Экономика интересует?

ahmerov.com
загрузка...

5.1. Методика сопоставительного анализа метафорических моделей

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

 

При анализе существующих исследований можно выделить несколько основных методик сопоставительного описания метафорической картины мира.

 

1. Методика сопоставления оригинальных метафор и их переводов

 

Эта методика является наиболее традиционной: при ее использовании сопоставляются метафоры оригинального текста и его перевода на другой язык [Баранов, Караулов, 1994; Борковец, 2002; Гак, 1977; Галеева, 1999; Ишкова, 2002; Стернин, 1985 и др.]. Такое сопоставление позволяет выявить факты параллелизма метафорических образов и вместе с тем показать, что некоторые метафоры не могут быть переведены на другой язык буквально, что свидетельствует о различиях между существующими в данных языках метафорическими моделями (преимущественно они касаются отдельных фреймов, слотов и концептов). Например, зооморфные образы характерны для самых различных языков, но конкретные метафоры, соответствующие этой модели, совпадают далеко не всегда [Гак, 1977, с. 115 и след.].

При анализе сделанных лучшими отечественными специалистами переводов на русский язык технических (по сфере-источнику) метафор из немецкой художественной прозы обнаруживается, что в большинстве случаев (около 75%) внутренняя форма метафоры сохраняется, такой перевод является практически буквальным, а в других - адекватный перевод возможен только при использовании другого образа, причем этот образ может относиться к совсем иной понятийной сфере [Борковец, 2002].

Рассмотрение при переводе конкретных соответствий часто позволяет лучше осознать компонент, послуживший основой для метафоризации (иначе говоря, сему, объединяющую первичное и вторичное значения). Например, термин ceiling price (букв. 'потолочная цена') переводится как 'верхняя цена'. Известно, что потолок - это верхняя граница комнаты, то есть в словах потолочный и верхний обнаруживается общий компонент, который наиболее важен для развития метафоры. Показательно, что в русском и английском языках иногда наблюдаются очень похожие метафоры. Ср.: sick economy 'больная экономика'; oil prices collapsed 'цены на нефть рухнули'; price scissors 'ножницы цен'; recovery of price 'оздоровление цены'; price war 'ценовая война (война цен)'; marriage of companies 'брак (слияние) компаний' и др.

В других случаях используются однотипные модели, но при этом метафорически употребляются слова с близкой, но не одинаковой семантикой.

Например, как показала Е. В. Колотнина (2001), английское метафорическое обозначение parent company переводится как 'материнская (букв. родительская) компания'; соответственно то, что в русском языке называется дочерними компаниями, в английском нередко обозначается как offsprings 'отпрыски' и babies 'младенцы'. Ср.:

Two that will be closely watched are Commerzbank, now the baby of the Frankfurt Мarket, and the bigger, Bavarian-based Hypo-Vereinsbank (The Economist). 'Пристальное внимание будет обращено на два банка, Коммерцбанк, который является дочерним банком (букв. младенцем) Frankfurt Market, и на более крупный Hypo-Vereinsbank, базирующийся в Баварии'.

Подобные сопоставления могут стать основой для интересных выводов о том, для каких моделей особенно характерно сохранение при переводе внутренней формы метафоры.

Например, Н. И. Борковец [2002] показала, что при переводе на русский язык внутреннюю форму сохраняют примерно 75% немецких технических (по сфере-источнику) метафор.

 

2. Методика параллельного сопоставления метафор, объединяемых сферой-магнитом метафорического притяжения

 

При использовании этой методики сопоставительного исследования закономерностей метафорического моделирования лингвист выделяет ту или иную ситуацию (или понятийную сферу-мишень) и определяет, какие метафорические модели регулярно берутся для ее обозначения.

Например, как показал Дж. Лакофф [Lakoff, 1991], политические лидеры США использовали при характеристике войны между Ираком и Кувейтом метафорические образы разбойника и невинной жертвы, а в иракской прессе этот конфликт метафорически представлялся как внутрисемейное выяснение отношений между старшим братом (Ираком) и младшим братом (Кувейтом).

