2.3. Методика описания метафорических моделей: экономика как сфера-источник и сфера-магнит для метафорической экспансии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

 

Основной предмет описания в настоящем параграфе - два типа метафорических моделей. В первом случае ЭКОНОМИКА является понятийной сферой-источником метафорической экспансии в сферу ПОЛИТИКИ. В результате такой экспансии разнообразные политические реалии все чаще концептуализируются с позиций выгодной продажи или покупки, прибыли или убытков, бережливости или расточительства, накопления капитала или банкротства. Иными словами, в данном случае анализируется метафорическая модель ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ - это ДЕНЬГИ (товары). Политическими ресурсами можно распоряжаться примерно так же, как умелый финансовый менеджер (или просто опытная хозяйка) распоряжаются деньгами и материальными ценностями. В качестве ресурсов, которые требуют грамотного использования, могут метафорически представляться политический авторитет, имидж, власть, талант, доверие, должности, партии, депутатские объединения, свобода слова и другие способные приносить доход нематериальные ценности. Ср.:

Молниеносная и масштабная его раскрутка объясняется тем, что немалый "первоначальный капитал" Вячеслав Володин накопил еще в бытность саратовским вице-губернатором (В. Александров); Правда и то, что этим величайшим кредитом доверия демократы распорядились не лучшим образом (М. Соколов); Все происходящее в Думе сейчас напоминает игру или большую торговлю, в которой еще многое не ясно, кроме того, что цена сделки очень высока (С. Бабаева, А. Колесников); Согласно гайдаровско-чубайсовской формуле вся Россия нерентабельна, подлежит списанию, дешевой распродаже (А. Проханов); Официозные СМИ пытаются купить неподкупных борцов из бывшего НТВ (М. Соколов).

В рассматриваемых контекстах концепты из экономической сферы метафорически обозначают политические ценности и процессы: например, авторитет метафорически представляется как капитал, а политические переговоры - как торговля, то есть слова, относящиеся в первичном значении к финансовой понятийной сфере (в том числе обозначающие товарно-денежные отношения, субъектов экономической деятельности и т. п.), метафорически обозначают социальные процессы, взаимоотношения политических организаций и конкретных политиков, моральные и деловые качества субъектов общественной борьбы и т. п. Во втором случае ЭКОНОМИКА становится уже сферой метафорического притяжения, то есть на этот раз экономические реалии обозначаются при помощи концептов, которые изначально относятся к совсем иным понятийным сферам. Ср.:

Экономика - дама чрезвычайно осторожная и расцветает только под охраной неукоснительно исполняемых умных и суровых законов. Она не любит "чрезвычайщины" и быстро чахнет от административных мер (В. Зуев); Экономику республики можно сравнить с богатой невестой, которая ждет женихов с инвестициями, но может и не дождаться (Н. Степанов); Цена - это любовный взгляд, бросаемый товаром на деньги. Если же последние отказывают товарам во взаимности, то им приходится влачить безрадостное существование на товарных складах (В. Медведев); Тем не менее политика, как обычно, изнасиловала экономику - самую беззащитную даму в нашем обществе, поскольку в момент надругательства она сопротивляться не может. Зато потом мстит страшно (В. Гуревич).

Сопоставление экономики с женщиной (девушкой, невестой, женой и т. п.), которая что-то любит и чего-то не любит, ждет богатых женихов, может чахнуть и расцветать, бросать или притягивать любовные взгляды, подвергаться насилию, сопротивляться и мстить, выходить замуж и рожать, создает образную картину экономической жизни на основе хорошо знакомых каждому человеку концептов, изначально относящихся к совсем иным понятийным сферам. Как будет показано ниже, особенно часто источником метафор, способных образно представить экономические реалии, оказываются концептуальные сферы "Дом", "Дорога", "Война", "Мир животных", "Мир растений", "Болезнь" и "Человеческое тело".

 

2.3.1. Экономика как сфера-источник метафорической экспансии

 

Важнейший результат российской демократической революции конца ХХ века - это замена власти коммунистической номенклатуры властью денег (рыночных отношений), которую нам обещают заменить диктатурой закона. Однако строгость российских законов во многом компенсируется необязательностью их исполнения, а поэтому власть денег пока часто распространяется и на сферу политики. Как известно, "сила" метафоры, ее "голубая кровь" (А. Н. Баранов) - это постоянное балансирование между сказанным и несказанным, между прямым и метафорическим смыслом, это сохранение ассоциативного потенциала концептов сферы-источника при использовании метафоры для характеристики объектов в сфере-мишени. Специфика современной российской экономической метафоры во многом связана с особой ролью сферы-источника: накопление "политического капитала" невозможно без получения финансовых ресурсов, в результате чего финансовая метафора оказывается лишь отчасти метафорой. Как показал Дж. Лакофф [Lakoff, 1991], финансовая метафора очень характерна для политического дискурса Соединенных Штатов, где отношения между людьми, организациями и государствами издавна метафорически концептуализируются как товарно-денежные. В последние годы подобная метафора все шире используется и при концептуализации российской действительности в отечественных политических текстах.

Экономическая метафора в политической речи - это сильное средство постижения, рубрикации, представления и оценки какого-то фрагмента политической действительности при помощи сценариев, фреймов и слотов, относящихся к экономической сфере. В соответствующих ситуациях очень важен прагматический потенциал метафоры - ее способность к преобразованию (переконцептуализации) существующей в сознании адресата картины мира, к переносу рациональных и эмоциональных оценок с экономических феноменов на политические.

