ГОВОРИТ СТАНИСЛАВСКИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 

1.      Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры. (Не беритесь сразу за глобальные роли).

2.      На свете не существует самого плохого театра или актера, которые не имели бы своих поклонников. (Не обольщайтесь тем, что вас все-таки слушают. Не исключено, что только из-за вежливости).

3.       Иногда от внешнего можно прийти к внутреннему. Это конечно не самый лучший, но тем не менее, иногда возможный ход. (Можно все-таки перепрыгнуть через задачи и сквозное действие, войдя в образ путем отработки манеры речи, походки, индивидуальных жестов и других характерных особенностей персонажа).

4.      Подлинное искусство и игра "вообще" несовместимы. Одно уничтожает другое. Искусство любит порядок и гармонию, а "вообще" - беспорядок и хаотичность. (Нельзя играть вообще Солдата, Министра, Лекаря или Вечного страдальца. Надо искать индивидуальность в характере персонажа и жить его конкретными мыслями и чувствами. Например,  найти у душевного Добряка причину для злости и жестокости, а у циничного Резонера - растерянность и лиричность).

5.    Пусть все внимание артиста направляется на предполагаемые обстоятельства. Заживите ими искренне и тогда "истина страстей" сама собой создастся внутри вас. (Чувство должно само зашевелиться и прорваться наружу. Нельзя надрываться, пытаясь за счет истерики разбудить спящие эмоции).

6.       И я попробовал не только не усиливать мимики, но даже подавлять ее...стараться казаться безразличным и спокойным, как тотчас у меня внутри закипало какое-то волнение. Его мне приходилось усиленно скрывать, а чем усиленнее я его скрывал, тем оно больше развивалось. Сдерживаете себя до тех пор, пока хватает сил, - чем дольше, тем больше. Пусть будет долог постепенный ход кверху, а самый последний, ударный момент - короток. Это хорошо! Иначе теряется сила, ударность. Актеры же обыкновенно делают обратное. Они пропускают самое интересное - постепенное нарастание чувства и с пиано сразу перепрыгивают на фортиссимо и долго застревают на нем. (Очень ценный совет для ораторов. Разжигать себя и публику следует постепенно, шаг за шагом - от спокойствия к буре страстей. К тому же, прежде, чем обрушить свои чувства на зрителей, необходимо самому ими согреться и накопить внутри себя мощную и разнообразную по эмоциональному спектру волну переживаний).

7.      Каждый момент исполнения роли каждый раз должен быть заново пережит и заново воплощен. (Не думайте, что, один раз пережив роль, потом легко сможете загореться ею вновь. Не застревайте на шаблонах, ищите новые нюансы в исследуемом образе).

8.      Нельзя выжимать из себя чувства, нельзя ревновать, любить, страдать ради самой ревности, любви, страдания...Поэтому при выборе действия оставьте чувство в покое. Оно явится само собой от чего-то предыдущего, что вызвало ревность, любовь, страдание. Вот об этом предыдущем думайте усердно и создавайте его вокруг себя...Нельзя играть страсти и образы, а надо действовать под влиянием страстей и в образе.

9.      Всякий вымысел воображения должен быть точно обоснован и крепко установлен. Вопросы: кто, когда, где, почему, для чего, как...помогают нам создавать все более и более определенную картину мнимой призрачной жизни...Поставьте новый, хорошо известный вам теперь вопрос: "Что бы я стал делать, если б созданный мною вымысел стал действительностью?" (Подобно Аристотелю, создавшему формальную логику, Станиславский произвел на свет новый тип мышления, новую - версионную - логику, основанную не на постулировании, а на предположении и вопросной (а не утвердительной) системе подходов к возникшей проблеме, в которой нет твердой итоговой оценки, а есть лишь догадка, интуитивное  ощущение. Подробнее об этом - на следующей лекции).

10.       Скажите актеру, что его роль, задача, действия психологичны, глубоки, трагичны, и тотчас же он начнет напрягаться, наигрывать самую страсть, "рвать ее в клочки" или копаться в своей душе и зря насиловать чувство.

