств и переизбрание парламентов, которые обратились в Верховный Совет СССР с просьбой о приеме в Союз Советских Социалистических Республик. В августе 1940 года их просьба была удовлетворена.

Несомненно, что внешняя политика СССР и усилия советской дипломатии оказались тогда на самом высоком уровне. Народы этих советских социалистических республик должны быть благодарны и признательны такому исходу событии. В противном случае они оказались бы сателлитами фашистской Германии и разделили бы ее участь в ходе второй мировой войны.

В этот же период Советское правительство проявило заботу и об укреплении своей юго-западной границы. 27 июня 1940 года оно ввело войска в Северную Буковину и Бессарабию, которые были отторгнуты Румынией от России после Октябрьской революции. В итоге советских мер безопасности немецкое верховное командование потеряло и здесь удобные стратегические базы для будущего нападения на СССР, так как его граница была также отодвинута на запад на несколько сотен километров.

К концу 1940 года неурегулированными остались отношения только с северным соседом — Финляндией. Советский Союз неоднократно предлагал ей заключить пакт о взаимопомощи. Одновременно выражалась готовность уступить Финляндии несколько тысяч квадратных километров советской территории в Центральной Карелии в обмен на некоторые острова близ Ленинграда и часть Карельского перешейка. Вместе с этим предлагался арендный договор, сроком на 30 лет, на порт Ханко для создания там советской военно-морской базы. В урегулировании этих территориальных вопросов СССР был заинтересован в том отношении, чтобы обеспечить надежную оборону Кронштадта и Ленинграда.

Однако Финляндия к тому времени была уже потенциальным военным союзником нацистской Германии. Под наблюдением немецких военных специалистов вдоль юго-восточной ее границы была сооружена линия Маннергейма, представлявшая из себя комплекс сложнейших и прекрасно оборудованных укреплений на глубину в несколько километров Одна из ее дальнобойных батарей располагалась всего лишь в тридцати километрах от Ленинграда.

Естественно, что финны не желали идти навстречу советским предложениям, и с 30 ноября 1939 года СССР и Финляндия оказались в состоянии войны.

Историографы и военные эксперты дают разные оценки ходу и итогам военной кампании. Некоторые считают, что эта война была плохо подготовлена и продумана с политической и военной точек зрения и, по существу, завершилась не в пользу Советского Союза. Оценки эти спорные, но бесспорным остается то, что СССР пришлось воевать не только с Финляндией, а в ее лице с коалицией стран, в которую входили Англия, Франция, США, Италия, Норвегия, Дания и другие. И если бы война не закончилась вовремя, то трудно сказать, с какими большими трудностями пришлось бы еще столкнуться Советскому Союзу и его Вооруженным Силам. Англия и Франция тогда считали, что наконец началась долгожданная священная война против Советов, которая может объединить против них все западные страны.

После более чем трех месяцев исключительно тяжелых боев Красная Армия сокрушила неприступную линию Маннергейма и разгромила финские вооруженные силы. В этих боях проявилась незаурядная стойкость и выносливость советских воинов, их умение приспосабливаться к любым условиям ведения боевых действий. В ходе их войска получили новый опыт в массированном применении артиллерии, танковых сил и авиации.

Война с Финляндией закончилась 12 марта 1940 года. По условиям мирного договора Финляндия уступила Советскому Союзу Карельский перешеек с Выборгом и его заливом, западное и северное побережье Ладожского озера и ряд островов в Финском заливе, имеющих важное значение для обороны Ленинграда, сдала в аренду полуостров Ханко. Сделал свои уступки и Советский Союз. В результате граница с Финляндией в районе Ленинграда была отодвинута на 150 километров.

Но следует признать, что в политическом и военном отношении война с Финляндией в конечном итоге оказалась не в пользу Советского Союза. Она подорвала авторитет СССР на международной арене в связи с исключением его из членов Лиги Наций и восстановлением против него западною мира.

Об итогах с военной точки зрения говорилось на мартовском 1940 года Пленуме ЦК ВКП(б) и расширенном совещании высшего командного состава РККА, где была отмечена слабая подготовка командиров среднего и низшего звена в осуществлении взаимодействия на поле боя и большой процент потерь в технике и живой силе. Были сделаны соответствующие выводы о коренном улучшении вооружения, организации частей и соединений, в обучении и воспитании войск.

