ФОНЕТИКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 

<Все звуки русского языка можно разделить на 2 большие группы: гласные и согласные>.

<Гласные фонемы в русском языке (вокализм)>

В русском литературном языке существует пять гласных фонем: <и, у, э, о, а>. Они различаются в сильной позиции – под ударением; все безударные позиции являются слабыми: ни в одной из них не различаются все фонемы.

 

Реализация гласных фонем под ударением зависит от согласного окружения фонем. В сильной позиции фонемы <и, у, э, о, а> реализуются в звуках [и, у, э, о, а]; ср. междометия: и-и! у! э! о! а... Фонемы <у, э, о, а> также реализуются между твердыми согласными: звук, шест, звон, брат. Твердые согласные не оказывают изменяющего воздействия на эти четыре гласные фонемы. Напротив, мягкие согласные изменяют их артикуляцию (и, следовательно, их звучание): язык поднимается выше и сдвигается кпереди (по сравнению с артикуляцией этих фонем в позиции полной изоляции), тело его напряжено. Указанные фонемы реализуются между мягкими в звуках тюль, дети пёсик, сядь. Если мягкие согласные действуют на гласные не с двух сторон, а с одной, то изменение артикуляции гласных меньше, и они реализуются в звуках улей, велю, путь, тюк; эти, те, шесть, хотел; очень, плечо, моль, тёс; Аня, рыча, спать, пятый.

 

Фонема <и> в полной изоляции реализуется звуком [и]; ср. междометие и-и! Эта фонема также реализуется между мягкими согласными: пить; во всех других позициях не после твердого согласного: иней, ил, пил. После твердого согласного эта фонема реализуется звуком [ы], ср.: игры – раз[ы]грывать, без[ы]гр; избы – под[ы]збами; ивы – с[ы]вами.

 

В безударных позициях фонема <у> всегда противопоставлена остальным четырем, т.е. всегда находится в сильной позиции. Остальные фонемы нейтрализуются в известных безударных позициях.

Различаются такие безударные позиции:

1. Гласный в безударном неприкрытом слоге: искать, уметь, этаж, отец, атлет; выискивать, выучивать, вы это зря, праотец; поискать, не уметь, на этаж, у отца, поалеть; извлекать, усмотреть, этажерка, ананас; поизвлекать, не усмотреть, на этажерке, у ананаса. Возможны четыре гласных: [и, у, эи, а].

2а. Гласный в первом предударном слоге с прикрывающим твердым (причем в языке есть парный мягкий): сыграть, суметь, нэпач, вода, трава. Возможны четыре гласных: [а, у, эы, а].

2б. Гласный в первом прикрытом слоге с прикрывающим [ц]: цыган, цукат, цепами и лицевой, царить. Возможны четыре гласных: [ы, у, эы, а].

3. Гласный в первом прикрытом слоге с прикрывающими [ж, ш]: широк, шутить, жестянка и желтеть и жара. Возможны три гласных: [ы, у, эы].

В третьей позиции у многих говорящих <а> реализуется звуком [а]: ж[а]ра (вместо более традиционного ж[ыэ]ра или ж[эы]ра). При таком произношении эта позиция тождественна второй.

4. Во всех остальных прикрытых слогах с прикрывающим твердым, включая [ж_, ш, ц]: бытовой, рукавица, нэпачи и голова и травяной; вырыть, выпустить, за голову и вытравить. Ср.: жировой, шутовской, жестяной и шелковистый и шаровой и т.д. Возможны три гласных: [ы, у, ъ].

5. Во всех остальных прикрытых слогах с прикрывающим мягким, включая [ч, щ, ж, j]: лиса, чудак, леса и темно, и без пяти; лисовод, чудаки, лесовод и темновато и пятилетний; просит, плачут, за лес и затемно и на пять. Возможны три гласных: [и, у, эи].

Система позиционных чередований гласных представлена в <следующей> таблице:

<Таблица 1>

<...>

Пять гласных фонем <...> представлены такими звуковыми единицами (см. таблицу 2).