Как известно, финансовая метафора издавна используется в русском политическом языке (обвинения в "продаже России" или хотя бы собственной совести традиционны), но в последние годы она заметно активизировалась, что, видимо, связано с усилением роли товарно-денежных отношений в новых социальных условиях и повышением уровня хотя бы минимальной экономической эрудиции у наших граждан, большинство из которых еще полтора десятилетия назад понятия не имели о ваучерах, конвертации, дефолте, отмывании капитала и прочих "капиталистических премудростях". Иначе говоря, в настоящее время исходная понятийная область детальнее структурирована в национальном сознании, а это очень важно для развертывания всякой модели.

Вторая причина активизации рассматриваемой модели - это ее широкие возможности для формирования эмотивных смыслов, связанных с агрессивностью, опасностью, нарушением нравственных норм и традиций, что очень важно в период обострения социальных взаимоотношений в обществе.

Показательно, что представленный ниже анализ фреймов и слотов данной модели свидетельствует, что финансовая метафора в политической речи чаще всего связана с тем, что традиционно осуждается в народном сознании. Как справедливо подчеркивает Дж. Лакофф [Lakoff, 1991], активное использование финансовой метафоры при оценке политической реальности - это один из способов манипулирования общественным сознанием. Как известно, при подсчете финансовых дивидендов не учитываются нравственные аспекты деятельности (еще в Древнем Риме было замечено, что "деньги не пахнут"). Соответственно активное использование финансовой метафоры способствует элиминации нравственной составляющей при оценке политической деятельности.

В цивилизованном обществе традиционно выделяются моральные ценности, которые максимально удалены от финансовой сферы: честь, достоинство, честность, репутация, справедливость. Как писал А. С. Пушкин: "Не продается вдохновенье…", продать можно только рукопись или иной результат труда. Общество признает безнравственной даже саму попытку определить цену, за которую можно было бы приобрести честь, совесть или справедливость того или иного человека, в том числе депутата или правительственного чиновника. Однако в последние годы финансовая метафора все чаще используется в политической речи, то есть наблюдается превращение рассматриваемой модели в доминантную, отражающую существенные особенности современной политической речи.

Рассмотрим систему фреймов и слотов финансовой метафоры в современной политической речи.

 

1. Фрейм "Деньги (капитал) и товары"

 

Слот 1.1. Деньги (капитал)

 

Политический авторитет, политические возможности человека или организации нередко метафорически обозначают как капитал, при использовании которого можно ожидать получения дохода (дивидендов), тогда как неразумная финансовая политика грозит банкротством. В некоторых случаях необходима конвертация имеющихся средств. Ср.:

Грех не воспользоваться снятием с эфира и под шумок не сколотить себе приличный капиталец (М. Рязанцев); Всю реальную политическую прибыль от такого симбиоза получают только верхние этажи КПРФ, они же ее и делят (К. Сергеев); Мы не позволим безответственным чиновникам наживать политический капитал за счет заводчан (Д. Ярославский); На самом деле у президента гигантская проблема: конвертация народной любви в дела (Б. Немцов); Советник президента А. Илларионов вообще заговорил о банкротстве либеральной экономической политики (С. Михайлов).

Слот 1.2. Собственность и товары

 

В экономической терминологии товар - это продукт труда, произведенный для продажи. В современной политической речи в качестве товара метафорически могут быть представлены авторитет политика (или партии в целом), его голос в парламенте, честь, совесть и другие пользующиеся спросом качества. Политические товары иногда служат предметом экспорта или импорта. Ср.:

Задача этих партпревращений проста: всучить избирателям гнилой товар, которому давно пора на политическую помойку (А. Лучников); Так возникает рядом с настоящим "Единством" теневое "Единство Урала". Этакие кроссовки "Адидас", сляпанные в Турции (А. Самохина); Поддерживать столь неперспективного кандидата - это бездумное разбазаривание политических ресурсов СПС (В. Андреев); Наши солдаты не должны умирать во имя экспорта революции (В. Костиков).

Вслед за приватизацией средств производства и иной государственной собственности наиболее активные олигархи стремятся приватизировать и государственную власть. Ср.:

Банкиры на правах "партнеров" власти заодно приватизировали и правительство, благодаря чему присосались к бюджету (М. Кругов); Программа-минимум: Рыжков создает фракцию под условным названием "Олигархический депутат", а Володин, в свою очередь, приватизирует "Отечество" вместе со "Всей Россией", то есть фракцию ОВР (В. Александров).

2. Фрейм "Субъекты экономической деятельности"

 

В экономической теории субъекты экономической деятельности - это люди или организации, занимающиеся товарно-денежными операциями (производством, закупкой и продажей товаров).

 

Слот 2.1. Организации, создаваемые для экономической деятельности

 

Для успешной реализации основной экономической формулы "Товар - деньги - товар" общество создает специальные структуры - финансовые компании, акционерные общества, биржи, ярмарки, базары, магазины, которые организуют финансовые потоки. К числу подобных учреждений, казалось бы, не относятся политические партии, парламенты, избирательные комиссии, однако это правило не распространяется на метафорическое изображение современной российской политической жизни. Ср.:

Российский парламент сегодня - это большая биржа, где депутаты зарабатывают деньги (Е. Глушкова); Госдума - своеобразное акционерное общество, контрольный пакет в ней Кремль никому отдавать не собирается (О. Лурье); Мы создали не рыночную экономику, а большой базар, где все продается и покупается (М. Крючков); На политической ярмарке тщеславия Игорь Иванов не стремится быть в первом ряду (С. Браницкая).