Советским руководством были приняты и более серьезные меры. .С поста наркома обороны был смещен Маршал Советского Союза К.Е.Ворошилов и начальник Генерального штаба Красной Армии Маршал Советского Союза Б.М.Шапошников, хотя последний не нес прямой ответственности за финскую кампанию и предлагал совершенно иной ее план. Их заменили Маршал Советского Союза С.К.Тимощенко и генерал армии Г.К.Жуков.

Определенные выводы из финско-советского военного конфликта сделало и гитлеровское командование. Оно пришло к твердому убеждению, что Вооруженные Силы СССР слабо оснащены в техническом отношении и вооружении, полагаются больше на позиционные формы ведения боевых действий, личный состав не обладает достаточным боевым опытом, снабжение не обеспечивает потребностей боя. Такая оценка состояния Красной Армии окончательно убедила Гитлера в форсировании разработки плана “Барбаросса”.

С завершением финской кампании Советский Союз прочно установил свои западные границы.

А Гитлер в это время распоясался окончательно. Затишье весной 1940 года в Европе пришло к концу. 9 апреля войска вермахта вторглись в Данию и Норвегию. Дания была оккупирована в один день. В Норвегии к концу апреля немцы сломили сопротивление ее армии и английских войск, пришедших на помощь норвежцам, и овладели положением в стране. В Осло было создано марионеточное правительство во главе с небезызвестным В.Квислингом.

Пришел конец и “странной войне” на западе. 21 мая гитлеровские войска, подавив сопротивление союзных войск, обошли оборонительную линию Мажино, вышли к Ла-Маншу и отрезали союзников от Франции. Такого хода событий никто не ожидал. Паника охватила не только Францию, но и Англию. В армиях этих стран, особенно во французской, царило смятение, страх за ее судьбу, за судьбу Франции. Англичане срочно эвакуировали свои войска из-под Дюнкерка, спасено было около 330 тыс. человек.

Во Франции хозяйничала “пятая колонна”, хотя французские солдаты продолжали еще отчаянно сопротивляться. Весь мир увидел небывалое предательство Петэна, Вейгана, Лаваля и Дарлана, жертвой которого стала французская нация.

14 июня пал Париж. 22 июня было подписано перемирие между Германией и Францией в Компьенском лесу, в том самом железнодорожном вагоне, в котором двадцать два года назад продиктовал свои условия капитуляции Германии маршал Фош.

Не замедлили немцы напомнить о себе и Великобритании, где премьер-министром стал Уинстон Черчилль. В конце июля гитлеровская авиация начала производить массированные налеты на Лондон и другие крупные города Англии. Расчет был один — устрашить англичан и заставить их правительство капитулировать. Однако Черчилль осуществил ряд срочных мер против местной “пятой колонны”, а правительство приняло билль об измене, предусматривавшей смертную казнь для предателей, и мобилизовало народ на достойный отпор фашистам. Английский народ выдержал все испытания нацистского воздушного блицкрига, укрепил оборону страны и стойко защищался. Только 17 сентября 1940 года английские летчики сбили над Англией 185 немецких самолетов. По тем временам это было очень здорово и выглядело эффектно.

Такое сопротивление отрезвило Гитлера, и вторжение на Британские острова не состоялось. Трудно оценить такой поворот событий, хотя можно и предположить, что Гитлер и весь его генералитет в данном случае совершили одну из своих самых серьезных и непоправимых ошибок. Трудно сейчас представить, чтобы было с Европой, если бы гитлеровские войска оккупировали Англию.

Однако, продолжая осуществлять налеты на Англию, Гитлер взялся за укрепление своего южного фланга. В короткое время были оккупированы Румыния, Болгария, Югославия, Греция и ее о. Крит. На этом, по существу, закончился раздел Европейского континента. Отныне, хотя и ненадолго, встали друг против друга два ярых врага, скрепивших свои отношения договором о дружбе.

 

2

В то время, когда в Европе происходили бурные события, чередуясь одно за другим, мир буквально ошеломило сообщение о том, что вечером 20 августа 1940 года в своей вилле-крепости в Кайоакане в окрестностях Мехико был убит Троцкий.

