I. ГЛАГОЛ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 

Значения наклонения, времени, лица, числа, рода, залога, совместности или несовместности действия, предикативности или непредикативности выражены у глагола флексиями; таким образом, указанные грамматические противопоставления существуют внутри единой глагольной лексемы.

Наклонение. Действие может быть выражено глагольными формами как реальное, или как требуемое, или как возможное при известных условиях. Этим трем значениям отвечают три наклонения: изъявительное, повелительное и условное.

Изъявительное наклонение обозначает действие как реальное. Попытки представить значение этого наклонения «нейтральным» (немаркированным) неудачны. Нельзя согласиться с тем, что оно может обозначать как реальное, так и нереальное действие. В предложениях Он пришел и Он не пришел действия пришел и не пришел трактованы как реальные. Наличие предложений типа: Скажу что-нибудь – плохо. Ничего не скажу – еще хуже, – где глаголы имеют условное значение, не доказывает, что изъявительное наклонение может выступать в значении условного, т.е. как немаркированное. Такие предложения аналогичны предложениям с союзом если (Если скажу что-нибудь – плохо...). Справедливость высказывания, данного в главном предложении, у них налицо лишь при условии справедливости высказывания, выраженного придаточным. Но это условие действительно реализовано, а не гипотетично. ‘Я с ним неоднократно говорил, и каждый раз: скажу что-нибудь – плохо...’ – таково содержание приведенного предложения. Ср. иную конструкцию, действительно с ирреальным, условным наклонением: Если бы я ему сказал, то было бы плохо...

Употребление выражения Пошел вон! в качестве приказания также не говорит о том, что изъявительное наклонение нейтрально, немаркировано, т.е. может употребляться для обозначения и реальности, и нереальности действия. Это выражение идиоматизировалось и стало целостным побудительным междометием (синонимичным междометию Вон!). Ср. невозможность приказаний: Побежал вон! – А ну быстро пришел сюда! – Сейчас же замолчал и не ори! Следовательно, в выражении Пошел вон! идиоматически утрачено значение изъявительного наклонения.

Противопоставление «изъявительное наклонение – неизъявительное наклонение» эквиполентно; оба члена маркированы: один указывает реальность отношения действия к субъекту, другой – нереальность. Нереальные (неизъявительные) наклонения указывают, что это отношение не соответствует действительности; показатель условного наклонения только это значение и вносит в глагол. В контексте оно может принимать такие оттенки: а) действие определенного субъекта нереально, но желательно: Пришел бы ты ко мне завтра утром еще немножко помочь!; б) действие нереально, но возможно при некотором условии: Он бы пришел, если бы не был так занят; Он бы пришел, да очень занят; в) простое указание на нереальность действия: Я ему скажу, чтобы он пришел (союз чтобы включает и частицу бы, формирующую сослагательное наклонение).

Повелительное наклонение выражает только первое значение из числа тех, которые свойственны условному: действие определенного субъекта нереально, но желательно.

 

Следовательно, отношение неизъявительных наклонений друг к другу привативно: повелительное – маркированный член, а условное – немаркированный.

 

Изъявительное наклонение выражается аффиксами: хвали-л, -ла, -ло, -ли; хваль-у, -ишь, -ит и т.д., т.е. теми же, которые выражают время и лицо.

 

Повелительное наклонение выражается особыми аффиксами (-и, -#) и частицами: давай, пусть, пускай, -те, -ка.

 

Условное наклонение выражается аффиксами -л, -ла, -ло, -ли (омонимы аффиксов прошедшего времени) в сопровождении частицы бы. В придаточном предложении с союзом чтобы эта частица входит в состав союза.

Личные формы повелительного наклонения. Одна из форм повелительного наклонения (3-е лицо) показывает, что побуждение к действию направлено не собеседнику: пусть (пускай) он читает, пусть (пускай) они читают. Две другие формы указывают, что побуждение действовать направлено собеседнику или собеседникам.