Слот 2.2. Физические лица - субъекты экономической деятельности

 

В современной России появились специалисты, которые осуществляют товарно-денежные отношения именно в политической сфере, то есть занимаются политической рекламой, лоббированием, избирательными технологиями. Подобные люди метафорически представляются как продавцы политических товаров. Ср.:

Примета осени - в регионы потянулись политические коробейники (Е. Глушкова); У современных политтехнологов, как у приказчиков в бакалейной лавке, есть товар для любого покупателя (С. Зуев).

В метафорической картине мира политическую власть, как и имущество, можно не только купить, но получить в наследство, в качестве платы за верную службу или просто в подарок. Ср.:

Исторически Путин является прямым наследником Ельцина (М. Ростовский); Ельцинская семья знает, что с ЛДПР можно "договориться по-хорошему" - стоит только предложить хорошую цену и Жириновский окажет партии власти свою поддержку (М. Носков).

Результатом подобной финансово-политической деятельности может быть обогащение или обнищание ее субъектов.

 

3. Фрейм "Экономическая деятельность"

 

Слот 3.1. Финансовая деятельность отдельных лиц и учреждений

 

Как известно, финансовые учреждения создаются для того, чтобы иметь доход от кредитов и инвестиций в прибыльные проекты. Клиенты банка могут получать дивиденды от своих вкладов, "стричь купоны" с облигаций банка. В конце года необходимо подвести баланс, подсчитать прибыль и убытки. Все это создает основу для регулярных метафорических преобразований. Ср.:

Коммунисты хорошо понимают, кто "стрижет купоны" с их антиприватизационной кампании (Т. Короенков); Ведь что составляет основной капитал медиа-холдинга? Не техника, не оборудование, а люди. Так что Гусинский должен был вкладывать деньги в том числе и в своих сотрудников. Гусинскому нужно было инвестировать в людей (Ю. Баграев); Никаких дивидендов от этой бурной деятельности не достается только тем, кто оплачивает работу политиков, рядовым налогоплательщикам (М. Ростовский); У России были неприятности, но политический баланс для нас положительный: прибыль существенно превышает убытки (С. Караганов).

Слот 3.2. Государственное регулирование финансовых рынков

 

Государство организует финансовую деятельность: оно при необходимости проводит девальвацию и ревальвацию национальной валюты, устанавливает налоги и правила проведения валютных операций, в том числе конвертации, предотвращает инфляцию, занимается проблемами национализации и приватизации собственности. Все эти концепты метафорически используются для обозначения политических реалий. Ср.:

Нам грозит девальвация духовных ценностей, результаты которой могут быть страшнее любой инфляции (Н. Сорокин); Программа-минимум: Рыжков на известные средства создает фракцию под условным названием "Олигархический депутат", а Володин, в свою очередь, приватизирует "Отечество" вместе со всей Россией, то есть фракцию ОВР (В. Александров); После упразднения федеральных округов признательность губернаторов конвертируется в голоса избирателей этих регионов (С. Михайлов).

Слот 3.3. Торговая деятельность

 

Стремление прийти к компромиссу, попытки договориться о сотрудничестве и иное взаимодействие между субъектами политической жизни в современных текстах нередко представляются как отношения купли-продажи. Ср.:

Закон о гимне - это не что иное, как сделка между бывшей партийной номенклатурой и взращенной ею новой российской буржуазией (А. Гамов); Прагматично мыслящие молодые коммунисты уже откровенно заявляют о своем нежелании оплачивать безуспешные попытки Геннадия Андреевича победить на президентских выборах (К. Сергеев); Участие в выборах было весьма прибыльным бизнесом для иных аутсайдеров (С. Поршаков); По мере приближения выборов страсть политиков к торговле своими голосами становится настолько маньячной, что эту ситуацию нельзя рассматривать, ее можно только осматривать, как в поликлинике (Е. Енин).

Во многих других случаях финансовая метафора обозначает реальный подкуп чиновников и депутатов. Ср.:

Чиновничество России, славное своей продажностью, продается и здесь. Две трети водки в России производится полукриминальными дельцами, которые не платят налоги (А. Брежнев); Против Бориса Абрамовича сработал его собственный прием - покупать не собственность, покупать людей. Людей Березовского банально перекупили (Е. Анисимов); Видимо Кремлю, который ведает Госдумой и ее голосами (оптом и в розницу), это не понравилось (О. Лурье).

4. Фрейм "Экономическая оценка"

 

Слот 4.1. Оценка экономической деятельности

 

В цивилизованных странах существуют определенные требования к экономической деятельности: например, предприятия должны быть рентабельными, они не имеют права занимать монопольное положение на рынке. Это создает основу для метафорического представления ряда политических феноменов. Ср.:

Приморье - полигон, на котором отрабатывается зловещий тезис о "нерентабельной территории", "нерентабельном населении", "нерентабельном народе" (А. Проханов); После отставки Виктора Черномырдина НДР стал убыточным предприятием, а поэтому трудно ожидать массивных финансовых влияний в его раскрутку (А. Зуев).

Слот 4.2. Оценка товаров

 

В современных текстах политические "товары" (репутация, включение в партийный список на выборах, голосование в парламенте, депутатский запрос министру и др.) нередко оцениваются по таким признакам, как дорогой - дешевый, дефицитный - залежалый, качественный - некачественный. Товарно-денежные оценки нередко оказываются основой для политических метафор. Ср.:

Свобода слова - дорогой, но двоякий дар (А. Солженицын); Ради достижения этой цели Путин иной раз шел и на компромиссы - так оказывалось дешевле. Как дешевле? - этот вопрос пришел на смену извечным российским вопросам "Кто виноват?" и "Что делать?" (Е. Анисимов); Путин исчерпал доверие. Сейчас происходит уценка его заявлений (В. Чикин).