Это известие потрясло до основания весь троцкистский IV Интернационал, всех приспешников Троцкого в лице антисоветских реакционеров, квислинговцев, террористов и даже окружение Гитлера. В Советском Союзе гибель Троцкого восприняли как логичное завершение его подлой деятельности. В народе по этому поводу говорили: “Собаке — собачья смерть”. О Троцком скоро забыли, и советские люди вспоминали его только недобрыми словами.

Троцкий ушел из жизни в 59 лет. Это небольшой жизненный период, но за эти годы Троцкий сделал очень много, хотя и ничего хорошего для советских людей. Он написал несколько десятков книг, в основном посвященных двум русским революциям, многим выдающимся мыслителям мира, людям, с которыми вместе работал и шел по жизни.

Значительную часть своих работ он уделил Сталину и периоду их совместной работы в Политбюро, обливая грязью всю деятельность партии большевиков в послеленинский период.

Если подвести итог пройденному Троцким жизненному пути, то можно без преувеличения сказать, что почти вся она носила антибольшевистский, антисоветский и антисталинский характер. Имя Троцкого в советском народе, мировом коммунистическом и рабочем движении стало нарицательным и было связано с двурушничеством, предательством и антисоветизмом. Где бы Троцкий ни был, чтобы он ни делал, он с ярой злобой сочетал и связывал все с борьбой против Сталина и ВКП(б), с клеветой на советскую действительность и достижения советского народа.

В Мексике, куда он переселился в январе 1937 года после шумного процесса над Зиновьевым и Каменевым, Троцкий вновь окружил себя многочисленной группой сподвижников, учеников, авантюристов и вооруженных телохранителей. Здесь он жил в атмосфере таких же фантастических интриг, в каких жил в Турции, Франции и Норвегии. Его вилла в Кайоакане была настоящей крепостью, обнесенной высокой стеной с башнями по углам. Часовые с пулеметами и специальная мексиканская полиция круглосуточно охраняли его штаб-квартиру. Вдобавок резиденция Троцкого находилась под усиленной охраной его личной службы безопасности.

Установленный режим охраны требовал тщательной проверки, вплоть до обысков, всех, кто работал на вилле или хотел посетить ее. Главное, чтобы туда не смогли проникнуть люди с оружием, вынашивающие террористические намерения.

Внутри самой виллы трудился огромный штат его сотрудников, который готовил материалы для антисоветской пропаганды, воззваний Троцкого, статей, книг и секретных донесений на многих языках. В резиденцию ежедневно приходила большая почта. в том числе и шифрованная. Она поддерживала постоянную телеграфную связь со многими странами мира. Сюда приезжали делегации иностранных троцкистских партий и групп. Троцкий для них был кумиром и идейным вдохновителем. Отсюда он руководил созданным им IV Интернационалом, который распустил свои щупальца и работал в тесной связи с тайной агентурой фашистских стран и режимов. Конрад Генлейн, Видкун Квислинг, Жак Дорио, Андрес Нин, Нильс Хиг, китайские и японские троцкисты, их сторонники в других странах действовали в едином содружестве, были тесно связаны с Троцким и усердно работали на фашизм.

В последние годы, особенно в связи с московскими процессами над сторонниками Троцкого, в его заявлениях стали звучать истерические вопли и отчаяние. Он больше говорил о своей “исторической правоте”, его антисоветизм стал неистов и противоречив. Личная ненависть к Сталину была для него жизненным стимулом, что явилось предметом написания книги “Сталин”, которую он закончил незадолго до своей гибели. Однако нападки на него уже потеряли правдивость и даже .видимость объективности. В то же время Троцкий всегда боялся Сталина, и этот страх преследовал его повсюду. Это и являлось причиной тех мер, которые принимались в целях обеспечения его безопасности.

Антисоветская деятельность Троцкого в Мексике вызывала гнев и возмущение мексиканского народа и особенно коммунистов этой страны. Патриоты Мексики требовали выдворения Троцкого из ее пределов. Они шли даже на крайние меры, связанные с уничтожением его логова в Кайоакане.

