9.1. Значение словарей в жизни человека

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 

Вы любите читать словари? Часто ли обращае­тесь к ним? Уверены, что многие из вас дадут отри­цательные ответы или зададут встречный вопрос: «А что может быть интересного в словарях, чтобы их читать?»

Действительно, словарь — это историческая по­весть о жизни людей, их думах, чаяниях, бедах и ра­достях; каждое слово, помещенное в словаре, связано с жизнью, деятельностью народа — творца языка.

Чтобы понять это, вспомним убийственную ха­рактеристику, которую дал М.Е. Салтыков-Щедрин своему герою Угрюм-Бурчееву, воплотившему в себе черты мракобеса и палача Аракчеева: «Угрюм-Бурчеев был прохвост в полном смысле этого слова. Не потому, что он занимал эту должность в полку, а про­хвост всем своим существом, всеми помыслами».

Оказывается, прохвост — должность?! Вам по­нятно, что это за должность? На что намекает Салты­ков-Щедрин? Посмотрим «Словарь русского языка» (М., 1959. Т. 3). В нем у слова прохвост отмечено только одно значение — «негодяй, подлец» и указа­но, что оно разговорное, бранное. Словарь приводит примеры из художественной литературы, иллюстри­рующие значение данного слова:

— И тебе не приказываю верить, — горячо и решительно сказал мужику Андрей Иванович, — обманывают вас, деревенских, прохвосты разные. Короленко. Птицы небесные. Попал он не к прохво­сту, не к лавочнику, а к простому и сердечному му­жичку-землепашцу. Задорнов. Амур-батюшка.

Материал словаря современного русского языка не дает ответа на поставленный вопрос, поэтому не­обходимо обратиться к словарям более ранним по времени издания.

Возьмем «Толковый словарь живого великорус­ского языка» В.И. Даля, который был издан в сере­дине XIX в. К слову прохвост в нем дается ссылка «см. профосъ».

Читаем: «профосъ латин. переделано в прохвост, военный парашник, убирающий в лагере все нечис­тоты; встарь это были и военные полицейские слу­жители, и полковые палачи».

Как видим, В.И, Даль указывает первоначальное, исконное значение слова профос (прохвост) и не приводит его вторичного, переносного значения, ха­рактеризующего человека не по должности, а по мо­ральным качествам.

Последующий «Толковый словарь русского язы­ка» под редакцией Д.Н. Ушакова, изданный в се­редине XX в., дает это слово в русской огласовке прохвост со значением «непорядочный человек, под­лец, негодяй» и сопровождает его справкой: «Пере­делка старинного слова профос; от нем. Profoss — солдат, заведовавший очисткой нечистот; а также смотритель за арестованными солдатами, приводив­ший в исполнение приговоры о телесном наказании».

Если обратиться к этимологическому словарю, то станет известно время появления данного слова в рус­ском языке и его семантическое сближение с други­ми исконно русскими словами. Вот что, например, сообщает об интересующем нас слове «Краткий эти­мологический словарь русского языка»:

Прохвост. Семантическое и фонетическое пере­оформление под влиянием слова прихвостень нем. Profoss — «тюремный надзиратель за арестованны­ми солдатами». В памятниках встречается с XVII в.

Теперь понятно не только то, о какой должности Угрюм-Бурчеева идет речь в произведении Салтыко­ва-Щедрина, но и почему у слова прохвост появи­лось переносное значение. Словари позволили про­следить историю слова, определить его значение, ус­тановить последовательность развития лексических значений, осмыслить существующую между ними связь.

Значение словарей в жизни каждого человека трудно переоценить. Чтение словарей, постоянное обращение к ним повышает культуру речи. Слова­ри обогащают индивидуальный словарный и фразе­ологический запас, знакомят с нормами русского язы­ка, предостерегают от неправильного употребления слов, их грамматических форм, произношения. Словари расширяют наше познание языка, углубляют понимание слова, способствуют развитию логическо­го мышления.

Из биографий ученых, общественных деятелей, писателей, поэтов известно, что многие из них высо­ко ценили энциклопедические и филологические словари, обращались к ним за справками, читали словари как увлекательную литературу.

Н.В. Гоголь писал С.Т. Аксакову, автору книги «Детские годы Багрова-внука»: «Перед вами гро­мада — русский язык. Наслажденье глубокое зо­вет вас, наслажденье погрузиться во всю неизмери­мость его и изловить чудные законы его... Прочтите внимательно... академический словарь». Сам Гоголь часто обращался к словарям, из которых узнавал происхождение слова, его историю, значение, напи­сание. Вот как об этом рассказывает его личный секретарь П.В. Анненков: «Помню, например, что, передавая ему написанную фразу, я вместо продик­тованного им слова щекаптурка употребил штука­турка. Гоголь остановился и спросил: «Отчего так?» — «Да правильнее, кажется». Гоголь побе­жал к книжным шкафам своим, вынул оттуда ка­кой-то лексикон, приискал немецкий корень слова, русскую его передачу и, тщательно обследовав все доводы, закрыл книгу и поставил опять на место, сказав: "А за науку спасибо"».