Экономика интересует?

Михайловск. Лучшие цены! Бронируйте квартиры в Михайловск
villareal26.ru
Ресторан выездного обслуживания
restocatering.ru
Михайловск. Лучшие цены! Бронируйте квартиры в Михайловск
villareal26.ru
Ресторан выездного обслуживания
restocatering.ru
ahmerov.com
загрузка...

Глава XXVII

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

На грани ядерных конфликтов

1

Много проблем встало перед советским руководством и лично перед И.В.Сталиным в послевоенные годы. Значительное место среди них занимали германская проблема, вопросы дальнейшего государственного и политического развития стран народной демократии.

Все дело заключалось в том, что сразу же после войны выявился разный подход к решению этих вопросов у союзников по антигитлеровской коалиции. Советский Союз выступал за заключение мирного договора с Германией, за единство этого государства. Союзники же твердо стояли на принципах федерации. Если в первом случае имелась благодатная почва для дальнейшего сотрудничества и осуществления постоянного четырехстороннего контроля за выполнением Германией обязательств перед союзниками, то во втором все сводилось к разделу и разобщенности союзнических действий в отношении нее.

После Фултона американцы и англичане взяли резкий крен в сторону обострения отношений. 1 января 1948 года они объединили свои зоны оккупации в Бизонию, включив в нее и Рур, основу германской индустрии. Под сомнение было поставлено решение Потсдама о западных границах по Одеру и Нейсе. Вскоре с Бизонией слилась и французская часть Германии. Разгорелись страсти вокруг Берлина, который находился в центре советской зоны и под четырехсторонним административным управлением. Союзники объединили свои зоны и ввели там единую денежную систему. В ответ советская сторона закрыла шоссейные и железнодорожные магистрали и воздушный коридор в Берлин. Цель этой акции была очевидна — заставить западных союзников пересмотреть их решения о создании сепаратного германского государства и в отношении Берлина.

В течение нескольких недель мир находился в состоянии глубочайшего кризиса, готового в любой момент перерасти в вооруженное столкновение. Нажим американцев с позиции силы был явным. Атомная бомба давала им для этого определенные козыри. Свою роль сыграла также шумная пропагандистская кампания в защиту Западного Берлина.

Обстановка оказалась взрывоопасной, и СССР, проявляя гибкость в своей внешней политике, не пошел на риск развязывания войны. Определенную роль на смягчение ситуации сыграло интервью Сталина, данное американскому корреспонденту. Авторитет Сталина был необычайно высок, его мнение принималось за аксиому. Он сдерживал эмоции перед наглостью американцев и англичан, был противником прямого военного столкновения с ними, хотя для этого складывались благоприятные условия в Греции. Над ним еще довлели союзнические обязательства, и он стремился сохранить прежние отношения. Да и в силу многих обстоятельств экономического порядка в стране он не мог пойти на такой риск.

Берлинский кризис, таким образом, оказался в определенной степени поражением внешней политики СССР, которая не устояла против нажима западных держав. Сталин хорошо сознавал это и сместил Молотова с поста министра иностранных дел, заменив его А.Я.Вышинским.

Мало того, берлинский кризис послужил причиной дальнейшего психологического накала страстей и больших политических событий. Это дало возможность западным державам создать 4 апреля 1949 года новый альянс против СССР в лице Североатлантического блока, в который вошли кроме США и Канады десять европейских стран. Экономический союз, созданный планом Маршалла, превратился в политический и военный блок.

Создание НАТО и образование двух германских государств: ФРГ и ГДР — еще раз подтвердило конец антигитлеровскому содружеству, сложившемуся в годы войны. Европа окончательно была расколота на две части в результате предательства со стороны западных держав по отношению союзнических обязательств. Они готовы были объединить свои вооруженные силы с немцами для борьбы против СССР. Основным предлогом для таких действий США усматривали в успехах коммунистического движения в странах Восточной Европы, с которыми считали необходимым бороться любыми средствами.