Совместная форма (или 1-е лицо) указывает, что собеседник должен принять участие в действии вместе с говорящим: давайте (давай) прочтем, давайте (давай) читать.

Форма 2-го лица не указывает, что действие должно выполняться совместно с говорящим: Читай вместе со мной! Дома читайте этот же текст. 2-е лицо повелительного наклонения нейтрально по значению, оно указывает только, что побуждение действовать обращено или к собеседнику (при этом действие может быть совместным или несовместным), или к лицу, не участвующему в разговоре: От грязи, добровольцы, машину береги (Н.Н. Асеев); Я ему покажу, а он все делай, как я.

Все три лица имеют формы единственного и множественного числа (дальше обозначаются «Ед.», «Мн.»). Формы множественного числа показывают, что побуждение обращено к нескольким лицам; в формах единственного числа не указано, к скольким лицам относится призыв действовать.

Значение всех шести форм повелительного наклонения можно обозначить так (n – указано; n_ – не указано, T – призыв обращен к собеседнику, Т_ – призыв не обращен к собеседнику, B – действие производится совместно с говорящим, M – призыв обращен к нескольким лицам):

Изъявительное наклонение. Изъявительное наклонение имеет формы прошедшего, настоящего и будущего времени.

Формы прошедшего времени означают, что действие, обозначенное основой глагола, предшествует моменту речи. Формы прошедшего времени бывают четырех типов (или, по-другому, в русском языке есть четыре прошедших времени):

Первое – собственно прошедшее время, второе – многократное прошедшее, третье – мгновенно-произвольное прошедшее, четвертое – ультрамгновенное прошедшее.

 

Наиболее употребительны формы собственно прошедшего времени (Пр.).

Глаголы совершенного вида (СВ), указывая такое действие в прошлом, которое достигло внутреннего предела, могут в формах прошедшего времени иметь значение перфекта, т.е. указывать минувшее действие, результат которого существует в момент речи: Скалы нависли над берегом; Всю-то книгу порвали; Они везде насорили и ушли. Но этот оттенок значения обусловлен контекстом, он не принадлежит самой форме прошедшего времени совершенного вида; ср.: Тучи нависли над полем и разошлись; Помню, осень была, и ветер везде уже насорил листьями городских кленов. Здесь контекст не создает у глагольных форм перфектного значения. (Собственное перфектное значение есть у кратких форм страдательных причастий прошедшего времени с нулевой связкой: здесь насорено, книга порвана и т.д.).

В таких немногих случаях, как: Ну, я пошел! (когда это говорится до начала действия), Поехали!, Начали! (в тех же условиях), – формы прошедшего времени относятся к будущему. Но из этого не следует, что формы прошедшего времени – немаркированный член противопоставления и могут обозначать будущее действие; перечисленные выражения фразеологизованы и поэтому изолированы; невозможны продуктивные образования по этой модели: Ну, я закурил и стал вас слушать. – Покарабкались! – Стали читать! (в качестве высказываний, сделанных до начала действий). Следовательно, значение этих форм не варьируется и строго постоянно.

Формы многократного прошедшего времени хаживал, знавал, бирал показывают, что действие в прошлом совершалось многократно, но сейчас уже не повторяется: Теперь уж не бьют так, как раньше бивали. (М.Горький); Хаживал я к ним нередко7.

Эти формы имеют по три флексии: -ыва-л-#, -ва-л-#, -а-л-# (вместо # может быть любая другая родовая флексия или флексия множественного числа). Ср. омонимичные суффиксы у глаголов несовершенного вида: прохаживаться, узнавать, набирал.

В формах многократного прошедшего времени чередуются гласные корня: <о> замещается фонемой <а>, ноль гласного замещается фонемой <и>, у остальных гласных фонем обе ступени совпадают, т.е. реализуются одним и тем же звуком: носить – нашивал, драть – дирал, звать – зывал, платить – плачивал, кутить – кучивал, писать – писывал. Для указанных форм такое чередование является обязательным, т.е. нет форм с <ива>, сохраняющих корневое <о>.

