Экономика интересует?

tantos-domofon.ru
tantos-domofon.ru
ahmerov.com
загрузка...

Глава XXI

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

Битва за Москву

Гитлер и его клика, развязывая войну против СССР, в основу плана агрессии закладывали вариант “молниеносной войны”. На всю военную кампанию в России они отводили 8-10 недель. Они до того были уверены в своих расчетах, что после разгрома СССР планировали захват Афганистана, Ирана, Египта, района Суэцкого канала, Индии, Пиренейского полуострова, Гибралтара, высадиться на Британские острова и в конечном итоге начать боевые действия против Соединенных Штатов и Канады.

Однако с самого начала все графики продвижения войск вермахта в глубь территории СССР были нарушены упорным сопротивлением воинов Красной Армии. Фашистам не удалось захватить полуостров Рыбачий, Мурманск, военно-морские базы, Кировскую железную дорогу, колыбель революции — Ленинград. Здорово они застряли и под Смоленском. План “Барбаросса” трещал по швам, темпы наступления падали, а потери росли. Гитлеровских генералов начал преследовать призрак Наполеона. На главном направлении немцы вынуждены были, хотя и временно, перейти к обороне.

Нацистское руководство и командование вермахта поняли, что они допустили серьезные просчеты: недооценили состав, мобилизационные возможности и быстрое развертывание и выдвижение резервов Советских Вооруженных Сил; не предусмотрели сложностей рельефа, состояния дорог и транспорта, что затрудняло снабжение ударных танковых группировок; и главное — не ожидали такой способности советских войск к сопротивлению. В этой связи блицкриг и кампания разгрома Красной Армии оказались к этому времени неосуществимыми, а наступление по трем направлениям — немыслимым.

На южном направлении героическая оборона Киева заставила гитлеровское командование пересмотреть первоначальные наметки по плану “Барбаросса”. Они увидели угрозу флангового удара по своим войскам со стороны Киева и перебросили туда две танковые армии Гудериана. В результате им удалось создать обстановку окружения Юго-Западного фронта, удерживавшего киевский плацдарм, на котором находились четыре советские армии. Такой маневр до сих пор рассматривается как одна из первых и самых серьезных ошибок Гитлера, приведших к поражению под Москвой.

Этот поворот событий на фронте, как указывал впоследствии Г.К.Жуков, Генеральный штаб и он лично предвидели и предлагали отвести все советские войска за Днепр и сдать Киев, но Сталин отверг его, назвав “чепухой”. Он был уверен, исходя из временной остановки немецкого наступления, что Красная Армия сумеет окончательно остановить противника, и заверил в этом Гопкинса, специального представителя президента США Ф.Д.Рузвельта.

Произошел конфликт между Жуковым и Сталиным, во время которого Жуков, можно считать, погорячился, а Сталин освободил его от занимаемой должности и направил командовать Резервным фронтом. Вместо него был назначен начальником Генштаба Красной Армии Маршал Советского Союза Б.М.Шапошников.

Киев играл огромное военно-стратегическое значение в планах обоих сторон. Поэтому лозунг “Киев был и будет советским” отражал цели и задачи его защитников. Они стойко дрались против превосходящих сил врага, но в результате просчетов советского командования, которое не видело другого решения, кроме отступления, Киев был сдан с огромными потерями. В то же время замкнулось кольцо окружения вокруг Ленинграда.

Такой поворот событий повлек за собой новое изменение соотношения сил на всем театре военных действий в пользу фашистской Германии. Гитлер получил возможность сконцентрировать две трети бронетанковых и половину пехотных соединений для удара на Москву. 16 сентября была спущена в войска директива о проведении операции “Тайфун”, основной целью которой являлось уничтожение советской столицы.

Начался второй этап наступления на Москву. Без боя были взяты Орел и Брянск, окружены две группировки советских войск (две армии под Брянском и четыре под Вязьмой). Гитлер был убежден, что это конец Советской России. Все обещало блистательную победу. Пресса и радио Германии известили, что противник уничтожен. Была даже создана команда для уничтожения Кремля.

И вновь советское Верховное Главнокомандование, Генштаб, фронты и армии оказались застигнутыми врасплох. Взаимодействие между ними отсутствовало, не было глубоко эшелонированной обороны, задачи перед фронтами ставились противоречивые. Столица страны оказалась без защиты.

В дальнейшем в таких просчетах никто уже не обвинял Сталина. Наоборот, он лично стал принимать меры и наводить порядок. На фронты были посланы члены Политбюро, видные руководители партии. Оборона Москвы была поручена генералу армии Г.К.Жукову. До этого он успешно провел операцию по освобождению Ельни и навел порядок в обороне Ленинграда.

Однако обстановка на фронте к этому времени крайне обострилась. 12 октября немцы захватили Каширу, 14-го — Калинин, подошли к Туле, до Москвы оставался всего лишь один рывок.