На Западе была широко распространена тогда лживая версия о том, что СССР вынашивает планы внезапного наступления Красной Армии и завоевания Европы вплоть до Атлантического океана. Подобные слухи циркулировали и в Советском Союзе. В частности, утверждалось, что якобы Г.К.Жуков предлагал Сталину нанести удар по бывшим союзникам и устроить им второй Дюнкерк, сбросив их в Ла-Манш и Атлантику. Эти и другие бонапартистские замашки Жукова, как говорилось, послужили поводом перевода его на должность командующего Одесским военным округом.

В силу многих причин, о которых упоминалось выше, Сталин был прав и поступал разумно, исходя из своей концепции непопулярности войны в тот период. Однако если на мгновение представить себе ситуацию того времени, то у Советских Вооруженных Сил были все возможности, чтобы разгромить основательно армии западных держав и установить полный контроль над Европой. Наша армия была тогда сильной как никогда. Она обладала невиданным опытом военного искусства. Ее воины прошли суровую школу армейской и военной закалки и были первоклассными вояками. Американцы и англичане были намного слабее и не шли с ними ни в какое сравнение. Атомная бомба не могла бы остановить нашу армию, да и американцы, возможно, побоялись бы применить ее против Советской Армии в Европе. К тому же СССР в это время располагал своими ядерными средствами.

Естественно, что такие действия нанесли бы ущерб политическому престижу и репутации Советского Союза, но народы Европы в конечном итоге выиграли бы от этого. В Европе не было бы противостоящих военных блоков, американских ракетных баз, национальных средств доставки атомных зарядов, больших контингентов вооруженных сил. В Европе не было бы военного угара. Она была бы всеобщим европейским домом, с открытыми границами, единым союзом миролюбивых государств. Поэтому Г.К.Жуков, возможно, также был прав.

Нельзя сказать, что руководители западных стран тоже довольствовались большими успехами в своей внешней политике. Образование в Европе стран народной демократии, широкое распространение коммунистических и социалистических идей, авторитет Москвы и лично Сталина у народов и мировой общественности вызывали у них определенное беспокойство. Советское влияние в странах Восточной Европы ускорило социально-политические преобразования в них: аграрные реформы, национализация крупной промышленности, плановое ведение хозяйства и т.п. Главную роль в развитии этих стран сыграли коммунистические и рабочие партии. Все это позволило им быстро восстановить экономику и поднять уровень жизни народов.

На первое место среди этих стран выступала Югославия, которая внесла наибольший из них вклад в разгром фашизма. Советские люди восхищались героической борьбой югославских партизан, считали югославский народ своим лучшим другом. Лидер югославских коммунистов И.Б.Тито пользовался большим авторитетом и уважением у советских людей и среди коллег по социалистическому лагерю.

Несмотря на некоторые национальные и специфические особенности в развитии каждой страны народной демократии, уже на раннем этапе их развития встал вопрос о платформе их идейного объединения.

Это должно было стать некоего рода ответом на план Маршалла, охватившего страны запада. Таким фундаментальным идеологическим институтом должен был послужить Коминформ (Информационное бюро коммунистических и рабочих партий), созданный на закрытом совещании девяти братских партий в местечке Шкларска Пореба в окрестностях Вроцлава. В него вошли компартии: СССР, Югославии, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, а также Франции и Италии. Это была консолидация единомышленников для координации своих действий на основе добровольного согласования позиций.

Главным вдохновителем Коминформа был, несомненно, И.В.Сталин, на основе указаний которого Маленков и Жданов разработали организационные и идеологические принципы деятельности этого органа.

Одновременно Сталин начал поиски структуры, которая бы объединяла страны социалистического лагеря вокруг Советского Союза. Причиной этому послужило то, что некоторые лидеры стран народной демократии стали выступать самостоятельно, без консультаций с Москвой, с планами экономической интеграции и объединения в федерации. С такой инициативой первым выступил Димитров. Но наиболее активным в создании “балканской федерации”, в которую бы входили под эгидой Югославии Болгария и Албания, являлся Тито.

В итоге это оказалось началом большого конфликта, и 28 января 1948 года в “Правде” появилась статья с резкой критикой федераций и призывом твердо встать на позиции Коминформа. Последовал вызов Димитрова и Тито в Москву. Первый приехал, а второй послал вместо себя Карделя, Джилласа и Бакарича.

