Глава V

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

ВЧК — начало пути

Послеоктябрьский период в истории Советского государства, можно сказать, вплоть до 1924 года и смерти вождя революции и большевистской партии В.И.Ленина, был самым страшным, жестоким, противоречивым и в то же время наиболее интересным. К нему не раз обращались и еще будут возвращаться исследователи и историки, с тем чтобы глубже понять существо обстановки в то время в стране, расстановки классовых сил, сношений с внешним миром и, главное, разногласий внутри партии по вопросам о путях и методах дальнейшего продвижения вперед.

Несомненно, что это был ленинский период — его установки и наказы являлись руководящими указаниями для партии и народа в деле построения социализма в одной, отдельно взятой, стране.

Но Ленин слишком мало жил и не смог из-за тяжелой болезни в последние годы в полную меру проявить всю гениальность своего ума, чтобы обобщить первый опыт социалистического строительства и более конкретно начертать будущий облик многонационального социалистического государства, роли партии в структуре политической надстройки и экономического базиса.

Сразу же после Октября страна оказалась в полном политическом хаосе. Петроград был осажден внешними врагами. На всей территории страны и в столице свирепствовала контрреволюция, совершались заговоры и мятежи. Не хватало топлива, продовольствия, почти бездействовал транспорт.

Советы на периферии, где они были созданы, не представляли всей полноты власти. В большинстве городов и сел страны власть находилась в руках контрреволюционеров, имущих классов, анархистов и даже бандитов. Советское правительство к этому времени еще не овладело полностью положением и в основном контролировало район европейской части в пределах Петроград — Москва и на юг до Царицына. Этот район в разные периоды то расширялся, то сужался в зависимости от наступления армий сторон и интервентов.

В самих городах шла вооруженная борьба отрядов красногвардейцев с бандитами, грабителями, саботажниками и заговорщиками. Продолжали выходить газеты — большевистские и антисоветские, циркулировало множество различных слухов, и в первую очередь о неминуемой гибели нового режима, о скором наступлении немцев и аресте Троцким Ленина.

Большинство из этих слухов и сплетен распускалось разведками и дипломатами западных стран через свою агентуру в лице анархистов, эсеров и провокаторов. Заметно активизировалась в это время деятельность западных разведок, особенно английской и германской.

Несомненно, что в этих условиях необходимо было навести порядок и взять в свои руки контроль над положением в стране, и в первую очередь в Петрограде и в Москве. Советское правительство в этой связи принимает ряд кардинальных мер и решений. Инициатором их был В.И.Ленин. По его непосредственному указанию 20 декабря 1917 года создается особая организация по борьбе с внутренней контрреволюцией и внешними врагами, саботажем и спекуляцией — Всероссийская чрезвычайная комиссия — ВЧК. Задачи этой политической организации были сформулированы следующим образом:

1. Преследовать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они ни исходили.

2. Предание суду революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработка мер борьбы с ними.

3. Ведение предварительного расследования, необходимого для пресечения ...

В качестве карательных мер предлагалось применять к врагам такие, как: конфискация имущества, выселение, лишение продовольственных карточек, опубликование списков контрреволюционеров и т.п. Так был создан новый боевой орган пролетарской диктатуры -вооруженный отряд рабочего класса и партии большевиков.

Первым Председателем ВЧК по рекомендации Владимира Ильича стал испытанный революционер, кристально честный большевик, глубоко преданный делу рабочего класса, непримиримый к врагам революции, ближайший его соратник Феликс Эдмундович Дзержинский.

На руководящую работу в ВЧК партия направила старых большевиков-подпольщиков, закаленных в борьбе с царским самодержавием, активных участников Великой Октябрьской социалистической революции:

Ксенофонтова Ивана Ксенофонтовича, рабочего, члена партии с 1903 года, члена ВЦИК, который в 1921 году был назначен управляющим делами ЦК ВКП(б);

Петерса Якова Христофоровича, рабочего, члена РСДРП с 1904 года, члена ЦК социал-демократии Латышского края;

Лациса (Судрабса) Мартина Яновича, батрака, в партии с 1905 года, активного участника революции 1905 года, члена ВЦИК, в период гражданской войны явившегося председателем ЧК Чехословацкого фронта;

Фомина Василия Васильевича, участника рабочего движения с 1905 года, члена партии с 1912 года, бывшего члена Петроградского военно-революционного комитета, члена ВЦИК;

Менжинского Вячеслава Рудольфовича, члена РСДРП с 1902 года, профессионального революционера, первого народного комиссара финансов, затем работника НКИД;

Кедрова Михаила Сергеевича, доктора медицины, кандидата правовых наук, члена партии с 1901 года, профессионального революционера, не раз находившегося в тюрьмах и ссылках, члена ВЦИК;

Уншлихта Иосифа Станиславовича, члена партии с 1900 года, участника Октябрьской революции, ставшего с 1921 года заместителем Председателя ВЧК.