По призыву ЦК партии в Москве готовились и отправлялись на фронт части и подразделения ополченцев. Население было мобилизовано на строительство оборонительных рубежей. В самой Москве было введено осадное положение, началась эвакуация заводов, предприятий и учреждений. Все это привело к панике и заставило первого секретаря МК и МГК ВКП(б) А.С.Щербакова выступить по радио и успокоить население столицы. Он заявил, что Сталин в Москве, что за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови.

В Москве в то время оставались Политбюро, Ставка, часть Генштаба и другие необходимые партийные, советские и военные учреждения. Порядок в городе и оборона непосредственно Москвы были поручены войскам НКВД под командованием генерала П.А.Артемьева.

В результате принятых ЦК партии мер, мобилизации сил для укрепления Красной Армии, больших организаторских способностей и военного таланта лично Г.К.Жукова оборона столицы была создана. Этому способствовали во многом героические действия окруженных под Брянском и Вязьмой советских армий, оттянувших на себя значительные силы вермахта.

По крохам собирали войска для защиты Москвы. Их брали с других фронтов, в бой шли плохо обученные и вооруженные ополченцы. В эти героические дни Можайский рубеж обороняли всего лишь 90 тыс. человек. Вскоре сюда подошли дивизии И.В.Панфилова, Полосухина, А.П.Белобородова и других.

Советский народ не мог смириться с тем, что Москва могла пасть. Она представляла собой огромное морально-политическое значение, воодушевляла народ на борьбу против зарвавшегося фашистского врага. На эту борьбу встали все москвичи, а сама Москва превратилась во фронтовой город. Решимость отстоять город передавалась от руководителей страны до простых людей, от командиров до красноармейцев. В конце октября гитлеровцы, преодолевая упорное сопротивление, достигли подступов к Москве. Всего лишь несколько десятков километров отделяло их от нее. И вдруг наступило относительное затишье. Был достигнут тот предел, когда клинья танковых колонн, охвативших Москву с севера и юга, вдруг застыли. Немцы на время выдохлись. Это спокойствие и вынудило Сталина обратиться к Жукову с вопросом, может ли он гарантировать продление передышки на несколько дней, и, получив заверения, принял решение назначить на 6 и 7 ноября традиционное празднование 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

Вечером 6 ноября в зале станции метро “Маяковская” состоялось торжественное собрание, на котором с докладом выступил И.В.Сталин. Он сказал: “Истекший год явился не только годом мирного строительства, но и годом войны с немецко-фашистскими захватчиками, вероломно напавшими на нашу миролюбивую страну. Период мирного строительства кончился ... В итоге четырех месяцев войны ... опасность для нашей страны не только не ослабла, а, наоборот, еще больше усилилась”.

Далее Сталин отметил: “Враг захватил значительную часть территории нашей страны, угрожает нашей славной столице — Москве. Немецко-фашистские захватчики грабят нашу страну ... убивают и насилуют мирных жителей ... Потоки вражеской крови пролили бойцы нашей армии и флота, защищая честь и свободу Родины, мужественно отбивая атаки озверелого врага, давая образцы отваги и геройства ...”.

И.В.Сталин в своем докладе высмеял расчеты гитлеровских руководителей, задумавших уничтожить Советский Союз за пару месяцев блицкрига, недооценив прочности советского строя, силы его Красной Армии.

Он объяснил советские неудачи тем, что СССР временно сражался в одиночку с вооруженными силами коалиции фашистских стран. Он подверг критике национал-социализм и его идеологию, заявив, что “в них нет ничего национального и особенно социалистического, что их содержание является чистейшим империализмом”.

Иосиф Виссарионович привел ряд выдержек из инструкций Гитлера и Геринга немецким солдатам, в которых говорилось об уничтожении славянских наций, завоевании мира путем жестокости, убийств и насилия. “И эти люди, — заявил он, — лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова”.

“Немецкие захватчики, — сказал Сталин, — хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же ... они ее получат. Никакой пощады немецким захватчикам. Смерть немецким оккупантам!”

На следующий день — 7 ноября на Красной площади состоялся военный парад. Это был необычный парад. В нем участвовали части и соединения, которые прямо с Красной площади уходили на фронт. И.В.Сталин вновь выступил по случаю 24-й годовщины Октября. Он сказал: “Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался”.

Сталин остановился в своей речи на трудном периоде гражданской войны, когда молодая Советская республика в 1918 году была в серьезной опасности. “Дух великого Ленина вдохновил нас тогда на войну против интервентов ... Мы разбили интервентов и добились победы ... Дух великого Ленина и его победоносное знамя вдохновляют нас теперь на Отечественную войну так же, как 23 года назад. Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков? На Вас смотрит сейчас весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков ... Война, которую Вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет Вас в этой войне мужественный образ наших великих предков: Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Пусть осенит вас победное знамя великого Ленина”.