Беседы с ними вел сам Сталин. Он упрекнул их в том, что проявленные ими инициативы идут вразрез с концепцией советских руководителей. Югославы, следуя инструкции Тито, упорно сопротивлялись.

В ответ в Югославии 1 марта 1948 года состоялся Пленум ЦК КПЮ, который прошел под влиянием Тито. Выступавшие на нем партийные деятели резко высказывались в адрес советских руководителей за недружелюбный прием в Москве. Это повлекло затем за собой взаимные упреки, распри и вражду. Разногласия в основном сводились к вопросам характера югославской революции и путей движения к социализму.

Истоки разногласий, однако, относятся еще к довоенному времени, когда в 1938 году Коминтерн чуть было не принял решение о роспуске Компартии Югославии. В адрес Тито тогда уже было много критики как о лидере, не имевшем твердых коммунистических убеждений, но выдвигавшем свою личность на роль выдающегося политического руководителя Европы.

В начале 1941 года руководство КПЮ вернулось в Югославию. В апреле разразилась война, началось народно-освободительное движение, которое стало набирать силу. И уже на майском 1941 года Пленуме ЦК КПЮ в Загребе Тито выступил за создание новой власти в стране в лице народных комитетов. В ответ на это Коминтерн рекомендовал вести на данном этапе борьбу за освобождение от фашистскою порабощения.

В ноябре 1942 года и в конце 1943 года югославы вновь ставили этот вопрос на практическую основу. Инициатором этого был Тито, стремившийся создать верховную народную власть в лице АВНОЮ — Антифашистского веча народного освобождения Югославии и временное правительство, чтобы лишить эмигрантское королевское правительство всех его законных прав и запретить королю Петру II возвратиться в страну.

Реакция была резкой. Произошла полемика между Тито и Молотовым. Югославским руководителям пришлось выполнять тогда решения Ялтинской конференции, несмотря на то что они объявили всему миру о создании верховной власти Югославии. Это была ошибка Тито и его ближайших коллег, в чем они не соизволили даже признаться.

Сталин внимательно следил за событиями в Югославии, видел героическую борьбу ее народов против фашизма, в которой принимало участие 800 тыс. бойцов и партизан НОАЮ. Несмотря на трудности на советско-германском фронте, Советский Союз предоставил тогда НОАЮ 155 тыс. винтовок и карабинов, более 38 тыс. автоматов, 15 тыс. пулеметов, 6 тыс. орудий и минометов, 69 танков, 41 самолет, большое количество боеприпасов и снаряжения[83].

Красная Армия неоднократно выручала югославских партизан в сложившиеся для них критические моменты. Так было в 1944 году, когда гитлеровские парашютисты высадились в районе главного штаба НОАЮ и чуть было не разгромили его и не захватили в плен самого Тито. В разгар боевых действий по указанию Сталина советские летчики совершили посадку в районе штаба, а специальная группа во главе с генерал-майором госбезопасности Д.Н.Шадриным под шквалом огня сумела оградить Тито от захвата немцами и вывезти его на советскую военно-воздушную базу в Италии.

Апогеем боевого содружества была Белградская операция, в результате которой советские и югославские войска освободили столицу Югославии — г. Белград.

Разразившийся конфликт в январе-марте 1948 года между двумя компартиями и соцстранами вызвал явное недопонимание и сумятицу в головах коммунистов и народов СССР и Югославии. После мартовского Пленума ЦК КПЮ югославы стали обвинять советскую сторону в том, что путем смешанных комиссий, которых, кстати говоря, было всего две: авиатранспортная — ЮСТА и речного пароходства — ЮСПАД, она стремится вмешиваться в экономику Югославии, лишить ее экономической независимости и суверенитета. То же самое высказывалось и в отношении представителей Красной Армии и советских служб безопасности, которые, по их мнению, насаждают советский шаблон в НОАЮ и службах безопасности Югославии, подчиняют их своему влиянию и занимаются вербовкой среди них агентуры. Все это послужило предметом обращения Тито к Сталину и принятия решения об отзыве советских советников и специалистов из Югославии.