Слот 4.3. Оценка состоятельности субъектов экономической деятельности

 

С этой точки зрения отдельные люди, предприятия, регионы и даже страны оцениваются как богатые, бедные или банкроты. Аналогичным образом в политическом дискурсе оценивается авторитет партий, движений и их политических лидеров. Ср.:

Нельзя жить только продажей сырья: месторождения истощатся, и обнищавшая Россия окончательно пойдет по миру (Н. Филимонова); После минувших выходных политическая сцена России заметно обеднела: Партия "Единство", движения "Отечество" и "Вся Россия" провели церемонию самороспуска (С. Чугаев); Приближение политического банкротства "Яблока" понимает и сам Явлинский (А. Проханов).

Рассмотренные материалы показывают, что финансовая метафора в последние годы действительно превратилась в одну из ярких примет русской политической речи. Все более детальной становится структурированность исходной понятийной сферы, увеличивается частотность использования соответствующих метафор. Эти процессы вполне закономерны: источниками метафорической экспансии и метафорического притяжения обычно становятся понятийные сферы, которые очень актуальны для общества, хорошо известны людям и вызывают их повышенный интерес.

По степени образности можно выделить по меньшей степени два типа финансовых метафор в современной политической речи. К первому типу относятся "живые" метафоры, которые в полной мере сохраняют свою двуплановость и соответственно внутреннюю форму. Такие метафоры (девальвация совести, продажный чиновник, парламентская биржа и др.), как правило, имеют пейоративную эмотивную нагрузку, поскольку в нашем национальном сознании традиционно порицалось перенесение в политическую сферу законов и нравов, существующих в сфере товарно-денежных отношений. Вместе с тем в русской политической речи много "стертых" финансовых метафор с почти утраченной образностью (дорогое удовольствие, цена свободы, экономия политических ресурсов и др.). При использовании таких метафор возможна актуализация внутренней формы за счет средств контекста, что в той или иной степени "оживляет" образ, привлекает к нему внимание адресата.

В наших предыдущих публикациях было показано, что доминантные сферы-источники концептуальных метафор в современной российской политической жизни - это понятийные сферы болезни, войны, мира животных, криминала и театра (цирка, балагана). Финансовая метафора занимает достойное место в этом ряду.

 

2.3.2. Экономика как сфера-магнит для метафорического притяжения

 

В последние годы происходит активное развитие системы русской экономической лексики, что объясняется переходом нашей страны к рыночной экономике и связанной с этим потребностью в номинации новых экономических феноменов. Для обозначения этих феноменов активно используются ресурсы русского словообразования, в том числе потенциал метафоры. В процессе когнитивного построения современной языковой картины экономической реальности специалисты постоянно используют ресурсы совершенно иных понятийных сфер. Примером могут служить метафоры из сферы-источника "Анатомия и физиология человека".

Рассмотрим особенности метафорической модели ЭКОНОМИКА - это ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОРГАНИЗМ.

Данная метафорическая модель - одна из наиболее широко представленных и детально структурированных в современных экономических текстах. Она уже давно существует в русском языке, но в последнее время заметна активизация ее отдельных фреймов и слотов. Подобная метафора уже привлекала внимание специалистов [Апресян, 1995; Колотнина, 2001; Никитина, 1999; Чудинов, 2001; Феденева, 1997 и др.]. Концептуальная метафора ЭКОНОМИКА - это ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОРГАНИЗМ принадлежит к числу моделей, которые исследователи характеризуют как базисные (Дж. Лакофф, Э. Маккормак), доминантные (А. П. Чудинов), ключевые (Н. Д. Арутюнова), такие метафоры относятся к "задающим аналоги и ассоциации между разными системами понятий и порождающим более частные метафоры" [Арутюнова, 1990б, с. 14]. На основе рассматриваемой метафорической модели человек наделяет субъекты экономической деятельности и экономику в целом наиболее близкими и понятными ему свойствами и характеристиками, в результате чего экономика предстает в виде человеческого тела, с его физиологией и анатомией. Циклы развития экономики осмысливаются как периоды развития живого организма, начиная с рождения и заканчивая смертью. Как и живой организм, субъекты экономической деятельности в этом случае выступают не как роботы или автоматы, а как существа, обладающие эмоционально-волевой сферой, способные испытывать и проявлять чувства. Подобно живому организму, субъекты экономической деятельности наделяются когнитивными способностями, они могут рождаться, умирать, болеть, вступать в брак и разводиться, у них обнаруживаются метафорические головы, руки, ноги и другие части тела. Анализ материала показывает, что в состав сферы магнита для применения метафорической модели ЭКОНОМИКА - это ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОРГАНИЗМ входят самые разнообразные реалии современной экономики, начиная с небольших, частных компаний и заканчивая всемирной экономической системой.

Рассмотрим конкретные фреймы и слоты метафорической модели ЭКОНОМИКА - это ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОРГАНИЗМ.

 

1. Фрейм "Тело (организм в целом)"

 

Разнообразные экономические реалии могут представляться как тело. Ср.:

Можно констатировать, что сегодня на рынках в регионах налицо простейшие, атомарные проекты. А экономического тела регионов не выстраивается (Эксперт. 1996. 22 апр.); …Дележ тела неполученного кредита от МВФ продолжается, хотя эксперты понимают, что это пока дележ неубитого медведя (Эксперт. 1996. 16 апр.).