Очевидными являются и системы развертывания моделей: необходимость помощи жертве кровожадного преступника и нежелательность вмешательства во внутрисемейные отношения.

В монографии С. Л. Мишлановой [2002] продемонстрировано, что медицинские (по сфере-магниту) метафоры в русском, английском и немецком языках существенно различаются по сферам-источникам. В английском языке наиболее активна сфера-источник "Человек как социальный субъект", в немецком языке чаще, чем в других, встречаются зооморфные метафоры, а в русском языке активнее, чем в немецком и английском, используются фитоморфные метафоры.

В исследовании Е. В. Колотниной [2002] доказано, что при характеристике однотипных экономических ситуаций русские и англичане отдают предпочтение различным моделям.

Например, при обозначении серьезных недостатков в экономической деятельности англичане особенно часто используют образы, связанные с пьянством и похмельем (drunk markets 'пьяные рынки', drunk indexes 'пьяные индексы', stock markets have a hangover 'фондовые рынки страдают от похмелья'. Ср.:

Global stockmarkets have greeted the new millennium lurching like drunken revelers. Will they sober up? (Goldilocks, pursued by a bear).'Мировые фондовые рынки приветствовали новое тысячелетие, шатаясь как подвыпившие гуляки. Протрезвятся ли они?' And there are other reasons for worrying about whether the past two years' venture-capital binge may yet lead to an empty almighty hangover (Money to burn). 'Существуют еще две причины для беспокойства по поводу того, приведет ли двухгодичный кутеж на совместный капитал к ужасному и опустошающему похмелью'.

Соответственно русские тексты богаты метафорами, связанными с болезнями (компании страдают от физических и душевных недугов, требуют реанимации, оздоровляются на основе шоковой терапии или хирургического вмешательства) и наркотической зависимостью (российские субъекты экономической деятельности нередко "сидят на игле", страдают от "ломки", пребывают "в наркотическом угаре").

 

3. Методика параллельного сопоставления метафор, объединяемых сферой-источником метафорической экспансии

 

Применяя третью методику исследования метафорических моделей, авторы выделяют общую для двух языков модель и детально ее описывают, используя для иллюстрации материал каждого из рассматриваемых языков. Так, Т. В. Шмелева [2001] при характеристике метафор, связанных со сферой медицины, болезней и их лечения (морбиальных метафор), описывает каждый фрейм, приводя по два-три примера на польском и русском языках; в результате оказывается, что метафорические системы рассматриваемых языков удивительно близки. Аналогичную методику используют А. В. Голованова (2000) при сопоставлении метафорического описания человека в русском и польском языках, а также С. Н. Муране [2001; 2002] при описании военных и медицинских (по сфере-источнику) метафор в русском и латышском языках и Е. А. Шудегова [2002] при сопоставлении российских и американских милитарных метафор. Подобное сопоставление показывает, что в самых различных странах политические организации, подобно живым людям, метафорически рождаются, живут, болеют и умирают, они могут даже заключать метафорические браки, от которых рождаются дети. Политические организации вне зависимости от национальной принадлежности постоянно метафорически воюют между собой, используя самое разнообразное оружие, в этих боях под руководством опытных генералов участвуют воины самых различных специальностей; после окончания войны начинается дележ трофеев и награждение отличившихся. Рассматриваемый подход позволяет наиболее полно выделить то общее, что наблюдается в сопоставляемых языках, и на основе этих общих свойств зафиксировать возможные различия.

 

4. Методика последовательного сопоставления метафор, объединяемых сферой-источником метафорической экспансии

 

Этот вариант сопоставительного исследования использован в монографии Е. И. Шейгал [2000], в которой сначала представлено описание метафорической модели в русском языке, затем дано описание аналогичной модели в английском языке, а на заключительном этапе сопоставления делаются выводы об их общих и особенных признаках. Аналогичным образом анализируются зооморфные метафоры английского и индейских языков в статье Л. Ю. Рокотянской (2001), а также ведущие метафорические модели английского и русского экономического дискурсов в публикациях Е. В. Колотниной [2000; 2001].

