$ 3. Донаучные знания.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 

 

                Мой анализ показывает, что нужно различать два способа получения донаучных знаний, включающих в себя, во-первых, атрибутивные знания (последние фиксируют название предмета или его признак, например, "олень", "большой", "серый" и т. п.) и мифологические знания (скажем такие - “душа ушла в страну предков”, “народ имярек произошел от такого-то духа”) . Первый способ получения знаний включает: формирование общественно значимого эталона (например, олень как эталон), процедуры сопоставления с ним любого конкретного предмета данного класса (то есть выявление сходства с эталоном конкретного оленя), фиксацию результата сопоставления с помощью знаковой формы (то есть в слове "олень"). Этот способ и структуру знания, складывающуюся в нем, в свое время подробно рассмотрел Г.П.Щедровицкий. Второй способ - получение нового знания (главным образом, мифологического) на схеме. Рассмотрим, например, как на схеме архаической души могли быть получены новые знания, например, о том, что после смерти родственников, их души возвращаются в тела детей, родившихся в данной семье.

                Получению этого знания, вероятно, предшествовали следующие наблюдения (атрибутивные знания), полученные в разных бытийственных ситуациях, но почему-либо соединенных вместе. Первое - родственники в семье похожи друг на друга, не исключая умерших и живущих. Последнее могло звучать примерно так: "умерший дед (бабушка, отец) вернулся, то есть снова родился". Второе - птица может сменить свое знездо, перелетев из одного в другое. Совмещение обоих наблюдений на фоне актуализации представления о душе-птице, создает условие для склейки в сознании двух образов - похожих друг на друга родственников и птицы-души перелетающей из одного гнезда-дома (тела) в другой. Можно предположить, что подобная склейка облегчалась языковой игрой, воображением, сновидениями и стремлением понять возникший из соединения двух предметов феномен. Рождается же из всего этого новая схема (реинкарнации) и знание. Кстати, в этом же контесте, вероятно, рождается и схема "древа жизни": душа-птица, прежде чем влететь в новое гнездо, отдыхает на древе (жизни). На некоторых петроглифах так и изображено.

                Итак, в архаической культуре помимо атрибутивных знаний типа "Х - то-то" (Х - (А)), где (А) - человек, дерево, солнце? , большой, красный и т. п., складываются знания, полученные на схемах. Их структуру на примере разобранного знания можно изобразить так:

 

                                                      (А)     (В)                          (С)               (D)                                                 

                                                                  ï        ï                  ï              ï

(Сх.a  Сх.b) §® ( Сх.с) Þ (Сх. d)        

                                                            Ý                              

                                                   (П П) Сх.д

 

                Здесь Сх.а - схема “птичка улетела”, фиксируемая знанием (А); Сх.b - схема “птичка прилетела в другое гнездо”, фиксируемая знанием (В); Сх. c. - схема “”птичка улетела, но потом вернулась в другое гнездо”, полученная (операция §) из соединения схем Сх.а. и Сх. b. (знание (С)); Сх.д. - схема-представление о душе-птичке, в рамках которой устанавливается отношение между предметами П и П (то есть ситуациями с птичками П и состояниями человека П), Сх. d. - схема типа “души умерших вернулись в тела их детей”, фиксируемая в знании (D).         Можно поставить вопрос: являются ли атрибутивные и мифологические знания теми же самыми знаниями, которые получается познее в мышлении, начиная с античной культуры. Уже Аристотель показал, что подобные знания является только материалом для мышления. Со своей стороны добавим, что не случайно источником знаний в древнем мире выступал не человек, а дух или боги. Человек лишь мог получить знания от духа или бога и передавать их от "знающего к знающему". Другое дело, что подобные же (по форме) знания можно получить и в мышлении.

                Особого обсуждения требует вопрос о природе объекта знания, полученного на схемах. Что такое предмет (животное или человек), изображенный с помощью наскального рисунка, или душа человека? Если в первом случае еще можно подумать, что изображенный предмет - это всего лишь модель (копия) реального предмета, то во втором - это сделать уже трудно. Действительно, зададимся простым вопросом: а существовала ли душа до того, как человек создал представление о душе? Вряд ли. Именно изобретение схемы и представления души и их применение позволило человеку начать видеть души, и, следовательно, считать, что они существуют подобно тому,  как существует сам человек, земля, солнце, звезды или небо над головой. С точки зрения последовательно проведенного семиотического подхода нарисованный предмет - это тоже не модель реального предмета. Именно рисунок как знак (схема) позволил человеку увидеть предметы, которые можно вызвать самому, нельзя съесть, которые обладают новыми необычайными свойствами, например, разной величиной, странными пропорциями и прочее. Иначе говоря, нарисованный предмет и душа - это артефакты, “предметы второго поколения”, созданные людьми. Не лишне еще раз подчеркнуть, что предметы второго поколения могут существовать, только как выраженные в языке (семиотической форме).  При этом по отношению таким предметам можно говорить о двух основных процессах: созерцании и семиотической деятельности. В первом случае речь идет о психологическом процессе, включающем рассматривание предмета, актуализацию связанных с ним смыслов (образов), возникновение на основе существующих смыслов новых (например, подобно тому, как на основе образов реального предмета и обвода возник образ нарисованного предмета или как на основе образов человека и птицы, вылетающей из гнезда и влетающей в него, возник образ души-птицы). Во втором случае необходимо говорить об означении, преобразовании и других действиях с предметами. Например, о замещении предмета знаком, действиях со знаками и вторичными предметами. Нетрудно сообразить, что эта деятельность является необходимым условием созерцания и наоборот.  

                Приведенная здесь трактовка предметов заставляет отказаться от натуралистического понимания объектов и онтологии. С точки зрения семиотически ориентированной гносеологии объект (онтология) - это не натуральный природный объект, а предмет второго поколения. В этом смысле все объекты знания являются производными от языка (семиозиса) и человеческой деятельности. Сталкиваясь с проблемами и разрешая их, человек не только изобретает знаки и разворачивает деятельность, но и порождает все новые и новые предметы второго поколения (объекты знания). Обнаруживая в мире такие предметы (хотя он их сам создал), человек начинает вести себя по-новому. Он не только приспосабливается к новому миру вторичных предметов, но и использует открывающиеся при этом новые возможности.