2. Фрейм "Анатомические органы"

 

Слот 2.1. Руки

 

Метафорические "руки" имеют самые различные субъекты экономической деятельности: особенно типичны словосочетания руки банка, руки компаний, руки фондов и т. д. Ср.:

В деловых кругах Макао все большую популярность приобретает идея отдать после 2001 года монополию на управление игорным бизнесом в руки специальных благотворительных фондов (Эксперт. 1999. 28 июля).

В экономических текстах представлены также смысловые оппозиции грязные руки - чистые руки, длинные руки - короткие руки, надежные руки - негодные руки, смысловые компоненты которых усиливают характеристики реалий, на которые направлены их значения. В метафорическом употреблении выражение невидимая рука приобретает негативную эмотивную окраску со значением нелегальности, закрытости, манипулирования экономическими процессами в собственных целях. Ср.:

Ценовые соглашения - "невидимая рука" неограниченной конкуренции в кризисном периоде развития (Эксперт. 1999. 21 июля); Мы не хотим, чтобы предприятие попало в негодные руки… (Эксперт. 1999. 11 окт.).

Слот 2.2. Голова

 

Метафоры данного слота обычно характеризуют роль субъектов экономической деятельности в экономической иерархии или взаимоотношения в структуре компании, организации и т. д. Типичные сочетания - глава холдинга, головной банк, головная компания, глава компании, отдела и т. п. Основная прототипическая функция - общее руководство всем организмом.

 

Cлот 2.3. Кровеносная система

 

В состав слота входят метафорические выражения с общим значением "кровь и кровеносные сосуды". Основная прототипическая функция - обеспечение жизнеспособности субъектов экономической деятельности. Нарушения в кровеносной системе приводят к сбоям функционирования субъектов экономической деятельности. Ср.:

Так, много крови алюминиевым заводам портят естественные монополии и госслужба (Эксперт. 1998. 23 февр.).

Слот 2.4. Лицо

 

Типичные сочетания - лицо компании, лицо банка - связаны с выделением элементов, которые предназначены для создания имиджа фирмы, влияют на восприятие фирмы "со стороны". Слот представлен также терминологическим обозначением лицевой счет.

 

Слот 2.5. Сердце

 

Употребляется в экономических текстах в соответствии с основной прототипической функцией - обеспечение жизнедеятельности. Может содержать компоненты, указывающие на здоровье субъектов экономической деятельности. Также содержит выражения, употребляющиеся в функции - центральный, основной по местоположению и значимости орган. Таковы, например, словосочетания сердце производства, сердце фонда, сердце компании, в этой функции может метафорически употребляться новый или основной продукт. Ср.:

Новым сердцем Mitsubishi стала модель Carisma (Эксперт. 2000. 2 окт.).

Характерным для русскоязычных текстов является метафорическое представление сердца как органа чувств: компании могут быть расположены к клиентам всем сердцем, они призывают клиентов принимать решение сердцем.

 

Слот 2.6. Позвоночник

 

Основная прототипическая функция - средство взаимосвязи отдельных органов в единое целое, результатом чего становится обеспечение жизнедеятельности организма. Ср.:

Топливно-энергетический комплекс - это хребет российской экономики, от его здоровья зависят бюджет и бюджетники (Эксперт. 2001. 16 окт.).

Нежизнеспособные субъекты экономической деятельности расцениваются в экономических текстах как бесхребетные. Субъекты экономической деятельности могут также иметь и дефекты развития позвоночника. Ср.:

…Серия соглашений о реструктуризации 1996-97 годов позволила отодвинуть "горб" возрастающих платежей по советским долгам (Эксперт. 1999. 5 июня).

Слот 2.7. Органы физического восприятия Субъекты экономической деятельности могут, подобно живому организму, иметь глаза и уши, их прототипическая функция - сбор и оценка информации. Ср.:

"Рынок верит не тому, что он слышит на презентациях, а тому, что он видит в финансовых документах", - считают эксперты (Эксперт.1999. 10 мая).

Метафорические выражения в составе слота могут содержать компоненты со значением дефектов деятельности ее субъектов. Так, например, наши рынки, фонды, банки, биржи могут быть не только близорукими, но и слепыми.

 

3. Фрейм "Жизненный цикл организма"

 

Слот 3.1. Зачатие

 

Характерные особенности российской экономики как экономики зарождающихся рынков нашли отражение в метафорическом употреблении концептов, связанных с зачатием ребенка, зарождением жизни. Денотативной областью применения метафор данного слота становятся сферы, традиционно отсутствующие в условиях марксистско-ленинской социалистической экономики, например, фондовые биржи, риэлтерский рынок, частные банки и т. п. Ср.:

…Банки как-никак существовали при социализме, а фондовый рынок отсутствовал даже в зародыше (Эксперт. 1999. 11 окт.); В России было только три стратегических инвестора, четвертый только зарождается (Там же).

Слот 3.2. Рождение

 

Представлен рядом однотипных конструкций: рождение компании, рождение фонда, рождение рынка, рождение банка и т. д. В послекризисный период в связи с наметившимися тенденциями оживления ряда внутренних отраслей появляется метафора второе рождение.

 

Слот 3.3. Рост

 

В основе лежит концептуальная метафора рост экономики. Представлен рядом однотипных конструкций: рост доллара, рост курса, рост банков, рост компаний, рост производства, рост денежной массы, рост экспорта, рост индексов и т. д. Ср.:

Российское хозяйство находится в состоянии роста уже более полугода (Эксперт. 1999. 10 мая).