Особенно не могли простить Троцкому предательства мексиканские интернационалисты, сражавшиеся в Испании, в числе которых был известный художник Давид Сикейрос. По указаниям из Мехико испанская троцкистская партия ПОУМ вместе с анархистами подняла путч в Барселоне, во время которого республиканцы потеряли убитыми 5 тыс. человек и вынуждены были перебросить с фронта для его подавления свыше 30 тыс. бойцов. Тогда и решили мексиканские интернационалисты отомстить Троцкому и уничтожить его логово. Такая акция была предпринята 24 мая 1940 года, но она потерпела неудачу. Многие патриоты Мексики в ходе ее погибли, а другие, в том числе и Давид Сикейрос, были схвачены, осуждены и долгое время находились в тюрьме.

Спустя три месяца после этого вооруженного нападения на Кайоакану Троцкий был убит. Его убийцей оказался некто Френк Джексон, известный также как Жан Морнар ван Дреше, Рамон Лопес Меркадер, Леон Жаком и Леон Хайкис.

Официальной версией убийства считают, что Джексон был “завербован” в ряды Троцкого в Париже американской троцкисткой Сильвией Эджелоф, учившейся в Сорбонне. В 1939 году к Джексону явился “представитель тайного бюро” IV Интернационала и сказал, что он должен ехать в Мексику на должность одного из “секретарей” Троцкого. Ему вручили паспорт на имя Тони Бабича, гражданина Канады, бывшего бойца испанской республиканской армии, погибшего в Испании. Паспорт был настоящим, но с фотографией Джексона.

В сентябре 1939 года Джексон прибыл в США как один из агентов Троцкого. Его встретили в Нью-Йорке Сильвия Эджелоф и другие троцкисты и переправили в Кайоакану. Он стал работать в аппарате Троцкого, и его готовили в течение почти года для засылки в СССР в целях свершения там диверсионных акций.

Убийство Троцкого объясняют по-разному. Одни пишут, что Джексон ворвался в его кабинет с пистолетом и даже с автоматом и убил его. Вряд ли это может быть правдоподобным исходя из того, что в Кайокане существовал очень строгий режим охраны и вряд ли кто мог пройти к Троцкому с таким оружием.

Другие утверждают, что вечером в день убийства Троцкого у Джексона возникла с ним ссора, когда он гулял по парку. Джексон схватил альпийскую кирку, валявшуюся в газоне, и ударил ею Троцкого по голове. Причиной ссоры считают то, что Джексон хотел жениться на Сильвии Эджелоф, а Троцкий воспротивился этому браку.

Наиболее правдоподобным является третий вариант. Джексон, получив отказ в браке, решил убить Троцкого. Он внимательно изучил систему охраны и методы обыска и умудрился спрятать маленькую кирку в рукаве пиджака. Когда охрана стала его обыскивать, он поднял высоко руки и тем самым не дал прощупать место, где была спрятана кирка. Так он пронес ее в кабинет Троцкого, который работал, низко опустив голову над столом. Джексон зашел сзади и ударил его киркой по голове. Таков бесславный конец Льва Давидовича Троцкого (Бронштейна), постигший его 20 августа 1940 года, действительным исполнителем которого являлся советский агент-нелегал, Герой Советского Союза Рамон Лопес Меркадер.

Это событие произошло почти за год до вторжения гитлеровских войск в Советский Союз, о чем долгие годы жизни в эмиграции мечтал Троцкий и к чему готовил своих сподвижников. Сейчас только можно себе представить, что бы принесли Троцкий и его банда в Советский Союз. Скорее всего варварскую жестокость, смерть и кровавую расправу с коммунистами и видными советскими гражданами, разрушение социалистического уклада жизни и идеологическое разложение советских людей.

Об этом с наглядной очевидностью свидетельствуют факты и действия питомцев Троцкого из IV Интернационала, которые в составе гитлеровских войск СС и в качестве агентов гестапо сеяли смерть и жестоко расправлялись с местным населением оккупированных районов Советского Союза. Возмездие их так же покарало, как и их идейного вдохновителя.

Следует все же признать, что Троцкий глубоко пустил свои корни, которые спустя почти полвека после его смерти все еще дают свою зловонную поросль и отравляют чувства молодежи, заражают ее экстремизмом как в нашей стране, так и во многих странах мира.

