Вселенская Церковь.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 

Наиболее общее значение этого слова. Вселенская от слова вселенная (калька с греческого oikoumene - это причастие со страдательным значением от глагола oi2ke1w [65] - населяю, обитаю). Следовательно, oikoumene - заселенная, обитаемая часть земли. Калька вселенная первоначально имело такое же значение, как и oikoumene. В современном русском языке оно обладает более широким смыслом, вселенная - космос. Церковь называется вселенской потому, что она объединяет в себе всех истинно верующих христиан. Вселенская Церковь едина. Она - Тело Христово. Иисус Христос - Глава её. Вселенская Церковь незримо объединяет в себе всех истинных христиан, независимо от их конфессиональной принадлежности. Объединяет их вера в Иисуса Христа. Вселенская Церковь заключает в себе и ныне живущих христиан (земная Церковь) и тех, которые раньше жили, души которых удостоились вечной жизни с Богом (Небесная Церковь). На земле Церковь Христова, по грехам нашим, распалась на части, нередко враждующие друг с другом.

Очень сложен вопрос об отношении между Вселенской Церковью и разделенными земными церквами. В какой степени они сохраняют в себе полноту Вселенской Церкви? На этот вопрос нам ответить трудно. Но, хочется думать, что каждая из земных церквей отражает в себе с бoльшей или мeньшей полнотой Вселенскую Небесную Церковь. Думается, что каждая из основных христианских Церквей не должна себя считать единственным воплощением Вселенской Церкви, а за остальными отрицать право называться христианскими и считать всех иноверцев отступниками, еретиками, осужденными на вечную гибель.

А как Небесная Церковь? Неужели и она разделена по конфессиональной принадлежности? Такое предположение абсурдно. Неужели в вечных обителях Божиих есть подразделения для православных, католиков, лютеран, баптистов? Такое мнение греховно по своему существу.

А как же быть с принятым разными конфессиями положением - вне Церкви нет спасения? С этим положением нельзя не согласиться. Но как сложится судьба тех, кто не принадлежит к моей Церкви? Можно ли достигнуть спасения тем, кто вне моей Церкви? Может ли православный, католик, лютеранин считать, что спасительна только его вера? Некоторые так думают. Но это заблуждение. Но если я, православный, считаю, что спастись может своей верой в Иисуса Христа, любовью к ближнему христианин любой христианской конфессии, тогда как быть с тезисом "Вне Церкви нет спасения"?

Думается, что Церковь в этом высказывании Вселенская, границы которой не совпадают с границами моей Церкви и других земных Церквей. Тогда тезис, безусловно, верен.

Примечательны высказывания по этому поводу некоторых православных и католических богословов. Так, митрополит Антоний Сурожский, живущий в Лондоне и духовно окормляющий православных русских и англичан в этой стране, видный богослов и проповедник, пишет: "Не будет ли законным сказать, что там, где есть познание Бога, там, где есть признание Христа Господом, где наличествует отдача своей жизни и своей смерти Господу, Православие - а, значит, и Церковь - присутствует, как свет - ослепительный или только мерцающий, как живая вода, напояющая сухую землю, как дрожжи, квасящие все тесто, как кровь, пробивающаяся в израненных тканях?" [66]. "Нет, Церковь не разделена: она едина ныне, как и в прошлом; полноту ее мы видим в Православии верой, которая позволяет видеть сквозь человеческую непрозрачность падшего мира... Но ее тайна выходит за пределы ее видимых границ" [67].

"Что делать с теми, которые, примкнув к ошибочной вере, приняв ущербное богословие, живут ради Христа и умирают за Него? Свидетели Его - мученики за веру в Господа, католики, протестанты и другие, которые жили лишь ради того, чтобы передать веру в Спасителя тем, кто Его не знал, прожили подвижническую жизнь, приняли мученическую смерть. Неужели они могут быть признаны Христом, в вечности, и должны быть отвергнуты Его учениками на земле?" [68].

"Христианин не затворяется в своей религии как в сказочном замке, его сердце открыто для всех; он не отщепенец, напротив, в любой среде, где он оказывается по воле Божией, он старается быть "всяческим для всех", чтобы всех спасать" [69]. "Если человек в своей жизни твердо следует велению своей совести, если он устремлен к Добру..., если он тянется к смутно ощущаемому Идеалу, с большой буквы, даже наперекор своим личным интересам и предрассудкам, даже отказываясь от своего удобства, от своего спокойствия, а может быть, и жертвуя своей жизнью, - тогда позволительно думать, что эта любовь к Истине, к Красоте и Справедливости, эта самоотверженность... открывает ему доступ к Христу, Который огнем Своего божественного милосердия придает новую сверхъестественную ценность его любви, возвышает ее и преображает" [70].

"К вселенскому единству народа Божия... призваны все люди; к нему по-разному принадлежат или предназначены и верные католики, и другие верующие во Христа, и, наконец, все люди без различия, призванные благодатью Божиею ко Спасению" [71]. "А кто без вины своей не знает Евангелия Христова и Его Церкви, но все же ищет Бога искренним сердцем и под воздействием Его благодати стремится исполнить своими делами Его волю, которую познает благодаря голосу совести, те могут наследовать вечное спасение" [72]. Но, к сожалению, не все так думают.

В заключение этой части укажем три концепции раздела Церкви.

1. Теория раскола на две части: восточную и западную.

2. Теория откола - отколовшаяся ветвь теряет связь со своей основной и засыхает, лишенная благодати.

3. Теория дерева - ствол единый, основа общая для всех конфессий.

Следует отметить принципиальное изменение своей позиции по отношению к православию католической Церкви после II-го Ватиканского Собора. На этом Соборе было принято решение рассматривать обе Церкви как Церкви-Сестры, одинаково спасительные и благодатные. Второй Ватиканский Собор начался под духовным руководством Папы Иоанна XXIII-го, а после его кончины завершился при Папе Павле VI. Историческим событием в деле сближения Церквей явилось паломничество Павла VI в Палестину и его встреча с Константинопольским Патриархом Афинагофом. После этой встречи Патриарх, показывая чашу, подаренную ему Павлом VI, сказал: "Я горячо желаю, чтобы настал день, когда Папа Павел VI и я сможем вместе растворить воду и вино в этой чаше" [73].