Рост экономических показателей может быть быстрым, стремительным, замедленным и т. д.

 

Слот 3.4. Смерть

 

Слот представлен однотипными конструкциями, например словосочетаниями: cмерть банков, смерть системы, смерть компании, красивая смерть и т. д.

Денотативная область применения распространяется практически на любые субъекты экономической деятельности и их деятельность. Ср.:

С нашей точки зрения, практически неминуемым исходом всех этих "лечебных процедур" станет смерть пациентов - подавляющее большинство ломоперерабатывающих предприятий после применения новых быстродействующих средств просто-напросто разорится (Эксперт. 1999. 11 окт.).

В составе слота содержится смысловая оппозиция "живой - мертвый", включающая ряд терминов, образованных способом метафорического переосмысления общеупотребительных слов. Например, живые деньги - мертвые деньги, живой капитал - мертвый капитал, при этом в языке экономики находит свое отражение существующая в обыденном сознании система ассоциативных связей. Плохо функционирующие субъекты экономической деятельности могут метафорически представляться как умирающие, находящиеся на грани жизни и смерти и т. д. Ср.:

Три года назад купили умирающий Ручьевский рыбоконсервный комбинат, вложили в него деньги и сегодня за счет комбината построили рыболовецкие судна (Эксперт. 1999. 11 окт.).

Слот 3.5. Причина смерти

 

Наиболее часто субъекты экономической деятельности в русских экономических текстах погибают от удушья или тонут. Ср.:

А промышленность задыхается, ко всем сложностям и новым требованиям рынка… для директоров добавились проблемы нехватки оборотных средств, неплатежеспособный спрос и острый дефицит инвестиций (Эксперт. 1999. 5 июня); Два элеватора… в результате такой политики "затонули" (Эксперт-Урал. 2001. 27 авг.).

Слот 3.6. Похороны

 

Данная метафора встречается только в отношении наиболее значимых, крупных субъектов экономической деятельности, например, похороны банков, похороны системы страхования и т. д. Периоды экономических кризисов сопровождаются активизацией данного слота в экономических текстах. Ср.:

Паническое изъятие вкладов… способно вбить последний гвоздь в гроб российской банковской системы (Эксперт. 1998. 7 авг.); Словно и не было памятного всем валютного обвала, который, казалось, надолго похоронил местное экономическое чудо (Эксперт. 1999. 21 июля); Но среди отброшенных концепций оказалась и та, которую не стоило хоронить (Эксперт. 1998. 31 авг.).

Часто содержит усиливающие чувственное восприятие компоненты - пышные похороны, скромные похороны, поминки и т. д.

 

4. Фрейм "Родственные связи человека"

 

Отношения между субъектами экономической деятельности метафорически представляются как отношения в семье, где существуют семейная иерархия, специфические отношения между братьями и сестрами, мужьями и женами.

 

Слот 4.1. Дети

 

Субъекты экономической деятельности, образованные как филиалы основной компании, часто метафорически представляются в виде детей, дочек и наследников. Ср.:

При том, что затраты на "детей" после открытия офиса сравнительно невелики: им платятся комиссионные и скромные отчисления на развитие (Эксперт. 2001. 5 марта); Мост же банк преимущественно Московский, имеет всего 8 филиалов и одну азербайджанскую "дочку" (Эксперт. 1998. 23 февр.).

Особенно широкое распространение получил термин дочерняя компания.

 

Слот 4.2. Родители

 

Субъекты экономической деятельности, имеющие филиалы и финансово зависимые структуры (дочернии компании), метафорически представляются как материнские. Ср.:

Сейчас в мировой табели о рангах Coopers & Lybrand и Price Waterhouse занимают соответственно четвертое и шестое места. Чисто арифметическое сложение выручки двух родителей выведет вновь сформированную компанию на лидирующие позиции (Эксперт. 1997. 23 сент.); Европейское "гражданство" дочерней структуры позволяет ей получить более высокий по сравнению с материнской фирмой кредитный рейтинг, ведь ее деятельность регулируется Европейским законодательством (Эксперт. 2001. 5 марта); На наш взгляд… совсем другое - когда добытчик некоторым образом "папа" их общей с посредником "дочки" (Компания. 2000. 3 июня).

Слот 4.3. Родство по супружеству

 

Слияние и поглощение компаний часто метафорически представляются как свадьба, после которой метафорические жених и невеста становятся супругами. Ср.:

Недаром немецкий медиа гигант Bertels Mann пошел на брак (альянс) с Napster (Эксперт. 2001. 5 марта); Помимо того что эти "свадьбы" могли привести к появлению двух мощнейших конкурентов Mediаbanka, они еще и создавали предпосылки для существенного ослабления влияния самого Куччиа (Эксперт. 2000. 3 июня); Фирма Fokker оказалась в роли невесты с хорошей фамилией… Искала мадам Fokker женихов по всему свету… (Коммерсантъ. 1996. 23 июля).

Как и в человеческих отношениях, брак компаний в условиях российской экономики часто заканчивается разводом.

 

Слот 4.4. Братья и сестры

 

Субъекты экономической деятельности могут метафорически представляться как братья и сестры. Ср.:

Именно Маттеи… разрушил существующую в то время монополию "семи сестер" - господствующих тогда на нефтяном рынке англо-американских нефтяных компаний (Эксперт. 2001. 5 марта); То же и братья жениха говорят, в частности АНТК "Туполев" и МАПО-МиГ (Коммерсантъ. 1996. 23 июля); Пока российские компании учатся, большинству из них придется довольствоваться ролью младших братьев, во всяком случае, в сфере производства (Эксперт. 1996. 29 сент.).

