Глава XXII

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

На переломе

Победа под Москвой окрылила весь советский народ, и в первую очередь И.В.Сталина. Он решил, что настало время нанести гитлеровцам решающий удар. По его мнению, для этого следовало теснить, не переставая, немецкие войска и вести боевые действия в зимних условиях до тех пор, пока не будут израсходованы все их резервы. Это позволит Красной Армии, полагал он, сорвать весенне-летнюю кампанию вермахта, создать необходимые резервные соединения для дальнейшего успешного проведения наступательных операций.

Сталин считал, что 1942 год будет годом полного разгрома гитлеровских армий и фашизма и, естественно, окончания войны. Об этом он не раз заявлял в своих выступлениях и заверил в этом представителя президента США Гопкинса.

Свои взгляды Сталин изложил письменно командующим фронтами и армиями. Жажда реванша в тех условиях была закономерной, однако положение СССР оставалось тяжелым. Поэтому генеральное наступление зимой 1941/42 года оказалось безуспешным.

На других участках фронта продолжались также упорные бои. Бессмертной славой покрыли себя защитники Одессы, Севастополя, Ленинграда. В окруженном Ленинграде оказалось около 3 млн. человек, из которых 400 тыс. — детей. В нем вели бои три общевойсковые армии и Балтийский флот.

Во главе обороны Ленинграда находились А.А.Жданов и К.Е.Ворошилов, которого затем заменил Г.К.Жуков. Город носил имя великого Ленина, занимая важное стратегическое положение, и имел весьма серьезное политическое значение для Советского государства, поэтому руководство страны, командование и лично И.В.Сталин всецело содействовали его обороне, делали все, чтобы облегчить положение его населения.

Невзирая на голод, неимоверные трудности, артобстрелы и бомбежки, Ленинград стоял, жил и боролся с сентября 1941 года по январь 1944 года, или 900 дней и ночей. Главный штаб обороны города неизменно находился в Смольном, в котором размещался городской комитет партии во главе с А.А.Ждановым. На протяжении всей блокады он жил вместе с ленинградцами, которые считали своим священным долгом отстоять родной город. Это принесло в те суровые годы Жданову огромную популярность. Слава о легендарных защитниках Ленинграда не померкнет в веках.

1942 год начался для Советской страны опять-таки неудачно. Советское командование понимало, что немцы вновь попытаются овладеть стратегической инициативой. Однако ни оно, ни Генштаб в лице маршала Б.М.Шапошникова не приняли тогда всерьез полученные агентурные данные о массированном ударе на юге страны и по-прежнему стояли на том, что основной целью Гитлера будет Москва.

Ошибка в прогнозировании состояла в том, что высшее военное руководство недооценило экономические и военные возможности противника, его оперативное подтягивание резервов и развертывание крупных группировок в сочетании с умением скрывать замысел предстоящих боевых действий. Это и явилось причиной того, что уже в мае 1942 года Красная Армия потерпела два поражения: под Керчью и Харьковом. В июне ее руководство не смогло твердо определить наступления гитлеровских войск на юге страны.

Не имея второго фронта и не в силах наступать одновременно на трех направлениях, Гитлер сосредоточил теперь основную группировку своих войск только на юге для достижения стратегической цели — наступления на Кавказ и Волгу с целью отрезать СССР от главных экономических районов, обойти Москву с юга и вывести СССР из войны. В результате начатого 28 июня наступления под Воронежем немцы устремились на юго-восток, форсировали Дон, захватили Ростов и вырвались к Кавказу и Сталинграду.

Судьба Сталинграда висела на волоске. Сложившееся положение заставило советское Верховное Главнокомандование выдвинуть из резерва навстречу гитлеровским войскам и на защиту Сталинграда 62, 63 и 64-ю общевойсковые армии.

В ночь на 19 июля Сталин позвонил секретарю Сталинградского крайкома партии Чуянову и потребовал “прекратить разговоры об эвакуации. Предприятия должны оставаться на месте и еще напряженнее работать на фронт, иначе их руководители будут преданы суду военного трибунала. Командованию округа надлежит в 24 часа вернуться из Астрахани в Сталинград. Необходимо вести беспощадную борьбу с паникерами; город не должен пасть”[67].