27 марта 1948 года конфликт зашел так далеко, что Сталин решил предать его гласности, т.е. посвятить членов КПЮ и других компартий в суть возникших разногласий. В своем письме Тито он изложил конкретные вопросы, связанные с отзывом специалистов и другими крупными проблемами.

“Нам известно, — пишет Сталин, — что в руководящих кругах Югославии распространяются антисоветские заявления, подобно таким, как: “ВКП(б) вырождается и в СССР господствует великодержавный шовинизм”, “СССР стремится поработить Югославию экономически”, “Коминформ — это средство порабощения других партий со стороны ВКП(б)” и т.п. Эти антисоветские заявления прикрываются обычно левой фразой о том, что “социализм в СССР не является уже революционным”, что “только Югославия представляет собой подлинного носителя революционного социализма.

Разумеется смешно слышать подобную болтовню о ВКП(б) от сомнительных марксистов типа Джилласа, Вукмановича, Карделя, Ранковича и других”.

Получая письмо от советского посла Лаврентьева, Тито ничего не сказал, а только махнул рукой, чтобы тот убирался вон. Ответ ЦК КПЮ был дан 13 апреля 1948 года за подписью Тито и Карделя. Все члены ЦК, кроме Сретена Жуйовича и Андрия Хебранга, отвергли советские обвинения, сочли их как подрыв авторитета югославских руководителей, представили как давление великой державы на малую страну, что унижает национальное достоинство и угрожает суверенитету и независимости Югославии. Вскоре Жуйович и Хебранг были арестованы и расстреляны за измену, выразившуюся в том, что они информировали советского посла о ходе заседания ЦК КПЮ.

Начались массовые аресты в Югославии всех тех, кто симпатизировал СССР и высказывал сомнения в существе разногласий. Особенно этот процесс задел югославскую армию, многие высшие командиры которой сражались в ходе войны плечом к плечу с советскими военачальниками, учились затем в СССР и выступали за дружбу с Советским Союзом. Так был арестован начальник Генерального штаба НОАЮ Арсо Иованович и многие другие высшие командиры, которые были расстреляны. В официальном сообщении по этому случаю указывалось, что Арсо Иованович намеревался перейти югославо-румынскую границу и в перестрелке был убит.

В создавшейся ситуации И.В.Сталин вновь обратился к руководству Югославской компартии, стремясь дать оценку деятельности и побудить к принятию разумных совместных решений. В его письме говорилось: “Мы считаем, что в основе неготовности Политбюро ЦК КПЮ честно признать свои ошибки и сознательно исправить их лежит чрезмерное зазнайство югославских руководителей. После достигнутых успехов у них закружилась голова ... Товарищи Тито и Кардель говорят в своем письме о заслугах и успехах югославской компартии, что ЦК ВКП(б) ранее признавал их, а сейчас замалчивает. Это неверно. Никто не может отрицать заслуг и успехов КПЮ. Они бесспорны. Однако заслуги и успехи коммунистических партий Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании нисколько не меньше ... И все же руководители этих партий держат себя скромно и не кричат о своих заслугах в отличие от югославских руководителей, которые прожужжали всем уши своим неуемным бахвальством”.

Далее Сталин отмечает, что “успехи югославской компартии объясняются не какими то особыми качествами, а преимущественно тем, что после разгрома штаба югославских партизан немецкими парашютистами в момент, когда народно-освободительное движение в Югославии переживало кризис. Красная Армия пришла на помощь югославскому народу, разбила немецких оккупантов, освободила Белград и тем самым создала условия для прихода к власти югославской компартии”.

Он отметил сравнительно большие, чем у югославов, успехи французских и итальянских коммунистов, которым, к сожалению, Красная Армия не могла оказать такой помощи, какая была оказана КПЮ.

В заключение Сталин отметил, что “если бы товарищи Тито и Кардель приняли во внимание это обстоятельство как бесспорный факт, они меньше шумели бы о своих заслугах и держались бы достойно и скромно”.