Доклад и речь Иосифа Виссарионовича 6 и 7 ноября слушала вся страна, их услышал весь мир. Каждый советский человек чувствовал в его словах твердость и уверенность партии и советского руководства в победе советского народа и его Красной Армии над фашистским врагом. Эти речи внимательно, по несколько раз перечитывались, слушались по радио, доводились до каждого рабочего, крестьянина, служащего, бойца и командира. Они были набатом, звали в бой, поднимали патриотический дух советских людей в их делах на фронте и в тылу. Особенно большое значение для поднятия боевого духа у защитников Москвы, да и у всех советских людей, имело то обстоятельство, что Сталин и руководство страны в этот грозный и ответственный час находились в Москве, на переднем крае обороны столицы и страны в целом.

Однако мало кто знает, что в это время произошел один курьезный случай, в результате которого произнесенная речь И.В.Сталина на Красной площади оказалось записанной на пленку только в ее начале. То ли из-за мокрого снега, который шел тогда непрерывно, то ли по другим причинам отсырела пленка и не позволила сделать полностью запись его речи. Все понимали и отдавали отчет в том, что из себя представляла эта речь по своему историческому значению. Забегали здорово тогда по кабинетам ЦК партии руководители советского радиовещания. Им предстояло затем транслировать речь по радио. Кто-то тогда набрался смелости и обратился непосредственно к Сталину и рассказал о случившемся. Иосиф Виссарионович вновь зачитал свою речь перед микрофоном, только уже в своем кабинете. Так была восстановлена эта историческая речь И.В.Сталина на Красной площади 7 ноября 1941 грозного года.

16 ноября фашисты возобновили наступление своих войск, пытаясь вновь взять Москву в клещи с севера и юга и замкнуть их к востоку от нее. Для продолжения наступления гитлеровское командование подтянуло новые силы.

Бои, развернувшиеся на всех направлениях, были очень тяжелыми. Противник лез напролом, бросая в бой все новые части и соединения, и, не считаясь с потерями, стремился любой ценой прорваться к Москве.

Однако предшествовавшее наступлению немцев относительно небольшое затишье командование Западного фронта сумело использовать для укрепления обороны Москвы, пополнения частей и соединений личным составом, вооружением и боеприпасами. Подтянутые из глубокого тыла соединения направлялись на наиболее опасные направления: волоколамске-клинское, истринское, тульское, где предполагалось нанесение главных ударов врага.

Несмотря на упорное сопротивление и определенные успехи советских войск, враг был еще силен, медленно, но приближался к Москве. В эти трудные для столицы Советского Союза дни И.В.Сталин вновь обращается к командующему Западным фронтом генералу армии Г.К.Жукову, ищет у него моральной поддержки, хотя Жуков сам тогда восхищался “стальными нервами” Сталина.

Он спросил Жукова:

— Вы уверены, что мы удержим Москву? Я спрашиваю Вас это с болью в душе. Говорите честно, как коммунист.

— Москву, безусловно, удержим. Но нужно еще не менее двух армий и хотя бы 200 танков[66].

Контрнаступление Красной Армии под Москвой началось для немцев абсолютно неожиданно. В ночь на 6 декабря три резервные армии — две на севере и одна на юге — нанесли удар по клиньям, которые гитлеровское командование вбило в советскую оборону. При равном соотношении сил, хотя войска Красной Армии были свежими и лучше обмундированы, Жуков сумел создать выгодные условия, нанести по гитлеровцам ответный удар и за десять дней отбросить их войска на исходные позиции своего ноябрьского наступления.

Преследование противника продолжалось до начала января 1942 года. Были освобождены Клин, Калуга, Калинин и многие другие города и населенные пункты. Стратегическая инициатива полностью перешла к Красной Армии. Немецко-фашистские войска потерпели под Москвой первое крупное поражение во второй мировой войне. Они потеряли полмиллиона человек, разгрому подверглась самая боеспособная и многочисленная их группировка.

Рухнул миф о “непобедимости” вермахта. Поражение под Москвой показало, что план “молниеносной войны” потерпел крах. Фашистская Германия оказалась перед необходимостью вести затяжную войну. Ее генералы поняли, что настоящая война только начинается, а их чрезмерная самоуверенность померкла навсегда.

Победа под Москвой вселила уверенность у советских людей в победу над фашизмом. Она имела и огромное международное значение и в первую очередь отрезвляюще подействовала на Японию и Турцию, жаждавших участия в дележе советской территории. Соотношение сил на мировой арене также претерпело изменения в пользу СССР. Япония напала на Перл-Харбор и втянула в мировую войну Соединенные Штаты Америки. Гитлер и Муссолини встали на сторону Японии и объявили войну США. Англо-советско-американская коалиция начала набирать свою силу.