 

3

В тревожные предвоенные годы Центральный Комитет ВКП(б), Советское правительство и лично И.В.Сталин прекрасно осознавали всю опасность, нависшую над Советской страной, и ответственность, которая возлагалась на них за судьбу и будущее советского народа.

В сложившейся обстановке партия на XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 года взяла курс на проведение политики мира и деловых связей со всеми странами, соблюдение осторожности, с тем чтобы не дать повода провокаторам войны втянуть в конфликт Советскую страну, на всемерное укрепление боевой мощи Красной Армии и Военно-Морского Флота, расширение связей с трудящимися всех стран.

Взятый партией курс позволил по возможности укрепить ведущие отрасли промышленности, и в первую очередь металлургическую и угольную, уделить серьезное внимание сельскому хозяйству, улучшению работы транспорта и оборонной промышленности. Была разработана программа, предусматривающая создание военно-экономического потенциала страны, способного обеспечить Вооруженные Силы всем необходимым. Укреплению Красной Армии способствовало принятие в сентябре 1939 года закона “О всеобщей воинской обязанности”.

В плане повышения технической оснащенности армии и флота предусматривалось ускорение производства новых типов самолетов, танков и военных кораблей.

Началось быстрое развертывание Вооруженных Сил, и вскоре их численность была доведена до 5 млн. человек, т.е. на 2,8 млн. больше, чем в 1939 году.

За два предвоенных года было открыто большое количество различных военных учебных заведений, которые к лету 1941 года подготовили 130 тыс. командиров армии и флота. В войска пришли перед войной новые, высокообразованные командные кадры, получившие знания на основе боевого опыта последних лет и вооружения частей новейшими образцами боевой техники.

Были приняты меры по дальнейшему укреплению единоначалия, воинской дисциплины и порядка в войсках, приближению учебы бойцов и командиров к условиям боевой обстановки. На высокие командные посты партия выдвинула людей, прошедших школу на Халхин-Голе, в Испании и Финляндии.

Как отметил в своей книге “Воспоминания и размышления” Г.К.Жуков, “дело обороны страны в своих основных, главных чертах и направлениях велось правильно”.

Однако, несмотря на энергичные меры, принимаемые партией и правительством, десятки стрелковых дивизий, механизированные корпуса, части и соединения других родов войск к началу войны находились в стадии формирования и новой техники в них было слишком мало. Войска Красной Армии в западных военных округах имели всего лишь 18% новой техники и 21% самолетов. С развертыванием войск на западных направлениях отставало их снабжение, в результате чего во многих частях и соединениях не хватало даже винтовок и боеприпасов.

В предвоенные годы, активно противодействуя враждебным проискам фашистской разведки, деятельное участие в обеспечении развития оборонной промышленности, повышении боеготовности Советских Вооруженных Сил, других мобилизационных мероприятиях принимали органы государственной безопасности. Их усилия в это время были направлены на выявление и пресечение шпионской, диверсионно-террористической и иной подрывной деятельности разведок фашистской Германии и милитаристской Японии, выступавших единым фронтом против СССР.

В этот период было ликвидировано более 70 шпионских резидентур, разоблачено свыше 1500 агентов их разведок, что позволило в значительной мере сорвать планы создания в СССР “пятой колонны” и сбора информации о военно-экономическом потенциале нашей страны. Все это давало возможность в определенной степени парализовать действия разведок этих стран и главным образом нацистской разведки в начальный период войны.

Особенно большая работа была проведена контрразведывательными органами и войсками спецназначения в западных областях Украины и Белоруссии, а также на территории Прибалтики, где они провели ряд успешных операций против националистических бандитских формирований, тесно связанных с гитлеровскими спецслужбами.

Органы госбезопасности СССР длительное время следили и вели борьбу с разведывательными и диверсионными центрами фашистской Германии, обосновавшимися на территории буржуазных Прибалтийских государств. Нашли там свое прибежище и многочисленные белогвардейские и эмигрантские антисоветские организации, засылавшие с их территории свою агентуру в СССР.

С вводом в Прибалтийские страны советских войск началась массовая высылка оттуда агентов нацистской “пятой колонны”. Большинство белоэмигрантских недобитков сразу же покинули эти страны. За весьма короткий срок было выслано из Литвы — 50 тыс. немцев, из Латвии — 53 тыс., из Эстонии — 12 тыс. Вся эта армия Альфреда Розенберга была разбита вдребезги.