В соотношении форм ходил – хаживал, знал – знавал, брал – бирал немаркированным членом противопоставления являются формы ходил, знал, брал. Формы многократного прошедшего времени существуют только у бесприставочных глаголов несовершенного вида, но далеко не у всех. Это не мешает признать формы ходить – ходил – хаживал и под. принадлежащими одной лексеме; значение их строго стандартизовано в грамматическом отношении.

В предложениях: А я и позабудь, где Дуня-то живет! (А.С. Пушкин); Он возьми и приди не вовремя – глагольные формы показывают прошедшее и притом внезапное произвольное действие. Эти формы омонимичны с формами повелительного наклонения. Именно омонимическое отталкивание от повелительного наклонения обусловливает их неупотребительность во 2-м лице. Формы этого времени 2-го лица возможны только в вопросительных предложениях, так как в этом случае сама конструкция предложения оберегает эти формы от совпадения с повелительным наклонением: А ты-то что ж, возьми и поверь ему? В противопоставлении форм прошедшего времени сказал – скажи, узнал – узнай, позабыл – позабудь немаркированным членом являются формы с флексией -л.

У бесприставочных глаголов, обозначающих однократное действие (дернуть, бацнуть, хватить), есть формы прошедшего времени, которые образуются с помощью нулевого суффикса (который, следовательно, чередуется с суффиксами -ну-, -и-) и нулевой временной флексии (которая замещает флексию -л-): дерг, бац, хвать Ґ. Эти глаголы обозначают краткое и резкое действие, приуроченное к прошлому. Такие формы могут в предложении сочинительно соединяться с формами настоящего времени, но только в том случае, если последние используются для изображения минувших событий: Приближаюсь к болонке, беру деликатно за шиворот и шварк ее за окошко. Только взвизгнула (Ф.М. Достоевский); Прикинулась я, что в гости иду. Ушла, походила сколько-нибудь по улицам, а к шести часам... – домой. Подбегаю, толк в дверь – так и есть: заперто. (И.А. Бунин)

Система прошедших времен может быть изображена так (n – указано, n_ – не указано, П – действие протекало до момента речи, М – многократно, Н – неожиданно и произвольно, К – мгновенно, кратко):

Формы будущего времени указывают, что действие, обозначенное основой глагола, протекает после момента речи. Формы будущего времени есть только у глаголов несовершенного вида. Будущее время образуется сочетанием служебного глагола буду, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ут с инфинитивом глагола несовершенного вида: будут беречь, буду решать.

Формы настоящего времени показывают, что действие, обозначенное основой глагола, развертывается во времени, но они не приурочивают его ни к прошлому, ни к настоящему, ни к будущему. Это немаркированная форма. Поэтому в разных контекстах у глаголов несовершенного вида она может обозначать: а) действие, которое продолжается в момент речи: Не мешай, я пишу; б) действие, которое постоянно присуще субъекту: Дельфины очень быстро плавают и легко нагоняют пароходы.

Формы настоящего времени глаголов совершенного вида, в отличие от глаголов несовершенного вида, указывают, что действие доведено до качественного предела. Протекание процесса и его предельная точка не могут быть одновременными (за исключением начинательных и мгновенных глаголов, см. дальше). Поэтому у глаголов совершенного вида, не имеющих форм будущего времени, формы настоящего времени могут принимать в разных контекстах разные значения:

а) протекание процесса в настоящем, точка завершения в будущем: Он выздоровеет; Температура, вероятно, дойдет до 30°;

 

б) и протекание процесса, и точка завершения в будущем: Если он и заболеет после прививки, то легко и притом быстро выздоровеет; Он грозится, что дойдет до министра;

 

в) и протекание процесса, и точка завершения в настоящем (обычно у глаголов начинательных и однократных): Я ему говорю, а он и ухом не поведет!; Мы ведь с вами встречались? – Не припомню;

 

г) и протекание процесса, и точка его завершения не приурочиваются к определенному времени, а рассматриваются как обычные для субъекта, как постоянно ему присущие (в частности, возможные и в настоящее время): Земля вращается вокруг Солнца; Крылья у археоптерикса, как известно, имеют перепонки.