<Таблица 1>

* Полужирным шрифтом указаны лабиализованные.

В заударных слогах некоторые грамматические формы имеют [ъ] после мягких согласных (как реализацию <а, о>). Эти сочетания мягкого согласного с последующим [ъ] обусловлены грамматически; [ъ] после мягких всегда входит в состав флексий. Сказанное относится к таким формам: а) воля, доля; поле, море (им. пад.); время, племя; б) окуня, пекаря, поля, моря; в) перья, сучья; г) каплям, сучьям; о каплях, сучьях, сучьев; д) видя, играя; е) злая, синяя; злое, синее; ж) медвежья, птичья; медвежье, птичье; з) двое, трое; и) принят, нанят, понят, занят.

 

Произношение [ъ] в этих формах определяется «подравниванием», отождествлением окончаний после мягких и после твердых согласных. Здесь грамматические связи, следовательно, преобразуют фонетические законы (которые в позиции пятой допускают в виде реализации <а, о> звук [ъ]).

<Система согласных фонем в русском языке (консонантизм)>

В русском языке существует 39 согласных фонем: <п, п’, б, б’, ф, ф’, в, в’, м, м’; т, т’, д, д’, ц, с, с’, з, з’, н, н’, л, л’; ш, щ, ж, ж’, ч, р, р’; j; к, к’, г, (г’), х, (х’), () (’)>. (В круглых скобках поставлены «потенциальные» и факультативные фонемы, о них см. дальше).

Все они встречаются в одной позиции: тропа – торопя – люба – любя; графа – графя – трава – травя; тома – томя; лета – летя – вреда – вредя – лица; голоса – голося – гроза – грозя; вина – виня; вела – веля; греша – треща – ежа – визжа – крича; гора – горя; моя; строка – ткя (дееприч.) – строга – суха.

Законы позиционных чередований таковы:

1. Звонкие замещены глухими на конце слова и перед глухими: зубы – зу[п], морозы – моро[с], пробок – про[п]ка, нарезать – наре[с]ка.

 

Глухие позиционно замещены звонкими перед звонкими (кроме [в], [в’]): просить – про[з’]ба, отец – отебы, алчет – ал[дж’]ба, например: Алчбы и горя бедное дитя (Н.А. Некрасов).

 

Таким образом, для всех согласных, парных по звонкости-глухости, сильная позиция (позиция различения) – перед гласными, сонорными и [в – в’], ср.: тон – дон, тлеть – длить, твой – два.

2. Твердые зубные (кроме [л]) перед мягкими зубными (кроме [л’]) и мягкими губными позиционно замещены мягкими зубными: мост – мо[с’т’]ик, узда – у[з’д’]ечка, романс – о рома[н’с’]е; спать – [с’п’]и, язвлю – я[з’в’]ат. Замена твердых зубных на мягкие перед мягкими губными в современном языке факультативна, только в некоторых словах обязательно произношение мягких зубных в этой позиции (разве, сидмя сидит и др.).

 

Мена мягких зубных на твердые перед твердыми зубными: конь – конский, конный, кость – костный, грязь – грязный и т.п. – не является в современном русском литературном языке фонетически позиционной; ср.: июньский, день-деньской. Эти мены обусловлены морфологически, все они в той или иной степени грамматикализованы.

 

Твердые губные позиционно замещены мягкими перед мягкими губными: бомба – бо[м’б’]ить, рифма – о ри[ф’м’]е. Эта замена в современном языке факультативна; только в некоторых словах обязательно произношение мягких губных в этой позиции (ревмя ревет, вместе).

 

Перед [щ, ч] твердое [н] замещено мягким: женский – же[н’]щина, тонко – уто[н’]ченный.

 

Перед [j] твердые согласные позиционно замещаются парными мягкими; эта замена факультативна: побои – бьют, обоймет – объял.

 

Мягкие губные перед всеми согласными (кроме йота и мягких губных) позиционно замещены твердыми: славить – славлю, губить – гублю, славен – славный, злобен – злобный, восемь – восе[м]сот, рубец – рубца, немец – немца, наземь – земщина и т.д.