С первых же дней своей деятельности ВЧК развернула активную работу под руководством большевистской партии против врагов Советской власти.

Другим актом Советского правительства, причем неожиданным для дипломатов западных стран и контрреволюционеров, явилось его решение о переезде весной 1918 года из Петрограда в Москву и перенесении туда столицы молодой Советской республики. Принятие такого решения обусловливалось тем, что Петроград постоянно находился под угрозой наступления на него германских войск и наличием в нем значительных сил контрреволюционеров, монархистов, белогвардейских организаций и агентуры западных государств.

Это и явилось главной причиной, почему ВЧК развернула в первую очередь работу по наведению порядка в Москве и Петрограде и в других крупных городах, где начали также создаваться и работать местные Чрезвычайные комиссии. В марте 1918 года в стране уже действовали 40 губернских и 365 уездных Чрезвычайных комиссий. Ими руководили опытные революционеры, прошедшие школу царских тюрем и ссылок, знавшие методы конспиративной работы, умевшие отличать друзей от врагов, способные словом и делом завоевывать и поддерживать авторитет партии в народе. В ВЧК пришли и новые молодые люди, представители рабочего класса, солдатской и матросской среды, пропитанные идеями Великого Октября и готовые идти на смерть за победу революции.

Возникшая из недр революции, ВЧК сразу же получила в народе всеобщее признание. В то же время контрреволюция, саботажники, террористы и бандиты видели в ее лице карающий меч новой власти.

Уже в начальный период своей деятельности ВЧК нанесла ряд ощутимых ударов по внутренним врагам, которые почувствовали, что в этой организации работают опытные люди, способные не только ликвидировать бандитские налеты, но и раскрывать планы иностранных разведок и внутренней контрреволюции.

В этот период были разоблачены опасные заговоры, и в частности по организации восстания в Петрограде в целях облегчения захвата немцами советской столицы (так называемый монархический заговор Михеля), ликвидированы вербовочные пункты белогвардейцев: “Союз реальной помощи”, “Белый крест”, “Черная точка”, “Все для Родины” и другие. Были уничтожены также шайки бандитов, громил и налетчиков во главе с поручиком Алексеевым, князем Вяземским, князем Эболи. Последний выступал в своих разбойничьих налетах под видом сотрудника ВЧК.

Первые полгода работы Чрезвычайной комиссии в основном были направлены против террора, развязанного с помощью своей агентуры иностранными разведками. В этом направлении особо активно действовала английская разведка, яркими представителями которой были Брюс Локкарт, Сидней Рейли, Джордж Хилл, Кроми и многие другие. Основной их целью было устранение с политической арены в России с помощью террора видных большевистских лидеров, и в первую очередь Ленина, ликвидация в стране большевистского режима и восстановление буржуазного строя.

Самой колоритной и своеобразной фигурой среди них был С.Г.Рейли (Розенблюм), выходец из царской России, одессит, сын ирландского моряка и одесской еврейки. До войны он служил в Петрограде и снабжал Германию секретными сведениями о военно-морском флоте России. Главным же образом он работал на англичан, передавая им данные о строительстве германских подводных лодок. Потом он оказался в Японии, оттуда переправился в США.

Рейли владел семью иностранными языками. В 1916 году он перешел швейцарскую границу и оказался в Германии. Он проник на службу в германское адмиралтейство, добывает и переправляет в Лондон шифровальный код военно-морской разведки Германии, что являлось выдающимся достижением в разведработе того времени.

В начале 1918 года С.Рейли был направлен в Россию в качестве резидента английской разведки. Он немедленно включился в схватку с новым режимом, обладая широкими связями с контрреволюцией и злобной ненавистью к большевизму.