Вместе с тем советское Верховное Главнокомандование четко осознавало, что необходимо было любой ценой обеспечить надлежащее сопротивление врагу. В этой обстановке Сталин подписал суровый приказ №227, который вошел в историю Великой Отечественной войны как приказ “Ни шагу назад!”.

Приказ был зачитан во всех подразделениях и частях Красной Армии и на всю жизнь остался в памяти фронтовиков. В нем говорилось: “Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год, более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба ... Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому, — говорилось далее в приказе, — надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке ... Если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Каждую позицию, каждый клочок советской земли, — заключил И.В.Сталин, — надо защищать до последней капли крови. Врагу можно нанести поражение, но для этого во всех частях необходимо установить строжайший порядок и железную дисциплину ... Паникеры и трусы должны истребляться на месте. Ни шагу назад без приказа высшего командования ...”.

Воздействие приказа на личный состав было весьма сильным и положительным. В частях и подразделениях сразу же был наведен строгий порядок, усилилось сопротивление противнику, хотя имели место репрессии и даже расстрелы.

Битва под Сталинградом началась 17 июля 1942 года и продолжалась в течение шести с половиной месяцев, т.е. до 2 февраля 1943 года. Она считается самым крупномасштабным сражением второй мировой войны. С обеих сторон в нем участвовало более двух миллионов человек. Группировке немецко-фашистских войск под командованием генерал-полковника Паулюса противостояли три советских фронта. На защиту города вместе с воинами встало все его население.

Сражение за Сталинград имело не только стратегический и политический, но и престижный характер. Город носил имя Сталина, первого человека в Советской стране и лидера большевистской партии, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР. Для советских войск сдача Сталинграда была равносильна позору. Для гитлеровцев овладение им было бы бесценным подарком Гитлеру.

Сталин боялся, что Красная Армия может не удержать город, поэтому направил туда генерала армии Г.К.Жукова с заданием взять на себя руководство по нанесению ряда контрударов и обороне города. Центр Сталинграда защищала 62-я армия генерала В.И.Чуйкова. Это был волевой человек, в возрасте сорока с небольшим лет, незадолго до этого прибывший из Китая, где он был военным советником при правительстве Чан Кайши. Проникнутый решимостью отстоять Сталинград, Чуйков до конца боев управлял войсками, защищая полоску вдоль Волги шириной 200-300 метров. Бои в Сталинграде велись без малейшей передышки. Свое последнее наступление против защитников Сталинграда Паулюс осуществил 11 ноября, но и на этот раз не достиг желаемых результатов. Защитники города мужественно и героически дрались за каждый клочок земли.

Никто, конечно, с уверенностью не знал, но все могли предполагать, что должна произойти какая-то наступательная операция. Она в действительности готовилась, над ней работали по указанию Сталина два весьма опытных советских военных стратега — Г.К.Жуков, незадолго до этого назначенный заместителем Верховного Главнокомандующего, и А.М.Василевский.

Вся подготовка наступательной операции проходила в строгой тайне, для этого в тылу формировались новые армии и соединения. Предвестником для больших событий было заявление Сталина в приказе №345 по случаю 25-й годовщины Великого Октября, когда он сказал: “Враг уже испытал однажды силу ударов Красной Армии под Ростовом, под Москвой, под Тихвином. Недалек тот день, когда враг узнает силу новых ударов Красной Армии. Будет и на нашей улице праздник!”

Немцы не придали значения этому высказыванию Сталина, так же как и полученным ими данным о продвижении и сосредоточении советских войск на флангах их сталинградской группировки, в чем совершили еще одну, после Москвы, непоправимую ошибку.

