Экономика интересует?

Оптовая продажа ламп. Кабель, светильники, лампы, розетки
ru-led.ru
Оптовая продажа ламп. Кабель, светильники, лампы, розетки
ru-led.ru
ahmerov.com
загрузка...

8.2. Из истории исследования интонации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 

Интонация присуща речи с начала ее зарождения.

А вот на вопрос, когда на нее обратили внимание, когда она стала объектом научного изучения и по­чему, ответить без знания истории науки трудно.

Интонация прежде всего заинтересовала теорети­ков ораторского искусства еще в античные времена. Оратор должен уметь говорить четко, ясно, чтобы все понимали, о чем он ведет речь. Кроме того, оратор должен воздействовать не только на разум, но и на чувства слушателей, уметь завоевать их симпатию, склонить на свою сторону, вызвать нужную ему ре­акцию, Ему необходимо знать, как это сделать, какие средства звучащей речи надо для этого использовать. Вот почему ораторы Древней Греции и Древнего Рима, закладывая основы ораторского искусства, писали и об интонации.

В их трудах, дошедших до нас, описана речевая мелодия, определено ее отличие от музыкальной, оха­рактеризованы ритм, темп, паузы, говорится о важно­сти разделения потока речи на смысловые части. Можно действительно сказать, что интонацией стали интересоваться со времен легендарного Ромула, ос­новавшего Рим.

Проблема интонации привлекала внимание тео­ретиков публичной речи и в средние века. Но для нас больший интерес представляют работы, появив­шиеся в XVIII в. Именно в это время формулируют­ся основные теоретические положения ораторского искусства, которые остаются актуальными и в наши дни. Одним из таких теоретиков был М.В. Ломоно­сов, Часть четвертая его «Краткого руководства к риторике» называется «О произношении». Здесь он пишет о том, что произношение «имеет великую силу», поэтому «кто подлинный ритор быть желает, тот в приличном слову произношении должен часто уп­ражняться и наблюдать следующие правила».

В XVII-XIX вв. с развитием театрального искус­ства интонацию начинают рассматривать как важ­ный элемент сценической речи. Для актера, как и для оратора, звучащая речь — основное средство передачи мыслей, чувств, средство воздействия на зрителей, поэтому актер должен уметь использовать все возможности языка, знать его законы.

Специалисты по выразительному чтению, актерс­кому мастерству» сравнивая сценическую речь с обы­денной, определили особенности ее интонации. На примере анализа художественного произведения они показали, какую функцию выполняет интонация, каковы ее составляющие, с какой интонацией следу­ет читать то или иное произведение.

Особое внимание уделялось связи пунктуации с характером произношения текста, подчеркивалось, что знаки препинания определяют место пауз и их длительность, указывают границы речевых отрезков, требуют повышения или понижения тона. Уже в то время правильно определили зависимость интенсив­ности произношения от логического ударения, от порядка слов в предложении, от того, к какой части речи принадлежит слово, каким членом предложе­ния является и какое место в нем занимает.

Теоретические высказывания о характере русской интонации и советы по практическому ее использо­ванию в сценической речи обобщил и развил дальше выдающийся режиссер, актер, педагог, теоретик теат­рального искусства Константин Сергеевич Станис­лавский (1863-1938). В сочинениях «Работа актера над собой», «Работа актера над ролью», «Моя жизнь в искусстве» он неоднократно обращается к вопросу о звучащей речи, высказывает ряд интересных суж­дений и всегда облекает их в живую, красочную, ув­лекательную форму. Читать его сочинения — одно удовольствие. Многое иначе начинаешь воспринимать и понимать.

Проводя эксперименты со своим голосом, следя за его изменениями в результате специальных уп­ражнений, внимательно прислушиваясь к интона­ции драматических и оперных актеров, беседуя с мастерами сцены об их работе над голосом, Ста­ниславский пришел к выводу: характер интона­ции, окраска голоса зависят от звучания как глас­ных, так и согласных. Он любил повторять фразу: «Гласные — река, согласные — берега». Пение с рыхлыми согласными, по образному выражению Станиславского, уподобляется реке без берегов, превратившейся в разлив с болотом, с топью, в кото­рых вязнут и тонут слова.

Разрабатывая теорию интонации, он стремится осмыслить роль и функцию согласных в звучащей речи, их отличительные физиологические и акусти­ческие особенности.