Главными носителями антибольшевизма и врагами Советской власти в 1918 году были эсеры, в основе своей состоявшие из анархистов. Московские анархисты, объединившие вокруг себя деклассированных элементов и белогвардейцев, захватили в городе 25 лучших особняков и устроили там свои бандитские квартиры. Основной их штаб размещался в купеческом клубе на Малой Дмитровке. “Черная гвардия”, как они себя именовали, терроризировала население Москвы, грабила квартиры, раздевала людей, устраивала пьяные кутежи и погромы.

Однако основную и весьма большую надежду возлагали англо-франко-американские разведки на террориста Бориса Савинкова и его военно-заговорщическую организацию. Савинков приехал в Москву с Дона, где он состоял членом “Гражданского совета” при генерале Алексееве. Он быстро восстановил старые связи и объединил разрозненные офицерские группы в сильную военную организацию, которую назвал “Союзом защиты родины и свободы”. К концу мая 1918 года “Союз” имел свои объединения в Москве, Казани, Муроме, Ярославле, Рыбинске и других городах. Организация строилась по принципу четверок (каждый начальник знал только четырех подчиненных). Командующим войсками “Союза” был генерал Рычков, начальником штаба — полковник Перхуров, оба ярые монархисты.

“Союз” существовал на французские, а затем и английские деньги. Французский посол Нуланс передал Савинкову на организацию мятежа 2 млн. рублей. Сотни тысяч он получил от англичан, 200 тыс. от буржуазного националиста Массарика, будущего президента Чехословакии.

Рейли быстро и умело объединил савинковцев со всеми другими организациями, и особенно с “Союзом царских офицеров”, и поставил работу в них на строго конспиративную основу. Агентура Рейли проникла во многие важные организации и учреждения Советской власти, в том числе и в ВЧК. Сам Рейли имел удостоверение на имя сотрудника этой организации и свободно разъезжал не только по Петрограду и Москве, но и по другим городам страны. Агенты Рейли были в Кремле, Штабе Красной Армии, в результате чего он располагал многими секретными сведениями ее командования и Советского правительства. Быстро сколотив и обучив нелегальные террористические группы, сподручные Рейли перешли к активному террору.

Савинковские эсеры-террористы первый удар нанесли Советской власти 20 июня 1918 года, убив после митинга железнодорожников на товарной станции Николаевской железной дороги комиссара по вопросам печати, пропаганды и агитации В.М.Володарского.

6 июля был убит эсером Блюмкиным германский посол Мирбах с целью спровоцировать наступление германских войск против России. Его убийство было приурочено к мятежу левых эсеров, который должны были поддержать другие контрреволюционные силы. Они планировали ворваться в Большой театр, где заседал V Всероссийский съезд Советов и арестовать всех делегатов.

Этот заговор с треском провалился только благодаря активным действиям чекистов и лично их председателя Ф.Э.Дзержинского. Огромную помощь им оказали патриоты Советской власти из числа граждан Москвы. Они вовремя сообщили в местные ЧК о подготовке мятежа белогвардейских наемников и тем самым вручили в руки ВЧК судьбу Советской власти в центре и на местах.

Большое значение в этот день — 6 июля имело обращение В.И.Ленина в Моссовет, во все районные комитеты РКП (б), районные Советы, Штаб Красной Армии и его распоряжение о “мобилизации всех сил и поднятии на ноги немедленно все для поимки преступников”. Он предлагал “арестовать всех “левых” эсеров — членов ВЧК ... и лиц, сомнительных по партийной принадлежности”[10].

В ответ на арест эсерами Ф.Э.Дзержинского, Председателя Моссовета П.Г.Смидовича и члена Коллегии ВЧК М.Я.Лациса В.И.Ленин приказал арестовать всех левых эсеров, находившихся в Большом театре на V Всероссийском съезде Советов.

В Москве стали спешно формироваться коммунистические отряды, которые повсюду разоружали и арестовывали левых эсеров и их приспешников. После освобождения Дзержинского, Лациса и Смидовича были приняты меры по розыску и аресту главарей мятежа. Многие из них были схвачены, осуждены и расстреляны. Так закончилась авантюра левых эсеров, которую Ф.Э.Дзержинский метко окрестил “петушиным восстанием”.

Провалился также кровавый мятеж в Ярославле, которым лично руководил Савинков. В ответ на запланированные удары английской разведки контрудары ВЧК оказались для нее неожиданными и весьма сильными.