Такой подход позволяет полнее охарактеризовать специфику той или иной модели в каждом языке и обычно используется при достаточно серьезных расхождениях между языками или при необходимости максимально детально описать специфику каждой метафорической модели в рассматриваемых языках. Например, Е. В. Колотнина выделяет английские метафоры, внутренняя форма которых имеет прямые аналоги в русской речи. Ср.:

Krizia, Cerruti and Gianfranco Ferre all need to expand and to find new blood (The Economist). 'Компании Krizia, Cerruti и Gianfranco Ferre стремятся к расширению и поискам свежей крови'. Most of big companies are back on their feet, the stockmarket is higher than it was before the crash, and the economy is perky again (The Economist). 'Большинство крупных компаний снова встали на ноги, показатели фондового рынка выше тех, что были до падения, экономика вновь ожила'.

С другой стороны, обнаруживается немало метафор, которые не могут быть переведены на русский язык с сохранением их внутренней формы.

Например, arm's length transaction 'сделка на расстоянии вытянутой руки', то есть сделка, проводимая таким образом, как будто между участниками нет никакой связи. Ср.:

Zerith, though still half-owned by Saatchi & Saatchi & Cordiant, has long operated at arm's length from its British partners. 'Zerith, хотя и является наполовину собственностью Saatchi & Saatchi & Cordiant, долгое время действовал, как будто между ним и британскими партнерами нет никакой связи (действовал на расстоянии вытянутой руки)'.

Ср. также:

Mr. Taylor was hatching a radical plot to split a bank into two: a retail arm and a corporate arm, which would include Barclays Capital (The Economist). 'Г-н Тейлор обдумывал план о том, как разделить банк на две части: службу |букв. руку| по работе с физическими лицами и отдел |букв. руку| по работе с юридическими лицами, в которые структурно войдет Barclays Capital'.

В английских экономических текстах сердце часто служит пространственным ориентиром, метафорически употребляется в значении 'ядро', 'сердцевина'. Ср.:

The heart of Tera Beam's technology is a transmitter receiver that is about the size of a small satellite dish and can be made for $150 (The Economist). 'Сутью |букв. сердцем| технологии Тера Бим является приёмник-передатчик размером со спутниковую тарелку, который может быть изготовлен по цене $150 за единицу'.

Подобно тому как физиологически позвоночник является опорой, скрепляющей части организма, в метафорическом употреблении он становится опорой, основой деятельности субъектов экономики. Cр.:

"The family firm has been the backbone of the Indian economy", -declares an Indian investment banker. '"Семейная фирма стала основой |букв. позвоночником| индийской экономики", - заявляет владелец инвестиционного банка'.

5. Методика контрастивного описания отечественной метафорической модели и ее эквивалентов в другой культуре

 

Этот вариант сопоставительного анализа представлен ниже при описании феодальной (по сфере-источнику) метафоры в современном российском и американском политическом дискурсе. Поскольку указанная модель очень характерна для русской политической речи и крайне редко встречается в американских политических текстах, то авторы сначала предлагают детальное описание соответствующих метафор в русских политических текстах, а затем демонстрируют, что в Америке для обозначения аналогичных ситуаций используются совсем иные метафоры. Во многих случаях авторы в пределах одной и той же публикации применяют различные методики. Так, М. Р. Желтухина [2000] сначала рассматривает общие свойства метафорических моделей, встречающихся в русской и немецкой политической речи для описания комических ситуаций, а затем сопоставляет частотность использования немцами и русскими указанных моделей. Это исследование показывает, что немцы особенно любят в указанных ситуациях метафорические модели с исходными понятийными сферами "Механизм" и "Одежда", а российские политики и журналисты предпочитают метафоры, связанные с физиологией человека и миром животных.

Каждый из названных подходов имеет право на существование, все они позволяют получать интересные и (что очень важно) дополняющие друг друга результаты. При выборе методики сопоставительного описания моделей многое зависит от цели и специфики материала, избранного автором для анализа. В последующих параграфах настоящей главы будут использованы различные методики сопоставительного исследования политических метафор, что позволит более полно продемонстрировать специфику различных подходов к сопоставлению метафорических моделей.