Употребление (а) и (б) наиболее обычно для этих форм, поэтому они часто называются формами будущего времени. Однако такое употребление не является для них единственно возможным.

Формы настоящего времени иногда употребляются для изображения прошедших действий. Но употребление это имеет метафорический характер: прошлое изображается так, будто оно сейчас встает перед глазами, со всей живостью и наглядностью. Но формы настоящего времени не могут не метафорически изображать прошлое.

<Таблица 5>

Отношение между прошедшими временами и настоящим временем – эквиполентное: nА – nА_, одни показывают прошлое (имевшее место до момента речи), другое – не прошлое. Соотношение настоящего и будущего времени таково (n – указано, n_ – не указано, Б – действие отнесено к будущему, П_ – действие не отнесено к прошлому):

буду решать nБП_

 

решаю, решу n_Б + nП_

Настоящее время образуется у глаголов совершенного и несовершенного вида и выражается личными флексиями: берег-у, сберег-у, береж-ешь, сбереж-ешь и т.д.

Личные формы изъявительного наклонения. Значение лица у глаголов выражается таким набором противопоставленных друг другу единиц:

Форма 3-го лица показывает, что действие относится к субъекту, не участвующему в данном речевом акте. Формы 1-го и 2-го лица показывают, что действие относится к участникам данного речевого акта: самому говорящему (1-е лицо) или его собеседнику (2-е лицо).

Множественное число показывает, что действие относится к нескольким субъектам, а единственное – что оно относится к одному субъекту: Пальто висит – Пальто висят. Соотношение между формой 3-го лица единственного числа и формой 3-го лица множественного числа не такое, как в остальных лицах. Они – это ‘он + он + ...’ или ‘он + она’, или ‘он + он + она’; это значение тождественно значению форм множественного числа существительных (столы – это ‘стол +

 

стол + ...’). Но мы – это ‘я + ты’ или ‘ + он’, или ‘ + они’; вы – это ‘ты + ты’ или ‘ты + он’, или ‘ты + они’. Во всех случаях, однако, формы множественного числа показывают множественность субъектов действия, а формы единственного – немножественность их8. Соотношение эквиполентное.

Неопределенно-личная форма показывает, что действие относится к неопределенному субъекту: На улице снова загремели железом; Суетились, поспешно крестясь, Выносили серебряный гроб (А.Блок); Днем за нашей стеной молчали (А.Блок); Вижу: бегут по улице, кричат.

Неопределенно-личные формы дуют – дули, бегут – бежали соотносительны только по времени; обе они находятся вне категории числа: каждая из них может обозначать, что действие совершает один субъект или множество. Это определяется контекстом, в самой же форме не выражено. Ср.: О вашем приезде мне уже сообщили (какое-то лицо и какие-то лица); Уезжал я один, и вспомнил, что три года назад я тоже уезжал отсюда, и меня тогда провожали и поцеловали на прощанье (М.А. Кузьмин).

Обобщенно-личные формы находятся вне категории времени и вне категории числа. Формы дуешь и под. показывают, что действие приписывается как возможное любому лицу, и в том числе говорящему: Глядишь и не знаешь: идет или не идет его величавая глубина (Н.В. Гоголь); В меду и подметку съешь (В.И. Даль); Шила в мешке не утаишь. Формы дуют и под. показывают, что действие приписывается как возможное любому лицу, но нет указания, что и говорящий входит в их число: Цыплят по осени считают; Города чинят, не только рубашки (В.И. Даль).