Тщательно готовили себя к предстоящим схваткам с врагом советские чекисты-пограничники. Они с повышенной бдительностью несли свою службу, отражая бандитские налеты, вылавливая шпионов и диверсантов. Очень тревожная разведывательная информация поступала тогда от них о сосредоточении войск по другую сторону границы. Степень их готовности позволяла стойко отражать нападение гитлеровских войск в первые дни войны.

Большую работу проводили в войсках военные контрразведчики, оберегая Красную Армию от проникновения в нее вражеских разведчиков и диверсантов. Они создавали плотный заслон проникновению шпионов в приграничные районы и в глубокий тыл Красной Армии.

Несомненно, большие задачи стояли в этот период перед советской разведкой. В трудных условиях она добывала достоверные сведения о готовящемся нападении на СССР фашистской Германии. Она не спускала своих глаз с милитаристской Японии, ее вооруженных сил, стоявших наготове в Манчжурии. Все это позволило ее руководителям своевременно информировать советское руководство и правительство о планах и замыслах немецкого командования, сосредоточении войск противника вблизи границ Советского Союза.

В апреле-мае разведка получила многочисленные сигналы о близости дня нападения на СССР. Самым важным из них был доклад Рихарда Зорге, известного советского разведчика, получившего информацию об этом от своих связей в германском посольстве в Токио, в которой излагались основные данные о плане нападения. Весьма настораживающие телеграммы поступили тогда от военных атташе в Германии и во Франции Воронцова и Суслопарова о явных фактах готовящегося нападения гитлеровских войск на Советский Союз.

Органы госбезопасности и советская разведка в целом выполнили свои задачи по своевременному вскрытию замыслов и планов противника. Они подготовили и задействовали на случай войны весь свой аппарат, который сработал исключительно оперативно и своевременно.

В то же время в Генеральном штабе Красной Армии шли усиленные поиски вариантов вооруженного нападения гитлеровской Германии, направлений главного удара противника, определялась группировка его сил.

Осуществлялась ускоренная подготовка войск, военные училища и курсы досрочно производили выпуск своих курсантов, частям и соединениям нужны были хорошо подготовленные командиры и политработники.

В основном мозговой трест Красной Армии стоял на правильных позициях. Он исходил из того, что экономика фашистской Германии были полностью переведена на военные рельсы и имела огромные запасы стратегического сырья, захваченные в странах Европы. Около 6,5 тыс. предприятий одиннадцати оккупированных стран работали на гитлеровский вермахт. В его интересах использовались вооруженные силы и промышленность союзников: Румынии, Венгрии, Болгарии, а также ресурсы Швеции, Португалии, Испании, Турции. Уровень технической оснащенности позволял военному командованию Германии освоить и запустить в серийное производство новейшие образцы боевой техники. Вооруженные силы фашистской Германии были полностью отмобилизованы, развернуты и готовы к нападению на СССР.

Всю эту картину отлично знал Сталин и прекрасно представлял себе, с кем придется столкнуться Красной Армии и в целом советскому народу в ходе предстоящего военного конфликта.

Об этом он четко заявил в своем выступления 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий в Кремле. Сталин выступал ровно час. Он сказал, что скоро, очень скоро синевшим в зале командирам придется вступить в схватку с весьма опытным и хорошо оснащенным новейшим вооружением врагом. Он не срывал, что это будет фашистская Германия.

И.В.Сталин дал объективную оценку противнику, его военным и промышленным возможностям. Он обратил внимание на то, чтобы полученные знания командиры более полно использовали в боевой и политической подготовке войск применительно к условиям военного Времени, на быстрейшее внедрение в подразделения и части и освоение поступающей на вооружение военной техники.

Всем, кто присутствовал тогда на этом собрании, было предельно ясно, что досрочный их выпуск из стен академии и откровенная, напутственная речь И.В.Сталина являлись предвестником грозных событий, связанных с неминуемой и стоящей на пороге войной.

Через месяц, 6 июня 1941 года, было объявлено о назначении Сталина Председателем Совета Народных Комиссаров СССР.