Экономика интересует?

Контроль строительства жилых домов
dolevka.uap-group.spb.ru
Контроль строительства жилых домов
dolevka.uap-group.spb.ru
ahmerov.com
загрузка...

Экуменизм и христианская вера.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 

Об этимологии этого слова было сказано выше. Экуменизмом называется движение среди исповедующих разные христианские конфессии, направленное к достижению взаимопонимания, сотрудничества между ними. Как оценивать это движение? Существуют две взаимоисключающие точки зрения: экуменизм - величайшая ересь XX века и экуменизм не противоречит духу христианской веры, это путь, ведущий к сближению разобщенных христиан.

Противники экуменизма в пылу полемики творят вымышленный образ врага, чтобы убедительнее казалось обличение его. Утверждают, будто бы экуменизм ставит своей задачей создание какой-то синтетической религии, вобравшей в себя элементы существующих христианских конфессий.

Совершенно ответственно можно сказать, что такой цели экуменическое движение перед собой не ставит. Христианское единство - дело далекого будущего и без помощи Божией достигнуто быть не может [75]. Но стремиться к этому, молиться об этом мы должны. "Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. XVII, 21). И в этом стремлении к единству, к миру между христианами неужели есть что-нибудь плохое?

Слова экуменизм, экуменист употребляются в двух значениях; первое - общественно-религиозное движение, в котором принимают участие в основном представители высшей иерархии. Это движение проявляет себя в экуменических встречах, совместных молитвах, в создании разных экуменических организаций. В этом значении экуменизм пока мало охватывает рядовых верующих. Во втором значении - экуменизм может быть определен не как общественно-религиозное движение, а как мировоззрение отдельных верующих. И вот в этом "мировоззренческом" значении суть экуменизма прекрасно раскрывается русским словом, его синонимом - веротерпимость.

В заключение наших рассуждений об экуменизме хочется упомянуть одно из самых замечательных мест Евангелия - повествование евангелиста Иоанна о встрече Иисуса Христа с женщиной-самарянкой. Самаряне, выходцы из Ассирии, смешались с местным населением. Правоверные иудеи избегали общения с ними, считая их язычниками. Иисус Христос по пути в Галилею, проходил через Самарию. Утомившись после пути, Он сел возле колодца отдохнуть. Приходит женщина почерпнуть воды. Иисус просит у нее: "Дай Мне пить. Женщина-самарянка удивлена: "Как Ты, будучи иудей просишь пить у меня, самарянки? Ибо иудеи с самарянами не сообщаются". Во время беседы с Иисусом Христом самарянка говорит Ему: "Господи! вижу, что Ты пророк, Отцы наши поклонялись на этой горе [76], а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме". Иисус отвечает ей: "Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу..., но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине"" (Ин. IV, 9, 20 - 24). Бог один у иудеев и самарян, и местом, где надо поклоняться Ему, должна быть прежде всего душа, дух человека. Вот здесь, как кажется, ответ на вопрос: должны ли христиане стремиться к сближению и к взаимному пониманию.

Известный современный иконописец и богослов архимандрит Зинон пишет: "Мне рассказывал один человек, который пережил лагеря, что там-то и были настоящие экуменические контакты. Вместе собирались епископ католический и епископ православный, священники православные, баптисты, - и речи не было ни о каких разногласиях вероучебного характера. Перед лавиной зла все это стерлось, они видели друг в друге только брата, который в свою меру и по-своему стремится к Христу" [77].

Представим себе корабль в море, которому угрожает гибель во время шторма. Плывущие на корабле в минуту грозящей им беды обращаются к Богу с молитвой о спасении. Неужели они будут молиться Богу, собравшись в группы по конфессиональной принадлежности? Или грозящая им опасность побудит их обратиться к Богу в едином порыве с горячей молитвой о спасении? Почему же то, что совершенно естественно в экстремальных положениях, невозможно в нашей повседневной жизни?