По глубокому убеждению Станиславского, чтобы овладеть в совершенстве интонацией, необходимо знать, при каком положении рта, губ, языка образуются те или иные звуки, т. е. знать устройство речевого аппа­рата, его резонаторов. И не только знать его устройство, ко и четко представлять, какой оттенок приобретает звук в зависимости от того, в какой полости он резони­рует, куда направлен. Например, специалисты по вока­лу считают, что звук, который «кладется на зубы» или посылается «в кость», т. е, в череп, приобретает металл и силу; звуки, которые попадают в мягкие части неба или в голосовую щель, резонируют, как в вате.

А губы? Насколько важна для образования зву­ков хорошо развитая их артикуляция? Вот какой, по словам Станиславского, она бывает у натренирован­ного артиста:

...Я внимательно следил за его губами. Они напоминали мне тщательно пришлифо­ванные клапаны духового музыкального ин­струмента. При их открытии или закрытии воздух не просачивается в щели. Благодаря этой математической точности звук получа­ет исключительную четкость и чистоту. В таком совершенном речевом аппарате <...> артикуляция губ производится с невероят­ной легкостью, быстротой и точностью.

Затем Станиславский сравнивает увиденное с артикуляцией своих губ:

У  меня  не то.   Как  клапаны  дешевого инструмента плохой фабрики, мои губы недостаточно плотно сжимаются. Они про­пускают воздух, они отскакивают, у них плохая пришлифовка. Благодаря этому со­гласные не получают необходимой четкос­ти и чистоты.

Заканчивается рассуждение о роли артикуляции губ словами:

Когда вы это поймете так же, как теперь понял это я, вы сами сознательно захотите заняться и развить артикуляцию губного аппарата, языка и всех тех частей, которые четко вытачивают и оформляют согласные.

Был у К.С. Станиславского и свой взгляд на про­исхождение звуков, слогов, слов. Он считал, что они не придуманы человеком, а появились естественным путем, «подсказаны нашим инстинктом, побужде­ниями, самой природой, временем и местом, самой жизнью».

Отсюда следует вывод:

У всех звуков, из которых складывается слово, своя душа, своя природа, свое содер­жание, которые должен почувствовать гово­рящий. Если же слово не связано с жизнью и произносится формально, механически вяло, бездушно, пусто, то оно подобно тру­пу, в котором не бьется пульс. Живое слово насыщено изнутри. Оно имеет свое опреде­ленное лицо и должно оставаться таким, каким создала его природа.

И вот эту душу слов, из которых складываются фразы, формируется текст, его внутреннее содержа­ние, смысл, говорящий должен уметь раскрыть, пере­дать другим, используя все богатство интонации, ее мелодию.

Однако не у каждого человека бывает сильный, гибкий, с большим диапазоном голос. Он может быть хриплым, гнусавым, очень слабым, блеклым, невыра­зительным. Станиславский предупреждает, что не­которые недостатки вокала неисправимы, таково их природное свойство или результат болезни голоса. Но чаще всего голосовые изъяны можно устранить с помощью правильной постановки звука, а при болез­ни — с помощью лечения. В любом случае надо ис­пользовать все средства, чтобы быть всегда «в голо­се», т. е. «чувствовать, что можешь управлять своим звуком, что он повинуется тебе, что он звучно и силь­но передает все малейшие детали, переливы, оттенки творчества».

«Как же этого добиться?» — спросите вы. Ведь вам тоже это нужно знать. Особенно если вы мечта­ете служить искусству, быть актером или станете ученым; да кем бы вы ни стали — политиком, биз­несменом, врачом, учителем, юристом, священни­ком, — следует научиться владеть и управлять сво­им голосом.

Об обучении культуре и технике речи имеется специальная литература, доступная каждому, кто осознал важность и необходимость таких занятий. Заметим только, что Станиславский, приступив к за­нятиям по исправлению своей речи, дал обет: «Буду все время, постоянно следить за собой и за постанов­кой голоса! Превращу жизнь в сплошной урок! Та­ким путем я разучусь говорить неправильно». Не следует ли и вам прислушаться к этим словам?

В конце XIX в. исследованием интонации ста­ли заниматься лингвисты. Это не значит, что рань­ше в их трудах не говорилось об интонации. О ней писали, например, в учебных пособиях. Однако в них давалась только общая характеристика интонации без соответствующего анализа. Для примера обра­тимся к «Российской грамматике» М.В. Ломоносова, изданной в 1755 г.