5. Фрейм "Питание"

 

В экономических текстах метафорически широко представлены образы, связанные с аппетитом, питанием и кормлением.

 

Слот 5.1. Голод, недоедание и излишнее потребление пищи

 

Традиционно "трудные времена" в развитии страны ассоциировались с нехваткой пищи. Периоды экономических затруднений сопровождаются голодом, который могут испытывать субъекты экономической деятельности. Отсутствие достаточного количества средств и ресурсов метафорически представляется как потеря веса. Ср.:

Среди факторов экономического роста нельзя не отметить заметное ослабление денежного голода (Эксперт. 1999. 10 мая); Несмотря на то что после кризиса кондитерский рынок "похудел", резкое уменьшение объемов импорта позволило отечественным производителям увеличить производство (Эксперт. 1999. 11 окт.).

Соответственно накопление средств метафорически представляется как результат усиленного питания. Ср.:

Работники промышленности были оставлены на голодном пайке, и те, кто пошел в торговлю сырьем, товарами или деньгами, стали накапливать жирок (Эксперт. 1998. 31 авг.); Зачастую денег "Газпрому" не платят только потому, что он - "зажиревший на западных долларах монополист" (Эксперт. 1998. 13 апр.).

Слот 5.2. Употребление пищи

 

Победы в конкурентной борьбе нередко обозначаются как поедание конкурентов. Ср.:

Европейский рынок не менее жесток, чем российский: слабых проглатывают (Эксперт. 2001. 5 марта).

Потребительская способность рынка может метафорически представляться как способность к глотанию. Ср.:

По прогнозам, в 2002 году англо-американские табачные гиганты произведут в России около 260 млрд. сигарет, то есть почти столько, сколько сможет проглотить рынок (Эксперт. 1998. 13 апр.).

Слот 5.3. Кормление

 

Помощь одних субъектов экономической деятельности другим часто метафорически представляется как кормление. При этом иногда субъекты экономической деятельности, получающие в виде пищи какие-либо ресурсы, обозначаются как нахлебники, паразиты, сидящие на чужой шее и получающие паек. Наиболее часто в качестве нахлебников в экономических текстах выступают неблагополучные отрасли, рынки и компании, получающие "корм" из рук государства. Ср.:

Потребуются долгие годы роста благосостояния населения, пока потребитель не сможет больше платить за информацию, а рекламный рынок - кормить не десятки, как сейчас, а тысячи СМИ (Эксперт. 2001. 5 марта); Пока сфера соцкультбыта - это нахлебник градообразующих предприятий. Этого нахлебника приходится хотя бы впроголодь кормить, поскольку иначе начнутся социальные проблемы (Эксперт. 1999. 24 мая).

 

* * *

 

Рассмотренные материалы позволяют сделать вывод о том, что метафоры из сферы "Анатомия и физиология человека" становятся в современной речи универсальным средством осмысления экономических реалий. Человек концептуализирует сложную для осмысления экономическую сферу деятельности с использованием хорошо знакомых понятий.

Детальное описание фреймово-слотовой структуры метафорических моделей со сферой-мишенью "Экономика" может быть продолжено. Но мы укажем ниже лишь наиболее яркие сферы-источники подобной метафоры.

 

1. Военная метафора

 

Метафорическая модель ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ - это ВОЙНА - одна из наиболее типичных для современного российского экономического дискурса. В истории нашей страны трудно обнаружить сколько-нибудь длительные периоды отсутствия военных действий, а поэтому военная сфера - это один из основных источников метафорической экспансии на самых разных этапах развития русского языка. Милитарная метафора оказалась очень удачным средством структурирования экономических отношений. В экономических войнах постоянно обнаруживаются победители и побежденные, в этих войнах используют специальные стратегию и тактику, в финансовых штабах планируют атаки и оборонительные действия, намечают пути захвата территории противника и ведут подсчеты возможных трофеев. Развитие и существование экономических систем и рынков описывается в терминах войны. На этих рынках идут ценовые войны, воюют за потребителя и возможности сбыта. Государства ведут между собой тарифные войны, воюют между собой экономические сообщества и организации, войны ведут финансовые органы и банки и т. д. Все это свидетельствует, что денотативная область использования данной модели разнообразна и включает практически все виды деятельности экономических субъектов. Осмысление экономических явлений в терминах войны стало настолько распространенным, что подобные метафоры часто воспринимаются как совершенно привычные, стертые, системные. В условиях нестабильной экономики ведение войны - это способ выживания в периоды кризисов и экономических потрясений. Ср.:

Похоже, что создание одной крупной региональной компании за счет слияния мелких - единственный способ выжить в условиях ценовой войны (Эксперт. 1998. 23 апр.); Когда год спустя пришло время рассчитываться по кредитам, "Медиа-Мост" решил не платить и сразу перешел в наступление (Эксперт. 1999. 22 нояб.); Отсутствие сбытовой политики привело к тому, что к 1999 г. "Массандра" не только не завоевала новые рынки в дальнем зарубежье, но и сильно сдала позиции на своих традиционных рынках (Эксперт. 1999. 24 мая); Если опытный информационный боец холдинг "Медиа-Мост" начинает палить из орудий такого калибра, значит, игра, в которую он ввязался, стоит свеч (Эксперт. 1999. 22 нояб.); Жизни в статичной экономике уже никто не ждет, большинство нефтяных генералов предполагают, что следующей стадией развития отрасли будет образование нескольких крупных компаний путем слияния мелких (Эксперт. 1996. 12 авг.).