Сталин считал конфликт идеологическим столкновением и процессом перерождения югославской революции, где стали брать верх кулацкие и буржуазные элементы. Поэтому 19 мая 1948 года югославам последовало новое письмо за подписью Суслова с предложением об участии делегации КПЮ во главе с Тито в совещании Информбюро, на что они немедленно ответили отказом.

22 мая было направлено еще одно письмо с сообщением о перенесении совещания на месяц и приглашением Тито и делегации КПЮ. В то же время Гомулка послал письмо Тито о личной встрече в Белграде и приглашением на совещание Информбюро. В ответ последовали одни отказы.

28 июня 1948 года Информбюро приняло резолюцию, в которой признало, что “ЦК КПЮ ставит себя и югославскую компартию вне семьи братских компартий, вне единого фронта и, следовательно, вне рядов Информбюро ...”.

21-27 июля V съезд КПЮ отверг как клеветническую резолюцию Информбюро. Съезд избрал ЦК. Генсеком ЦК КПЮ был вновь избран Тито. На съезде, в конце заключительного слова, Тито произнес: “Да здравствует товарищ Сталин!” Всем этот жест оказался непонятным. В беседе среди близких коллег Тито после заявил, что “так было нужно. Это не пресмыкательство. Ради наших масс ... Бесспорный авторитет Сталина”[84].

Тито понимал сложность своего положения и путь, на который встал он сам и толкнул югославский народ. Сойти с него он уже не мог. В то же время он видел, что “ни одна из восьмидесяти с лишним компартий в произошедшем конфликте не поддержала его и Югославию. Все склонялись перед авторитетом Сталина и согласились с его выводами о югославах”[85]. Нужно отдать должное, что И.В.Сталин занял в этих условиях разумную и правильную позицию, направленную на то, что необходимо время, чтобы югославы поняли свое поведение. Он сказал, “для этого надо проявить терпение и уметь выждать”[86].

Однако югославское руководство и после этого продолжало нагнетать обстановку, вылавливая советских шпионов в своих министерствах и в армии. Только в МИД Югославии, по признанию В.Дедиера, летописца Тито, был разоблачен 21 советский агент. Югославы создали ажиотаж в своей прессе о возможном вооруженном вторжении с севера крупной группировки советских войск, играя тем самым на чувствах европейских народов. Но ничего этого не произошло, и как бы они ни обвиняли Сталина, он остался верен себе. “Надо проявить терпение и уметь выждать”.

Несомненно, что югославы вбили клин в лагерь стран народной демократии, создали определенные условия для кризисной ситуации, которая затем послужила заразительным примером для противников социализма. Отношения между КПЮ и ВКП(б) переросли в неприязненные межгосударственные отношения. Выпады становились все злобнее, а обвинения — более резкими и жестокими. Это послужило тому, что 3-е совещание Коминформа, состоявшееся 16-18 ноября в Венгрии, объявило югославское руководство “бандой шпионов и кровавых убийц”.

Конфликт и разрыв между КПЮ и ВКП(б), СССР и Югославией повлек за собой, с одной стороны, развязывание американцами ярой антикоммунистической пропаганды и военного психоза, а с другой — сплочение коммунистических партий и объединение восточноевропейских государств в единую систему стран народной демократии.

 

2

Начальный период “холодной войны”, особенно 1948-1949 годы, был весьма напряженным в отношениях между великими державами. США открыто призывали к нанесению превентивного ядерного удара по СССР. Проводилась политика нарастающего экономического и военного давления на Советский Союз и его союзников в расчете на создание условий возникновения внутреннего кризиса в этих странах. Вокруг них возводилось кольцо военных баз.

В эту кампанию были втянуты многие ведущие капиталистические страны. Даже папа римский и тот объявил отлучение всем католикам, которые оказывали содействие и проявляли симпатии к социалистическому лагерю.

Чтобы смягчить напряженность обстановки, в 1948 году возникло движение за мир. Инициаторами его были поляки, которые организовали во Вроцлаве Конгресс сторонников мира. Он объявил сбор подписей за мир. Под его обращением подписались 500 млн. человек. И.В.Сталин видел в движении сторонников мира важный фактор ослабления международной напряженности, придавал их деятельности большое значение и ставил на первый план в противодействии силам реакции и войны.