 

Таким образом, для всех согласных, парных по твердости-мягкости (кроме <л – л’>) сильная позиция – перед гласными, на конце слова, перед [к, г, х], перед твердыми губными. Фонемы <л – л’> во всех окружениях находятся в сильной позиции.

3. Свистящие (зубные) перед шипящими (передненебными, кроме <р – р’>) позиционно замещены шипящими: с ним – с чем (= [ш’ч’ем] или [ш’ем]), с любовью – с жаром, распустить – расчесать (=[ръш’ч’еисат’] или [ръш’еисат’]. При этом смычные после фрикативных могут замещаться фрикативными: <с+ч> = [ш’ч’] или [ш’]; примеры приведены.

Перед <э> твердые согласные замещены в огромном большинстве слов мягкими: трава – в траве, беда – в беде, умный – умнее, серый – серее, розовый – розоветь, бледный – бледнеть. Не заменяются мягкими в этом положении только [ж, ш], но <к, г, х> представлены звуками [к’, г’, х’].

 

Мена согласных перед <э> в современном русском языке не является фонетически позиционной. На стыках корня (или основы) с аффиксами она грамматикализована (и мена твердых на мягкие является морфологически позиционной); см. приведенные примеры. Таким образом, формы в траве, в беде 1; умнее, серее ; розоветь, бледнеть образованы аффиксами и чередованием фонем перед ними (ср. глядеть – гляжу и под.). Внутри морфем: лето, тень, делать – мягкость согласных перед <э> фонематична.

 

Это необходимо признать, потому что:

1. В современном русском литературном языке существует обширный класс слов, вполне усвоенных и часто использующихся в бытовой речи, с устойчивым «твердый согласный + [э]»: энергия (Петру Петровичу э[нэ]ргии не занимать), а[тэ]лье, нэп, нэпманша, Фи[дэ]ль, Ни[нэ]ль.

2. Нет смягчения перед <э> на стыках морфем, если отсутствует грамматическая модель такого смягчения: разэдакий, разэхался, подэтаж и пр. Все это свидетельствует о том, что чередование «твердый не перед <э> – мягкий перед <э>» перестало быть фонетическим. Следовательно, надо признать позицию твердых – мягких перед <э> сильной для современного литературного языка.

Среди перечисленных 39 согласных фонем есть потенциальные.

Фонемы <к, г, х> в одних позициях представлены звуками [к, г, х] (перед согласными, перед <а, о, у>, на конце слова), в других – звуками [к’, г’, х’] (перед <и, э>). Следовательно [к, к’] не встречаются в одной позиции, так же [г, г’] и [х, х’]; различие между ними обусловлено позиционно. Если это заключение верно, т.е. охватывает все факты языка, то следует сделать вывод, что [к, к’], [г, г’], [х, х’] представляют фонемы <к, г, х>; нет фонем <к’, г’, х’>.

Указанная закономерность нарушается только формами: ткёшь, ткёт, ткём, ткёте, ткя. Этих пяти единиц, однако, достаточно, чтобы признать существующей фонему <к’>; ср.: кот – ткет; [к, к’] здесь встречаются в одной позиции – перед [о] и служат полноценными различителями слов. Наличие какой-либо фонемы в сильной позиции только у небольшого числа «фонетических оболочек» не влияет на ее фонематическую правоспособность. Таким образом, единица <к’> должна быть введена в число актуальных фонем русского литературного языка.

Фонемы же <г’, х’> могут быть в сильной позиции только в новообразованиях типа: берегя, жгя, жерехёнок и т.д. Такие образования вполне возможны в разговорном стиле литературной речи, но не упрочились в ней. Поэтому фонемы <г’, х’> считаются потенциальными.

Фонема <> встречается в словах с богом, богу (= [боgу], бога и некоторых других; но всюду она необязательна и может быть заменена фонемой <г>. Ее надо считать факультативной (то же надо сказать и о фонеме <’>).