2. Криминальная метафора

 

Метафоры, представляющие экономическую деятельность как криминальную сферу, очень типичны для современной речи. В этом случае субъекты экономической деятельности представляются как преступники с различной "специализацией" (грабители, мошенники, гангстеры и др.), объединенные в разнообразные криминальные сообщества (банды, шайки, "семьи") и использующие типичные для уголовников орудия преступления. Ср.:

Привыкших жить "по понятиям" коммерсантов возмущает частое нарушение силовиками правил игры (М. Ростовский); Большевики пошли еще дальше - они сделали тотальный грабеж государственной политикой (Г. Явлинский); Власть устанавливает грабительские налоги (Л. Телень); В годы пореформенные были напрочь забыты правоохранные функции уполномоченных на то структур, и их место заняли два типа рэкета - государственный и собственно бандитский (А. Колесников); Предпринимателей не устраивают налоговая дубинка и силовая удавка (В. Гончаров); Даже части этих денег нам вполне хватило, чтобы выйти из кризиса, избавиться от "удавки" МВФ (Ю. Скуратов).

Криминальные образы позволяют охарактеризовать современную политико-экономическую систему как очень далекую от цивилизованных норм. Очевидно, что при изменении социальной формации законодатели не всегда успевают регулировать экономическую практику, но результатом этого, к сожалению, нередко оказывается полукриминальная "саморегуляция" экономической деятельности. В связи с этим при использовании криминальной метафоры важную роль играют концептуальные векторы нелегитимности и, следовательно, неестественности, неоптимальности существующих экономических отношений.

 

3. Морбиальная метафора

 

Широкое распространение в современных экономических текстах получили метафорические модели с исходной понятийной сферой "Болезнь". В этом случае всевозможные экономические трудности образно представляются как физические и психические болезни, а стремление к их преодолению - как лечение, которое осуществляет специальный медицинский персонал с использованием разнообразных методов и средств.

В результате такого лечения возможно выздоровление пациента, но это случается далеко не всегда. Ср.:

Отношение к МВФ везде, мягко говоря, сложное. Дает горькие лекарства. От них тошнит. А значит, врач плохой (А. Лившиц); В распоряжении Березовского немало материалов, подтверждающих старую российскую болезнь - коррупцию (А. Угланов); Некоторый прирост обремененной огромными долгами полуживой экономики оказался возможен лишь в связи с неожиданным повышением цен на нефть на мировом рынке (С. Галустян).

4. Зооморфная метафора

 

Широкое распространение в современных политических текстах получили зооморфные образы: субъекты экономической деятельности постоянно метафорически обозначаются как самые разнообразные представители мира животных. Соответственно отношения между участниками экономической жизни метафорически видятся как грызня, бодание, взаимное пожирание; в этом мире сильные постоянно стремятся прикормить, оседлать или подоить слабых. Ср.:

Наши банкиры только назывались банкирами, тогда как на самом деле представляли собой финансовых паразитов, вроде клопов (М. Кругов); Это ощущение постоянного высасывания, ощущение огромной пиявки, которая присосалась к нашей Родине и высасывает все соки (А. Проханов); Весной одиночки сбиваются в стаи. Борьба за выживание заставила аудиторов объединиться (В. Ковалевский); Надо отлучать чиновника от "кормушки", как свинью от корыта (В. Гуров).

Рассмотрение моделей метафорического осмысления экономических отношений можно продолжить: для образного представления таких отношений активно используются метафоры из понятийных сфер "Растения", "Неживая природа", "Дорога и транспорт", "Дом", "Механизм", "Игра", "Спорт", "Театр" и др. Все это свидетельствует о том, что понятийная сфера "Экономика" является сильнейшим магнитом для притяжения метафор.

 

* * *

 

Заканчивая рассмотрение методики описания и принципов классификации метафорических моделей, сделаем следующие выводы.

1. При описании метафорической модели необходимо прежде всего охарактеризовать следующие ее признаки: исходную понятийную область (ментальную сферу-источник метафорической экспансии), новую понятийную область (ментальную сферу-магнит для метафорического притяжения), относящиеся к данной модели сценарии и фреймы, составляющие каждый фрейм слоты. При более детальной характеристике определяются компоненты смысла, которые связывают сферу-источник и сферу-магнит метафорической экспансии, а также продуктивность и частотность модели, ее типовые концептуальные векторы и прагматический потенциал.

2. За основу для классификации моделей можно взять как понятийную сферу-источник метафорической экспансии, так и понятийную сферу метафорического притяжения (сферу-магнит). Для иллюстрации этого положения в настоящей главе представлено описание, с одной стороны, политических метафор, объединяемых сферой-источником "Экономика", а с другой - метафор со сферой-магнитом "Экономика" и сферами-источниками "Война", "Человеческий организм", "Криминал", "Мир животных", "Болезнь".

3. Рассмотренные материалы свидетельствуют, что в современных текстах концептуальная сфера "Экономика" оказывается как богатым источником для метафорической экспансии, так и сильным магнитом, притягивающим концепты из самых разнообразных понятийных полей. Подобная активизация экономической метафоры объясняется повышенным вниманием общества к сфере экономики, потребностями в ярком и эмоциональном описании соответствующих реалий, поиском путей для усиления прагматического воздействия экономических текстов. Переход страны к рыночной экономике закономерно обусловил экспансию рыночных метафор.