В то же время заботы Сталина были связаны с укреплением внутренних режимов стран народной демократии, с общими усилиями этих стран в борьбе против империализма. Особенно этот фактор проявился с созданием Североатлантического союза и Федеративной Республики Германии. Антифашистский блок к этому времени полностью развалился. Эти два противоборствующих блока сформировались на рубеже, на котором их армии остановились в мае 1945 года, готовые сейчас вновь вступить в кровавую схватку между собой.

Подобная ситуация складывалась тогда и на Востоке. В связи с победой китайских коммунистов в вооруженной борьбе против войск Чан Кайши значительно были ущемлены интересы Соединенных Штатов в этом регионе. Чан Кайши вынужден был укрыться на Тайване. Коммунисты Китая получили все освобожденные Красной Армией территории и значительное количество различных видов вооружений. 1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика.

Вначале Мао имел склонность начать переговоры с США, но их руководители проявили к нему отрицательное отношение. Экономические трудности и проблемы управления страной заставили китайцев повернуться к СССР.

В июне 1949 года Мао Цзэдун заявил: “Мы присоединяемся к антимилитаристическому лагерю, возглавляемому Советским Союзом, и только к нему мы можем обратиться, чтобы получить дружескую и бескорыстную помощь”[87]. Сталин, принимая в Москве делегацию китайских коммунистов, произнес тост за то, чтобы “Китай превзошел в будущем СССР”.

16 декабря 1949 года Мао впервые приехал в Москву. Сталин встретился с вождем китайских коммунистов, который был для него неизвестной личностью. Со своей же стороны Мао восхищался Сталиным и хотел быть в Китае таким же, как Сталин в Москве. Этого мнения Мао Цзэдун оставался и после смерти Сталина.

Мао был главным гостем на праздновании 70-летия Сталина, на котором присутствовали и другие руководители соцстран и коммунистических партий. После этого Мао два месяца дожидался встречи со Сталиным и подписания соглашения о дружбе и взаимопомощи. Дело в том, что Сталин имел своеобразную манеру обращаться с гостями. Они долго ждали приема, а потом их неожиданно приглашали. Возможно, это было необходимо для изучения гостей. После же Сталин изумлял их своим вниманием, как это случилось, когда он пришел в “Метрополь” на прием в честь китайской делегации.

Переговоры между Сталиным и Мао Цзэдуном были долгими и нелегкими. Китайцы сохраняли твердость своих позиций и уступали лишь тогда, когда дело могло дойти до разрыва. Спорными вопросами были: о железных дорогах в Манчжурии, смешанных предприятиях и границах. В последнем случае речь шла о советских базах в Порт-Артуре и Дайрене.

Сталин колебался с подписанием соглашения с китайцами, но все же 14 феврали 1950 года договор о дружбе и взаимопомощи — военной и экономической — был подписан. Сталин подозревал в Мао нового Тито. Китайцы поняли это и пытались рассеять такое недоверие. Они признали за СССР первенство и роль главы “антиимпериалистического фронта”, осудили позицию югославов, хотя Китай был призван играть свою роль в Азии.

Улучшение отношений между СССР и Китаем произошло в связи с корейским конфликтом. Корея 40 лет находилась под пятой Японии. Советские и американские войска вошли туда в 1945 году и осуществили раздел страны по 38-й параллели. В конце 1948 года американцы создали на юге Кореи местное правительство. То же самое было сделано и на севере. Такое разделение не соответствовало настроениям национального единства страны, что привело к вражде между югом и севером и вылилось в военный конфликт.

Сталин был противником развязывания военных действий в Корее. Он не хотел ввязываться в конфликт с американцами. Это послужило причиной отзыва из Северной Кореи всех советских советников.

25 июня 1950 года Ким Ир Сен, как утверждает Н.С.Хрущев в своих мемуарах, сумел все же заручиться поддержкой Сталина и Мао и в расчете на свои вооруженные силы, получившие боевой опыт в Китае, предпринял ответные наступательные действия, после того как южане, развязав войну, продвинулись на несколько километров в глубь территории Северной Кореи. Вскоре северяне захватили Сеул и успешно продвигались к Пусану.