Насколько большое значение придавал ее автор интонации, говорит то, что начал он с главы под на­званием «О голосе». В ней Ломоносов прежде всего пишет о великом даре, которым природа наделила человека,  — о слухе и голосе. Ломоносов удивляет­ся тому, сколько разнообразных «идей» воспринима­ется зрением, «но едва ли меньше дивиться должно несчетному их множеству, посредством слуха при­емлемому». Так формулирует Михаил Васильевич мысль о бесконечных возможностях интонации, ее богатстве и разнообразии.

Далее речь идет о компонентах интонации. Хотя терминология автора отличается от современной, но по описанию понятно, что он различает тон («возвы­шение и опущение» голоса), темп («протяжение дол­готою и краткостию»), интенсивность звучания («на­пряжение громкостию и тихостию»).

Любопытно высказывание ученого о тембре голо­са, который, по его мнению, не зависит от повышения, напряжения и протяжения:

Такие изменения примечаем в сиповатом, звонком, тупом и в других голосах разных. Отмена их коль многочисленна, из того ви­деть можем, что из великого множества зна­комых людей каждого узнаем по голосу, в лице не видя.

Основы научного подхода к изучению интонации в отечественном языкознании были заложены Ва­силием Алексеевичем Богородицким (1857—1941), который создал первую в России эксперименталь­ную фонетическую лабораторию, Александром Мат­веевичем Пешковским (1878-1933), Львом Влади­мировичем Щербой (1880-1944), возглавлявшим ленинградскую фонологическую школу. Первона­чально интонация интересовала ученых как акус­тическое средство оформления предложений, т. е. ее синтаксический аспект. Лингвисты достаточно подробно описали интонацию вопросительных, вос­клицательных, побудительных, повествовательных предложений, исследовали и показали, как интона­ция оформляет высказывание, помогает различать его части с учетом их значимости.

С середины XX в. стали уточнять структуру ин­тонации, выделять ее компоненты. В этом вопро­се мнения исследователей разошлись. В одной из работ по интонации приводится частотный спи­сок ее элементов, выделенных авторами 85 иссле­дований, опубликованных в XIX-XX вв. Большин­ство авторов к интонации относят мелодию (83), темп (71), силу или интенсивность звучания (55). Затем идут пауза (47), тембр (45), ударение (27), ритм (17), диапазон (3). Как видим, некоторые из исследователей в состав интонации включают па-Узу, ударение, выделяют как ее составную часть ритм, диапазон голоса.

Ученые давно установили, что интонация выпол­няет три основные функции: семантическую, син­таксическую и стилистическую. В последние два

десятилетия возрос интерес к изучению стилистичес­кой функции интонации, ее роли в формировании текста.

Поскольку любой текст произносится в опреде­ленном стиле (официально-деловом, научном, публи­цистическом, обиходно-разговорном), принадлежит к какому-то жанру, лингвисты выясняют, как изменя­ется интонация соответственно стилю и жанру. При­влекает исследователей и роль интонации в художе­ственных произведениях, в которых она служит изоб­разительным средством, помогает раскрыть харак­тер персонажей,

В работах стилистического характера особое вни­мание уделяется интеллектуальному значению ин­тонации, поскольку она позволяет говорящему выде­лить в высказывании то, что является наиболее важ­ным в момент речи.

Помимо интеллектуального, интонация имеет и волюнтативное (лат voluntas — «воля») значение, когда она выражает волевые действия: приказ, запрещение, просьбу, предупреждение, предостережение, угрозу, по­веление, мольбу, упрек, разрешение, поучение, протест, увещевание, согласие, понукание, рекомендацию, уговор. В связи с этим выделяются три коммуникативных типа воздействия на волю и поступки слушателей: 1) обвязывание или побуждение (приказ, требование, просьба); 2) повеление прекратить (запрещение, угроза, упрек); 3) убеждение (предложение, совет, инструкция). Следо­вательно, интонацию рассматривают и с точки зрения ее воздействия на слушателя,

Исследование интонации в настоящее время ве­дется на высоком научном уровне с использованием новейших достижений техники, в том числе и ЭВМ.

Результаты исследования интонации используют­ся при обучении родному и иностранному языкам, диагностике некоторых заболеваний, а также когда необходимо установить, кому принадлежит голос, за­писанный на магнитную ленту или на какой-либо из записывающих аппаратов, — иными словами, по интонации устанавливается идентификация лично­сти, а также эмоциональное состояние человека во время записи речи.