Однако это была только малая часть великого заговора против Советской России. 1918 год явился годом начала развернутой интервенции против нее. 2 августа английские войска высадились в Архангельске, 4 августа захватили Баку. Через несколько дней совместно с французами они вошли во Владивосток, а вслед за ними туда поспешили и японцы. 15-16 августа к ним присоединились прибывшие с Филиппин два полка американской пехоты.

Сложной была и внутренняя обстановка. Вся Сибирь находилась в руках белогвардейцев. На Украине свирепствовал генерал Краснов, которого поддерживали немцы. Со всех концов и окраин России готовились двинуться на Москву полчища белой армии и интервенты.

Британская разведка в лице Рейли готовила новый удар по большевикам: убийство Ленина и осуществление политического переворота.

Заговор послов, или заговор Локкарта, в основу которого был положен план Рейли, был дерзок, но, по его твердому убеждению, вполне реален. Его исполнение возлагалось на начальника охраны Кремля, командира латышских стрелков Берзиня, которого Рейли “подкупил” за 2 млн. рублей.

Этот план Рейли изложил представителям разведок, дипломатам и некоторым журналистам западных стран 25 августа в здании американского консульства. Основными исполнителями плана заговора были назначены три шпиона-резидента: англичанин Рейли, француз Вертамон, американец Каламатиано.

Рейли был в полной уверенности в его осуществлении. Путч приурочивался к чрезвычайному заседанию ЦК партии большевиков, которое должно было состояться в Большом театре 28 августа 1918 года. Расчет был прост. Берзинь расставит латышских стрелков во всех входных дверях, и по его сигналу охрана закроет их и направит оружие на сидящих в зале членов ЦК. Особый отряд во главе с Рейли ворвется на сцену, арестует руководство партии большевиков и расстреляет их вместе с Лениным.

Одновременно в городе восстанет 60 тыс. царских офицеров, начнут наступать союзные войска и армия генерала Юденича.

Этот чудовищный план несколько раз проверялся и корректировался Рейли, но также с треском провалился. Председателю ВЧК Феликсу Дзержинскому заранее доподлинно стало известно его содержание, в связи с чем были приняты меры по его локализации и аресту Рейли и его сообщников, о чем было сообщено в газетах.

Однако реакция тоже не дремала и вскоре совершила два дерзких теракта: убийство председателя Петроградской ЧК М.С.Урицкого, а 30 августа у выхода с завода Михельсона -покушение на вождя революции В.И.Ленина. Обе эти акции были совершены эсерами-террористами. Эсерка Фани Каплан (Ройтблат) два раза в упор выстрелила в Ленина. Одна пуля попала в легкое чуть выше сердца, другая — в шею рядом с артерией. Пули были сточены и отравлены. Впоследствии в своих мемуарах “Записки террориста” Б.Савинков писал, что “Каплан стреляла в Ленина из револьвера, который он ей вручил лично”. 3 сентября она была расстреляна по постановлению Коллегии ВЧК. В Москве были арестованы Локкарт и многие тайные агенты английской и других разведок, которые затем были осуждены и обменены на видных большевиков, в том числе на М.М.Литвинова, задержанных английскими властями.

В связи с покушением на В.И.Ленина ВЦИК принял решение об объявлении Советской республики военным лагерем. Так был введен в стране красный террор, на чем настаивали питерские рабочие после убийства Володарского. Против этого выступили Зиновьев, Евдокимов, Лашевич, петроградские руководители, за что их резко осудили ближайшие соратники Ленина, сочтя их либерализм по отношению к контрреволюции причиной покушения на Владимира Ильича.

Это было не первое покушение на Ленина. Одно из них было совершено вечером 1 января 1918 года в Петрограде, когда он с сестрой М.И.Ульяновой и швейцарским социалистом Ф.Платтеном возвращался на машине в Смольный с митинга в Михайловском манеже. Их автомашина была обстреляна, и Ленина тогда прикрыл собой Платтен. К тому же не растерялся шофер Т.И.Гороховик, который дал полный газ и быстро свернул в переулок. Террористическая группа имела целью тогда остановить машину, похитить Ленина, а если не удастся этого сделать, то убить его. Имели место и другие попытки покушений на Ильича.

В этой связи по предложению Ф.Э.Дзержинского, принятому Советским правительством, была выделена группа красноармейцев-коммунистов из числа бойцов отряда ВЧК — свеаборгцев, которая составила охрану В.И.Ленина. Это решение явилось первым актом принятия мер безопасности в отношении советских руководителей в ответ на террор и вынашиваемые планы покушения на них.