      Но если вы дадите артисту самую простую физическую задачу и окутаете ее интересными, волнующими предлагаемыми обстоятельствами, то он примется выполнять действия, не пугая себя и не задумываясь над тем, скрыта  ли в том, что он делает, психология, трагедия или драма.

11.    Нет ничего глупее и вреднее для искусства, чем "система" ради "системы". (Не следует подходить к методике Станиславского механически, как к набору всегда срабатывающих трюков. Нужен творческий подход: эксперимент + тренировка + отсечение не дающих результат элементов).

12.      Избегайте же того, что вам еще не по силам и что идет наперекор нашей природе, логике, здравому смыслу! (Не стоит сразу же браться за самые сложные приемы и ждать от себя их виртуозного воплощения. Идти надо от самого простого. Освоить его. Овладеть им в совершенстве. И потом - еще лишь на одну ступеньку вверх).

13.     Чтобы не свихнуться при сильных подъемах, нужно заботиться о самом полном, самом предельном освобождении мышц от напряжения...Надо довести себя до того, чтоб в минуты больших подъемов привычка ослаблять мышцы стала более нормальной, чем потребность к напряжению. (Судорожно сведенные мышцы, пот и усиленное сердцебиение - первые признаки наигрыша, попытки взбудоражить и себя и публику искусственным путем. Лучший вариант - спокойный, уверенный в своих силах оратор и кипящая переживаниями аудитория. Худший - беснующийся оратор и холодная, равнодушная к его словам публика. Азианизм, поймите, это театр, а не сумасшедший дом).

14.      Втолковывайте, объясняйте каждое слово, как будто бы ваш партнер дурак и ничего не понимает, или иностранец. Старайтесь растолковать, чтобы он действительно понял.

15.       Штамп - это ржавчина на железе воли. Если не снять ржавчины, она проест железо. Помните о задаче и не доверяйте чувству - оно быстро изнашивается; это как бритва, сегодня побрился, завтра не годится.

16.      Боритесь с основным вашим недостатком - напряжением осязательных пунктов. Вы весь на обострении - обострении мимическом, дикционном и осязательном. Мышцы пальцев у вас страшно напряжены, и это веден к анархии мышц. Заменяйте напряженность пальцев свободной экспрессией ладоней, как мы это видим у японцев.

17.        Но доказывать с жаром, что дважды два - четыре - неинтересно. Вот вам пример: когда я сам не был уверен в своей системе актерского творчества, я горячился, встречая малейшее возражение; когда же я уверовал, я стал говорить спокойно.

18.        У вас слишком скоро наступает "уже". Но интересно не самое "уже", а путь к нему. Вот идет завоевание Северного полюса: продвинулись еще на один градус, преодолели новое препятствие, и все с интересом следят. А если бы сразу попадали на Северный полюс - никто бы этим не заинтересовался. Обычная ошибка молодых актеров в том, что они сразу же играют конец пьесы.

19.     Да сгинет навсегда со сцены пустой актерский глаз, неподвижные лица, глухие голоса, речь без интонации, корявые тела с закостенелым спинным хребтом и шеей, с деревянными руками, кистями, пальцами, ногами, в которых не переливаются движения, ужасная походка и манеры!

     Пусть актеры отдадут своему творческому аппарату столько же внимания, сколько скрипач дарит его своему дорогому для него инструменту.

 

Риторика - искусство живой полемики

     До сегодняшнего занятия вы обучались тактике и стратегии выступления в соло-режиме. То есть: в режиме наибольшего благоприятствования, когда никто вас не дергал и не перебивал, а текст  речи был тщательно выверен и в нем были отработаны в домашней обстановке все наиболее важные элементы.

Теперь перед вами - следующий шаг. Теперь ваше выступление будет лишь частью общей дискуссии. И здесь каждый ее участник имеет право прервать вас, высмеять, оборвать на полуслове, обругать, передразнить и позволить себе иные штучки, сбивающие вас с толку. В этой новой ситуации вам пригодится все, что мы проходили: и подготовка текста речи, и акустические навыки, и  методику вхождения в образ, и все остальное. Однако к этому необходимо добавить некоторые специфические приемы, характерные именно для риторики - науки побеждать в споре.