Американцы не могли смириться с тем, чтобы их выкинули после Китая и из Кореи. Поражение для них стоило потери престижа в глазах союзников. Вопрос вновь встал о превентивной войне против СССР и стран народной демократии с использованием атомного оружия. С санкции Совета Безопасности ООН, когда там не было советского представителя, США приняли решение о военной интервенции в Северную Корею. Их поддерживали другие страны, однако боевые действия в основном пришлось вести вооруженным силам Соединенных Штатов.

Американцы вторглись в Корею, разгромили части северян и перешли 38-ю параллель. В войну вступили китайские добровольцы, пришедшие на помощь корейским братьям. Положение было восстановлено, однако мир никогда так не был близок к началу третьей мировой войны.

Командующий американскими войсками генерал Макартур требовал эскалации войны, вступления в Манчжурию, привлечения к боевым действиям войск Чан Кайши. Трумэн со своей стороны угрожал применением атомного оружия. Потребовалось вмешательство премьер-министра Великобритании Эттли, чтобы удержать американцев от необдуманных действий и второго варварства после Хиросимы и Нагасаки. Напряженность давала о себе знать до тех пор, пока Макартур не был отозван в США. Начались переговоры о перемирии между противоборствующими сторонами.

Корейский конфликт укрепил позиции США в глазах своих союзников. К НАТО присоединились Греция и Турция. Под командование американцев встали все вооруженные силы НАТО. В общую оборону НАТО была втянута и Западная Германия. В действие вступил план тотальной экономической блокады стран Восточной Европы. США и Англия заключили сепаратный договор с Японией, и там остались американские войска.

Хотя Сталин и заявлял, что новая мировая война невозможна, в СССР в тот период была налицо паника, выразившаяся в том, что в магазинах раскупались населением промышленные и продовольственные товары. В феврале 1951 года Сталин вынужден был признать, что “нельзя считать войну неизбежной, если народы позволят обмануть себя поджигателям конфликта”[88].

Сталин понимал сложность создавшегося положения. Он полагал, что мирный период продлится не более 3-4 лет. Корея в данном случае была пробой сил, хотя там закончилось все ничейным результатом. Поэтому в январе 1951 года он принял участие в совещании начальников генштабов и министров обороны дружественных европейских стран, на котором был дан анализ состояния боеготовности их вооруженных сил. В качестве ответной меры на действия американцев было подписано соглашение с союзниками о передаче их вооруженных сил в случае начала войны под советское командование.

Сталин стал с большим доверием относиться к китайцам, и это выразилось в том, что в новогоднюю ночь 1951 года он произнес тост в честь китайских добровольцев, выступавших против американцев в Корее. Позднее он направил Мао телеграмму, в которой говорилось, что “нерушимая дружба между двумя странами будет служить гарантией мира на Дальнем Востоке против чьей бы то ни было агрессии”[89].

Перемирие в Корее не означало завершения состояния войны. Авиация США продолжала зверские бомбардировки Северной Кореи, особенно Пхеньяна, что привело к всеобщим антиамериканским настроениям. Своими агрессивными действиями США держали 20 лет в постоянном напряжении весь Дальний Восток. Это, по существу, было первым военным поражением США, хотя они и продолжали политику с “позиции силы”. Это же привело американскую администрацию к ослаблению ее положения внутри страны, в результате чего демократы за последние 20 лет потерпели на выборах серьезное поражение. Президентом США стал Д.Эйзенхауэр.

Если подвести итоги внешнеполитическому противостоянию США — СССР, Запад — Восток, то в целом оно оказалось равнозначным. Несомненно, располагая атомным оружием, приоритет в создании кризисных ситуаций принадлежал США и Западу. В силу многих, особенно экономического порядка, причин СССР и страны народной демократии, как правило, оказывались вначале в обороне, но затем перехватывали инициативу, переходили в наступление и овладевали положением. Было бы абсолютно неправильным умалять в этом авторитет, деятельность и принципиальную позицию Иосифа Виссарионовича Сталина.