Формы 1-го лица тоже могут приобретать обобщенно-личный оттенок значения: Я могу отрицать очевидное, но я не могу требовать, чтобы со мною соглашались. Однако этот оттенок, вызванный контекстом, не отменяет основного значения формы 1-го лица: действие приписывается говорящему, который обобщает свое я до я общечеловеческого. Собственно же обобщенно-личная форма семантически полностью оторвана от 2-го лица, ср.: В такую погоду и дома мерзнешь; Как к нему ни приедешь, всегда он то за книгами, то что-то пишет.

Безличные формы показывают, что действие мыслится происходящим без субъекта. Эти формы находятся вне категории числа, но противопоставлены по времени: По утрам в окно дует/дуло; Плотины весной срывает/сорвало на всех ближних притоках нашей реки.

В системе личных форм, как видно из сказанного, много омонимов. Нельзя, например, в контекстах: Мы писали ему и Мне писали о нем – видеть одну и ту же глагольную форму писали. Здесь два омонима: писали1 – форма мн. ч. и писали2 – обобщенно-личная форма, не имеющая числа.

Образуются личные формы с помощью флексий:

Прошедшее время: ед. ч. м. р. (перед этой флексией временная флексия -л-, если она присоединена к основе на согласный, заменяется нулем), ж. р. -а, ср. р.-о, мн. ч. -и (перед этой флексией временная флексия -л- заменяется ее вариантом -л’-). Флексии остальных личных форм, как видно из таблицы 5, омонимичны приведенным.

<Таблица 5>

Залоги глагола. Аффикс -ся (постфлексивный) показывает, что глагол не управляет дополнением в винительном падеже. У некоторых глагольных форм этот аффикс имеет более узкое значение: он свидетельствует, что данный глагол управляет творительным субъекта: Дом строится каменщиками; Кинокартина ставится талантливым режиссером. Глагол в этих случаях выражает не активное действие, а состояние. Ср.: мальчик болеет, день разгуливается, месяц бледнеет Ґ; в этих глаголах отражено состояние как процесс, но здесь данный оттенок значения выражен чисто лексически. В глаголах же строится (каменщиками), ставится (режиссером) Ґ этот же оттенок находит морфологическое выражение. Чтобы это значение было морфологически выражено, необходимы такие условия: наличие суффикса -ся у глагола; возможность творительного субъекта при глаголе; соотнесенность этого глагола с другим, не имеющим частицы -ся; возможность при этом невозвратном глаголе в качестве субъекта того же существительного, которое у возвратного глагола было дополнением в творительном падеже; возможность при нем в качестве прямого объекта того же существительного, которое при возвратном глаголе играло роль субъекта.

При наличии всех этих условий возвратный глагол относится к страдательному залогу. Соотносительный глагол в переходной форме относится к действительному залогу. Глаголы, не входящие в это соотношение, стоят вне залоговых значений. Например, соотношение: дом строится каменщиками – каменщики строят дом – свидетельствует, что глагол строиться1 относится к страдательному залогу, а строить – к действительному. Отсутствие соотношения, например: Новоселы строятся этим летом – «Это лето строит новоселов» – свидетельствует, что глагол строиться2 (омонимичный предыдущему) стоит вне залогов. Точно так же различны глаголы в сочетаниях: Белье стирается прачками и Белье плохо стирается (т.е. ‘с трудом превращается в чистое’); в последнем случае невозможен творительный субъекта; будучи введен в предложение, он полностью изменит его смысл: Белье плохо стирается прачками.

От переходных глаголов несовершенного вида регулярно образуются формы страдательного залога. Исключения единичны; например, невозможна страдательная форма от глагола видеть: «Этот дом мною хорошо видится», она исключена наличием синонимического выражения Этот дом мне хорошо виден; но отсутствие страдательной формы имеет здесь тот же характер, что и неупотребительность форм «побежу», «убежу» от глаголов победить, убедить или формы «мольб» от мольба и т.д., т.е. определено лексически, а не грамматически. Принципиально же каждый переходный глагол несовершенного вида образует страдательные формы.