13 ноября в кабинете Сталина, в Кремле, состоялось совещание командующих Сталинградской операцией и фронтами, на котором был окончательно отработан и утвержден план намеченного на 19 ноября контрнаступления. Начавшаяся операция оказалась для противника неожиданной. Ошибка гитлеровского генералитета в просчетах о людских и экономических возможностях Советского Союза обернулась для него катастрофой.

Выполнение плана, задуманного советским командованием, шло успешно, но и здесь не обошлось без промашек. Оказалось, что в мешок попало не 90 тыс., как это предполагалось вначале, а более 300 тыс. солдат и офицеров гитлеровской группировки войск под Сталинградом. Это обстоятельство заставило ввести в бой дополнительные силы по плану “Уран”, оттянуть время и несколько изменить план проведения операции “Сатурн”.

Гитлер предпринял попытку освобождения войск фельдмаршала Паулюса под Сталинградом, но она не принесла успеха. 31 января Паулюс со своим штабом был взят в плен, а 2 февраля было покончено и со всей его группировкой — цветом гитлеровской армии. Катастрофа вновь постигла Гитлера и его командование в тот момент, когда победа была у них в руках. В Германии это поражение вызвало страшную трагедию. Гитлер объявил трехдневный траур.

Стратегическая инициатива вновь перешла к Красной Армии.

Наступила весна, распутица на дорогах заставила сделать паузу в военных действиях. В это время советское командование получило разведданные о том, что немцы готовятся к очередному крупному наступлению в целях перехвата стратегической инициативы, в основу решения которого заложено массированное наступление танков новейших образцов.

Сталин опасался, что советская оборона может не выдержать такого наступления танковых войск противника. На совещании в узком кругу 12 апреля 1943 года верх взял вариант обороны, но с той оговоркой, что в случае, если немцы оттянут начало операции, в действие вступит наступательный вариант.

Советское командование к тому же располагало весьма убедительными данными своей разведки о планах нацистов, численности и дислокации войск противника, направлении ударов и приблизительно точном времени начала наступления. Роль разведки к этому периоду войны значительно возросла, и ее работой был доволен Сталин. Он с доверием отнесся к полученной информации и, как утверждает Г.К.Жуков: “Именно в этот период Сталин, как никогда, внимательно прислушивался к мнению военных”.

Но противник дважды переносил начало своего наступления. У Сталина, как с удовлетворением спустя несколько лет отмечал А.М.Василевский, хватило тогда выдержки и нервов, чтобы не начать наступление преждевременно.

Немцы перешли в наступление именно на тех участках фронта, на которых оно предполагалось. Завязались ожесточенные бои. Потери гитлеровцев были весьма значительными. За пять дней наступления они смогли продвинуться всего лишь на десять километров, а на фронте Н.Ф.Ватутина — до 35 километров. В этот критический момент были выдвинуты две армии Резервного фронта, одна из них — 5-я танковая генерал-лейтенанта П.А.Ротмистрова. 12 июня под деревней Прохоровка произошло самое грандиозное танковое сражение, в котором участвовало 1200 танков. Потери с обеих сторон были огромные, и немцы выдохлись.

Советские войска перешли в контрнаступление и 5 августа освободили Орел и Белгород, а 23 августа — Харьков. В честь побед под Орлом и Белгородом в Москве был произведен первый салют, положивший начало ритуалу, которым отмечались затем все крупные успехи советских войск.

Курская битва, в которой участвовало в общей сложности 4 млн. человек, была самой грандиозной из всех предыдущих. Она явилась закатом для немецко-фашистских войск, после которой стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Советских Вооруженных Сил, и сопутствовала им до конца войны. Можно с уверенностью сказать, что советские военачальники к этому времени достигли своего наивысшего полководческого совершенства, которое они мастерски использовали во всех последующих наступательных операциях.

Красная Армия успешно продвигалась вперед. В течение 1943-1944 годов она героически форсировала Днепр, нанесла ряд сокрушительных ударов по врагу, перешла государственную границу СССР с Польшей, Чехословакией, Румынией, Венгрией, Болгарией, вступила на территорию Югославии, закончила войну с Финляндией. Война приближалась к самой Германии.