1.1.8. Когнитивные и традиционные методы исследования политической коммуникации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

 

Яркий признак современных исследований в области политической коммуникации - использование разнообразной методологии. С этой точки зрения выделяются исследования, выполненные с использованием методик, характерных для когнитивистики, лингвокультурологии, лингвистики текста, социолингвистики, риторики и культуры речи. Многие современные исследования ориентированы на использование методов когнитивной лингвистики, в том числе теории метафорического моделирования (А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, М. В. Зимина, И. М. Кобозева, Е. В. Колотнина, А. Б. Ряпосова, Т. Г. Скребцова, А. В. Степаненко, Ю. Б. Феденева, А. П. Чудинов). Важное место в этом отношении занимают публикации А. Н. Баранова и Ю. Н. Караулова, и особенно по проблемам выделения и представления метафорических моделей (см. вводные разделы словаря "Русская политическая метафора" [1991] и "Словаря русских политических метафор" [1994], в которых дано определение метафорической модели, выделены ее структурные части, охарактеризованы языковые способы оживления метафоры, ее функции в политических текстах и др.). Сами указанные словари являются блестящим образцом конкретного описания метафорических моделей. Когнитивная характеристика ведущих моделей метафорического описания современной политической реальности представлена в монографии А. П. Чудинова [2001]. В ней отмечено, что в постсоветских агитационных текстах российские политические реалии регулярно метафорически представляются то как живой организм, то как некий механизм, то как растение или животное, то как находящийся в пути человек (или транспортное средство); в других случаях политическая ситуация моделируется в метафорах, восходящих к военной или криминальной сфере, к миру спорта или зрелищных искусств.

Значительный интерес вызывают публикации, авторы которых стремятся выяснить, как именно метафорически представляется тот или иной политический феномен. Например, Т. Г. Скребцова [2002] выявила специфику метафорического отражения современного российского внешнеполитического дискурса. Ю. Б. Феденева [1997; 1998] подробно рассматривает воздействие крупнейших политических событий в России первой половины 90-х годов ХХ века (референдум, путч, выборы) на употребительность и особенности реализации указанных выше моделей. Новая политическая реальность (а, возможно, и своего рода "мода") рождает новые фреймы и слоты известных моделей, определяет повышение или понижение частотности метафорических словоупотреблений, соответствующих той или иной модели.

Ряд публикаций посвящен когнитивной характеристике отдельных метафорических моделей, активных в политическом дискурсе современной России. Так, в посвященной концепту "деньги" статье Е. Ю. Булыгиной [1999] рассматриваются, помимо прочего, относящиеся к финансовой сфере метафорические наименования в современных публицистических текстах; Н. В. Багичева [2000] анализирует метафору родства, А. Б. Ряпосова [2001] - метафорические модели, имеющие источником военную и криминальную сферы. Ориентационные (левый - правый) и цветовые политические метафоры (красный, коричневый, зеленый и др.) исследует Е. И. Шейгал [2000].

При социолингвистическом подходе к изучению политических текстов выясняется, что политический дискурс российского общества в последнее десятилетие ХХ века отличается кардинальным обновлением содержания и формы коммуникативной деятельности (П. Б. Паршин, М. Н. Эпштейн и др.). Новый политический дискурс отличается стремлением к индивидуальному ("фирменному") стилю, экспрессивностью, а также яркостью, граничащей с карнавальностью; раскрепощенностью, граничащей со вседозволенностью и политическим хамством. Специфику этого дискурса в значительной степени определяют и характерные для социального сознания концептуальные векторы тревожности, подозрительности, неверия и агрессивности, ощущение "неправильности" существующего положения дел и отсутствия надежных идеологических ориентиров, "национальной идеи", объединяющей общество. Как это часто бывает в революционные эпохи, общественное сознание чрезвычайно быстро наполняется необъяснимым доверием не только к некоторым политическим лидерам и партиям, но даже и к некоторым политическим терминам и метафорам, но столь же стремительно и утрачивает эти иллюзии.

Значительный интерес представляют публикации, подготовленные с использованием методик политической психолингвистики, во многом заимствованных из психопоэтики [Базылев, 1999; Белянин, 1999; Сорокин, 1999 и др.].

Во многих публикациях используется методика лингвостилистического анализа. Так, в монографии Н. А. Кузьминой [1999] представлено детальное описание метафорической модели "Жизнь - это театр", традиционно широко представленной в художественных текстах и активно используемой в современных публицистических текстах. Эта же метафорическая модель (с детальной характеристикой обозначаемых политических явлений) подробно рассматривается в монографиях Е. И. Шейгал [2000] и А. П. Чудинова [2001]. Анализ подобных метафор показывает, что они, как правило, подчеркивают типовые смыслы "фальшь", "двуличие", "несамостоятельность" многих политических деятелей, что эта модель практически всегда несет негативную оценку.

В работе О. П. Ермаковой [1996] описаны характерные для современных СМИ тематические группы метафор "Война", "Дом", "Дорога", "Болезнь", "Животные". На широкую распространенность метафорических номинаций в публицистике постсоветского периода указывает В. Г. Костомаров [1998] и целый ряд других авторов [Булыгина, 1999; Какорина, 1996; Крючкова, 1991; Чепкина, 2000; Шапошников, 1998 и др.]. Метафора рассматривается как одно из средств непрямой коммуникации, оценочности и намеренной смысловой неопределенности политических высказываний (Базылев, 1999; Дементьев, 2000; Шейгал, 2000 и др.).

Особое место занимают исследования, в основе которых лежат методы, приемы и терминология традиционной и обновляющейся риторики. К этому направлению относится учебное пособие А. К. Михальской "Русский Сократ. Лекции по сравнительно-исторической риторике" [1996], публикации В. И. Аннушкина [1997], А. А. Ворожбитой [1999] и др.

Целый ряд исследований выполнен с использованием методик сравнительно-исторического языкознания, посвящен истокам современных политических метафор.

Так, в монографии Л. В. Балашовой [1998] на широком историческом фоне рассмотрен ряд моделей социальной метафорики. Она отмечает активность моделирования социальных отношений по аналогии с родственными связями и по аналогии с противопоставлением "своего" и "чужого", моделирование иерархических отношений по аналогии с ролями "старшего и младшего" члена семьи, а также развитие модели имущественных отношений (например, приобретение или утрата покоя). Автор делает важный вывод о том, что "характерная особенность именно социальной макромодели - тенденция к постоянной оценочной характеристике именуемых явлений" [Балашова, 1998, с. 193].

Многообразие используемых методов и методик обогащает политическую лингвистику: каждый метод имеет свои достоинства и позволяет обнаружить некоторые факты и закономерности, не привлекавшие внимания исследователей, принадлежащих к иным научным школам.