Наличием или отсутствием флексии -ся залоговые значения выражены у глаголов несовершенного вида; у глаголов совершенного вида страдательный залог выражается краткими страдательными причастиями прошедшего времени: Каменщики построили дом – Дом построен каменщиками; невозможно: «Дом построился каменщиками». И напротив, глаголы несовершенного вида, как правило, не имеют страдательных причастий («Дом строен каменщиками»). Эти две формы являются взаимоисключающими и, таким образом, функционально тождественными. В редких случаях, когда страдательное причастие прошедшего времени образуется от глаголов несовершенного вида, налицо снова взаимоисключенность форм – такие причастия не используются в краткой форме как выражение страдательного залога: А рыба уже жарилась нашими товарищами в углях костра (а не была жарена).

Видовые пары у страдательных форм соотносятся так: строится (кем-то) – построен; строился (кем-то) – был построен; разливается (кем-то) – разлит; разливался (кем-то) – был разлит Ґ.

Следовательно, у глаголов морфологически выражены такие залоговые значения: а) страдательный залог (выражен у глаголов несовершенного вида с помощью аффикса -ся, у глаголов совершенного вида – с помощью аффиксов -нн- (-н-), -т-); б) действительный залог (выражен аффиксом -#, чередующимся с -ся или -нн- (-н-), -т-). Соотношение этих залогов эквиполентно. Безотносительность к залогу выражается аффиксом -ся (омоним страдательного аффикса): белеться, строиться – или отсутствием аффикса: сидеть, вздрогнуть.

Значение страдательного аффикса -ся строго стандартно, едино для всех глаголов, где он встречается. Поэтому страдательные и действительные формы, всегда отличаясь друг от друга только строго одинаковым залоговым значением, являются формами одного слова. Наличие другого омонимичного аффикса -ся, который лишен залогового значения, разумеется, не противоречит сделанному заключению. Поэтому у глаголов строится1 (кем-то), пишется (кем-то) аффикс -ся является флексией; у глаголов строится2, белеется, кусается – дериватором, суффиксом.

Продолжение в следующем номере


1Знак указывает, что ряд подобных образований не замкнут.

2 При этом, разумеется, данную флексию надо отличать от омонимов: иду – лисью, воеводу и под.

3 Дефис указывает границу морфем; он не ставится, если морфема пишется по современным орфографическим правилам отдельно от других морфем того же слова. Знак «#» означает нулевой аффикс.

4 Судействовать – ‘заниматься судейством’; судейство – ‘обязанность судьи’; судья – ‘тот, кто занимается судом’. Возможность объяснения одного слова через другое (однокоренное) доказывает их семантическую соотнесенность.

5 Учитываются и нулевые морфемы.

6 Морфологически определить части речи можно двояко: или указать общее грамматическое значение, свойственное данной части речи в отличие от других, или указать комплекс частных значений, в которых реализуется это общее. В первом случае о прилагательном, например, говорится, что оно указывает непроцессуальный признак; во втором прилагательное описывается как часть речи, в которой выражено значение согласуемого рода – числа – падежа и не выражено значение вида и залога. И то и другое определение дает одинаковую классификацию.

7 В настоящее время эти формы имеют обычно особый (несколько архаический) стилистический оттенок.

8 Это значение выделяется только в случаях, исключающих согласование (ср.: Пальто висят, Несколько человек бежит и Несколько человек бегут и пр.). При согласовании флексии единственного – множественного числа теряют свое самостоятельное значение, ср.: Часы идут и пр.; здесь флексия показывает только связь действия с субъектом. Ср. то же у прилагательных; самостоятельное падежное и числовое значение они тоже приобретают лишь в условиях отсутствия согласования: этими пальто.

9 По правилам русской графики <о> после мягких согласных обозначается буквой е (ё).

Продолжение в следующем номере