Фонема <щ> произносится [ш’], т.е. как долгое мягкое [ш]: и[ш’]у, [ш’]укаҐ. Но литературно и другое произношение: и[ш’ч’]у, [ш’ч’]ука . При последнем типе произношения, проведенном последовательно, нет необходимости вводить в систему согласных фонему <щ>; сочетание [ш’ч’] может быть квалифицировано как <сч> или <зч>. Ср. систему морфологических чередований: крутить – кручу, гостить – гощу; при произношении [гаш’ч’у] в обеих парах надо видеть одинаковое чередование <т’/ч>: <гост’и – госчу>; см. выше пятый тип позиционных чередований (мена свистящих на шипящие перед шипящими). В формах треск – трещать при том же произношении налицо чередование <к/ч>, ср. мука – мучать.

Так же и фонема <ж_> реализуется звуком [ж_’] или [ж_]; оба произношения литературны: е[ж_’]у и е[ж_]у, ви[ж_’]ать и ви[ж_]ать. В формах ездить – езжу, визг – визжать следует усматривать чередование <д’/ж>, как в ходить – хожу, и <г/ж>, как в друг – дружить; при этом <зж>, естественно, реализуется сочетанием

 

[жж] = [ж_].

По аналогии с указанными случаями рассматриваются случаи с [ж] и [ш’ч’] в словах, где нет морфонологических чередований (дрожжи, дожди, размозжить, щука, щедрый). Отсюда следует, что при указанном типе произношения нет основания учитывать фонемы <щ, ж_>.

Напротив, если в произношении есть звук [ж’], то морфонологические чередования должны квалифицироваться по-другому: в формах ездить – езжу, визг – визжать чередуются <зд’> – <ж_>, <зг> – <ж_>. Параллельно этому должны рассматриваться чередования гостить – гощу, искать – ищу. Следовательно, наличие [ж_’] заставляет признать для данной произносительной системы существование фонем <щ–ж_>.

Так как последовательное во всех звуковых оболочках произношение [ж_] (не [ж_’]) у любого говорящего встречается сравнительно редко, фонемы <щ, ж> считаются актуальными.

39 согласных фонем, как видно из предыдущего описания, представлены следующими звуками (см. таблицу 3).

Согласные [j], [м], [м’], [н], [н’], [л], [л’], [р], [р’] являются сонорными; остальные шумные.

<см. таблицу 3> <...>

<Таблица 3>

Строение слога. Начальный слог может начинаться так (далее шумные обозначены буквой t, сонорные – буквой n, гласные – буквой а): a, ta, na, tta, tna, nta, nna, ttna, tttna: и|ду, те|бя, ли|са, ску|пой, сли|вать, лжи|вый, льнет, скру|тить, встре|ча.

 

Конечные слоги могут кончаться так: a, at, an, att, ant, n, ann, antt, anttt: и|ду, и|дут, он, кость, зонт, жура|вль, сонмo, волхв, зна|комств.

 

В середине слова слогораздел может проходить так: a¦ta, a¦tta и at¦ta, a¦tna, an¦ta, an¦na, a¦ttta, a¦ttna, an¦tta, an¦tna, a¦tn¦ta, a¦tn¦na, a¦tttna: и|ду, и|скать и над|дать, су|кно, ком|кать, пол|ный, се|кстет, напу|скной, сель|ский, дер|знуть, лита|вр|щик, двухке|гль|ный, на|встречу.

Из этих фактов следует, что любой неначальный отрезок в слове, если он заключает более сонорный звук между двух менее сонорных, образует слог. Этому не противоречит слогораздел типа a¦a: радио, мои и т.п., потому что переходные звуки между гласными менее сонорны, чем их ядро.

 

Ударение в русском языке экспираторное, оно может падать на любой слог в слове. В многосложных словах бывает побочное ударение: хлебозаготовительный, гальванопластика и т.д.

 

Фразовая интонация в русском языке может быть трех типов: восходящая и нисходящая (или восходяще-нисходящая).